1995 Май

«Идель-Урал»: взгляд из Германии

ПИСЬМО ОТ ЛЕОНА НЕБЕНЦАЛЯ1

28-го июня 1988 г.

Дорогой Рафаэль!

Давно Вам не писал, но на сей раз имею солидный повод: приложенные к письму документы (фотокопии). Я думаю, что Вы уже на первый взгляд оцените их значение.

Наш Центральный государственный архив находится в Потсдаме. Туда я обратился в самом начале своих поисков (конец 50-х -начало 60-х гг.), но тогда мне сообщили, что все документы, касающиеся советских военнопленных, были после освобождения изъяты из архива советскими оккупационными властями...

Но время течет, и нашему архиву удалось за последние годы приобрести в ФРГ (на микропленке) большое количество документов времен фашизма и войны, среди них и материалы о легионах.

Три документа я пересылаю Вам (в двух письмах):

1. Документ о том, что в Грайфсвальде в 1944 г. состоялся "Курултай народов Идель-Урала". Об этом нам было известно, но все мои попытки найти в Грайфсвальде свидетелей или следы "Курултая" были безуспешны. Теперь есть возможность прочитать подробный отчет об этом съезде.

2. В апреле 1943 г. вышел первый номер журнала "Germanca - tatarca belesma"I на немецком и татарском языке. Главный редак тор: Гариф Султан.

Пересылаемый Вам N 14 посвящен первой годовщине "Вестника". Эта годовщина была отпразднована 20-го июля 1944 г. в Свинемюнде (теперь Свиноустье в Польше). Этот номер Вы сможете сами прочесть по-татарски. В нем напечатан также отрывок из книги известного нам профессора фон Менде "Национальная борьба тюркских народов в России".

3. Особенно интересен третий документ: донесение командования Восточных легионов из Радома 15-го мая 1943 г. о чрезвычайных происшествиях. Сперва о "ЧП" в Армянском и Азербайджанском легионе, но на стр.2: "В декабре 1942 г. была раскрыта подпольная коммунистическая ячейка в Вол го-татарском легионе". Может быть, это была часть организации, к которой принадлежал Муса? Затем описываются методы "подпольной работы ячейки". 27-го апреля 1943 г. военный суд присудил участников ячейки к шести годам каторжной тюрьмы. Автор донесения считает приговоры слишком "мягкими" и критикует длинный срок между раскрытием ячейки и приговором. Не был достигнут устрашающий эффект у полевого батальона, который за это время был отправлен на фронт. "Батальон отказался воевать, когда его пытались ввести в бой" (825-й батальон?).

У меня на руках еще три документа, которые я перешлю Вам, когда Вы подтвердите получение этого письма.

В архиве большое количество других документов, которые следовало бы просмотреть. Но кто это сможет проделать? Документы на микрофильме, они непросто читаются на экране даже немцами; нужно читать внимательно лист за листом, чтобы не проморгать две-три важные фразы.

Я привязан семейными обстоятельствами к дому2 и к такой работе не способен. Если Вас этот источник и его использование интересуют, Вам следовало бы приехать в Берлин и осногатель-но договориться с руководством архива. Затем нужно среди студентов или бывших студентов-гедеэровцев Казанского университета подыскать толкового парня или девушку из Берлина или Потсдама и поручить ему или ей поработать в архиве. Конечно, их нужно в этом морально или материально заинтересовать и ознакомить с тем, что до сих пор известно о судьбе джалиловцев. Может быть, Вам удастся заинтересовать Беату Хоман?3. Это мои предварительные размышления и предложения.

Отвечайте немедленно по получении моих писем; тогда я вышлю Вам еще три документа. Пишите, как поживаете Вы, Ваша семья, Альберт4. Я надеюсь, что он не обиделся на меня за то, что я вернул ему фотографии. Но ведь это не просто подарок, а реликвия, и она могла бы в случае моей смерти просто пропасть5. Звонил на прошлой неделе Амине-ханум6 по номеру 130-21-19 -нет связи! У нее изменился номер?

Жду Вашего ответа Ваш Леон Небенцаль.

I "Германча – татарча белешмә" – "Немецко – татарский информационный бюллетень.

Примечания:

  1. Леон Небенцаль (1910-1991) - немецкий переводчик, ученый, бывший главный редактор немецкого издания журнала "Проблемы мира и социализма". Оказал существенную помощь в поиске материалов о М.Джалиле. Именно он нашел в архивах документы о казни поэта и его соратников.

  2. У Небенцаля в это время тяжело болела жена Ильза, которая вскоре скончалась.

  3. Беата Хоман - бывшая студентка КГУ из ГДР, писала дипломную работу о М.Джалиле.

  4. Альберт Мусаевич Залилов (род. в 1935 г.) - сын М.Джалиля от первого брака. Живет в Казани. Познакомился с Л.Небенцалем во время воинской службы в ГДР.

  5. Речь идет о подлиннике фотографии М.Джалиля с дарственной надписью.

  6. Амина Джалиль, вдова поэта. У нее действительно сменился номер телефона.

 КУРУЛТАЙ В ГРАЙФСВАЛЬДЕ1

4 и 5 марта 1944 г. в Грайфсвальде состоялся Курултай народов Идель-Урала (татар, чуваш, башкир, мордвы, удмуртов и марийцев), призвавший к борьбе против большевизма.

Наряду с делегатами народов Идель-Урала в нем приняли участие представители военных и гражданских учреждений Великой Германии, представители дружественных народов, братьев по оружию. Господин Шафи Алмас, руководитель национальной организации тюрко-татар, призвал к борьбе против большевизма и встретил одобрение.

Это не первое заседание представителей Идель-Урала. Тюрко-татарский народ в течение своего развития неоднократно созывал национальные собрания, на которых обсуждались жизненно важные для народа вопросы.

В нашей памяти свежо воспоминание о Национальном собрании в 1917 г. Оно принесло нам независимость нашего народа, и мы были свидетелем того, как большевики уничтожали наше государство Идель-Урал. 3 1/2 миллионный финский народ завоевал себе независимость от царского самодержавия. Прошло 25 лет, и финский народ не поколеблен. Растет, развивает свою культуру, живет и чувствует себя, как одна семья.

Население Идель-Урала гораздо сильнее, многочисленнее, полезные ископаемые значительные. Разве Идель-Урал не жизнеспособен? Столетия показали, что малые народы не могут освободиться из когтей англо-американцев и большевиков, как бы ни напрягались. Ясно, что мы без помощи более крупных народов не освободимся от угнетателей.

Свобода не падает с неба, ее надо завоевать. Чтобы основать собственное государство, нужно создать хозяйственный и политический фундамент. Мы его имеем.

У нас есть родина. Это Идель-Урал. Она безгранично богата хорошей землей, обширными лесами, полезными ископаемыми, многочисленными реками. Золото, серебро, нефть, железо, бокситы, платина, свинец, нефть... Есть все, чего пожелаешь. Наш народ - трудолюбивый народ. Среди нас имеется много инженеров, техников, учителей, врачей, писателей, поэтов, композиторов и политиков.

Русский царизм, а впоследствии большевизм принудили наш народ рассеяться по всей обширной территории России, а одну часть - покинуть ее пределы.

Ряды бойцов за счастье нашего народа должны множиться.

 ЗАСЕДАНИЕ ТЮРКО-ТАТАР ИДЕЛЬ-УРАЛА 3-5 МАРТА 1944 г.

Всего в Грайфсвальде 3 марта 1944 г. собралось почти 200 делегатов.

После отчетного сообщения господина Шафи Алмаса состоялись доклады активных сотрудников татарского руководства и легионеров. Было выработано решение, которое было передано немецкому правительству через проф. фон Менде.

5 марта 1944 г. открылась выставка ручных работ и картин волжскотатарских легионеров рабочих батальонов.

Пополудни 5 марта 1944 г. состоялась манифестация в самом большом зале города Грайфсвальда, в штадт-халле. Зал был заполнен до отказа.

Особое почтение было оказано волжско-татарским легионерам тем, что их прославленный генерал фон Хайкендорф лично появился на совещании и сделал выступление как первый представитель вермахта.

Потом доклад сделал представитель государственного министерства оккупированных восточных областей господин профессор фон Менде. Он сделал короткий обзор немецкой восточной политики, принимая во внимание проблемы, которые возникают благодаря наличию национальных меньшинств, особенно тюркских народов в русском пространстве. Затем он высоко оценил работу вермахта, особенно легиона и татарского руководства в их совместной деятельности и объявил им благодарность.

Потом выступали командиры татарских военных подразделений, командир легиона обер-лейтенант фон Зеккендорф и командир штаба руководства колонной полковник Боллер. Он дал краткий отчет о задачах и деятельности руководимых им военных частей.

Экскурсией и пропагандистской поездкой в Прагу закончилось это достойное и интересное совещание. [Далее некоторые страницы пропущены. Видимо, следует резолюция съезда - P.M.].

6. Чтобы выполнить эти задачи, необходимо, чтобы Боевой союз имел постоянный центральный орган - президиум Боевого союза - со следующими подразделениями:

1. Организационный отдел.
2. Военный отдел.
3. Отдел пропаганды.
4. Финансовый отдел.

В состав президиума могут входить как представители тюрко-татар, так и угро-финских народов Идель-Урала.

7. Чтобы проводить в жизнь необходимейшие мероприятия Боевого союза, необходимо учредить Национальный фонд. Национальный фонд должно собирать следующим образом:

1. Постоянные отчисления от месячного дохода всех представителей нашего народа.
2. Различные пожертвования.

С. Военные мероприятия

Борьба с оружием в руках - теперь наша священнейшая задача. Совещание считает необходимым обеспечить следующие мероприятия.

Заявление Верховному командованию немецкого вермахта с просьбой разрешить организацию самостоятельных татарских военных частей (полков, дивизий) из добровольцев наших народов, насколько возможно под руководством собственных национальных командиров, как это было у казаков или в Русской освободительной армии.

Предложить Верховному командованию немецкого вермахта создать собственное боевое знамя Татарского легиона, собственную униформу и знаки отличия для татарских частей и в случае согласия выработать соответствующие предложения.

Д. Программа Боевого союза.

Поручить комиссии Совещания выработать политическую программу Боевого союза для независимости народов Идель-Урала и представить к следующему совещанию.

Е. Материалы Совещания охватить в брошюре и издать на татарском, немецком и русском языках.

Подписи членов президиума Совещания

Примечание:

1. Текст написан на немецком языке, напечатан на машинке и представляет собой часть донесения высшему военному командованию фашистской Германии о состоявшемся курултае. Судя по всему, донесение писалось на основе стенограммы съезда. Так, в первой части использованы тезисы выступления главного докладчика, руководителя татарского комитета Шафи Алмаса. Пер. 3. Нигматуллина.

Архивный номер: Т. 175 Roll 163, 2.696. 254-260.

НЕМЕЦКО-ТАТАРСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ1

1. Празднование годовщины нашего информационного бюллетеня в Свинемюнде

Приглашение приняли многие известные лица. Они высказывались о политической и пропагандистской работе бюллетеня.

Главный редактор бюллетеня Г.Султан сделал доклад. В обсуждении приняли участие сотрудники Волжско-татарского Военного союза и гости.

С воодушевлением были встречены речи президента Каюм Хана2 и майора Руданчинского3. Выступил заместитель бургомистра Свинемюнде Мильдебрат.

Доклад о задачах газеты сделал руководитель Татарского комитета в министерстве рейха, ведающего оккупированными восточными областями4.

Командир тюркской рабочей бригады полковник Боллер передал приветы и поздравления командира соединений добровольцев и сообщил о включении татарских добровольцев в немецкие вооруженные силы. Он оценил и пропагандистскую работу политических активистов.

Добавлением к политической части была татарская капелла тюркско-рабочей бригады, которая исполнила татарские песни. Дирижер, приват-доцент ефрейтор Мампель, давал каждый раз пояснения о смысле и характере отдельных песен. Потом были показаны татарские пляски.

Ваттенберг,
генерал-майор и командир
добровольческих соединений

2. Значение и задачи информационного бюллетеня.

Главный редактор Султан. Речь 20 июля 1944 г. на мероприятии в Свинемюнде.

Все, что создал наш народ, к чему он стремился, осталось внутри нашей нации, не было известно широкой общественности. Поэтому Европа видела нас через русские очки.

Советское правительство держит границы под замком и бессовестным образом забыло свои обещания революционного 1917 года, стало врагом любого проявления национализма. Под таким управлением стала невозможной свобода печати, а также серьезное решение национальной проблемы.

Большевизм убил свободную печать, предоставил ее в руки евреев и обратил ее в аппарат передачи приказов, скучной пропаганды, неслыханной лжи и фальшивой информации.

Поэтому неудивительно, что мы не могли вступать в отношения с европейской прессой и не имели право переводить на европейские языки произведения наших историков и писателей.

Параграф 25-й советской Конституции лжив, равно как и остальные параграфы сталинской Конституции.

Всем честным людям, ненавидящим большевизм, ясно, что эти "права" и все гарантированные "свободы" служат лишь укреплению власти Сталина и его клики.

Большинство русских газет находится под влиянием русских шовинистических кругов. Они пытаются доказать, что татары, тур-кестанцы, кавказцы, украины, калмыки и др. получили как "дикие народы" культуру из рук русских. Отсюда вытекает необходимость просветительской работы.

Наше сегодняшнее заседание должно привести к более глубокой совместной немецко-татарской работе.

3. Речь нашего корреспондента на Волжско-татарском заседании

[КОНСПЕКТИВНО]

Татарская молодежь смотрит в будущее с надеждой. Надеюсь, что судьба нашего народа повернулась в лучшую сторону. Тюрко-татарский народ, который в свое время был свободен и таким же сильным, как русский народ, стал после потери независимости меньше и слабее. Но стремление к свободной жизни в нашем народе не угасло. От поколения к поколению он нес надежду, что наступит и его час. Если бы император Наполеон в свое время решил в России национальную проблему и дал угнетенным нациям шансы на освобождение, ему не пришлось бы убегать.

Я имею честь, как представитель тюркско-татарской молодежи, говорить с немецкими политическими руководителями. Используйте любую возможность, чтобы познакомиться с историей нашего народа и избавиться от превратного о нем представления. С гордостью можем мы утверждать, что русские в культурном отношении многому научились у нас. Мы такие же европейцы, как и другие народы. Мы - форпост Европы в Азии.

Мы благодарны немецкому народу за то, что он дал нам возможность активно бороться за свободу. Нас связывает общая судьба и общие интересы.

Идее всемирного большевизма, которая могла бы реализоваться в случае триумфа Советской России, мы противопоставляем идею великой новой Европы свободных народов под руководством немецкого народа.

Сегодняшнее заседание является для нас, собравшейся здесь татарской молодежи, большим событием.

Примечания:

  1.  "Немецко-татарский информационный бюллетень" начал издаваться в Берлине с апреля 1943 г. на немецком и татарском языках. Главный редактор - Гариф Султан, в настоящее время живет в Мюнхене. Первая годовщина основания бюллетеня отмечалось 20 июля 1944г. в г.Свинемюнде,где находился Дом отдыха легионеров и куда специально приехали руководители легиона и Татарского комитета. Публикуются три статьи иа "Бюллетеня": одна о праздновании годовщины "Бюллетеня", вторая - выступление Тарифа Султана и третья - его же выступление на курултае в Грайфсвальде.

  2. Президент Вђли Каюм хан - президент Туркестанского комитета в Берлине.

  3. Майор Руданчинский - очевидно, представитель РОА (Русской освободительной армии генерала Власова).

  4. Руководителем Татарского комитета в министерстве оккупированных восточных областей гитлеровского рейха был адвокат Генрих Унгляубе.

ИЗ РАПОРТА КРИМИНАЛЬНОГО СОВЕТНИКА1

<....> Подавление коммунизма внутри округа Радом складывается между тем трудно, потому что согласно надежным сообщениям и фактам о повторных тяжелых потерях, которые понесли коммунисты в Радоме и окрестностях, вся организационная работа перенесена в пограничный округ Гроец. Кроме того, имеются достоверные сведения о том, что предусмотрена полная перестройка организации в Радомской области, которая производится с большой осторожностью в выборе функционеров. Доказательство этой деятельности принесла акция, проведенная еще в мае 1944 года в области Вейхсель в Яновеце, благодаря которой были разгромлены находящиеся в процессе организации местные комитеты "PPR"2.

Приближение Восточного фронта, а также начало вторжения на Западе повлияли на новый подъем разложения в расположенных еще здесь восточнонародных формированиях вермахта. В двух случаях удалось добиться через службу связи вступить в связь с представителями этих групп, а именно:

а) в начале июня 1944 года унтерофицеру Волжско-татарского пехотного батальона 830, который искал связи с коммунистическими бандами. Посреднику он назвал примерно 20 представителей своей роты, которых он определил как надежных, с помощью которых было предусмотрено в ночь на 17/18 июня 1944 г. после убийства немецкого персонала и опорожнения хранилищ оружия и обмундирования, а также захвата средств передвижения бежать в лес. Поскольку дальнейшее колебание стало невозможным, 12 июня 1944 г. после обучения подразделения командиров восточных групп были почти незаметно арестованы зачинщики, три дня спустя - другие 19 участников формирования. 17 человек из них были освобождены военным судом, и дело прекращено за отсутствием доказательств.

Хотя подобное решение юридически обосновано, однако в отношении действительных потребностей не способствует безопасности, так что, принимая во внимание урегулирование, которого добился в прошлом году тогдашний пункт абвера в Кракове в передислокации подозрительных восточнонародных элементов полиции безопасности, дело будет еще раз обсуждено с командиром восточных групп.

б) несколько дней спустя стало известно об аналогичном явлении разложения в тюрконародном пехотном батальоне 791, лагерь Воланов, около Радома, также посредством службы связи. И здесь было предусмотрено, захватив все оружие, переправить весь опорный пункт численностью в 42 человека в лес, к коммунистическим бандам. Прежде всего при совместной работе с полевой жандармерией 23 июня 1944 г. были схвачены 6 представителей этого формирования, а четыре дня спустя следующие 4, которые в главном признались. Остальные 16 задержанных держатся.

в) следующий случай подобного рода произошел в лагере команды военнопленных в Восточном заводе по ремонту ж.д. пути Радом. Все 11 обитателей лагеря были схвачены. Во всех этих случаях оказалось, что предводители этих операций получили воспитание в коммунистическом союзе молодежи "комсомол" и отчасти долгое время работали пропагандистами в партии. Двое главных зачинщиков по профессии учителя. Несмотря на эти дурные опыты с восточными народами, введенными в бой на Востоке (постоянное развитие их сопротивления после отведения назад Восточного фронта), не последовало всеобщей смены восточно-народных формирований, как стало известно из кругов вермахта.

Нагромождение этих случаев в течение 14 дней в одном только Радоме показало, что все восточнонародные формирования чувствительны к разложению, и при малейших попытках влияния на них коммунистических элементов наступает успех.

<....> В конце июня 1944 г. в Островице и около Скарышева были схвачены двое 14-летних польских учеников, которые были назначены коммунистическими курьерами для передачи приказов. Допрос одного из этих учеников, сына польского капитана полиции, выявил, что в Варшаве организованы многочисленные нелегальные молодежные группы. Они под национальной вывеской образуют кружки коммунистических "юных пионеров". Согласно показаниям этого разумного юноши, который только после своего принятия в организацию узнал, что она руководится коммунистически, в Варшаве очень сильно влияние коммунистов на польскую учащуюся молодежь. Согласно надежным сообщениям, которые поступили уже год назад, для организации этой работы с молодежью послан был уже в прошлом году из Москвы в Генеральное губернаторство известный польский функционер "KZMP" Влодимеж Александров.

Криминальный советник.
Радом, 5 июня 1944 г.

Примечания:

  1. Настоящий отрывок является извлечением из обширного рапорта криминального советника (чин немецкой военной полиции, подпись неразборчива), написанном на немецком языке и напечатанном на машинке (начальных страниц нет). Рапорт написан 5 июля 1944 г. в Радоме (Польша), где располагались части Волго-татарского, а также Армянского и Азербайджанского легионов. После анализа положения в Армянском и Азербайджанском легионах, криминальной советник переходит к обстановке в Польше, вокруг г.Радом, где активизировали свою работу подпольщики "прокоммунистического полка".

  2. PPR - Польская Народная Рада, под знаменем которой создавались подпольные группы.

Архивный номер: PL 30 Roll 1 А, са 200 ff.

КОММЕНТАРИЙ К ДОКУМЕНТАМ

16 июля 1941 года в беседе с Розен-бергом, Ламмерсом, Кейтелем и Герингом Адольф Гитлер самоуверенно говорил: "Нашим железным принципом является и всегда должно оставаться непоколебимое правило: никогда не допускать, чтобы кто-либо иной, кроме немцев, носил оружие"1. Он повторил эту мысль несколько раз, варьируя на разные лады: "Только немец вправе носить оружие, а не славянин, не чех, не казах и не украинец" (см.: В.Краль. Преступление против Европы. М., 1968, с.16).

Но сокрушительные ответные удары Советской Армии и провал планов "молниеносной войны" заставили гитлеровцев спешно искать источники пополнения людских ресурсов и в конце концов отказаться от этого "железного принципа".

Во второй половине 1941 года в рядах вермахта появились немногочисленные отряды "добровольцев", завербованные из числа военнопленных, преимущественно русских и украинцев.

Гитлеровцы сделали попытку сыграть также на национальных чувствах военнопленных и натравить одни народы на другие. На одном из совещаний у имперского министра оккупированных территорий восточных областей барона фон Розенберга с участием представителей отдела пропаганды вооруженных сил, сотрудников СД и оперативного штаба вооруженных сил главной ставки фюрера было принято решение "устранить имеющиеся ошибки в обращении с людьми Востока" и обсудить кандидатуры "представителей народов Кавказа, Туркестана, татар и казахов, способных вести работу в интересах победы Германии" (см.: М.Аминов, М.Минуллин. Песня как знамя. - "Советская Татария", 1969, 16 ноября).

Как видим, "устранять ошибки в обращении с людьми Востока" фашисты начали отнюдь не из гуманных соображений, а исключительно "в целях экономии ценной арийской крови", надеясь пополнить запасы пушечного мяса. И одним из самых веских "аргументов", заставивших немцев искать себе союзников в лице "народов Востока", был разгром немецко-фашистских войск под Москвой.

В марте 1942 года Гитлер подписал приказ о создании из советских военнопленных кавказской национальности грузинского, армянского и азербайджанского легионов, а из военнопленных Средней Азии и Дагестана - туркестанского и горского легионов. Несколько позднее, а именно 28 августа 1942 года, первая партия татар и башкир, а также чувашей, марийцев, удмуртов и мордвы, была доставлена в военный лагерь, располагавшийся в трех километрах от польской станции Едлино и в 12 километрах от г.Радом. К этому времени здесь уже полным ходом шло формирование азербайджанского легиона. 5 сентября 1942 года - день приведения к присяге первой партии военнопленных национальностей Поволжья - позднее был официально объявлен днем рождения нового Волго-татарского легиона (как его именовали в немецких документах) или легиона "Идель-Урал", как его предпочитали называть эмигранты.

Если при формировании власовской Русской освободительской армии (РОА) фашисты прилагали все усилия, чтобы завербовать добровольцев, то при создании национальных легионов принцип добровольности не соблюдался даже для видимости. Обычно в лагерях для военнопленных людей сортировали по национальному признаку, затем представителей каждой национальности насильно пригоняли в места формирования "своих" легионов, одевали в немецкую форму и готовили к отправке на-фронт.

Бывший переводчик и преподаватель немецкого языка Волго-татарского легиона Фридрих Биддер рассказывал: "Люди прибывали к нам физически совершенно истощенные, измученные. Лишь немногие, преимущественно из числа тех, кто попал в плен в последнее время, сохраняли какое-то подобие военной выправки. Ни у кого из них, конечно, не спрашивали согласия воевать на стороне германской армии. После истечения определенного карантинного срока, когда люди немного набирались сил, физически наиболее крепких отбирали в боевые команды. Остальных направляли в рабочие роты" (Текст рассказа Ф.Биддера хранится в моем личном архиве. Подробнее об этом см.: Р.Мустафин. По следам оборванной песни. М., 1981).

Гитлеровцы, конечно, понимали, что одним лишь кнутом, под страхом, голодной смерти, трудно заставить людей воевать против своей Родины. Требовался какой-то идеологический "пряник". Тогда-то и появилась на свет идея создания на месте расчленной России так называемых "самостоятельных национальных государств" типа "Идел-Урал штаты".

Теоретическую разработку этой идеологической ширмы осуществлял по поручению ставки профессор Берлинского университета Герхард фон Менде. Практическое осуществление мер по созданию эмигрантского комитета для народностей Поволжья и Урала поручалось представителю военного командования, бывшему адвокату Генриху Унгляубе.

Лживость и лицемерие нацистских главарей наглядно видны хотя бы из того факта, что они равно заигрывали как с "национальными" комитетами, так и с власовской верхушкой. Если первым они обещали отделение от России и "независимую" государственность, то вторым - сохранение "единой и неделимой России без большевиков". На самом же деле гитлеровцы и не помышляли о выполнении своих обещаний: им необходимо было любой ценой заполучить пушечное мясо.

Геббельсовская пропаганда изо всех сил старалась изобразить Гитлера чуть ли не спасителем азиатских наций. С этой целью через прислужников рейха -мулл - распускались даже слухи, будто Гитлер принял магометанскую веру. Газеты не уставали твердить, будто легионы призваны "освободить" татар, башкир и другие народы, "угнетенные большевиками, нью-йоркскими жидами и лондонскими банкирами". Но в материалах под грифом "секретно" подлинная цель организации легионов не скрывались. Она была предельно проста: "углубление противоречий между народностями в целях господства над ними" и, конечно же, "боевое использование легионов против Советской армии и партизан".

Первоначально гитлеровцы возлагали большие надежды на эти формирования.

Штаб Волго-татарского легиона располагался в г.Радом (Польша). Представителем германского командования при легионе был назначен генерал-майор Хай-кендорф, прибывший сюда с остатками своей дивизии, разбитой в боях на Восточном фронте. Личный состав этой дивизии занял все командные посты в легионе. Командиром Татарского легиона был назначен майор фон Зиккедорф. С легионерами (после того, как они немного набирались сил) регулярно проводились занятия по строевой, огневой и политической подготовке.

Однако, несмотря на все усилия, гитлеровскому командованию практически так и не удалось использовать ни одно из подразделений Волго-татарского легиона в боевых операциях против Советской армии или советских партизан.

Созданный в Берлине татарский комитет назывался неопределенно "Татарише миттелыителле" - "Татарское посредничество". Он подчинялся непосредственно Восточному министерству (его называли также министерством оккупированных восточных территорий) во главе с Альфредом Розенбергом. Во главе комитета стоял Шафи Алмас, как он сам себя называл. Его настоящее имя и фамилия Габдрахман Габидуллович Шафеев. Он родился в 1895 году в Дубъязском районе Татарстана. Торговал, имел магазин в Оренбурге, Москве и Казани. После Октябрьской революции эмигрировал в Турцию, затем в Германию. В состав татарского комитета входили также эмигранты проф.Ахмет Темир, фабрикант А.Яушев, мулла Гани Усманов. Затем к ним присоединились легионеры из числа военнопленных татар.

В ходе создания легионов и национальных комитетов не обошлось без борьбы двух принципов. Один из них выдвинул великий муфтий Иерусалимский Сайд Мухаммед эль-Гуссейн, живший в то время в Берлине. Он стоял за "панисламистскую амальгаму", то есть за объединение всех мусульман без различия национальностей под зеленым знаменем пророка. Его подход поддерживало и руководство СС во главе с Гиммлером.

Однако восторжествовал второй подход: разделение не по религиозному, а по национальному признаку. Его поддерживало ведомство А.Розенберга.

Для татарских легионеров издавалась специальная газета на татарском языке "Идель-Урал". Первый ее номер под редакцией Ш.Алмаса вышел в свет 14 ноября 1942 года. Этой же цели служил и журнал "Немецко-татарский информационный бюллетень", экземпляр которого (в микрокопии) обнаружен Л.Небенцалем.

Вновь обнаруженные документы позволяют пролить дополнительный свет на историю "Идель-Урала" - уже с немецкой стороны. Как видим, сама по себе идея национального объединения была, может быть, и не плохой. Во всяком случае, в докладе Ш.Алмаса и в выступлении Г.Султана можно встретить верные и актуальные мысли, звучащие в нашей периодике и сегодня. Но что стояло за этим? Кому, каким целям служила эта идея? Вот в чем вопрос.

Этот нюанс тонко чуствовали Муса Джалиль и его боевые соратники, и не только они. Надо признать, что подавляющее большинство легионеров не поддалось на удочку нацистской пропаганды и сохранило верность принципам интернационализма.

Непосредственный шеф татарского комитета в Восточном министерстве Унгляубе писал в своем докладе после посещения четвертого (828-го) батальона легиона "Идель-Урал", сформированного в Демблине (Польша): "Эти люди [военнопленные. - P.M.] сами по себе полностью находятся под влиянием враждебной пропаганды и абсолютно лишены противоположного воздействия. И как раз поэтому они представляют большую опасность для татарской будущности".

А вот еще одно авторитетное мнение: "Влияние татарского комитета на добровольческие соединения было весьма мизерным. Последние в основном были предоставлены сами себе и немецким офицерам... Газета [речь идет об "Идель-Урал". - P.M.] выходила в свет на татарском языке, но имела приложения, где публиковались статьи на других языках. В общем и целом газетенка была бледной и невлиятельной".

Эти слова принадлежат шефу "национальных" комитетов от ведомства Гиммлера доктору Ольцша.

Аресты в Татарском легионе начались еще в декабре 1942 года, то есть в самом начале его формирования. Продолжались летом 1943 года и не прекращались до конца войны. Связь с польским движением Сопротивления, о которой немало рассказывали свидетели тех лет, также получает документальное подтверждение.

В начале марта 1944 года в г.Грайфсвальде невдалеке от Дрездена с большой помпой состоялся съезд тюрко-татар "Идель-Урала". Съезд прошел под лозунгом борьбы против большевизма. Здесь же состоялись, наконец, официальные выборы татарского комитета и его председателя Шафи Алмаса, который явно метил в президенты будущего "татарского государства". На роль "министров" метили его приспешники. Увлеченные игрой в портфели, "министры" готовы были простить своему лидеру и его леность, и неспособность к руководству, и замашки мелкого барышника. Еще бы! Наконец-то они оформились в "настоящий" национальный комитет - нечто вроде эмигрантского правительства!

Но радость их была преждевременной. Выявившаяся к этому времени полная ненадежность Татарского легиона, да вдобавок ко всему этому еще и процесс одиннадцати джалильцев, совпавший по времени с провозглашением комитета, сыграли свою роль. А.Розенберг не утвердил "комитета" и приказал именовать его впредь безлико - "Союз борьбы против большевизма", то есть даже но­минально не признавая за ним право на какое-то национальное представитель­ство. Этим матерый гитлеровский волк еще раз дал понять, что комитет - лишь камуфляж, прикрываясь которым гитле­ровцы пытались бросить людей в бой против их Родины.

Военное значение Волго-татарского легиона для вермахта по существу рав­нялось нулю. Восстание в первом и дру­гих батальонах легиона и массовые по­беги к партизанам явились причиной то­го, что гитлеровское командование не решилось послать ни одно из соедине­ний легиона "Идель-Урал" на Восточный фронт. Вовсе не случайно, что командо­вание вермахта считало Татарский леги­он одним из самых ненадежных и неод­нократно предпринимало попытки пере­формировать его боевые батальоны в рабочие (см.: Небенцаль. Поэт и борец. -Воспоминания о Мусе Джалиле. Казань, 1964,с.182). Мешало лишь одно - острая нехватка в людях, а затем и стремитель­но надвигавшаяся агония рейха.

Больше того, подпольщикам удалось не только сорвать черные замыслы гит­леровцев, но повернуть оружие многих легионеров против самих фашистов. Из числа легионеров вышло немало участ­ников движения Сопротивления, боров­шихся против фашизма не только на своей земле, но и в Польше, Чехослова­кии, Югославии, Франции, Бельгии, Гол­ландии, Италии.

Одним из первых партизанских отря­дов в Польше был отряд старшего лей­тенанта П.К.Финансова. Он был органи­зован осенью 1942 года подпольщиками из рабочего батальона легиона "Идель-Урал", расположенного в районе Янова-2 под Варшавой. Этот отряд навсегда во­шел в историю совместной борьбы со­ветского и польского народа против фа­шизма (см.: М.И.Семиряга. Советские люди в европейском Сопротивлении. М., 1970, с.23-30).

А в 1944 году в рядах польских парти­зан, преимущественно Армии Людовы, сражались уже сотни советских пленных, татар и башкир, сбежавших из различных соединений легиона.

Во Франции, в районе Исселя в соста­ве седьмого батальона пятого округа сил Сопротивления активно действовала "русская группировка N 2352" во главе с Н.Галиевым. В ее составе было более семидесяти бывших легионеров, бежав­ших к партизанам. Бывшие легионеры "Идель-Урала" громили фашистов в со­ставе отрядов маки также в департамен­тах Верхняя Луара, Коррез, Канталь, Лу­ара и Пюи-де-дон. Имя старшего лейте­нанта Г.Садыкова, ставшего капитаном сил Сопротивления, было широко из­вестно в те годы на юге Франции.

Сотни бывших легионеров, перешед­ших на сторону советских партизан из первого батальона и рабочих рот, сража­лись в партизанских бригадах Белорус­сии, Украины, Ленинградской, Калинин­ской, Брянской и других областей.

Рафаэль Мустафин