1996 1/2

И. Сталин: «Эти органы власти... грозят сорвать достижения партии в области разложения церкви»

Документы из политического "закулисья", опубликованные за последние годы в различных изданиях, не меняя общую оценку основных событий послереволюционного времени, вместе с тем вносят серьезные коррективы в характеристики тех им иных политических деятелей, их конкретных действий, на различных этапах развития общества, предостерегают от примитивных и мифологизированных стереотипов. Таким документом является и публикуемое впервые полностью письмо Сталина об отношении к религиозным организациям, разосланное под грифом высшей секретности руководителям местных партийных организаций в августе 1923 года. Его следует рассматривать в общем контексте государственно-церковных отношений в советское время. При таком подходе становится очевидным, что декларируемое терпимое отношение к религиозным организациям вызывалось тактическими соображениями. Стратегический же курс состоял в ликвидации религии и создании атеистического, безрелигиозного общества, и средства здесь использовались самые разные - от внешне напоминающих либеральные до откровенно террористических (Подробнее об этом см.: Султанбеков Б. Меч над крестом и полумесяцем // Сталин и "татарский след". Казань, 1995, с.108-134; Васильева О.Ю. Русская православная церковь и советская власть в 1917-1927 годах // Вопросы истории, 1993, № 8, с.40-55.

 Строго - Секретно.
ВСЕМ ГУБКОМАМ, ОБКОМАМ, КРАЕВЫМ К-ТАМ, НАЦ.ЦК И БЮРО ЦК.

Циркулярное письмо ЦК РКП № 30
Об отношении к религиозным организациям

ЦК предлагает всем организациям партии обратить самое серьезное внимание на ряд серьезных нарушений, допущенных некоторыми организациями в области антирелигиозной пропаганды и, вообще, в области отношений к верующим и к их культам.

Партийная программа говорит: "Необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма". Резолюция ХII-го партсъезда по вопросам антирелигиозной агитации и пропаганды подтверждает, что "нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа, взамен серьезного анализа и объяснения - не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков".

Между тем некоторые из наших местных организаций систематически нарушают эти ясные и определенные директивы партийной программы и партийного съезда.

Иркутский губисполком одним росчерком пера прекратил с 26-VI с.г. существование всех баптистских обществ по всей губернии и закрыл их молитвенные дома по "политическим соображениям". Орловский губисполком закрыл по всей губернии церкви и молитвенные помещения за неисполнение административных распоряжений, за нерегистрацию, несмотря даже на то, что срок регистрации был отсрочен. На Ключинском стекольном заводе Тверской губернии и на фабрике "Коммунистический авангард" (б.Собинка) Владимирской губернии голосованием на общих собраниях вынесены решения о закрытии церквей, молитвенных помещений, и эти решения послужили основанием для местной власти к закрытию церквей, причем в последних случаях дело дошло до вооруженного столкновения верующих рабочих с коммунистами и комсомольцами. Мценский исполком (Орловской губернии) объявил в грубой форме представителям церковных советов об обложении каждой церкви от 100 до 500 рублей золотом, как штраф за нерегистрацию, причем на просьбу о предъявлении основания взыскания последовала угроза арестом, а вслед за этим и арест. По всему Закавказью, особенно в Грузии, закрываются десятки церквей совершенно незаконно, с нарушением директив партии, вызывая среди населения брожение, недовольство. В Минске (Белоруссия), в Харькове (Украина), Полтаве (Украина), Кременчуге (Украина), Лоеве (Речицкий уезд, Гомельской губ.), Бирзуле (Одесская губ. Украина), Симферополе (Крым) и во многих других городах юга и юго-запада СССР были местной властью закрыты еврейские молитвенные дома, и т.д. и т.д.

Эти и подобные им многочисленные примеры с достаточной яркостью свидетельствуют о том, как неосторожно, несерьезно, легкомысленно относятся некоторые местные организации партии и местные органы власти к такому важному вопросу, как вопрос о свободе религиозных убеждений. Эти организации и органы власти, видимо, не понимают, что своими грубыми, бестактными действиями против верующих, представляющих громадное большинство населения, они наносят неисчислимый вред советской власти, грозят сорвать достижения партии в области разложения церкви и рискуют сыграть на руку контрреволюции.

Исходя из сказанного, ЦК постановляет:

  1. воспретить закрытие церквей, молитвенных помещений синагог по мотивам неисполнения административных распоряжений о регистрации, а где таковое закрытие имело место - отменить немедля;
  2. воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и проч. путем голосования на собраниях с участием неверующих или посторонних той группе верующих, которая заключила договор на помещение или здание;
  3. воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и пр.за невзнос налогов, поскольку такая ликвидация допущена не в строгом соответствии с инструкцией НКЮ 1918 г. п.П;
  4. воспретить аресты "религиозного характера", поскольку они не связаны с явно контрреволюционными деяниями "служителей церкви" и верующих;
  5. при сдаче помещений религиозным обществам и определении ставок строжайше соблюдать постановление ВЦИК-а от 29/111-23 г.;
  6. разъяснить членам партии, что наш успех в деле разложения церкви и искоренения религиозных предрассудков зависит не от гонений на верующих – гонения только укрепляют религиозные предрассудки, - а от тактичного отношения к верующим при терпеливой и вдумчивой критике религиозных предрассудков, при серьезном историческом освещении идеи бога, культа, религии и пр.;
  7. ответственность за проведение в жизнь данной директивы возложить на секретарей губкомов, обкомов, облбюро, национальных ЦК и крайкомов лично.

ЦК вместе с тем предостерегает, что такое отношение к церкви и верующим не должно, однако, ни в какой мере ослабить бдительность наших организаций в смысле тщательного наблюдения за тем, чтобы церковь и религиозные общества не обратили религию в орудие контрреволюции.

16/УП1-23г.                                                                                                                                                           Секретарь ЦК И.СТАЛИН.

ЦХИДНИТ. Ф.15. Оп.1. Д.841. Л.64, 64об.