1996 1/2

«Мнение» тайного советника Василия Татищева

В 40-50-е годы XVIII века правительству подавались записки и проекты, направленные на умножение доходов казны и укрепление мощи Российского государства. Выразителем общественных идей стало первое поколение русской интеллигенции в лице князя Б.Г.Юсупова, графа П.И.Шувалова, В.Н.Татищева и других. Они доказывали необходимость дальнейшей перестройки управления, принятия мер, способствующих развитию торговли и промышленности, выработке продуманной социально-этнической политики.

Публикуемый документ представляет собой одну из записок-предложений, составленной известным государственным деятелем, человеком разносторонних интересов - тайным советником Василием Никитичем Татищевым (1686-1750)1. В 1741 году имевший богатый опыт административной службы в "инородческих" регионах империи В.Татищев получил назначение на должность губернатора в Астрахань. Под его управление была передана огромная территория, граничившая на западе с землей донских казаков, на востоке охватывавшая течение р.Урал, на юге омывавшаяся водами Каспийского моря и доходившая до Кавказских гор, на севере начинавшаяся с района Саратова.

Положение дел в губернии было крайне запущенным. Поля не обрабатывались, частые засухи уменьшали и без того скудные сборы хлебов. Торговля резко сократилась. Бесчисленные поборы на содержание армии, на крымские и другие военные экспедиции. мобилизация на работы по строительству крепостей, городов, каналов, мостов, дорог, подводная, подорожная, постойная, рекрутская повинности - все это привело к разорению населения. Сложилось так, что власть губернатора распространялась лишь на близлежащие к Астрахани районы. Ясачные люди2 фактически быж отданы на откуп служилым людям и старостам еще во второй половине XVI века. Реформы Петра I в социальной сфере лишь усилили их несвободу и привели к расцвету беззакония, произвола и притеснений со стороны старшин и чиновников. Единственным спасением в этих условиях был побег. Астраханские татары убегали целыми семьями, преимущественно в Крым и на Кубань. Справедливости ради следует отметить, что побег податного населения являлся особенностью не только рассматриваемого региона: коллективное бегство крестьян и посадских людей в первой половине XVIII века стало отличительной чертой времени в масштабах всей страны.

Правительствам после Петра было не до глубокого анализа состояния губерний, тем более окраинных. Они предпочитали не вникать в сложившуюся ситуацию. Их больше волновал дефицит бюджета, а не причины, породившие это явление. Ярчайшим примером бессилия и умышленного "неведения" властей является манифест 1752 года, списавший 2,5 миллионов недоимок за 1742-1747 годы и одновременно объявивший о достижении государством благосостояния, не имеющего аналогов в прошлом.

Приступив к исполнению своих должностных обязанностей, поборник казенного интереса и "правового государства" В.Н.Татищев изучил конъюнктуру и свои размышления о восстановлении нормального хозяйственного функционирования Астраханского региона изложил в целом ряде проектов. Данная записка, по-видимому, была последней из их числа. Основанием для такого предположения служит датирование ее 11 ноября 1745 года. Как известно, 17 ноября того же года Татищев покинул Астрахань, вследствие увольнения из-за обострившихся прежних разногласий с наместником калмыцких улусов Дондук-пашой. Остаток жизни он посвятил работе над "Историей России", материал для. которой стал собирать еще с 1719 года, и почти до смертного часа находился под следствием.

Текст "Мнения" в структурном отношении делится на три части: преамбулу, сведенный в шесть пунктов краткий экскурс в прошлое и настоящее "юртовых" или "домовных" татар и, наконец, изложение неотложных мер по организации, управлению и судопроизводству данной группы государственных крестьян, состоящее из семи пунктов.

Основное содержание документа сводится к доказательству тезиса о необходимости пресечения возросшей эмиграции астраханских табунных людей за границу. Стремясь обратить внимание власть предержащих на указанную проблему, Татищев рисует, действительно, удручающую картину. Если на рубеже XVI-XVII веков ясак собирался с 25 тысяч луков3, то в период генеральной ревизии 1715 года было зарегистрировано лишь 12 тысяч луков. Убыль юртовых людей приняла угрожающий характер и к началу 40-х годов XVIII столетия их численность сократилась до двух тысяч, а затем и до менее чем одна тысяча котлов4.

Вполне закономерно, что автора записки беспокоила не участь налогоплательщиков. Он исходил из потребности сохранения людских ресурсов ради обеспечения безопасности южных рубежей и прибыли казны. Это обстоятельство предопределило закрепостительно-полицейский характер его предложений. Так, один из путей пополнения тяглого контингента составитель видел в расследовании социального происхождения лиц, оказавшихся в феодальной зависимости от мурз. В случае подтверждения принадлежности такого человека в прошлом к ясачной группе населения его следовало отнести к разряду государственных крестьян. В качестве же профилактики побегов предлагалось произвести описание земли астраханских табунных татар до самого моря, осуществив распределение ее между табунами по уравнительному принципу. Результаты деятельности писцов автор советует оформить в виде писцовых книг, ибо документально оформленное прикрепление к земле облегчало ' задачу контроля за подданными. Ответственность за побег податных людей, согласно Татищеву, следовало возложить на выборных людей - табунных голов, сотников, пятидесятников и десятников. При этом данный "управленческий" слой рекомендовано было заинтересовать материально, определив денежное жалованье.

Текст документа публикуется по фотокопии, любезно предоставленной Государственным архивом Астраханской области. Все языковые особенности источника сохранены, знаки препинания расставлены по правилам современного синтаксиса.

Примечания:

  1. О жизни и деятельности В.Н.Татищева см.: Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1981; Шакинко И.М. Татищев. М., 1987.
  2. Ясачные люди - термин, употреблявшийся в Российском государстве XVI-XVIII вв. в отношении населения Поволжья, Приуралья и Сибири, вносившего в казну сочетающий в себе элементы феодальной ренты и государственного налога ясак.
  3. Луки - единица податного обложения неземледельческого населения XVI-XVII вв.
  4. Котлы - по всей видимости, местная единица обложения, заменявшая в какой-то мере понятие "двор".

Дина Мустафина,
кандидат исторических наук

 

[л.25]1 Тайного советника и астраханского губернатора Татисчева мнение о татарах ясашных астраханских, их состоянии прежнем и настоясчем, хотя повинно быть по концелярским порядочным о них известиям показано, но понеже в разные времяна от бунтов и поветреи едва не все старые дела погибли или в архивах не разобраны и не описаны, для того в недостатке оных от гистореи и словесных преданеи представляется.

1-е. По взятии Астрахани царь Иоанн Васильевич повелел оставшихся и ушедших от хана мурз и черных татар писать при Астрахани в службу и ясак. И сии названы юртовые или домовные. А оставшие в степях под ведением покорившихся князей имянованы кочевные. Но понеже кочевные по приходе калмык к Волге, болшею частию изменя или по принуждению, с калмыками соединились и под властию их таишеи и хана были, потом болшая часть в Крым и на Кубань, а несколько к каисакам2 и башкирам отошли, которых ныне нет и для того о них рассуждать оставляю.

2-е. В юртовых было мурз более ста человек, они тогда пожалованы всеми учюгами и землями, как они прежде имели, и сверх того по заслугам определено жалованье. Но их и землях, сколко у кого тогда было подданых, ничего нигде по гисториам и делам не видно, токмо некоторые из них, яко: Шеидяковы, Урусовы, Бахтеяровы и другие, со многими их служители кресчение приняли. // [л.25об.] Тако же в приходе турок и хана крымского к Астрахани написано, что служилых мурз и татар было в полку князя Серебреного с десеть тысеч. А потом уже их нигде великаго числа не упоминается. Токмо они имеют подданных, имянуемые ямеки, но табунные головы утверждают, что оные ямеки - ушлецы из ясашных и просят, чтоб их приверстать по-прежнему к ясашным, на котором утвердится не можно. А земли первое в писцовой книге 7159-го году3 за ними написаны более по их ска-скам и после того ушедших на Кубань они по сродству завладели, о которых в канцеляри никакого вида нет и сверх того воеводами им даваны казенные и выморочные, на которые они даные имеют, а некоторые и своеволно казенные завладели. Для того надлежит от мурз и табунных голов о ямеках обстоятелное и доказателное известие взять, старинные ль они тех мурз подданные или из ясашных и кочевных принятые.

И если которые из кочевных, то по шертовалным калмыцких ханов грамотам подлежат к ясаку. А о ясашных к возврасчению в ясак сумнениа нет. Земли же их старинные и данные, что есть ныне, оставить за ними, токмо не измеренные измерять в чертежах назначить.

3. Ясашные или черные, которые при ханах подати платили и работы ханские исправляли, а по взяти Астрахани тот же платеж или ясак положен, как в гистории Макариевои точно4 и потом в наказех губернатором или воеводам писано4. [Л.26]1 И как их число было немалое, а имянно при царе Борисе показано, ясак бран5 с дватцать пять тысеч луков, последнее в 1715-м в приход крымцов было их с двенатцать тысеч, потом осталось с две тысе-чи. А ныне едва с тысечю набрать можно и те веема в худом состоянии (протчие на Кубань и в Крым от разных причин разбежались), для которого мнится ясак с них сложен, а положено толко подводы до Царицына и Кизляра гонять [положено]6. Однако ж они в преждню генералную подушную7 перепись токмо для знания их числа были описываны.

4-е. Сии ясашные издревле разделены в табуны или деревни и было их прежде веема немало. В каждом табуне определялся табунной голова или староста, которые имеют власть их судить, распоряжать и в услугу, яко подводы и протчее, наряжать, за которое им издревле по заслугам давано жалованье веема малое, а по случаю прибавливано. Но как оные болшая часть в Крым и на Кубань отошли, то многие табунные головы остались без тобунов или имеют по два и по три человека, а жалованье напрасно получают против прежднего. И хотя тем, которые от побегу якобы по верности остались, жалованье давать не жаль, но многие из тех померли, а на их места без всякого раземотрения их родственники или посторонние жалованы. Некоторые табунные головы, присовокупя к себе под ведение выморочные табуны, которые им из жалованьем умершаго отданы. И тако - одни бес табунов, другие двойное жалованье веема неправо получают.//

[л.26об.] 5-е. Сим ясашным по взятье Астрахани пожалованы все те земли, которыми они до взятья владели, токмо оным, как и мурзинским, описи не было. А учинена опись первая в 7159-м, потом в 1722-м годех, но все оные земли писаны за табунами по скаскам их, некоторые по даным преждним головам, и то писано токмо в близости около Астрахани. А протчие, а паче ниже Астрахани, не писаны и до днесь, чьи они бывали и кто когда завладел не известно. И как оные головы усмотрели, что после ушедших многое число земель осталось, всяк себе брал, Где кто хотел, а свои данные им с табунами земли противно Уложенья руским и армяном, буха-ром и другим роспродали, закладом утвердили или в наймы на многие годы отдали. А вместо того просили стрелецких и других казенных земель, которые им от прежних воевод и губернаторов без всякой справки, сколко за ними преждних земель было, на лицо людей и земель есть, оными великими землями жаловали. И так доведено было, что для драгун и других казенных потребностей сенных покосов не доставало. Но сие не веема тяжко, па-чее же от того великой вред приключился и впредь приключатся будет, что табунные головы те земли продают и в наймы отдают без ведома табунных людей и корыстуютца сами. Табунные же люди несут великие от подвод тягости, а от земель никакой ползы не имеют, от чего, одолжав, большее число за границы бежало. И ныне бегут. И если сие пресечено не будет, что можно верить, что к великому росискому вреду и досталные разбегутся. //

[л.27] Сие хотя требовало болшаго изъяснения, но моя слабость к тому не допусчает. Однако же в учиненои о тех мурзах и табунных головах выписке многое деиствително показано, к тому для яснеишаго знания надлежит справится, сколко после генералнои переписи, особливо с 715-го8 году, оных розбежалось. И если того при подушной ревизии и по канцеляри не отисчется, то можно от мурз и табунных голов и сотников взять ведомости, чрез что подлинно явится с 1715-го более ушло, нежели осталось. А побег оной ни от чего инаго, как от великаго их одолжения. Одолжение же их от найма подвод и пребезмерно великаго роста, о чем по делам доволно показалось.

6. Суд издревле междо ими в ссорах оставлен был ханом, потом князи и мурзы судили, напоследок учинена Татарская кантора, определен особой судиа и велено оному их суды разбирать словесно, обсче с мурзами и табунными головами по их законам. По прибытии же моем, усмотря я, что определенной к тому мурза Урусов веема слаб и пьян, а паче одолжал, а другие редко ходили, да и в тех многие языка руского мало, а законов, как татарского, так руского ничего не знают, от которых толко затруднении, а челобитчикам волокиты и убытки приключались, того ради я ко оному Урусову прибавил табунного голову Мурзая Болатаева, уверясь доволно, что он человек доброй и смышленой, токмо тем жалоб и затрудненеи не избежал. А наипаче оной мурза Урусов многим людем стал должен, но на него, как на судью просить в Татарской канторе // [л.27об.] и судьи решить не могут, а в канцеляри губернской о малых делах просить не хотят, того ради я о всех сих обстоятельствах мое мнение к обсчему разеуждению представляю.

1-е. У9 мурз, ежели называемые ими ямеки сысчются, что вышли из табунов или пришли из кочевных, оных всех ясашным приверстать.

2-е. Ясашных татар, как ныне не более тысечи котлов, то доволно мне разделить на пять или четыре табуна, чтоб в каждом не менше было дву сот котлов. Для управления же в каждом табуне быть одному голове или старшине, дву сотникам, четырем пятидесятникам, двенатцети десятникам. И оных всех выбрать миром достойных и тех старшин, сотников и пятидесятников без указа им не переменять10. Для того им давать от губернии указы. А если кто впадет в такую противность, то губерни, раземотря, отрешать, а на место старшины произвести удостоенного из сотников, в сотники - из пятидесятников, чтоб происходили до степеням достойнейшие.

3. Жалованье, что ныне есть в окладе, разверстать тем старшинам, сотникам и пятидесятникам, такою пропорциею: старшине - десеть, сотнику - пять, пятидесятнику - два с половиною, чрез что они к доброму состоянию и своему произвождению лучше прилежать и свои табуны от безпорядков удерживать, а от обид охранять будут. А сверх того им предписать, если из коего табуна десеть человек уйдут, то того пятидесятника и сотника выкинуть, а буде более дватцети уйдет, то всех: того табуна // [л.28] старшину, сотников и пятидесятников, отставя, выбрать иных, и о причине накрепко изеледовать. И если кто в оплошности смотрения или обиде обличен будет, тех по достоинству наказывать.

4. Земли, кому и когда распродали в заклады или долголетние наймы отдали и выкупить чем не имеют, оные по Уложенью и указом надлежит все, возвратя, взять на ее императорское величество и отдавать в оброк. И о сем надлежит ясно представить правителствуюсчему Сенату и ожидать указа.

Ныне находясчияся во владени их и пустые земли надлежит все пред будусчим летом чрез геодезистов и афицеров инженерных, если городоваго строения не будет, измеряв, описать и на чертежи положить до самого моря, которое иметь за основателную писцовую книгу. И как оное учинено будет, тогда разверстать по табунам равно на каждой котел, от пятидесяти до ста десятин. И разверстывать так, чтоб выше и около Астрахани ближние всем поравну достались, а потом нижними такими, которые для пашен, паствы и кочевья удобные, допалнивать. И хотя сие число видится великое и им доволным быть надобно, но затем есче останется число немалое. О употреблении же в то инженерных афицеров требовать указа.

Все сии земли в табуне разверстать по десяткам или иметь обсче и доволствоватся самим, или в наймы отдавать, оставить на их волю. Но в наим отдавать годы на два или на три табунному старшине обсче с сотники, пятидесятники и десятники. И оные денги, брав по вся годно, употреблять в обсчеи мирской росход, а себе собственно никому ни копейки не брать.

К суду в Кантору выбирать: от мурз дву, от табунных голов дву грамоте умеюсчих, и оных каждой год переменять по одному, чтоб всякой присудствовал два годы и мог порядка суда и законов обучится. И ныне к новому году велеть им междо собою выбрать немедленно, дабы можно было видеть, достойных ли они к тому изберут.

И сие все оставляю на обсчее разсуждение. В.Татисчев. Ноября 11 дня 1745 года. //

Государственный архив Астраханской области. Ф.394. Оп.1. Д.1051. Л.25-28.

Примечания:

  1. Листы 25 и 26 были разорваны посередине поперек и подклеены.
  2. "Киргиз-каисаками" или просто "каисаками" именовались предки современных казахов. В оригинале твердый знак в слове "каисакам" написан по чищеному.
  3. По современному летосчислению 1650/51 г.
  4. Буква "н" в слове "точно" и буква "п" в слове "писано" задеты чернильным пятном.
  5. Твердый знак в слове "бран" и числительное "двадцать пять" написаны по чищеному.
  6. Так в рукописи.
  7. Слово "подушную" написано по чищеному.
  8. Цифра "5" в порядковом номере года "715" написана по ранее написанному.
  9. Предлог "у" написан по ранее написанной букве.
  10. Последняя буква "е" в слове "переменять" написана по ранее написанной букве.