1995 Май

Джангир Хан - почетный член Казанского университета

Почетный член Казанского университета Жангир Хан

Жангир был ханом Букеевской или Внутренней Орды с 1824 года. Ханство занимало территорию в низовьях Урала и Волги. Оно входило в состав Российской Империи, но обладало значительной свободой и инициативой в делах внутреннего управления. Финансово-налоговая политика, установление порядка землепользования, вопросы территориально-родового управления и хозяйственного устройства населения являлись ханской прерогативой. В руках хана была сосредоточена административная, судебная и законодательная власть.

Жангир получил русское образование и европейское воспитание в доме астраханского гражданского губернатора Андреевского. Владел русским, татарским, персидским, арабским и несколько хуже - немецким языками. Старался распространять просвещение, открыл на свои средства училище. "Я уверен, -писал Жангир султану Нуралиеву, -... если иные науки приносят столь великую пользу... нам весьма полезно и выгодно иметь лекарей из киргизов [казахов - Б.К.], что всякие старания принесут во 100 раз более плода, если они будут употреблены на обучение юношества".

Взоры его были обращены на Казань, университетский город, центр учебного округа, куда территориально относилась Букеевская Орда.

В середине октября 1826 года Жангир хан находился в Казани. В программу пребывания вошли обмен визитами с гражданским губернатором Розеном; обед, данный в его честь татарской элитой; ужин в доме ректора университета, профессора К.Ф.Фукса.

Но основным событием было посещение университета. Хан в сопровождении профессора Фукса, ассистента А.Казембека осмотрел библиотеку, собрание монет, минц-кабинет, кабинет естественной истории, комнаты студентов. Прощаясь с ректором, Жангир высказал свое заветное желание, заключавшееся в том, чтобы оба его сына, а также некоторые родственники могли воспитываться в университете. Но тогла оно не могло быть реализовано. Лишь уставом 1863 г. было разрешено поступать в Казанский Университет на любой факультет магометанам, окончившим любую гимназию.

Сопровождавший хана Карл Фукс написал статью "Пребывание в Казани киргизского хана Джангира", опубликовал ее и выслал в Бу-кеевскую Орду. В ответ он получил письмо, "одну тюбетейку и колпак, сделанние по моде нашей страны", с надеждой, что они "будут обо мне напоминать Вам", а статья профессора была названа "собранием красноречия". Адрес был следующий: "Да облагородится сие письмо прикосновением высокопочтенной десницы милостивого Карла Федо- • ровича в Казани".

Хан не прерывал контактов с университетом. В 1839 и 1844 годах он вновь посетил Казань и передал в дар библиотеки университета рукописные сочинения ценою 1500 руб. Знакомство с А.Казембеком переросло в дружбу. Они переписывались. На характер их отношений повлияло то, что они были ровесниками. В 1844 году по просьбе Жангира Казембек подготовил и издал книгу "Мюхтесерюль-викгает" ("Сокращенное законоведение"), посвятив его Жангир хану. Книга была издана на средства хана.

Заслуги хана были оценены, его избрали почетным членом университета. Незадолго до своей смерти Жангир отправил в дар университетской библиотеки три весьма редких и драгоценных рукописных сочинения на персидском языке, ценою около тысячи рублей ассигнациями.

Его усилия по распространению просвещения не пропали даром. С 1877 года в Казанском университете начала учиться казахская молодежь. С этого времени по 1917 год здесь проходили курс 33 человека, 20 из них успешно завершили учебу. Они продолжили традиции Жангир хана, "сумевшего в своей жизни примирить азиатское с европейским".

Батыр Кенжетаев,
зам.Председателя общества "Казахстан" г.Казани