1997 1/2

Февраль 17-го в телеграммах от мусульманского населения

Февральская, традиционно именуемая буржуазно-демократической, революция 1917 года - эпохальное событие в отечественной истории: была свергнута династия Романовых и открыт путь для демократического развития страны. Несколько месяцев российское общество жило в атмосфере радужных надежд о грядущей светлой жизни, о "свободе, равенстве и братстве". Конечно, в эти бурные дай мало кто подозревал, что период единодушия, единения и свободы будет кратковременным, что вскоре последует разочарование и в новой власти, не сумевшей справиться с громадой сложнее проблем.

А пока крушение монархии и установление новой власти вызывало всеобщее ликование. Ежедневно в Петроград, в Таврический дворец, где размещалась Государственная дума, шел поток телеграмм полных слов благодарности, приветствия и надежды. В фондах Центрального государственного исторического архива в Санкт-Петербурге (ЦГИА) сохранилось огромное число подобного рода документов1. Точное, и даже примерное, их количество не установлено. Но, без сомнения, речь идет о тысячах. Это телеграммы от общественных организаций и собраний, научных и культурно-просветительских обществ, торгово-промышленных объединений, от представителей разных групп, сословий и народов, от частных лиц. Телеграммы посылались не только в Государственную думу, но и в адрес Временного правительства, Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в редакции газет и журналов. Иногда они адресовались думским деятелям: М.В.Родзянко, А.Ф.Керенскому, кн. Г.Е.Львову, а приходившие от мусульманского населения - нередко председателю мусульманской франкции К.Тевкелеву.

Из последних телеграмм, посланных в Государственную думу, выделим телеграммы, пришедшие из мест компактного проживания татар, в то время традиционно именовавших себя "мусульманами". Всего их в фондах ЦГИА обнаружено более двухсот2. Составляя лишь небольшую часть подобного рода документов, они, тем не менее, позволяют окунуться в атмосферу весны 1917 года. Что же более всего волновало татар в то время? О чем они мечтали? На что надеялись? Чему и кому верили? Ответ на эти и многие другие вопросы можно найти в телеграммах, которые дошли до наших дней.

Итак, телеграммы-приветствия приходили из всех центров, где татары проживали более или менее компактно. А это практически вся Российская Империя. Географически они представлены не одной сотней населенных пунктов: Казань, Уфа, Астрахань, Нижний Новгород, Самара, Саратов, Симбирск, Пенза, Пермь, Чистополь и другие города в европейской части России; сибирские города - Тобольск, Тюмень, Курган, Челябинск, Семипалатинск, Орск, Омск, Екатеринбург... Одна телеграмма пришла из города Кульджа (современный Китай), где, наряду с уйгурами, казахами, было немало татар. Не оставались в стороне и жители деревень, посадов, поселков. Поэтому их можно считать достаточно полным, а потому относительно объективным и ценным источником, весьма красноречиво свидетельствующем о настроениях, царивших в обществе в первые месяцы после падения монархии: основная масса телеграмм от татар датируется мартом-апрелем. Позднее поступали, как правило, единичные приветствия от проходивших в разных регионах страны мусульманских съездов. Так, новую власть приветствовали Всероссийский съезд мусульман-учителей, проходивший в Казани, и Симбирский мусульманский уездный съезд, они открылись соответственно 20 и 23 апреля 1917 года3. Откликнулись и созданные в первые же месяцы после переворота мусульманские женские общества, например Иркутска и др4.

Какие же настроения господствовали в татарском обществе в этот период времени? Прежде всего, телеграммы свидетельствуют, насколько дискредитирована, не уважаема народом, отчуждена была монархия, насколько сильна была ненависть общества к павшему режиму. Прежняя власть именовалась не иначе, как "вековым деспотизмом", "беспощадной реакцией", "игом", "Романовской опричниной"; властью, "губительной для Отечества", "истязавшей родину" и т.д. Одновременно почти все телеграммы безусловно поддерживали новое правительство. Как первое "истинно народное правительство", оно пользовалось тогда полным доверием. Лишь в послании от состоявшегося 7 марта митинга петроградских мусульман выражалась поддержка Государственной думы и Временного правительства с оговоркой - "поскольку ими будет последовательно проводиться в жизнь опубликованная программа"5. По-видимому, здесь сказалось влияние столичных настроений и позиция по этому вопросу лидеров Петросовета.

Судя по телеграммам, татар волновали те же проблемы, что и все российское общество: это - и продолжавшаяся мировая война, и вопрос о земле, и продовольственное положение, и осуществление демократических преобразований в стране, особенно в государственном управлении, и многое другое. Но самым важным и значительным, первостепенным для них, был вопрос о будущем своей нации. Эти настроения проходят красной нитью через содержание всех, без исключения, телеграмм. Причем в них выражалась вера, что новое правительство сумеет осуществить все необходимые преобразования и в будущем все народы, в том числе и татарский, заживут счастливо и равноправно. А потому на новую власть возлагались большие надежды.

Сразу же после распространения вести о падении старого режима, везде, где проживали мусульмане, на традиционных "пятничных намазах" были совершены молебствия в честь установления новой власти, затем прошли многолюдные митинги и собрания. В телеграмме, пришедшей 10 марта из Семипалатинска, читаем: "Праздник свободы ознаменован громадным стечением народа, торжественным богослужением, присягой всех религий, вечной памятью погибшим борцам за свободу, молением дарованием победы, парадом войск..., торжественной манифестацией всех рабочих, всех мужских, женских учебных заведений, степных киргиз, сборов в пользу семей погибших борцов. Депутация мусульманского духовенства выразила полное подчинение мусульман Временному правительству, готовность к жертвам общему делу, единодушную работу, помощь Родине, образцовый порядок". Другая телеграмма сообщала, что в Бирском уезде Уфимской губернии 19 марта состоялась "манифестация с красными флагами в числе около 3 тысяч человек..."6 На подобных митингах и собраниях произносились восторженные речи, приветствовались перемены в стране, зачитывалась и обсуждалась программа нового правительства.

Какие же ее положения привлекали внимание мусульманского населения в первую очередь, чему было отдано предпочтение? Несомненно, прежде всего это пункт, провозглашавший и гарантировавший отмену "всех сословных, вероисповедальных и национальных ограничений". Духовный гнет, чувство ущемленности, второсортности были для многих нерусских народов России, в том числе и татар, возможно, более тяжелыми и мучительными, нежели даже физические и материальные лишения и страдания. И потому "закрепление справедливости и равноправия", по мнению мусульман, являлось первейшей задачей нового режима и основным итогом революции. Радость, восторг, ликование по этому поводу пронизывают практически все телеграммы. Основное желание не чувствовать себя "инородцами", "пасынками", "изгоями", "чужими в родной стране", а стать полноправными гражданами свободной России. Весьма характерна телеграмма, посланная от имени тридцати мусульманских общественных организаций города Баку, в том числе и татарских. В ней выражалась уверенность, что "возвещенные Временным правительством основы гражданской, политической и национально-религиозной свободы и равенства всех граждан государства Российского будут отныне незыблемы и мусульмане, освободившись от векового глумления и гнета низвергнутого в прах режима, возродятся к новой светлой созидательной жизни в свободной России"7. Эти чаяния быж преобладающими в настроении народа, по крайней мере весной-летом 1917 года, и отразившись в телеграммах, посылаемых в Государственную думу. Они же стаж основой дая, хотя и временного, единства национального движения ранее угнетенных народов России.

Значительное место в телеграммах отводилось вопросу о политическом переустройстве страны, о будущей форме правления. Наиболее часто встречающееся пожелание - это скорейший созыв Учредительного собрания. Судя также по телеграммам, симпатии мусульман были явно на стороне демократической, федеративной, народной республики. Из Орского уезда Уфимской губернии поступила телеграмма с довольно редким и интересным пожеланием переустроить страну по образцу "соединенных штатов".

Наряду с политическими пожеланиями, в: телеграммах нашли отражение и интересы отдельных групп, слоев населения. В ряде телеграмм, посланных из сельской местности, говорилось, что правительство должно как можно, быстрее решить аграрный вопрос. Так, жители Стержбашево (Уфимская губерния) надеялись на скорое решение земельного вопроса "в пользу безземельных и малоземельных крестьян"; крестьяне Камского Устья выражали уверенность, что "скоро осуществятся народные и крестьяне будут наделены землей через Учредительное собрание". Но в целом число подобных телеграмм незначительно.

Практически каждая вторая телег призывала к скорому, победоносному, успешному завершению войны. На этом фоне исключением является телеграмма, по от многочисленного собрания крестьянского уезда, состоявшегося 13 марта, и выражающая надежду на "скорейшее заключение мира"10. Остальные же больше призывали легкой и быстрой победе "наших войск" над внешним врагом "на всех фронтах", еще раз подтверждая, что настроения "революционного обороничества", "добросовестного патриотизма" были широко распространены и в татарском обществе.

Весьма характерно и то, что в телеграммах, посылаемых татарами, фактически игнорируются пункты правительственной программы, провозглашавшие "полную и немедленную амнистию по всем делам политическим и религиозным", посвященные "выборам в органы местного самоуправления" и касающиеся положения в армии. Дело не в том, что эти проблемы не волновали татар - татарская пресса того времени свидетельствует об обратном. В центре внимания находились, являясь наиболее жгучими и болезненными, вопросы самоопределения, культурного и религиозного развития, равенства

В целом большинство телеграмм не отличалось четкой позицией, особенно в политическом, классово-партийном отношении. Они носят больше общедемократический характер. По-видимому, большая часть населения еще не понимала всей глубины и неоднозначности происходящих событий и выражала общую смутную надежду на перемены, особенно в национально-культурной и религиозной сферах, что было ближе и понятнее.

Телеграммы отражают и то, насколько иллюзорными быж многие представления народа. Для него была характерна наивная вера в возможность немедленного вступления в иной мир, светлый и справедливый, построенный на гуманных началах, в котором народы будут одинаково равны и счастливы, а все люди станут братьями.

Невостребованные и неизученные историками в полной мере эти документы полагают воссоздать объемную, многомерную картину февраля 1917 года, отличную от той, что долгие годы воспроизводилась на страницах учебников и монографий. Телеграммы свидетельствуют, что Февральская революция воспринималась и оценивалась современниками как великое событие XX века, возлагались огромные, но, увы, неоправдавшиеся надежды.

С другой стороны, телеграммы показывают, насколько сложно и противоречиво развивалось национальное движение, насколько сложно и хрупко было общественное национальное сознание. Ведь одной из причин падения не только царизма, но и нового режима была нерешенность национальных проблем. Временное правительство стремилось, провозглашая иные намерения, сохранить имперскую идеологию и имперскую политику. Рецидивы этого мышления дают о себе знать и по сей день и неизбежно приводят к обострению межнациональных отношений. А как свидетельствуют эти же телеграммы, национальные проблемы являются для народа одними из наиболее значительных и болезненных. И успешное решение их зависит не только от ликвидации уже имеющихся конфликтов, но прежде всего от переосмысления истоков и первопричин кризисов, от того, насколько мы сможем отказаться от нашего "имперского наследия", преодолеть его как в мышлении, обычной жизни, так и в политике.

 

Примечания

1. Центральный государственный исторический архив в Санкт-Петербурге (ЦГИА). Ф.1278. Оп.5. Д.1246-1388.
2. Там же. Д.1249. Л.28, 42, 50; Д.11324. Л.7, 8, 89; Д.1338. Л.1-231.
3. Там же. Д.1338. Л. 161,230.
4. Там же. Д.1249. Л.50.
5. Там же. Д.1338. Л Л 3-14.
6. Там же. Л.52, 19, 162.
7. Там же. Л.59-60.
8. Там же.
9. Там же. Л.113, 118.
10. Там же. Л. 113.

Диляра Усманова,
кандидат исторических наук

 

5/III. Саратов.

Мусульмане г.Саратова, преисполненные неподдельным чувством неописуемого восторга приветствуют в лице Вашем, Ваше Высокопревосходительство, новое правительство, ставшее у кормила многострадальной России в столь небывало тяжелое время, и молят Бога, чтобы он ниспослал Вам силы вывести страну на широкую и торную дорогу светлой и свободной жизни, достигнув нашей доблестной армией решительной и полной победы над дерзким и упорным врагом. - Председатель собрания Б.С.Юскаев.

7/111. Челябинск.

Мусульмане Челябинска, собравшись б марта по случаю величайшего в мире переворота, постановили приветствовать Государственную думу в лице её исполнительного комитета, выразить ему глубокую признательность, подчиниться всем его распоряжениям, поддерживать его всеми мерами и просить о созыве Учредительного собрания на основе всеобщего, равного, прямого, тайного голосования. - Уполномоченные Васанов, Салимов, Ибрагимов.

12/111-1917. Три адреса. Петроград, Председателю Совета Министров князю Львову, Государственная дума, Михаилу Владимировичу Родзянко. Члену Государственной думы Тевкелеву.

Коканд. Общество татар, вознося горячие благодарственные молитвы Богу за дарованные свободы, радостно приветствует Временное правительство с искренним пожеланием довести начатое дело до желанного конца. - Председатель собрания Тазиев.

31/111-1917. Петроград. Председателю Государственной думы.

Башкиры Тундатуровской волости Оренбургской губернии, подчиняясь новому народному правительству, сердечно приветствуют борцов за Свободу в лице членов Государственной думы и Совета рабочих и солдатских депутатов. Принося благодарственные молитвы Всемилостивейшему Богу за освобождение от долголетнего ига внутренних врагов народа великой России, желаем полного успеха в борьбе с врагами внешними.

Все население волости надеется на замену земских начальников - язвы народной, наследия протопоповщины - на выборных комиссаров.

До тех пор крестьяне и население лишены возможности полностью воспользоваться всеми благами Свободы. До здравствует свободная Россия! Да здравствуют герои Свободы!

Вечная память славным братьям-героям, павшим за нашу Свободу и всех граждан России! - По поручению Временного комитета комиссаров Тунгатаровской волости Искандер Бузыкаев.

14/111-1917. Петроград. Три адреса. Председателю Совета Министров и министру внутренних дел князю Григорию Евгеньевичу Львову. Председателю Государственной думы Родзянко и мусульманской фракции Государственной думы.

Башкиры-мусульмане деревень Максютовой, Белекей, Адыбовой, Нижнего Сазово, Беркутовой Второй Каракипчатской .волости и деревень Нижней Чурюбаевой, Туюибетовой, Бурзяно Кипчатской волости Оренбургского уезда, собравшись в деревне Максютовой, единогласно с великой радостью приветствуют первое народное правительство, обещающее полную свободу личности и отмену всех сословных, вероисповедальных ограничений, заявляют о своем полном подчинении новому правительству. - Удостоверение: Идамы Шахлев, Шаглехмет Гизятусилин.

29/111-1917. Председателю Государственной думы, господину Родзянко.

Угнетенные старым правительством, татары города Казалинска Туркестанского края с величайшей радостью встретили великую радость об искоренении национальных и вероисповедальных ограничений, татарское общество приносит искреннейшую благодарность освободителям от тяжелого гнета и нас татар. - В лице Вас уполномоченные: Сейфульмулюдов, Абубакиров, Собаев, Сейфутдинов.

15/111-1917. Петроград. Председателю Государственной думы

Стерлибашев.

Многочисленное собрание, происходившее 13 марта в Нижне-Инираевой Артюховской волости Белевеевского уезда, приветствуем новое правительство Учредительного собрания и решение вопроса в пользу безземельных и малоземельных. Оно надеется на возможно скорое урегулирование продовольственного дела и скорейшее заключение мира. - Уполномоченные: мулла Галия Гернухаметов, Шарипов, Гиматуллин, Арасланов.

21/111-1917. Петроград. Председателю Государственной думы.

Дюртелей.

Более двух тысяч человек мусульман Уфимской губернии Бирского уезда Асяновской волости, собравшись на сходку, как уполномоченные от тридцати шести тысяч мусульманского населения, избрали меня председателем и, ознакомившись с программой нового правительства, просили меня выразить чувства живейшей радости, приветствия испытанным общественным деятелям. От всей души обещаем общую поддержку всеми силами Временному правительству. В твердой уверенности, что удастся осуществить объявленую программу и обеспечить Учредительное собрание. Мусульманское население выражает при этом желание просить Временное правительство принять в состав правительственного комитета одного члена Государственной думы от мусульман, ибо этим оно окончательно расположит к себе все двадцатипятимиллионное мусульманское население России. Настроение всего населения спокойное и радостное. - Председатель собрания и член Первой Государственной думы Максютов.

26/111-1917. Петроград - Камское Устье.

Совершив моления, муллы - представители всех селений Большой Янсальской волости - горячо приветствует Временное правительство, желая полного и скорого осуществления народных прав и наделения крестьян землей через Учредительное собрание.

9/IV-1917. Исполнительному комитету Временного правительства. Родзянко.

Топорнина.

От Тартышевского отдела Мусульманского комитета распространения идеи гражданства истинно приветствуем новое правительство и благодарим за свободу совести и земли. Просим Бога успеха для нового правительства в делах. - Новый уполномоченный Мирсарьян Якупов.

23/111-1917. Временному правительству.

Новотроицкое.

Поздравляем с успехом, выражаем глубокую преданность, желаем благополучия в свершении великого в настоящий момент дела. Народ единогласно постановил: "Нужны нам соединенные штаты". Выбранные от деревни Арбаш Бомкибашской волости Уфимской губернии Арского уезда. Уполномоченные Сибулла Нурлугаян, Тимирбаевы...

7/III-1917. Петроград. Временному исполнительному комитету Государственной думы.

Челябинск.

Мусульмане Челябинска, собравшись б марта по случаю величайшего в мире переворота, постановили приветствовать Государственную думу в лице её исполнительного комитета, выразить ему глубокую признательность, подчиниться всем его распоряжениям, поддерживать его всеми мерами и просит о созыве Учредительного собрания на основе всеобщего, равного, прямого, тайного голосования. - Уполномоченные: Васанов, Салимов, Ибрагимов.

10/111-1917. В Петроград из Бугуруслана.

Свершилось великое событие: гнилое здание старой власти, так долго давившее народ великой России, рухнуло и мы, мусульмане, живущие в Бугуруслане, переживаем небывалое отрадное чувство при виде этой картины новой зари. Наступил всеобщий светлый порыв. Полные надежды на свободную жизнь и самоопределение в лоне счастливой, обновленной для всех живущих в ней народностей России. Бугурусланское общество и военные чины - мусульмане служили молебен и всем шлем свое горячее слово привета новому правительству в лице Вас. Да здравствует великая возрожденная Россия! На благо всех своих сынов! - Бугурусланское мусульманское бюро. Председатель бюро Ахун Рахманкулов.

16/111-1917. Петроград. Государственная дума.

Свободные мусульмане - русские, черемисы и вотяки - от имени 30 тысяч населения Ваны Шаповатской волости Бирского уезда, собравшись на торжество освобождения с освещением, приветствуют новое правительство, что под знаменами его воцарится гражданское, национальное направление. - Председатель волости комитета Амирханов.

5/IV-1917. Петроград. Три адреса: Председателю Государственной думы, Председателю Совета Министров, председателю мусульманской фракции Государственной думы.

Туркестан. Многолюдное собрание города Туркестана и его окрестностей после восторженных речей единогласно постановило приветствовать и поздравить новое народное правительство, образованное из народных представителей, пользующихся истинным уважением и полным доверием всего мусульманства, как и всей России. Наступивший торжественный исторический момент наполнил наши сердца верою в светлую будущность, молим Всевышнего о ниспослании скорейшего осуществления народных свобод объединенной в текущий момент России и отмены органичений для мусульман, считавшимся при старом правительстве пасынками великой России. Томим себя надеждой, что новое правительство сгладит нанесенные старым правительством мусульманам раны при случившихся событиях в Туркестанском крае, в киргизских степях и на Кавказе. Мусульмане, слившись в одно общее желание, как и вся Россия, принимают решимость поддерживать новое правительство. Мы единогласно и радостно приветствуем членов нового правительства, и всех героев происшедшей перемены, и в лице их новую Россию. Да здравствует обновленная, свободная, единая и равноправная Россия! - Уполномоченный председатель мусульманского собрания Садык Утегенев.