1997 1/2

Галимджан Баруди: «Мусульмане ожидали от Советской власти особой милости...».

Прежде чем представить на суд читателей небольшой по объему документ, описывающий масштабы голода 1921 года в Уфимской губернии, следует немного рассказать об авторе этой исторической записки - муфтии России (1917-1921) Галимджане Галееве-Баруди (1857-1921). В этом году его юбилей - 140 лет. Мусульманский богослов, самобытный педагог-новатор, Г.Баруди был виднейший представитель татарской интеллигенции начала XX века.

Природные дарования, трудолюбие, целеустремленность сочетались в нем с академической ученостью, талантом организатора и высоким чувством гражданского долга.

Несмотря на всю незаурядность фигуры Г.Баруди, он практически неизвестен современному поколению. За исключением четырех коротких статей периода перестройки в различных изданиях и сборниках, которые знакомим в основном с вехами биографии ученого, единственным исследованием его жизни и деятельности до сих пор остается работа Юсуфа Акчурина "Жизнеописание Г.Баруди" (Казань, 1907). К сожалению, автор не завершил свой труд и издал лишь первую часть книги. И в 20-ых годах в своих "Очерках истории образованности литературы волжских татар" литературовед Джамал Валиди дал высокую оценку деятельности исламского улема . После 1923 года наступил длительный период "умолчания", который был прерван лишь в 1983 году статьей "Из медресе "Мухаммадия" в систему просвещения" в № 11 журнала "Казан утлары". В ней его имя по известным причинам упоминалось лишь вскользь.

В историю мусульманской, и прежде всего татарской, культуры России Г.Баруди вошел как ведущий педагог-реформатор. Его имя неотделимо от истории казанского медресе "Мухаммадия" (1882-1917), которое он сам создал и в котором преподавал. Период научно-педагогической и политической деятельности этой личности совпал с самым насыщенным событиями временем перемен и обновления. Идеологической доктриной татарского общества конца XIX - начала XX века стал джадидизм -движение за реформы, которое поначалу представляло из себя лишь попытку видоизменить сложившуюся традиционную мусульманскую систему просвещения, приспособив ее к потребностям быстро развивающейся капиталистической экономики России. Однако очень скоро первоначальные робкие шаги по пути реформ, заключавшиеся в переходе от слогового к звуковому методу обучения, породим среди сформировавшейся к этому времени интеллигенции стремление к более кардинальным изменениям во всей духовной структуре общества. Школа, как основной социальный институт народного просвещения, по-прежнему оставалась в центре внимания реформаторов.

К началу XX века идеология джадидизма проникла во все слои татарского общества, вызывая горячие споры между сторонниками различных подходов, а также в целом между реформистами и традиционалистами. Последние воспринимали новые веяния как факторы, разрушающие традиционные духовно-нравственные устои татарского народа. Сам Г.Баруди был активным сторонником реформ. Но он, будучи реалистом и трезвомыслящим политиком, всегда придерживался того мнения, что преобразования надо осуществлять постепенно. Эту тактику он отстаивал и в своем медресе. Такой подход воспринимался частью общества, особенно молодежью, в период революции 1905-1907 годов, как нерешительность и даже нежелание проводить реформы. Примером "непрогрессивности и отсталости ученого" считалось его отрицательное отношение к участию татарских шакирдовI в Первой русской революции, в частности к факту демонстративного ухода в феврале 1906 года 82 учащихся из медресе "Мухаммадия". Последнее событие обсуждала не только татарская, но и вся российская пресса. Надо подчеркнуть, что впоследствии эти события были умело обыграны идеологами новой власти. В советских публицистических исследованиях Г.Баруди неизменно изображался верноподданным религиозным фанатиком и политическим консерватором.

Г.Баруди был не только видным педагогом, но и одним из самых заметных лидеров мусульманского общественно-политического движения в России начала XX века. В 1905-1906 годах он принял активное участие в организации и проведении трех съездов российских мусульман, которые проводились в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге. Многие проекты реформ, в частности в делах народного образования и структуре религиозной жизни мусульман, написаны при непосредственном участии Г.Баруди. Его подпись стоит под многими коллективными обращениями мусульман к правительству России.

В 1906 году Г.Баруди приступил к воплощению своей давней мечты - изданию и редактированию научного журнала "Дин вђ ђдђп" ("Религия и мораль"), в котором публиковались толкования законов Шариата, освещались общие и частные проблема мусульманской философии. Журнал пользовался спросом и имел стабильную читательскую аудиторию.

В 1907 году ректор медресе "Мухаммадия" был обвинен в антигосударственной пропаганде и в 1908 году выслан под гласный надзор в Вологду. Через несколько месяцев ему удалось получить разрешение на выезд за границу, и оставшуюся часть ссылки до апреля 1910 года он провел в Ливане и Сирии, где продолжал научные исследования.

На Всероссийском мусульманском съезде в Москве (май 1917) Г.Баруди на альтернативной основе был избран муфтием Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ). Отношения управления с Советской властью складывались нелегко. Свой первый визит глава мусульман России нанес московским большевистским правителям в мае 1918 года. Результатом встречи с новым руководством страны, и в первую очередь, со Сталиным, Г.Баруди остался неудовлетворенным. Сам муфтий, видимо, поначалу считал новую власть временной и относился к ней соответственно. А.Баттал в одном своих очерков серии "Казанские знаменитости", посвященном жизни и деятельности Г.Баруди, вспоминает о встрече с ним в Петропавловске в конце 1919 года. Тогда муфтий оказался среди тех, кто поддерживал армию А.Колчака и был страшно разочарован шовинистическими взглядами адмирала по отношению к нерусским народам России, который буквально заявил муфтию, что "больше тех прав, что были у мусульманских народов при царском режиме, не будет". Именно это и заставило Г.Баруди вернуться в Уфу и возобновить контакты с Советской властью.

Будучи муфтием России, Г.Баруди много сделал для нормализации религиозной жизни мусульман. В 1918 году под его руководством в Уфе прошло Всероссийское совещание имамов, на котором обсуждались проекты создания широкой системы религиозного просвещения и воспитания. В нем приняли участие самые авторитетные религиозные деятели России.

Очень много труда вложил муфтий в организацию борьбы с голодом в Поволжье и Приуралье. Он объездил всю Уфимскую губернию, чтобы воочию убедиться в размерах бедствия. В августе 1921 года им была написана записка на имя И.Сталина, в которой изложены причины и масштабы голода среди мусульман Уфимской губернии. Публикуемый впервые документ был выявлен автором в 1991 году в фонде Оренбургского мусульманского духовного собрания. Эта неофициальная записка, бесспорно, является свидетельством активной работы муфтия и всего Центрального духовного управления мусульман по привлечению внимания государственных и общественных организаций к бедственному положению голодающих. Под руководством муфтия было принято специальное "Положение о порядке деятельности Центрального духовного управления Внутренней России и Сибири по оказанию помощи голодающим" (текст "Положения" публикуется вместе с запиской).

Эмиссары, назначенные муфтием, активно работам с государственными деятелями восточных стран. ЦДУМ обратилось с воззваниями о помощи к странам мусульманского Востока. На призыв ЦДУМ сразу отомкнулись мусульмане Финляндии (татарская распора), мусульмане Китая, Афганистана и Турции. Турция прислала также и двух своих представителей от Красного Креста в помощь Московской комиссии. В короткий срок удалось наладить отправку собранного продовольствия по линии международной организации Помгол. Сам муфтий, будучи в Москве по делам организации помощи голодающим, скоропостижно скончался 6 декабря 1921 года.

Постоянная комиссия уполномоченных от ЦДУМ в составе трех человек работала в Москве с ноября 1921 до конца сентября 1923 года. Она регулировала движение гуманитарной помощи из восточных государств, а также организовала в Москве большой детский приемник для потерявшихся голодных детей, которых затем отправляли к родственникам. Председателем комиссии был назначен казыйII ЦДУМ Кашшафутдин Тарджеманов (1877-1943).

Надеемся, что публикуемые документы раскроют перед читателями нашего журнала еще одну дотоле неизвестную страницу отечественной истории, а также привлекут внимание историков к этой важной теме.

Сулейман Рахимов

I Шакирды – учащиеся мусульманских школ

II  казый – духовный судья.

 

Народному комиссару по делам
национальностей гражданину Сталину,
Предсовнаркому Ленину,
Наркомпроду Цурюпа,
Председателю ВЦИК Калинину

Частное письмо
председателя Центрального духовного
управления мусульман Внутренней России и Сибири
муфтия Галеева (Галимджан эл-Баруди-Галеев

25 августа 1921 года

Нижеследующие путевые заметки написаны в силу глубокого желания мирного преуспевания народностей республики под впечатлением, полученным во время путешествия с 4-го июня по б июля 1921 года среди населения (по преимуществу мусульманского) Белебеевского, Уфимского и отчасти Стерлитамакского уездов Уфимской губернии.

1) Весной сего года мусульмане посеяли все семена, какие только имели, но семян у них хватило лишь на 1/3 (одну третью) часть полей, а 2/3 (две трети) полей, частью в обработанном виде, пустуют. Озимые хлеба совершенно безнадежны, так что не вернут и семян.

2)Население уже голодает и принуждено питаться листьями, и корой деревьев, и разными кореньями.

3) От голода и некультурности среди населения распространяются разные болезни, в конце июня во многих местах появилась холера; меры борьбы с ней ничтожны; врачей и лекарств не хватает, народ погибает.

4) Во многих местах начался уход из деревни, носящий характер беспорядочного бегства неизвестно куда. Вследствие непланомерности и беспорядочности этого переселения многие из беженцев гибнут: то и дело видны кошмарные картины умирающих и даже непохороненных трупов близ вокзалов и дорог.

5) Ужасы эти главным образом встречаются среди мусульманского населения, и в особенности среди башкир. При виде всего этого поневоле. При виде всего этого поневоле приходят в голову мысли, что мусульманское население Уфимской губернии обречено на вымирание.

6) Одной из причин этого страшного положения я считаю следующее: зимою и весной 1921 года агенты местной продовольственной власти, не знакомые с местными условиями, при выполнении разверстки забрали весь оказавшийся на руках у мусульманского населения хлеб, не принимая в расчет ни его продовольствие, ни семенную нужду. Мусульмане, как элемент по природе наиболее лояльный, при том еще напуганный и угнетавшийся при старой власти, боясь вооруженной команды и строгостей местных агентов новой власти, никаким способом ничего не могли оставить себе на продовольствие и семена и выдали весь запас хлеба. Есть, конечно, и другие причины бедственного положения мусульман, вроде их некультурности, некоторой беспечности и причин чисто исторического характера. Я о них здесь не распространяюсь.

7) В то время, когда мусульмане, питая высокие надежды, ожидали от Советской власти особой милости и помощи бедным, действия местных властей, никогда не виданные и равные полному разорению населения, так ошеломили последнее, что оно потеряло голову, не может очнуться и ... покорно мрет.

Перечитав свои дорожные заметки, я решил послать их в не исправленном виде, а лишь в переводе на русский язык некоторым представителям центральной власти, в том числе и вам, гражданин Сталин, желая остановить ваше сугубое внимание на этой правде жизни, и надеюсь что Советская власть, при участии вашем, немедленно и в первую очередь выдвинет особые срочные меры помощи беднейшему мусульманскому населению Уфимского края, не дав ему окончательно погибнуть от голода Лусть это население почувствует и убедится, что если при выполнении разверстки с него взято было и много, то при оказании помощи голодающим Советская власть проявляет высшую справедливость и человеколюбие.

Муфтий                                                                                                                                                                                                                   [подпись]

Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан. Ф.295. On.11. Д.963. Л. 154.

 ПОЛОЖЕНИЕI

о порядке деятельности Центрального духовного управления мусульман
Внутренней России и Сибири
по оказанию помощи голодающим.

В целях использования всех источников и средств для оказания помощи пострадавшему от неурожая населению республики, центральное духовное управление мусульман привлекается к участию в деле помощи на основаниях, приведенных в настоящем положении.

ПОРЯДОК ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

§ 1. Для привлечения средств и целесообразного распределения их между голодающими Духовному управлению предоставляется:

а) обращаться внутри страны и вне ее с воззваниями о помощи голодающим, особенно к народу мусульманского Востока, с ведома органов власти;

б) организовать сборы за границей, особенно в странах мусульманского Востока, причем посылки особых представителей производятся с ведома ЦК помгола, ВЦИК и с разрешения надлежащих органов власти;

в) открывать сборы пожертвований в натуре и деньгами внутри страны;

г) устраивать спектакли, концерты, благотворительные вечера, базары, лекции и прочее в целях сбора средств для помощи голодающим по соглашению и под контролем местных комиссии помгола.

д) разрабатывать совместно с ЦК помгол планы распределения собранного сообразно с волей жертвователей;

е) участвовать в лице своих местных органов (мухтасибов и мулл) в работе местных помголов по распределению собранного между голодающими мусульманами,

§ 2. Пожертвования, собранные Духовным управлением или его уполномоченными, в чем бы они не заключались, направляются в ЦК помгола, если они собраны за пределами страны или вне голодающих районов; и в соответствующий компомгол, если они собраны в голодающем районе.

§ 3. Пожертвования эти поступают на особый счет Духовного управления и получают назначение согласно плану распределения, разработанному в порядке пункта § 1 настоящего положения.

ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ

§ 4. Ввиду отсутствия в Москве Центрального религиозного управления мусульманского духовенства - Духовное управление образует в Москве для ведения дела помощи голодающим особую комиссию уполномоченных в составе трех членов, из коих председатель назначается Духовным управлением из числа своих членов, а двух остальных из числа подведомственных ему духовных лиц.

§ 5. При комиссии уполномоченных состоит технический персонал в необходимом для ведения дела помощи голодающим количестве.

§ 6. Члены комиссии утверждаются в своем звании ЦК помгола.

§ 7. Комиссия уполномоченных имеет постоянное пребывание в Москве.

§ 8. Работа под руководством Духового управления, оно разрешает все вопросы, связанные со сбором пожертвований, ведет учет собранного, разрабатывает совместно с ЦК помгола планы распределения, руководит деятельностью мухтасибов и мулл и сносится от имени Духовного управления со всеми учреждениями по предметам своего ведения.

§ 9. Районными органами Духовного управления по оказанию помощи голодающим являются мухтасибы с мушавирами при них по директивам ЦК помгола ВЦИК и комиссии уполномоченных под руководством компомгола. Мухтасибы собирают пожертвования и участвуют в работе местных комиссий Помгола по распределению собранного среди голодающих мусульман своего района.

§ 10. Местными органами, непосредственно привлекаемыми компомголом к работе по распределению, служат муллы, мухтасибы и мутаваллии (приходские попечители).

§ 11. Порядок сбора пожертвований, их направления и отчетность устанавливается особой инструкцией Духовного управления, утвержденной ЦК помголом.

КОНТРОЛЬ

§ 12. Контроль под деятельностью Духовного управления в области помгола осуществляется ЦК помгола в центре и губкомпомгола на местах через особых уполномоченных на то лиц. Последним предоставляется право присутствовать на заседаниях Комиссии уполномоченных и районных органов.

Член президиума ЦК помгола ВЦИК                                                                                                                                                           (подпись)

С ПОДЛИННЫМ ВЕРНО

Член управления секретарь - М.С.ХАСАНОВ                                                                                                                                           (подпись)

Центральный государственный архив Российской Федерации. Ф.1318. Оп.1. Д.1545. Л.21;21об.

I Положение было разработано к ноябрю 1921 года. В том же месяце муфтий со своим заместителем К. Тарджемановым прибыли в Москву для координации своих действий с ЦК помогла в деле помощи голодающим.