1997 1/2

Наука быть счастливым

Редакция продолжает публикацию древнетюркского литературного памятника XI века. Подробно об авторе вы можете узнать в пробном номере журнала "Гасырлар авазы - Эхо веков" за май 1995 года.

 

Глава говорит о преимуществе хороших поступков

Наш путь известен - жизнь всего лишь сон,
Хоть и чудесен, но недолог он.

Жизнь - это ценность, данная на срок.
Добро содеял - и добро извлек.

В конце концов у всех одна судьба –
Смерть ждет и властелина и раба.

Вставай, верши добро, пока ты в силе,
Не забывай: нам всем лежать в могиле.

Нам только имя навсегда дается,
Уходим мы, но имя остается.

Прославленному имени почет
Мир не одно столетье воздает.

И поминает до скончанья века
Проклятьем имя злою человека.

Что ожидает нас: позор иль слава?
При жизни сделать выбор - наше право.

Исчезнем мы, но имя не утратим,
Воскреснем мы хвалою иль проклятьем.

Был прав мудрец, сказав нам в назиданье
Что не бывает зла без наказанья.

При жизни ль, после смерти, - все равно
Зло человеку будет отмщено.

Зло, что огонь, возникнет на пути –
И путнику его не обойти.

Но, словно пламень, все кругом губя,
Зло пожирает и само себя.

Не делай зла, в подлунном мире сущий -
Кто б ни был ты: бедняк иль власть имущий!

Издревле так бывает - хан ученый
Провозглашает добрые законы.

Среди правителей лишь мудрецы
Для жителей своей земли отцы...

На свете хан ученый жил когда-то.
Его законы были чище злата.

Среди людей, к владыке приближенных,
Мужей не пребывало неученых.

Дорогой знанья вел простой народ,
В чьем процветании видел свой доход.

Довольство бека и простолюдина –
Лишь это было целью властелина.

Он так своими подданными правил,
Что имя навсегда свое прославил.

Все превратится в пыль, но мир навеки
Запомнит быль об этом человеке.

Он, пережив свой прах, живет в веках
На сих листах и на людских устах.

Мудрец бессмертью служит светом знаний,
А что глупец заслужит, кроме брани?

Вот что сказал нам человек один,
Что мудрым стал, доживши до седин:

«Невежда, сидя на высоком месте,
Высокий сан низводит до бесчестья,

А мудрый муж, сидящий к двери близко,
Возвысит место, хоть оно и низко».

Где б место ни было отведено,
Мудрец его украсит все равно.

Известны мне два вида благородства:
Меж мудростью и властью вижу сходство.

Правитель даст закон, ученый - знанья.
Деянья их достойны подражанья.

Правитель, твой закон - первооснова,
Спасительно твое, мыслитель, слово!

Порой бывает, что слова ученых
Сильней царей, сильней земных законов.

Я славлю слова, что, избегнув тленья,
Переживут людские поколенья.

Коль молвит слова тот, кто был безгласен,
Поверю я, что труд мой не напрасен.

Пусть люди, для которых я предтеча,
Продолжат речь мою своею речью.

Владенье словом - дар едва ль не лучший.
Присловье вспомнить я могу на случай:

«Сиянье глаз - краса лица любого,
Речь - цвет ума, а сила речи – слово».

И как прекрасно слово мудреца
В согласье с выражением лица.

..Я рассказал о свойствах благородства,
Ума и власти я подметил сходство.

Блаженны люди той земли, где, к счастью,
Соединился ум владыки с властью.

Я повторю, хоть это и старо:
"От разума рождает власть добро".

 

Глава говорит о том, что самое прекрасное в человеке - знания и разум

Мое призванье - слово, а желанье –
Восславить разум, возвеличить знанья.

Во тьме незнанья знанье - свет зари,
Его сиянье - пламя изнутри,

Ум возвышает знающего имя
Нам всеми именами остальными

Чтоб убедиться, вспомни Нуришвана,I
Чье имя как звезда среди тумана.

Обогатил народ сей муж ученый,
Провозгласил разумные законы,

За щедрость, соразмерную уму,
Прозванье "Щедрый" дал народ ему.

Царь, если ум дала ему природа, -
Великий дар для своего народа.

..Лишь зрелый муж сумеет стать ученым,
Что может знать подросток несмышленый?

Что может ожидать от старика,
Чья память меркнет и дрожит рука?

Мужей из низкородных, несвободных
Возвысит ум до круга благородных.

Ученый муж - будь он простолюдин –
Сам подданный себе и господин.

Ученый независимей невежды:
Он знаньем хлеб добудет и одежды.

Постигнем знанья - будем все нужны,
Не умаляйте, люди, их цены.

Напомню истину, что непреложна:
«И добродетель без ума ничтожна».

На мускус наши знания похожи:
Скрыть муксус невозможно - знанья тоже.

Речь знающего обнаружит знанья,
Как близость муксуса - благоуханье.

...Чтоб конь не шел неведомо куда,
Необходима крепкая узда.

Чтобы дурные сдерживать желанья,
Узда необходима в виде знанья.

На воле табуны пасутся в поле,
И только конь любимый на приколе.

Твой лучший конь у дома день-деньской,
Чтоб быть ему на случай под рукой.

Всегда, чем более мы даем ценим,
Тем меньше воли мы даем влеченьям.

Для мудреца все ясно и не странно,
А для глупца свое же имя бранно.

Одно и то же слово и совет
На пользу мудрецу, глупцу во вред.

Еще скажу я: прав ты иль не прав,
Не молви слова, гнев не обуздав,

Чтобы потом, когда уж сделал дело,
Раскаянье тобой не овладело.

Я склонен полагать, что низких свойство –
В борьбе со слабым проявлять геройство.

В былые времена сказал об этом
Ученый, одаривший нас советом:

"Гнев отнимает разум у людей,
Во гневе добрый человек - злодей.

И даже тот, кто праведнее всех,
Во власти злобы совершает грех".

... Себе я начертать позволю строки,
Чтобы мужские указать пороки.

Серьезней всех других, наверняка,
Такой изъян, как лживость языка.

Пристрастье к злоречью - к слову злому –
Противоречит существу мужскому.

Мужчину унижает также зависть,
Позорно жить, завистником прославясь.

Мужчина должен все решать спокойно,
Давать свободу гневу недостойно.

Для мужа мужелюбие - несчастье.
Что в жизни хуже этого пристрастья?

Один порок - поверь - вселится в нас
И открывает дверь другим тотчас.

Вращаются миры, полны величья.
Меняется земля, ее обличье.

На свете лишь добро неколебимо,
Все доброе для смертных исполнимо.

Блажен тот смертный, что добро творит, -
В огне раскаянья он не сгорит.

Меж тем как зло, все на пути губя,
Уничтожает и само себя.

Злой человек - земли недолгий гость.
Его сжигает собственная злость.

Не знает злой ни счастья, ни веселья,
Лишь добрый человек достигнет цели.

I Нуришван (Ануришван, букв.: "бессмертная душа") – один из наиболее известных и могущественных иранский царей и династии Сасанидов.