1996 3/4

«Очаги» являются проводниками идеи неопантюркизма...»

Советский строй целиком и полностью воспринял от царской России вечную боязнь Турции, ее возможности воздействия на мусуль­манские и особенно тюркские народы. Если архивы царской жан­дармерии заполнены томами дел по так назы­ваемому панисламизму, то в архивах ГПУ-КГБ полно всевозможного материала по пантюр­кизму.

В   данном   слу­чае нет необходимости говорить о том, что для властей и панис­ламизм, и пантюркизм воспринимались в одинаковой мере как угроза целостности и неделимости империи.

Есть определенные основания полагать, что тюркизм развивался под воздействием российских тюрков и в ос­новном татар. Еще до революции в Рос­сии началось активное движение за объ­единение мусульманских, а по сути тюрк­ских народов. В 1908 году была опубли­кована брошюра Юсуфа Акчуры "Три системы политики", которая, по словам некоторых общественных деятелей, "имеет для пантюркистов такое же зна­чение, какое имеет коммунистический манифест для коммунистов". (М.Э.Расул-Заде. О пантуранизме. Оксфорд, 1985, с.47). Юсуф Акчура основал также и жур­нал "Тюрк юрду", который стал впослед­ствии органом "Тюрк очаги", возродив­шихся в Турции в середине 20-х годов.

В России, а затем в СССР вни­мательно следили за процессом пробуж­дения тюркского мира. Агентура отсле­живала процесс становления тюркизма со всеми его противоречиями. Заводи­лись досье на активистов тюркского дви­жения. Особое внимание уделялось кри­зису тюркизма в период после первой мировой войны, когда некоторые его идеологи предались пессимизму и уны­нию, заявляя, что тюркское единство та­кая же утопия, как и коммунизм. Среди попыток преодоления кризиса можно на­звать стремление сузить тюркизм, заме­нив его огузизмом, тюркменизмом. т.е. объединением народов огузского корня, к которым относятся собственно турки, туркмены и азербайджанцы. Однако бо­лезнь огузизма прошла.

Преодоление пессимизма в от­ношении тюркизма было также в нема­лой мере связано с деятельностью та­тарских эмигрантов.

Видный общественный деятель Турции Хђмидулла Субхи добился раз­решения на приезд в Турцию Садри Мак­суд и, Заки Вал ид и, Гаяза Исхаки, Фуада Туктарова и других политических эмиг­рантов из России. Они в свою очередь так же, как и М.Э.Расул-Заде, Габдель-бари Баттал, стали активно выступать на страницах журнала "Тюрк юрду" и пре­вратились в видных деятелей "Тюрк оча­ги". По оценке агентурного документа, составленного 18 июля 1927 года, возник рупор "для передачи всего пантюркист-ского, всего антисоветского на наши вос­точные окраины".

М.Э.Расул-Заде связывает все это с усилением в СССР репрессий про­тив националистов и с шумной кампани­ей против так называемого "национал-уклонизма", олицетворением которого то­гда был М.Султан-Галиев. Гонения не оставили равнодушными даже видней­ших русских эмигрантов, поскольку, по словам бывшего главы Временного пра­вительства А.Ф.Керенского, "султан-галиевцы" хотят разделить русскую зем­лю между "так называемыми угнетенны­ми народами бывшей России". Факты то­го времени доказывают, что тогда в борьбе против сепаратистов-туранистов слились воедино большевистские лиде­ры и их политические оппоненты, нахо­дившиеся в эмиграции.

Вот почему обзор турецкой печа­ти по вопросу о тюркизме, о деятельно­сти "Тюрк очаги" становится более ин­тенсивным и регулярным. Руководство СССР не осталось равнодушным к фак­там принятия в качестве пожизненных членов в харсовскую, т.е. национально-культурную комиссию при Центральном комитете "Тюрк очаги" идеологов тюрко-татарской эмиграции Садри Максудова и Заки Валидова, проведения в декабре 1927 года профессором Юсуфом Акчу-рой нескольких конференций под назва­нием "Национализм", на которых он сам выступил с докладом на тему "Как и где начался тюркский национализм", участия в работе "Тюрк очаги" активистов тюрк-ско-татарской эмиграции. Советское ру­ководство с недоверием воспринимало неоднократные заявления лидера Турции Мустафы Кемал-паши о необходи­мости консолидации турецкой нации в масштабах только самой Турции. Не вы­зывали также доверия и неоднократные заявления аналогичного содержания ру­ководителей "Тюрк очаги" и даже неодно­кратное подчеркивание в уставе "Очаги" пункта о том, что их деятельность огра­ничивается пределами Турции. Автор об­зора турецкой печати, составленного 18 июня 1927 года, Петросьян пишет: "Мы устанавливаем, во-первых, что, несмотря на декларацию о том, что "Очаги" явля­ются только организацией, призванной консолидировать турецкую нацию внутри Турции, работа "Очаги" этим не будет ог­раничена; что работа "Очаги" будет рас­пространена за пределы Турции, на на­ши востокрайоны; что "Очаги" являются и будут являться проводниками идей /нео/пантюркизма, "культурного пантюр­кизма".

Огульность и бездоказатель­ность этих утверждений вполне очевид­на. Их причина лишь в страхе за целост­ность СССР, в страхе, который усиленно и методично внедрялся в сознание руко­водства страны. Ничем иным нельзя объяснить и попытку работников ОГПУ "подверстать" созданную до Октябрьской революции в Петербурге студенческую национальной организацию "Учак" к дея­тельности "Тюрк очаги". Такой студенче­ский общемусульманский кружок дейст­вительно существовал с 1915 года. По нашим данным, к 1917 году он стал на­зываться "Татар учагы" /Татарский со­юз"/. С самого начала в этот кружок вхо­дили Галимджан Шараф, Ильяс Алкин, Шахфуза Максутова, Абдулла Абызов, Салим Якубов, Гани Абызов. Деятель­ность кружка интересна сама по себе. Однако в данном случае достаточно кон­статации того, что "Учак" петербургских студентов, занимавшийся изучением проблем истории и культуры татар, ника­кого отношения к какому-либо общест­венному движению в Турции не имел. Это подтверждается также выводом не­известного автора справки, составленной для ОГПУ, о том, что "в настоящее время нет никаких оснований быть подобным течениям", поскольку "Октябрьская революция полностью дала всем трудящимся прежде угнетенных национальностей полное право самоопределения". Этим, казалось бы, выбивалась всякая почва из-под ног тех, кто хотел тогда "доказать" наличие связи "национал-уклонизма", "туранизма" в СССР с деятельностью "Тюрк очаги" в Турции.

Хотя каких-либо объективных свидетельств добыть не удалось, тем не менее страхи и опасения остались. По­этому органы ОГПУ продолжали изуче­ние деятельности "Очаги", пытались вникнуть в детали работы даже местных организаций, собирали данные о лиде­рах тюркизма. В частности, представляет интерес справка о книге Зии Гёкалпа. В ней прежде всего представлены данные о личности самого Зии Гёкалпа, являв­шегося выдающимся поэтом, литерато­ром и идеологом тюркизма. Анализу под­вергается его книга "Основы тюркизма". Авторы справки делают упор на утвер­ждение Зии Гёкалпа о том, что "татарские окраины бывшей России яв­лялись второй родиной пантюркизма и все националистические стремления в этих окраинах конечной целью имели осуществление пантюркизма".

Было бы неправильно полагать, что дело ограничивалось сбором аген­турных и иных данных о деятельности "Очаги". Принимались конкретные меры респрессивного характера и по диплома­тическим каналам вне страны турецкое правительство неоднократно было выну­ждено отвечать на запросы советского правительства о деятельности эмигран­тов из России, особенно в "Тюрк очаги". По настоянию советского правительства принимались особые меры по мусавати­стам Азербайджана, вынужденным поки­нуть свою родину в связи с оккупацией этой страны Красной Армией. Не упуска­лась и деятельность других эмигрантов. Посольство СССР категорически потре­бовало от турецкого правительства, что­бы эмигранты из России не допускались к деятельности "Очаги". В результате в начале  мая   1927   года   представитель правительства Турции Решдю заявил, что "в Центральное правление "Тюрк оча­ги" впредь не будут допускаться актив­ные белые эмигранты". Об этом 8 июня 1927 года отдел Ближнего Востока На­родного комиссариата иностранных дел специально уведомил ОГПУ.

Публикуемые документы впер­вые для широкого круга читателей от­крывают "кухню" той возни, которая ве­лась вокруг идеи тюркизма, туранизма, искусственно раздутых до размеров ог­ромной опасности для существования СССР. Они дают представление об ис­точниках формирования политики совет­ского государства по отношению к тюрк­ским народам. Извечное недоверие к этим народам, имеющее глубокие исто­рические корни, не было изжито совет­ской властью. Более того, в условиях ук­репления и развития неоимперской по­литики оно получило новое развитие.

Документы дают ответ на вопрос о том, почему отсутствовали дружеские добрососедские отношения между Тур­цией и Советским Союзом, почему в гла­зах советских людей Турция представля­лась извечным врагом России.

Сегодня, когда двери России для Турции и двери Турции для России дей­ствительно широко открыты, и люди имеют возможность прямо и честно смотреть в глаза друг другу, изучение ис­тории русско-турецких и турецко-русских отношений имеет особо важное значе­ние. Общественность России и стран СНГ убеждается в том, что недоверие, существовавшее до сих пор, было искус­ственным и нанесло немалый вред взаи­моотношениям между нашими странами и народами.

Публикация этих документов -лишь начало изучения малоизвестных страниц истории. В архивах хранится еще много материалов, предание глас­ности которым поможет снять все нанос­ное и мешающее укреплению взаимной дружбы. Будем надеяться, что очередь дойдет и до них.

 

Индус Тагиров,

академик АН РТ

 

 

Из совершенно секретного аналитического обзора восточного отдела ОГПУ от 18.07.1927 г. за № 156610 о деятельности "Тюрк очаги"

[...]* Мы устанавливаем, во-первых, что несмотря на декларацию о том, что "Очаги" являются только организацией, призванной консолидиро­вать турецкую нацию внутри Турции, работа "Очагов" этим не будет огра­ничена; что работа "Очагов" будет распространена за пределы Турции, на наши востокрайоны; что "Очаги" являются и будут являться проводниками идеи нового (неоПантюркизма, "культурного" пантюркизма.

Мы устанавливаем, во-вторых, что участие, даже на руководящей работе, в деятельности "Очагов" видных тюрко-татарских эмигрантов (Заки Валидов, Расул Заде, Батталов и др.) будет накладывать определенный от­печаток на всю деятельность и направление этих "Очагов".

Последующие события (выступления в "Тюрк юрду" - органе "Тюрк очагов" Заки Валидова1, Расул Заде2, Баттала3 и др.) целиком подтвердили наши опасения. "Тюрк очаги" - стали рупором для передачи всего пантюр-кистского, всего антисоветского на наши восточные окраины.

Апрельский конгресс по всей вероятности еще раз поднял эти вопро­сы. Это вытекает само собой из поправок, внесенных в Устав "Очагов", хотя в турецкой прессе прямых указаний на борьбу внутри "Очагов" по этим во­просам не имеется.

Поправки, внесенные в устав, гласят:

"Цели "Очагов" заключаются в том, чтобы поднять национальную сознательность, обеспечить совершенство в смысле культурности и физиче­ского здоровья и заботиться о развитии нац.экономики. Активная деятель­ность "Очагов" ограничивается пределами Турции". "Тюрк очаги" должны быть солидарны в государственной политике с народной партией . Ни один очагист не может превратить очаг в орудие личных и политических стра­стей".

Необходимость выдвижения этих вопросов уже показывает что:

В основе "Тюрк очагов" лежит (лежал) именно пантюркизм.

Что в Турции еще настолько сильны течения общетюркского ха­рактера, что правительственная партия вынуждена, хотя бы официально, формально, но все же поставить вопрос об изменении идеологии "Очагов" и перетягивании адеитов пантюркизма в свой лагерь.

Вся борьба на конференции, где по существу большинство было про­тив ЦК очагов, доказывает существование более серьезных противоречий, чем бюджетный вопрос.

Какие это противоречия, сейчас только можно гадать, и наша задача - выявить эти противоречия и еще внимательнее следить за словами и де­лами очагистов.

 

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.16.Л.848.849.

 

Тюрк очаги

I. В цепи событий, характеризующих борьбу кемалистов в Турции против иттихадистов, как носителей старых традиций пантюркизма, особо важное место занимает последний, очередной съезд "Тюрк очагов".

Этот съезд "Тюрк очагов" определил новые вехи в дальнейшей дея­тельности очагов, внес некоторую плановость в работу последних и, отка­завшись от крикливой, массовой формы зарубежной агитации за пантюр­кизм, установил новые методы более углубленной пропаганды за тюркское единство, в первую голову через культурное объединение всех тюркских народностей.

В связи с этим является необходимым дать краткий очерк развития "Тюрк очагов" с одной стороны и характеристики вышеуказанного перело­ма - с другой.

Начало организации "Тюрк очагов" относится к периоду расцвета младо-турецкой партии "Единение и прогресс". Первые очаги возникли в 1912 году в виде самостоятельных кружков молодежи, проникнутой нацио­нальным духом, с девизом единства тюркских наций.

Очаги не имели определенной организационной формы и програм­мы: Тогдашние деятели Оттоманской империи, лидеры младо-турок, воз­главляя многонациональную старую Турцию, имеющую в своем составе це­лые области с преобладающим не турецким населением (Аравия, Сирия, Палестина и т.д.), т.е. страны, где сами анатолийские турки составляли не­значительный процент, не могли в пределах самой Турции широко пропа­гандировать идею пантюркизма, встретившего с момента возникновения ее дружный отпор и серьезную оппозицию со стороны арабского, курдского, арнаудского и т.д. национализма. Но тюркские элементы Оттоманской им­перии восприняли пантюркизм как шаг к укреплению турецкой нацио­нальной гегемонии над не тюрками.

Младо-турки, охваченные империалистическими вожделениями, ко­нечно, возлагали некоторую надежду на очаг, как на организацию, мобили­зующую внутренние силы господствующей нации, но поставить открыто утопичную задачу отуречения всей страны они, конечно, не могли. Актив­ный пантюркизм в самой Турции вызвал бы тогда активный национализм всех подвластных наций.

Лидеры младо-турок основной своей задачей ставили "обработку" в пользу турецкого оружия тех тюркских народностей, которые находились вне Оттоманской империи. В первую голову эта деятельность была направ­лена в сторону мусульманских] окраин б[ывшей] Российской] Империи.

Такому распространению пантюркизма на наших тюркских окраи­нах способствовала прежде всего обстановка в самих этих окраинах (отсталость нац.движения, борьба с царизмом, культурная гегемония Тур­ции в исламском мире и то обстоятельство, что пантюркизм проповедовался прежде всего под лозунгами панисламизма - объединение исламского мира).

Таким образом, основной задачей "Тюрк очаги" тогда была зарубеж­ная пропаганда, в которую вкладывалась идея политического объединения тюркских наций вокруг турецкой империи (пантюркизм старой марки).

Теперь же в связи с изменением целого ряда факторов как внутри Турции, так и во взаимоотношениях ее с соседними странами, основной за­дачей перед очагами ставится пропаганда тюркского национализма-пантюркизма, в первую голову, в самой Турции. Воспитание населения Ту­рецкой республики в духе демократической республиканской государствен­ности, восстановление турецких национальных традиций, национально-патриотического энтузиазма являются уже актуальными моментами в рабо­те "Очагов".

В отношении же зарубежных тюрок выдвигается уже идея культур­ного (не политического) объединения вокруг Турции (вокруг ее культуры) всех тюркских народностей за рубежом, при чем в практическом осуществ­лении этой части. Предполагается строгая постепенность, плановость и ос­торожность.

Мы далеки от той мысли, что все это представляет для нас особо ре­альную опасность. Но недооценивать этот момент также ни в коем случае нельзя.

II. Перемена основной задачи в возрождающемся ныне очагистском движении внесла серьезные изменения во взаимоотношения идеологов пан­тюркизма, старых очагистов с новыми лидерами национального движения, ярким выражением чего может служить следующий факт:

Съезд ангорских организаций отказал в принятии 2-х турок/татар -Гаяза Исхакова4 и Садри Максудова5 в члены ангорской организации оча­гов. Третьего такого же, как первые 2, турка Хамидулла Субхи съезд кон­стантинопольских организаций выбрал делегатом на всетурецкий съезд оча­гов. Этот, казалось бы, заурядный случай поднял на ноги всю константино­польскую прессу.

Константинопольская печать напоминает очагистам, что татарская эмиграция до сих пор честно и энергично работала в органах "Очага" и что такая ничем не обоснованная резкая перемена отношения "Очага" к лиде­рам тюрко-татарской общественности может иметь весьма отрицательные последствия во взаимоотношениях между "Тюрк очаги" и культурными си­лами остальных тюркских наций, "тогда как одной из основных задач оча­гов", пишет газета "Миллиет", является стремление к пробуждению нацио­нального самосознания турок, обитающих во всех уголках и частях земного шара".

Предсъездовские статьи Ахмед-Бей Агаева6, специально переданные по телеграфу из Ангоры и помещенные как передовицы в константинополь­ских газетах, могут быть рассматриваемы как тезисы основных политиче­ских задач очагов.

Ахмед Агаев пишет:

"Ныне собирается годовой курултай очагов. Нынешний съезд - ку­рултай - действительно может быть назван всетурецким курултаем. Ибо на этом съезде турецкая нация будет представлена более полно: соберутся представители всех окраин, областей, всех групп, классов турецкого наро­да. Курултай - нац.съезд, имеющий особо-исключительное значение.

Какие задачи стоят перед курултаем и какие этапы пройдены очага­ми:

внедрение в сознание широких масс турецкого народа националь­ных основ, понятия о национализме;

возрождение нац.традиций, культуры, быта, языка и музыки ту­рок;

изучение великой истории и славного прошлого турецких завое­ваний."

В последующих статьях Ахмед Агаев касается основных задач оча­гов и дает 3 лозунга тюркского национального возрождения:

Единство языка.

Единство религии.

Единство национальных чаяний.

Лозунг единства языка выдвигает задачу создания единого для всех тюркских наций литературного языка, как первого необходимого шага к культурному объединению.

Лозунг единства религии выдвигает еще более важную задачу: соз­дания почвы для примирения враждующих между собою толков, учений Ислама для полной ликвидации в дальнейшем существующих разногласий и учреждение единой веры (религии). Для осуществления этого лозунга Агаев предлагает новую реформу Ислама в сторону всемерного упрощения его через:

1) Применение Корана только на турецком языке и      2) совершение богослужений тоже на языке турок.

Эти статьи как раз указывают на те основные пути развития новых тенденций внутри "Тюрк очагов", которые были отмечены в начале на­стоящей записки.

Всетурецкий курултай очагов рассмотрел ряд очередных вопросов, а также принял новый яса (устав).

Одним из основных вопросов курултая был вопрос о бюджете орга­низации. До последнего года "Очаги" располагали доходами исключительно от случайных субсидий правительства, от различных театральных постано­вок, сборов и т.д. В нынешнем же году смета организации была принята правительством. Правительство выделило определенные средства и §§ по Народному образованию, по Госбюджету.

По организационному вопросу был выдвинут проект реорганизации "Тюрк очаги" по типу нашего комсомола, срастив руководящий центр с ЦИК Народной партии и сохранить нисходящую организационную сеть. Причем, "Тюрк очаги" должны сохранить вполне самостоятельную линию поведения, за которую не должна быть ответственна государственная поли­тика Кемальской партии  и, тем более, Кемальское правительство.

Этот вопрос курултай передал на рассмотрение Уставной комиссии и постановление курултая по данному вопросу включено в общую резолюцию по новому яса (уставу).

Выводы:

1) "Тюрк очаги", принявшие новые организационные формы и кон­кретные политические задачи, становятся мощным проводником идей еди­но-турецкого национализма, в первую голову в самой Турции.

2) Выдвигая новые принципы тесного сотрудничества всех культур­ных сил по созданию единой национальной культуры, а также коренной реформы религии ислама в духе тюркского национализма, "Тюрк очаги" приобретают исключительное значение в культурно-общественной жизни всех тюркских наций.

3) Нацинтеллигенция наших тюркских народностей как носитель­ница идей торжества тюркского национализма, безусловно, будет в той или иной степени заинтересована этими новыми задачами "Тюрк очаги", как центрального руководящего органа едино-тюркского национализма.

4) Наши задачи сводятся к более углубленной, в соответствии с тре­бованиями момента, разработке всех вопросов, связанных с развитием на­ционалистических тенденций в мусокраинах нашего Союза и к выявлению того влияния, которое окажут, безусловно, "Тюрк очаги" в новом своем из­дании, на развитие этого националистического движения.

Зам.начальника ВООГПУ: /Волленберг/

Пом.начальника 2-го отд. ВО: /Петросьян/

 

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.16. Л.831-834.

 

 

Объединенное Государственное политическое управление при Совнаркоме

отдел восточный

12 ноября 1927 г.   № 1574521  г.Москва         т.Кандыбину

Сов.секретно

Тат. отдел ОШУ

О "Тюрк очагах"

В дополнение к н/№156610/с от 18/VII-c/r. при сем препровождает­ся "Краткое изложение нового устава "Тюрк очагов", принятого на апрель­ском с/г. Курултае Очагов.

Характерным моментом в деятельности "Тюрк очагов" за последние годы является стремление к возрождению и объединению тюркского хара-са* (нац.культур-ничества) у тюрко-татарских нации. Повторно декларируя строгую ограниченность своих функций пределами и территорией Турции (ст.2) "Тюрк очаги" фактически открыто шаг за шагом, из года в год, раз­вивает, расширяет свою деятельность в сторону обобщения и слияния "мелких, племенных" харасов (узбекского, башкирского, азербайджанско­го, татарского нац.культурничеств, "закаляющихся в борьбе" с интерна­циональной пролетарской идеологией) в единый тюркский харас.

В подтверждение этого положения мы отмечаем избрание пожиз­ненными членами 2-х идеологов тюрко-татарской эмиграции Заки Валидова и Садри Максудова в Харасовскую комиссию при Центральном Комитете "Тюрк очагов".

Обращая Ваше внимание на раздел "Устава, где определены функции и права Харасовской комиссии, считаем необходимым указать, что эта ко­миссия является очагистской общественостью. Вся культурно-просветительная работа и печать в Турции фактически подчинены Харасов­ской комиссии под непосредственным контролем Кемальской партии (ст.ст.З, 61, 67). Следовательно, мы констатируем, что все антисоветские выступления, в особенности в защиту нац.культурничества тюрко-татар Сов.Союза, т.е. за сохранение формы и, главным образом, харасовского со­держания национальных культур тюрко-татар направляются именно из очагистского центра.

Пом.нач.ВООГПУ: /Петросьян/

 

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.16.Л.866.

 

О книге Зии Гог Альпа

В наших записках по "Тюрк очагам" (о съезде "Тюрк очагов") мы достаточно подробно останавливались на вопросе о перемене курса основной политики и деятельности "Очагов", о переходе их от старого пантюркизма к новому культурному тюркизму (туркчилик). Несмотря на явное банкротст­во идеи политическо-государственного пантюркизма, переход "Тюрк очагов" к новому туркчилику не совершился безболезненно, а пережил хотя не продолжительную, но довольно острую борьбу.

Как неоднократно отмечалось нами и как утверждает Зия Гог Альп (стр.1) - т/татарские окраины бывш. России являлись второй родиной пан­тюркизма и все националистические стремления в этих окраинах конечной целью имели осуществление пантюркизма. Переход "Тюрк очагов" к тюр­кизму, подкрепленный постановлением последнего съезда "Тюрк очагов" об ограничении деятельности "Очагов" пределами Турции, как будто отметал, отрицал эту конечную цель националистических движений тюрко-татарской буржуазии. Поэтому т/татарская эмиграция в первый момент отшатнулась от обновленных "Тюрк очагов" и стала на защиту старого пан­тюркизма. Все эти моменты, естественно, имели известное отражение в на­ционалистических движениях в наших т/татарских районах, где пантюр­кизм без боя уступил место новым (более народническим) мелко­националистическим течениям (узбекизм, башкиризм, туркменизм и т.д.), взявшим курс на самостоятельное осуществление национально-государственных формирований. Этот двухсторонний разрыв, чреватый по­следствиями утраты влияния турецкой общественности на нац.движения тюрко-татар, с одной стороны, и разобщения, следовательно, ослабления борьбы тюрко-татарского национализма в Советских р-нах с другой, создал ту "пустоту - кризис идеологии", о которых сигнализировал З.Валидов. Проблемой устранения этой пустоты были озабочены не только татарские эмигранты, но и все носители идеи тюрко-татарского объединения.

Книга "Основы тюркизма" З.Гог Альпа явилась именно восполняю­щей эту пустоту программой нового тюркизма. В этой книге Гог Альп, ана­лизируя исторический ход развития тюркского национализма (пантюркизм), как особого вида, свойственного только тюрко-татарам, под­водит итоги всей деятельности тюрко-татарских националистов. И на осно­вании этого анализа Зия Гог Альп преподносит общую теоретическую про­грамму нового тюркизма (тюркского культурничества) для всех разветвле­ний тюрко-татарского национализма. В этой части книга Зия Гог Альпа действительно дает квинтэссенцию всей деятельности "Тюрк очагов", "Турк-Юрду" и вообще тюркистов и в Турции, и у нас, а также установку по всем принципиальным, идеологическим и организационным вопросам. Среди всего этого особое значение имеет открытое и точное определение ко­нечной единой цели всех националистических течений среди тюрко-татар и этапов развития этих течений по пути достижения единой цели.

"В таком случае тюркизм, с точки зрения величия его идеологии, мы можем делить на три степени (периоды): 1) туркчилик (ограничение своих идеалов Турцией); 2) угузчилик или туркменчилик - объединение угузских тюрков, т.е. туркменов, Азербайджана, Ирана, Хорезма, принад­лежащих, как и турки Турции, к поколению угузов.

Необходимо ли политическое объединение? Пока нет. Мы не мо­жем заранее решить вопрос будущего и сегодняшнего. Наша цель должна заключаться в объединении угузских тюрков в области хараса. 3) отдален­ная идеология тюркистов состоит в том, чтобы угузов, татар, киргиз, узбеков и даже якутов, объеди­нившихся под именем "Туран", объединить и в язы­ке, и в литературе, и в харасе. ("Основы тюркизма" - стр. 2-3).

Об этой конечной цели тюркизма мы писали еще в нашей 1-й записке "Об итогах тюркологического съезда" и отмечали, что одним из ре­зультатов тюркологического съезда может явиться толчок к зарождению пантюркист-ских тенденций там, где их мы до сих пор не наблюдали или наблюдали в очень малой степени (якуты, чуваши, хаккасы и пр.)

"Основы тюркизма" бе­зоговорочно были приняты"Тюрк очагами", как основное учение тюркизма, как теоре­тическая законченная про­грамма тюркчилика не только для "Очагов", но и всей ту­рецкой общественности, а также национально-государственной деятельно­сти. В своей книге Зия Гог Альп разбирает тюркизм во всех положениях и градациях и,    программа   тюркизма,    выработанная им на основе такого анализа, в своей основной части является единой программой для всех разветвлений тюрко-татарского национализма (татаризм, узбекизм, башкиризм и т.д.). Тюрко-татарская эмиграция цели­ком и полностью приняла эту программу и ее теоретические обоснования в основу своей практической антисоветской деятельности и взялась за пере­вод на рельсы тюркчилика по Зие Гог Альпу всех идущих вразброд нацио­налистических течений в т/татарских Советских р-нах.

Развивая мысли Зии о том, что отдельные харасы (татарский) дос­тигли уже того положения, когда они должны быть направлены в сторону помощи и органического воздействия на другие родственные харасы, т.к. дальнейшее самостоятельное развитие его приведет к тому, что тюрки и та­тары будут приниматься за разные нации, Заки Валиди в своей работе "Кризис идеологии" делает предупреждение об идеологическом поражении татаризма при продолжении татарского культурного сепаратизма и дает указания в духе "Основы туркизма" о необходимости выхода этих сепара­тивных культурничеств в общую единую дорогу туркизма. З.Валидов даже определяет срок (10-15 лет) и практические мероприятия (усиление тюрк­ского харасовского воспитания в средних школах и т.д.) для перехода тата­ризма, узбекизма, башкиризма и т.д. в тюркчилик.

"Основы тюркизма" стали своего рода "азбукой" тюрко-татарского национализма. Они сгладили всякие принципиальные и иные расхождения по нац.вопросу в нац.т/татарских наречиях, группировках, течениях и т.д. Даже Муссават, отличающийся своим федерализмом, сепаратизмом, цели­ком и полностью перенял установку Зии Гог Альпа.

 

"Учитель! Товарищи до меня объявили тебя своим великим правовестником. Я тоже, как эти товарищи, считаю тебя своим учителем, считаю тебя как знаменосца национальной идеологии и патриарха секты тюркчи-лика. Тюркские страны как Азербайджан, Туркестан, Казань и Башкири-стан управляются не по указанным тобою принципам, а красными принци­пами коммунистической азбуки. Молодежь зарубежных тюркских народов отравляется контрпропагандной заразной силой; против этого яда лучшим противоядием служит твое учение". (Речь М.Эмин Расул-Заде над могилой Зии Гог Альпа).

Таким образом, самое подробное изучение книги Зии Гог Альпа и практического преломления его идеи в кругах наших антагонистов в Совет­ском Союзе является нашей основной практической задачей, так как толь­ко правильная указка сегодняшних действий наших противников с пер­спективами, преследуемыми ими, даст возможность правильного построе­ния наших мероприятий.

Пом.нач.ВООГПУ /Петросьян/

 

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.16. Л.119, 738-741.

 

Примечания

1. Валидов Ахмет Заки Ахметшахович (Заки Валиди-Тоган, 1890-1970) - историк, обществен­но-политический деятель, руководитель первого правительства Башкирии (1918). После эмиграции жил в Турции. Известный ученый-тюрколог.

2. Расулзаде Мухаммед-Эмин Галиакбер оглы (1884-1955) - лидер азербайджанского нацио­нального движения в 1917-20 годах. В 1922 году эмигрировал. Автор работ по политиче­ской истории и культуре Азербайджана. Похоронен в Анкаре.

3. Саетбатталов Габделбарый (Барый Баттал-Таймас, 1883-1969) - историк, литературовед, публицист, редактор газет "Курултай" (Казань, 1917), "Алтай" (1918). Эмигрировал в Тур­цию. Наиболее известны его историко-публицистический труд "Казанские тюрки" (1925) и сборник очерков "Казанские знаменитости" (1954-57). Похоронен в Стамбуле.

4. Исхаков Мухамметгаяз Гилязетдинович (Гаяз Исхаки-Иделле, 1878-1954) - классик татар­ской прозы, драматург, публицист, издатель и редактор газет "Тан Юлдузы", "Ил", "Сюз" и др., видный общественный деятель. Похоронен в Стамбуле.

5. Максудов Садретдин Низамутдинович (Садри Максуди-Арсал, 1878-1957) - юрист, писа­тель, общественный деятель. Депутат Государственной думы России. В 1918 г. эмигриро­вал. Профессор правоведения и филологии. Дважды избирался депутатом парламента Тур­ции (1935, 1950). Похоронен в Стамбуле.

6. Агаев Ахмед Ога оглы (Ахмедога оглы, 1868-1939) - идеолог азербайджанского и турецкого национального движения, известный публицист, в 20-30-ые годы - руководитель Управле­ния турецкой прессы при президенте М.КАтатюрке. Похоронен в Стамбуле.

7. Ататюрк Мустафа Кемаль (1881-1938) - первый президент Турецкой Республики (1923-1938), один из видных политический деятелей XX века.

8. Гёкалп Зия (1876-1924) - ученый-социолог, видный политический деятель, идеи которого и сегодня продолжают играть важную роль в общественной жизни турецкого общества.

 

Документы к публикации подготовил

заведующий отделом Национального архива РТ

Рамиль Миннуллин