1996 3/4

Азимовы, братья Мишкины и другие.

Возвращаясь к напечатанной в про­шлом номере "Гасырлар авазы" публикации о торгово-промышленной деятельности россий­ского купечества, в частности об истории ка­занского предпринимательства, добавим, что с 1832 года кавалеры орденов и купцы, состо­явшие 10 лет в первой и 20 лет во второй гильдиях, а позднее не менее 20 лет в первой гильдии, имели право на высшее городское сословное звание потомственного почетного гражданина. Его удостоились многие татар­ские купцы, в том числе и представители ди­настии Азимовых. Его родоначальник Назир Азимов еще в конце XVIII века основал мыло­варенное производство и китаечную фабрику, продукцией которых торговал в Оренбургской губернии. Затем семейное дело продолжил его сын, купец 1 гильдии Мустафа Назирович Азимов (1780-1865), которого в свою очередь на коммерческом поприще сменил Муртаза Мустафич Азимов (1812-1887), прославив­шийся строительством знаменитой Азимовской мечети. После его смерти наследники официально не состояли в купеческом сосло­вии, но тем не менее с успехом продолжали заниматься промышленным производством. Так, например, при сыновьях М.М.Азимова Мухамете и Абдулкадыре старинная китаечная фабрика отнюдь не захирела и представ­ляла собой относительно процветающее предприятие. В 1910 году на ней трудились 45 рабочих', которые вырабатывали в год 2.319.38;0 аршин бязи. Фабрика имела непло­хой годовой оборот, составлявший 217 тысяч (рублей (|ЧА РТ. Ф.151. Оп.1. Д.26. Л.26). Вниманию читателей представлены два докумен­та отложившиеся в фондах Казанской городской управы   посвященные    возведению М.М.Азимова в звание потомственного почет­ного гражданина.

Интересны, на наш взгляд, и другие документы этого периода, приводимые в под­борке. В том числе и те, что отражают блиста­тельную предпринимательскую деятельность русского купечества г.Казани, его авторитет и известность общероссийского масштаба. Это, в частности, отношение Министерства Импе­раторского двора Казанскому губернатору "О разрешении чинам казанского товарищества водочного завода 1 гильдии купцам Д.Вараксину, И.Лихачеву и Г.Санину имено­ваться поставщиками царского двора" от 17 ноября 1864 г.

Принадлежность к купеческому сосло­вию облегчало доступ к занятию выборных должностей в общественных и сословных ор­ганах управления - городских магистратах, управах, думах, судебных палатах, словесных судах, различных присутствиях и т.д. Напри­мер, с конца XVIII века по 1870 год именитые татарские купцы избирались на администра­тивные должности в татарскую городскую ра­тушу. Сама купеческая организация до конца 1905 года подчинялась Министерству внут­ренних дел, а затем перешла в ведомство Министерства торговли и промышленности. На рубеже XIX-XX веков реальной привилеги­ей для основной массы рядового купечества и, в первую очередь, для представителей та­тарского предпринимательства, как правило, выходцев из крестьянской среды, было отсут­ствие паспортной приписки, обязательной для лиц крестьянского и мещанских сословий. Эта льгота позволила в начале нынешнего столе­тия существенно увеличить долю торговцев-татар на казанском рынке, что, в частности, прослеживается в динамике роста численно­сти владельцев торговых домов, зарегистри­рованных Казанским губернским правлением. Так, с 1877 по 1900 год, по далеко неполным официальным сведениям, в Казани было за­фиксировано лишь 15 торговых домов татар-предпринимателей, а с 1900 по 1916 год заре­гистрировано еще 68 товариществ (в том чис­ле и совместных с русскими и еврейскими купцами). Всего же за период с 1872 по 1916 год учтено около 300 торговых домов и акцио­нерных обществ, среди которых доля создан­ных татарскими купцами и предпринимателя­ми достигает 28% от общей численности.

Одним из первых товариществ, учреж­денных татарами в Казанской губернии, был Торговый дом "Братьев Мухаметгалима и Ай-нетдина Абдразяковичей Мишкиных", создан­ный в январе 1877 года для торговли сукном и шерстяным товаром с основным капиталом в 30 тысяч рублей .

Законодательно-правовой статус эта форма организации предпринимательской деятельности получила в манифесте 1807 го­да "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых пред­приятий". Законом устанавливалось два вида товариществ - полное и на вере. Полное това­рищество предусматривало объединение для совместной деятельности двух или нескольких товарищей, несших полную личную ответст­венность за работу предприятий, управление им. Товарищество на вере, кроме полных то­вариществ, включало и вкладчиков, внесших в дело определенный капитал и в случае бан­кротства отвечавших только в размере своих взносов. Как правило, вкладчики не участво­вали в непосредственном управлении фир­мой, доверяя свой капитал директору-распорядителю. Следующим уровнем ассо­циирования купеческого капитала, более ха­рактерного для конца XIX-начала XX века, яв­лялись акционерно-паевые компании и акцио­нерные общества.

Основным нормативным документом при организации Торгового дома являлся но­тариально заверенный "товарищеский дого­вор", в котором фиксировались взаимные обя­зательство сторон, участвовавших в деле. От­крытие деятельности фирм происходило явочным порядком. Датой их основания счи­талось время регистрации соглашения в купе­ческих сословных или административных ор­ганах местного управления. Договор мог быть составлен как на определенный промежуток, так и быть бессрочным. (А.Н.Боханов. Торго­вые дома в России в конце XIX-начале XX ве­ка (численность, структура, состав владель­цев). История СССР. 1990, № 4, с.88)

 

Рамиль Хайрутдинов,

кандидат исторических наук

Радик Салихов,

научный сотрудник ИЯЛИ им.Г.Ибрагимова АН РТ

 

Выписка из книг на записку купцов, объявляемых капиталы по городу Казани с 1855 по 1865гг. о состоянии в купечестве с семейством Мустафы Назирова Азимова.

На 1856 г. объявлен капитал по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с женами: 1-й, Сафиею Мусталаповою, 2-й Магуб-Зямаллою Шарыповою, сын: 1-й Муртазый, его женою Биби-Бадрикамаллою, их сыном Ахмет-гиреем и дочерьми: Бадрикамаллою и Гайни-Зямаллою, Ахметалтым, его жен Магиманою Измаиловою и дочерью Фахризиганою Мустафиною.

На 1857 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с тем же семейством кроме внучки: Гайни-Зямаллы.

На 1858 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с жен: 1. Сафиею Мусталаповою, 2. Магуб-Зямиллою Шарыповою, сын 1. Муртизой, его женою Би­би-Бадрикамаллою, их сыновьями: Ахметгиреем и Сагидгиреем и доч.Бадрикамаллою; 2. Ахметвалеем, его жен Магитаною Измаиловою, их Сын: Ха-саном и Хусаином и дочерью Фахризиганою Мустафиною.

На 1859 г. объявлен капитал 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с жен: 1. Сафиею Мусталаповой, 2. Магуб-зямиллою Шарыповою, детьми-сыновьями: 1. Муртазой, его женою Бадрикамаллою, их сыном Ахметгиреем и дочерью Бадрика­маллою, 2. Ахметвалеем, его женою Магитаною Измаиловою и дочерьми Хуснизя-маллою и Фахризиганою Мустафиными.

На 1860 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с жен: 1. Сафиею Мусталаповою, 2. Магуб-зямиллою Шарыповою, сынов: 1. Муртазой, его жен Бад­рикамаллою, их сыном Ахметгиреем, его жен Бибикадычей Искоковою, дочерьми Бадрикамаллою и Бибифатимою; 2. Ахметвалеем, его жен Магитаной Измайловой и дочерьми Фахризиганой и Хуснизиганою Мустафиными.

На 1861 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с жен: 1. Сафиею Мусталаповою и 2. Магубзямиллою Шарыповою, сыновьями: 1. Муртазой, его же­ною Биби Фатимою Искаковою, его сыном Ахметгиреем его жен Биби-кадычей Ис-каковою, и дочерьми: Бадрикамаллою и Биби Фатимою, 2. Ахметвалеем, его жен Магитаной Измаиловою, и дочерью Фахризиганою Мустафиною.

На 1862 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым с жен: 1. Сафиею Мусталаповою и 2. Магуб-зямиллою Шарыповою, сын 1. Муртазой, его жен Фати­мою Искаковою, их сыном Ахметгиреем, его жен Бибикадычею Искаковою и доче­рей: Бадрикамаллою и Биби-фатимою, 2. Ахметвалеем, его жен Магитаною Измаи­ловою и дочер: Фахризиганою и Абдулганою Мустафиными.

На I половину 1863 г. по 2 млн. Мустафой Назировым Азимовым 67 л. с жен Магуб-зямиллою Шарыповою 26 л., сынов: 1. Муртазой 44 л. его жен Фати­мою Искаковою 18 л., снохой Биби-кадычею Искаковою 28 л., дочер: Бадрикамил-лой 15 л. и Бибифатимой 4 л., 2. Ахметвалеем 28 л., его жен Магитаною Измаило­вою 30 л. и дочерьми Фахризиганой 10 л. и Абдулганой 6 месяцев Мустафиными.

На 2 половину 1863 г. объявлен капитал по 1 млн. Мустафой Назировым Азимовым 68 л. с жен Магубзямиллою Шарыповою 27 л., сынов: 1. Муртазой 45 л., его жен Фатимою Искаковою 19 л., снохою Биби-кадычею Искаковою 29 л. и дочерью Биби-фатимою 5 л., 2. Ахметвалеем 29 л., его жен Магитаною Измаило­вою 31 г. и дочерьми Фахризиганой И л. и Абдулганой одного году и 6 месяцев Мустафиными.

На 1864 г. по 1 гильдии Мустафой Назировым Азимовым 69 л. с тем же се­мейством.

Архивариус управы      Чесноков

 

НА РТ. Ф.98. Оп.1. Д.189. Л.8, 9.

 

Доклад: 1. Казанской 1 гильдии купец Муртаза Мустафин Азимов в прошении, поданном в Городскую управу 21 января сего 1871 г., объяснил, что состоя по г.Казани в купечестве пробыл узаконеное число лет на право приобретения Потомственного почетного гражданства, а потому просил учи­нить из дел справку: действительно ли он состоит по г.Казани в купечестве с 1854 г. по 2 гильдии сряду и непрерывно по июль месяц 1863 г., а с этого времени в 1 гильдии также сряду и непрерывно по 1872 г. с семейством его совокупно и нераздельно в одном капитале, состоящим, именно: женой Биби Фатимой Искаковой, детьми-дочерьми: Биби Фатимой, рожденной от жены первого брака Бадрикамаллы Якуповой, Биби Зейнап Бануи и Биби Уму-гульсум Бануи, рожденными от жены 2 брака означенной Фатимы, а также собрать от подлежащих мест сведение: не попадал ли он или кто-либо из вы­шепоименованного его семейства во все время пребывания в гильдиях Казан­ского купечества несостоятельности, а также не были ли опорчены судебными приговором и по оказавшемся выдать ему установленное свидетельство. 2. Из собранных сведений по означенному прошению Азимова оказывается, что отец его Мустафа Назиров Азимов на 1854 г. вступил по г.Казани во 2 гильдию и пробыл в оной сряду и непрерывно по 1 июля 1863 г., а с этого времени по 1866 г. был непрерывно по 1 гильдии и при нем числился со сво­им семейством сын его, проситель Муртаза Мустафин Азимов, который про­быв после смерти отца, последовавшей 20 августа 1865 г., весь 1865 г. в 1 гильдии по объявленному на этот год капиталу покойным отцом его - с 1866 г. объявляет наследный капитал уже от своего лица по 1 гильдии непрерывно по настоящее время и семейство его, как видно из последней гильдейской книги сего  1871  г.,  заключается в  следующих лицах:  сам он,  жена Биби-Фатима Искакова, дети-дочери: Биби-Фатима, Биби-Зайнап Бануи и Биби-Умугульсум Бануи. Городская управа, предварительно рассуждения о выдаче просимого купцом Азимовым свидетельства на возведение в потомственное почетное гражданство, на основании 580 ст. IX т.Уст. о сост. затребовала от Казанских: Окружного суда и Городского Полицейского управления сведения: не подпадал ли Азимов, или кто из прописанных в его семействе лиц когда-либо несостоятельности и не был ли опорочен судебным приговором; если же кто либо из них находится под следствием, или прежде за что судимы были, то в первом случае означить предмет дела, а во втором показать, сверх того, когда и чем дело кончено? Между тем купец Азимов представил в управу метрические свидетельства Оренбургского Магометанского Духовного собра­ния, именно: о браке его с девицей Биби-Фатимою дочерью Исхака Мусина от 15 мая сего 1871 г. за № 1586-м, о рождении дочерей его: Биби-Фатимы за № 1587-м, Биби-Зайнап Бануи за № 1588-м, Биби-Умугульсум Бануи за № 1589, о смерти жены Бадрикамаллы Якуповой Мухаметовой за № 1590, о смерти отца его Мустафы Назирова Азимова за № 1591, свидетель­ство г.начальника губернии за № 3049 о том, что его семейство не состоит в расколе и исповедует магометанскую веру, и квитанцию Казанского губерн­ского казначейства о взносе пошлинных 600 руб. и 3. Казанский окружный суд и городское полицейское управление в отношениях от 15 и 20 февраля сего 1871 г. за № 3271 и 713 сообщили, что ни сам Азимов и никто из его семейных несостятельности и судимости не подвергались законом. 590 ст. 9 т. Уст. о сост.

За секретаря  подпись

Делопроизводитель    подпись

 

Приказали: Из вышеизложенного усматривается, что купец Муртаза Мустафин Азимов состоял в купеческом капитале отца его Казанского купца Мустафы Назирова Азимова, именно: с 1854 по июль месяц 1863 г. непре­рывно во 2 гильдии, а с июля месяца 1863 г. непрерывно в 1 гильдии, с этого же 1866 г., за смертью отца, объявляет неследственный капитал уже от сво­его лица по 1 гильдии непрерывно по 1872 г. и что он и его семейные в тече­нии показанного времени несостоятельности не подпадали и судебным приго­вором опорочены не были, а потому Городская управа полагает: на основании вышеприведенного узаконения выдать Азимову с распискою в книге просимое им свидетельство, в котором показать членов его семейства, означенных в докладе, причем возвратить представленные им семь свидетельств и квитан­цию.

И.Д. Городского головы           подпись

Члены управы  подпись

За секретаря  подпись

 

НА РТ. Ф.98. Оп.1. Д.189. Л.13-15.

 

Прокурор Казанского окружного суда в Оренбургское магометанское духовное собрание

9 февраля 1887 года

"На основании 1091 ст. 1 части X т. Св.зак., по продолжению 1837 го­да, имею честь препроводить при сем в Магометанское духовное собрание выписку из духовных завещаний умершего 30 октября 1887 года Потомственного почетного гражданина Муртазы Мустафина Азимова, утвержденную оп­ределением Казанского окружного суда, состояв[шегося] 1/2 декабря 1887 года, к исполнению.

При этом имею честь присовокупить, что душеприказчики по сему ду­ховному завещанию Казанские купцы Ахметзян Фазуллов Рахметуллин и Шаги-Ахмет Фахрутдинов Забиров, жит-во имеют в г.Казани, 5 части: 1ый на Односторонке озера Кабана, а 2ой на Большой Мещанской улице, в своих домах.

 

Копия завещания

Казанский купец 2ой гильдии Муртаза Мустафина Азимов, живущий в г.Казани 5 части на Мыловаренной улице, в собств. доме, где он в присутст­вии мне* известных свидетелей: казанского купца Исхака Юсупова Апанаева, живущего в г.Казани, 5 части на Плетневской улице, в своем доме, крестья­нина Казан, губ. и уезда дер.Починка Наукш Мухамет-Гарея Серазетдинова Тагирова, живущего в Казани на Мыловаренной улице, в своем доме, и ка­занского мещанина Шаги-Ахмета Аминова, живущего в Казани, на Мылова­ренной улице, в своем доме, и объявил мне, что желает совершить нотариаль­ное духовное завещение следующего содержания: "Хвала буди Богу Господу всех тварей всемилостивому царию в день судный 1886 г. октября 22 дня, я, нижеподписавшийся Потомственный почетный гражданин, Почетный мировой судья и кавалер, казанский купец Муртаза Мустафин Азимов, будучи в здра­вом уме и твердой памяти, заблагорассудил в отмену всех прежде сего состав­ленных мною в разное время восьми духовных завещаний, именно:

1868 г. марта 13 дня, явленного у крепостных дел Казанской граж­данской палаты с запискою в книгу под Лит.Б за № 39;

1870 г. октября 14 дня, явленного в Казанской Палате уголовного и гражданского суда с запискою в книгу под лит.Д за № 49;

1872 г. сентября 25 дня, записанного в актовую книгу на недвижи­мые имения у нотариуса г.Казани Арцыбашева под № 29 на обороте страни­цы 8ой;

1873 г. мая 7 дня, записанного в актовую книгу на недвижимые имения у нотариуса г.Казани того же Арцыбашева под № 279 на обороте страницы 80;

1874 марта И дня, записанного в актовую книгу на недвижимые имения того же нотариуса Арцыбашева под № 252 на стр.74;

1878 г. февраля 27 дня, записанного у того же нотариуса г.Казани Арцыбашева в актовую книгу на недвижимые имения ч.2ой под № 72 на обороте стр.Ной;

1879 октября 24 дня, записанного у нотариуса г.Казани Писриева в актовую книгу на недвижимые имения под № 29 на страницах 22ой и 23ей;

1884 г. января 2 дня, записанного у нотариуса г.Казани Никольско­го в актовую книгу на недвижимые имения под № 1 на стр.1ой

сделать о всем моем благоприобретенном имении на случай моей смерти следующие распоряжения: китаечную фабрику мою со всеми в ней приспособ­лениями к производству китайки и бязи, с находящимися при ней конторою, красильными и сушильными и другого рода постройками, как каменными, так и деревянными, состоящую в 5 части Казани, по улице Мыловаренной, с зем­лею, к ней принадлежащею, на к-ой фабрика устроена мною, мерою по улице Азимовская мечеть. 1890 г. (Из коллекции фотодокументов Национальной библиотеки РТ)

Мыловаренной от соседней межи усадьбы Каргина 59 саж. и в глубину двора 55 саж., предоставляю по смерти моей в полную собственность сыновьям сво­им Мухамету и Абдулкадыру Муртазичам Азимовым в общее их владение в равных частях. При чем советую им при управлении и распоряжении этою фабрикою держаться того порядка, к-ый мною веден был, т.е. для правильно­го учета фабрики вести все те конторские книги, которые велись мною, и вы­работанный на фабрике и находящиеся в наличности товар продавать в Каза­ни и по ярмаркам, где распродажа товара фабрикою выработанного гораздо выгоднее местного сбыта.

Из остального же всего движимого и недвижимого благоприобретенного мною имения моего в совокупности, какое только по смерти моей останется, в чем бы оное не заключалось и где бы таковые не оказалось мне принадлежа­щим, завещаю следующие выдачи и израсходования:

1) Для приготовления облачения и погребения тела моего употребить 1500 рублей;

2) В исполнение неисполненных мною в течении жизни моей в разное время лежавших на мне религиозных обязанностей относительно постов, молитв и других религиозных дел, раздать людям набожным и благочестивым 1500 руб.;

3) Если после смерти моей окажется на мне неисполненныя мною обя­занности и долги, записанные в моих торговых книгах, а равно и незаписан­ные, но по священному Шаригату доказанные, то обязательства исполнить, а долги уплатить;

4) Выдать всем состоящим в г.Казани медресе 600 рублей, разделив их между ними поровну, прося каждое из них прочитать Коран за упокой души моей;

5) Выдать 400 рублей приходской своей мечети, называемой "Азимовскою" и состоящему при ней медресе, находящимся на Мыловарен­ной улице, в 5 части г.Казани, на освещение и отопление их;

6) 3000 рублей употребить на устройство медресе и мечетей там, где надобность к тому представится, что представляю усмотрению наследников моих и душеприказчиков;

7) 500 рублей раздать бедным на одежду, что также предоставляю ус­мотрению наследников моих и душеприказчиков;

8) Так как я по священному Шаригату при жизни моей выдал сыновь­ям моим Мухамету и Абдулкадыру Муртазичам Азимовым каждому по 20.000 рублей, а обоим 40.000 рублей, жене моей Биби-Фатиме Исхаковне Азимовой 5000 руб. и трем дочерям моим девицам: Умугульсюм, Биби-Гайше и Биби-Хадиче Муртазиным Азимовым по 2000 руб. каждой и всем трем 6000 руб., и капиталы эти отданы ими мне на сохранение, то таковые долж­ны быть им возвращены каждому по принадлежности и беспрекословно, как собственность их. Затем по исполнению всех вышеозначенных расходов и вы­дач, все остальное движимое и недвижимое благоприобретенное имение мое, какое только по смерти моей останется, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни оказалось, завещаю в полную и неотъемлемую собственность наследни­кам моим: жене моей Биби-Фатиме Исхаковне Азимовой и детям моим, сы­новьям: Мухамету и Абдулкадыру Муртазичам Азимовым и дочерям: Биби Бадрей Камал Муртазивне, по мужу Забировой, Биби Фатиме Муртазивне, по мужу Рахметуллиной, Зайне-бану Муртазивне по мужу Субаевой, деви­цам: Умугульсюм, Биби-Гайше и Биби-Хадыче Муртазивным Азимовым с тем, чтобы они все мои имения, как движимое, так и недвижимое в совокуп­ности, какое только останется за учинением вышеозначенных израсходований и выдач, разделили между собою по ценности оного согласно священному Шаригату, дружелюбно без всяких споров и пререканий. А так как поимено­ванных детей моих: Мухамет, Абдулкадыр, Умугульсюм, Биби-Гайша и Би-би-Хадыча Муртазичи Азимовы не достигли еще в настоящее время совер­шеннолетия и если останутся по смерти моей несовершеннолетними, то опе­куншею и попечительницею над ними назначаю, согласно 227 ст. и 229 ст., X т., 4.1 Св. зак. гражданскую жену мою, и их мать, Биби-Фатиму Исхакову Азимову, под наблюдением и руководством которой должен быть совершен планный раздел по священному Шаригату оставшемуся после меня имению без всяких споров и пререканий, равно возлагаю на нее же, как душеприказ­чицу, и приведение сего духовного завещания в исполнение, как относительно выдач и израсходований, так и раздела по священному Шаригату остального имения между всеми поименованными наследниками моими: в помощь же ей, жене моей Биби Фатиме Исхаковне Азимовой, как по управлению опекою, так и по разделу имения и вообще по проведению сего моего завещания в ис­полнение назначаю душеприказчиками казанских купцов Ахметзяна Файзуллиновича Рахметуллина и Галима Хусаиновича Субаева и казанского купца Шаги-Ахмета Фахрутдинова Забирова вполне уверенным, что они по добро­му их расположению ко всему семейству моему, не оставят со своей стороны жену и детей моих добрыми советами и указаниями, в чем надобность пред­ставится при помощи Всемил. Бога Вышнего и Его пророка Магомета и, при­зывая на поименованных наследников моих мир и благоволение Божие, заве­щаю им пребывать между собою в родственной семейной любви и согласии. Аминь.

 

Дополнение к Завещанию

Выписка из актовой книги Казанского Нотариуса Я.Г.Никольского для актов, не относящихся до недвижимого имуществ за 1886 г. стр.3 и 4 № 92 1886 г. ноября 13 дня, я, Яков Григорьевич Никольский, Казанский Нотари­ус по приглашению отправился из конторы... к совершению актов Потомст­венному почетному гражданину Казанскому 2ой гильдии купцу Муртазе Мустафичу Азимову в место его жительства г.Казани на Мыловаренной улице, в своем доме, где он в присутствии лично мне известных свидетелей... (идет пе­речисление свидетелей - СР.) объявил мне, что желает совершить нотариаль­ное духовное завещание следующего содержания: ..."Во имя Всемил. Бога, нет Божества кроме Единого Бога, Мухамет истиный Его Пророк, да благо­словит его Бог с сподвижниками Его. Я, нижеподписавшийся, Потомственный Почетный Гражданин Казанский 2ой гильдии купец, Муртаза Мустафич Азимов, находясь в здравом уме и твердой памяти заблагоразсудил дополнить совершенное мною у Казанского Нотариуса Никольского 22 октября сего го­да, записанное в актовую книгу его под № 85 на стран.64, 65, 66 и 67 ду­ховное завещание следующими распоряжениями: если при жизни моей я не успею выстроить сам мечеть, то из капиталов моего завещаю 10.000 руб. на постройку в приходе моем мечети с тем, чтобы она носила название "Азимовской" и была выстроена на образец мечети Усмановской.

Кроме того, завещанием этим я предоставляю жене моей Биби-Фатиме Исхаковне Азимовой право прекратить в случае надобности производство на фабрике моей по ея усмотрению до совершеннолетия одного из сыновей моих. Проект сего акта читан Азимову в присутствии вышепоименованных свидете­лей... В дополнение к [слово не прочитывается] назначенным мною душепри­казчикам, назначаю и прошу быть еще одного душеприказчика купеческого сына Мухамет-Бохей Мухамет-Галеевича Субаева. Аминь. К сему духовному завещанию Муртаза Мустафич Азимов, Потомственный Почетный Гражда­нин Казанский купец руку приложил.

 

Выписка из решения Казанского окружного суда

...признав ценностью наследственного имущества сумму 126.584 руб. 93 3/4 коп. по исключении из этой суммы 17.500 руб., подлежащих согласно воле завещателя выдаче разным благотворительым учреждениям и завещанных мечетям и денег, предназначенных завещателям на похороны его - взыскать на наследственную.пошлину с остальной за тем суммы 109.084 руб. 93 3/4 коп. согласно Зп. 2ой и п. 3 и 2 п. Ной ст. Положения о пошлинах в размере 1% всего 1090 р. 85 коп. в числе коих зачесть представленные душеприказ­чиками по духовному завещанию Муртазы Азимова 580 р. 85 к. и довзы­скать при выдаче духовных завещаний еще 510 руб.

 

Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан. Ф.295. Оп.З. Д.11867.

Дело без пагинации.

 

Тысяча восемьсот семьдесят седьмого года января 2 дня, мы нижепод­писавшиеся: Казанский 2 гильдии купец Мухамет-Алим и Казанский купечес­кий брат Айнетдин Абдрахмановы Мишкины заключили между собою сей договор в том, что открываемые с первого января тысяча восемьсот семьдесят седьмого года фабрично-торговый дом под фирмою "Братья Мишкины" для производства торговли сукнами и другими шерстяными изделиями на следую­щих условиях: 1. Складочный капитал определяем мы, Мишкины, с каждого из нас по пятнадцати тысяч рублей, а всего в тридцать тысяч рублей сереб­ром. 2. Торговый дом наш должен продолжаться до тех пор пока мы, Миш­кины, по обоюдному согласию не найдем нужным прекратить действие нашего торгового дома. 3. Я, Мухамет-Алим Мишкин, принимаю в компанию как товарища моего по вновь открываемому нами торговому дому брата моего Айнетдинац Мишкина всех прежде арендуемых мною суконных фабрик, за кото­рыми фабриками каждый из нас должен иметь наблюдение, иметь право рас­поряжаться ими, являться на казенные торги и принимать поставки сукна и других вещей и заключать от имени торгового дома контракты и условия как с казною, так и с частными лицами и получать задаточные и платежные день­ги. Кроме вышеуказанных фабрик, мы, Мишкины, имеем в общем собствен­ным владением каменный двухэтажный дом с надворным строением, состоя­щий Саратовской губернии, Кузнецкого уезда в селе Труеве и тут же пахот­ную и сенокосную землю и сосновый растущий лес, количество сих угодий видно по документам нашим. 4. Каждый из нас, Мишкиных, имеет право приобретать таковые попутно в собственность торгового дома, а также для производства торговли открывать от имени торгового дома лавки во всех горо­дах Российской империи и на установленных ярмарках и торгах. 5. Каждый из нас, Мишкиных, имеет право нанимать и увольнять рабочих людей, масте­ровых и приказчиков, для торгового дома, снабжая последних надлежащими доверенностями для производства торговли от имени торгового дома, вообще старания об интересах торгового дома, вести на законном основании в порядке фабричные и торговые книги. По истечению каждого года учитывать действие торгового дома и полученный девидент делить нами, Мишкиными, поровну, а также и убытки, понесенные торговым домом, вычитать поровну из вложенно­го кредитования от имени торгового дома на сумму по своему усмотрению, выдавая от имени торгового дома векселя и другие денежные обязательства, а также отпускать в кредит товары, и в случае неуплаты должниками денег по­давать прошения в мировые учреждения и о взыскании по векселям, заемным письмам, условиям и другим документам или невыполнения законных обязан­ностей и в случае неприемлемого их решения перенести дела и иски в высшие инстанции, получать исполнительные сметы и присужденные деньги, а равно имеет право учитывать выдаваемые на имя торгового нашего дома векселя другим лицам как в Государственный банк и его отделения, так и во все дру­гие кредитные установления, делая на них от имени торгового дома бланковые надписи и вообще производить от имени торгового дома нашего все банков­ские операции. Подпись наша должна быть следующая: "Торговый дом Бра­тья Мишкины Алим и Айнетдин в Казани", адресованные на имя торгового дома письма, посылки, денежные переводы как через банки, так и от частных лиц и мест каждый из нас может получать и где следует расписываться. 8. Если который либо из нас, Мишкиных, пожелает увеличить или уменьшить вложенный им капитал, то и девидент или ущерб должен быть увеличен или уменьшен согласно вложенному им капиталу. 9. В случае смерти которого ли­бо из нас, Мишкины, для того, чтобы дело торгового нашего дома не останав­ливалось, мы обязаны назначить правопреемников, имена которых должны быть написаны и храниться в запечатанных пакетах при делах торгового дома, а по смерти которого либо из нас пакет с именем приемника должен быть не­медленно вскрыт и лицо, назначенное приемником, должон немедленно всту­пить в свои права. Казанский купец Алим Абдрахманов Мишкин (подпись по-татарски), с татарского на русский значит: Казанский купеческий брат Ай­нетдин Абдурахманович Мишкин, переводил (одно слово в тексте не разбор­чиво) магометанский старший ахун учитель восточных языков при военных училищах Хайритдин Агеев. Тысяча восемьсот седьмой год, января одиннад­цатого.

 

Документы к публикации подготовила

научный сотрудник НА РТ

Римма Садыкова