1997 3/4

Письмо золотоордынского хана Ахмеда турецкому султану Фатих Мехмеду (1477)

Редакция продолжает знакомить чита­телей с письмами ханов Золотой Орды, отправленных в адрес османских султанов в Стамбул. Предлагаемая публикация представляет собой перевод с турецкого языка исследовательской работы нашего соотечественника, известного тюрколо­га Акдеса Нимета Курата* из его книги "Ярлыки и письма Золотоордынских, Крымских, Туркестанских ханов в фонде архива музея Топкапы". Стамбул. 1940.

 

В архиве музея дворца Топкапы в Стамбуле хранится письмо, написанное ханом Золотой Орды Ахмед ибн Мухаммед ибн Тимуром ту­рецкому султану Фатих Мехмеду в середине месяца сафар 882 года (май-июнь 1477 года). Место отправления не указано.

При первом осмотре документа трудно представить, что письмо принадлежит одному из золотоордынских ханов, ибо по своей внеш­ней форме оно совершенно не похоже на ана­логичные письма ханов Улуг-Мухаммеда и Махмуда.1 Письмо Ахмед ибн Мухаммеда меньше по размерам и без соответствующего данному типу ханских писем. Лишь после зна­комства с текстом письма, можно установить, что оно принадлежит золотоордынскому хану Ахмед ибн Мухаммед ибн Тимуру.

Длина документа 69 см, ширина 21 см. (Срав.: письмо Улуг-Мухаммеда: 200,3x28 см, письмо Махмуд хана: 141x27 см).

Более чем 500-летний возраст документа ос­тавил свой отпечаток, с годами он приобрел желтый цвет. Так же как и письмо Улуг-Мухаммеда, верхняя часть имеет густой вишне­вый цвет. Того же цвета и обратная сторона верхней части документа, она приклеена на ку­сок кожи длиной 14 см, шириной 21 см. При заворачивании кожаное покрытие становится защитным слоем для документа.

Письмо включает в себя 24 строки (длина каждой строки 16 см). Первая строка письма состоит из слов обращения, написанного позо-лочением, имя адресата - султана Фатих Мех-меда • традиционно написано позолочением. В предыдущих письмах, даже в письме Махмуд хана, титулы и звания османского падишаха перечисляются очень коротко, тогда как в письме Ахмед хана титулы султана Фатих Мехмеда указаны в нескольких (2-6) строках, кроме того, к ним добавлены и молитвенные слова (6-9). Основное содержание документа на­чинается только с 10-й строки.

На уровне 15-16 строк, с правого края ли­цевой стороны документа позолочением написа­но имя отправителя - Ахмед ибн Мухаммед ибн Тимур хан. Имя хана не сопровождается традиционной печатью или знаком.

Хорошо сохранившееся письмо написано разборчиво, но не очень выразительным почер­ком дивани. Во многих местах либо отсутству­ют точки арабских букв, либо, наоборот, про­ставлены лишние точки или черточки.

Стиль изложения документа также отличает его от подобных писем, отправленных из Золо­той Орды. Первые три строки не отделены от общего текста, как это было в письмах преды­дущих ханов. И наоборот, выделены 10-я и 11-я строки, являющиеся началом основного содержания письма. Что касается' языка данно­го документа, то в нем наряду с сохранением золотоордынского литературного языка, наблю­дается увеличение количества арабских слов (по сравнению с языком письма Махмуд хана). В вводной части письма ясно просматривается влияние стиля, принятого во дворце османского повелителя. Вместо обычных титулов, употреб­ляемых ханами Золотой Орды, приводятся раз­вернутые титулы, занимающие в письме не­сколько строк. Дата письма указана по хид-жри. Оформление документа, его язык полно­стью отражают позицию правителя Золотой Ор­ды принятую им по отношению к султану Фа­тих Мехмеду. Ахмед хан пишет свое послание в духе монарха, практически принявшего под­данство османского султана. Если взять во внимание дату написания письма - 1477 год -это чуть позже того события, когда Крымский полуостров и берега Азовского моря вошли в состав Османской империи, данное положение легко объясняется.

Письмо Ахмед хана и его фотокопия были впервые опубликованы Февзи Куртоглу в "Бюллетене" за 1938 год (т.2, № 5/6, с.247-250).

 

*Курат Акдес Нимет (Нигметов Акдес, 1903-1971) - из­вестный тюрколог, историк, литературовед. Родился в дер.Беркет Ключ Уфимской губ. (ныне Черемшанский р-он Та­тарстана) в семье указного имама. Окончил исторический фа­культет Берлинского университета. С 1928 по 1971 год - про­фессор Анкарского университета. Специализировался в об­ласти источниковедения истории тюркских народов. Автор свыше ста научных работ. Трагически погиб в автомобильной катастрофе.

 

Письмо Улуг-Мухаммеда (1428 г.) опубликовано в "Гасырлар авазы - Эхо веков" 1996. № 1/2. С.28-34. Письмо Махмуд хана (1466 г.) • "Гасырлар авазы - Эхо веков" 1996. № 3/4. С.18-24.

 

Транскрипция письма Ахмед хана

1. Huwa1

2. Hudawândğar-i âğzam qârdâşim Sultan Muhammâd-i kâmkâr2

3. Bicânab-ı istisal-i ahh-il aazz-i3 wâl-âkram Sultan -üs-salâtin-ül arab-i wâl-ğacem malik-i riqab-ül-ümmem

4. zil-ul-lahi fil-arazîn kahraman-ül-ma-i wât-tîn nasîr-i ğibad-il-lah hafiz-i bilâd-il-lah qahir-i ağda-il-lah ağdal-üs

5. salâtin-il-ins-i wal-can mânbaği ihsan-il mağdâlât-i wâl-ihsan ğîyas-üd-dünya wad-din

6. mürâbb-il-ğülema-i wâl-mustağid-din halledallahu mülkehu wa sultanehu wâ câğale fauqal farqadayn-i mâkânehu wâ aywanah

7. wâ haq sübhanehu wâ tâğâlâ âftâb-î ğazamât wâ bahtiyari wâ sayâ-i saltanat wâ kâmkâri wâ dâr-ânâ-il-lâyl-i wâ âtrafin

8. ânnâhâr wâ âz4 hazrât-i sübhani wâ quwâ-i burhan-i mâzid-i ğümr wâ dâwam-i dâülât wâ hülüd-i ğazamât-ü haşmât ta damân-i

9. qiyamat tabanda wâ payâandâ darad zill-i zilâl abadan mâbsût bad bihürmât-in nâbiyy-i wâ âlih-il-âmcâd

10. bağda âz ğarz-i mahabbât-il-ühuwâ wâ tâbliğ-i tâtmim-it-tâhiyyâ iğlâm

11. ul t[u]rur kim râsul-ü5 mürsâl Qaraç[a]6 bahatur kildi

12. siznin sağ wo sâlâmâtlikinizni b[i]zgâ mâğlûm gîldı hâm ul âhbar-ı büldan-ı mâftuhm tâqi b[i]zgâ tâğyin qîldı

13. biz tâqi bâğdâ istimağ-ül kâlâm biğayât wâ lâ nihayât şadkâm ulduq âlhâmdüliUâhi tâğalâ wâ hüsn-ü istikmal-i

14. umura siznin wâ b[i]znin aramızda q[a]rmdaşlıq alâ tarîq-il muhabbât zahir buldı min bâğdâ hâzih-il-âyyam wâ dâhrân

15. min-âl-âğwam iksük bulmay ağır sâlâm yingil bölâk7 birlâ ilci kilâçilârimiz8 barsun kilsün

16. dostluq q[a]rındaşlıqımız kündin küngâ târâqqî qîlsun tip sizgâ ilçilikkâ

17. Gaziz Hoca atlığ q[a]rındaşım oğlun yibârdim Çingis H(an)nıfi9 b[i]r oğlu m[e]n m[i]n

18. b[i]roğlı Ğaziz Hoca turur imdidin son siznin b[i]rlâ b[i]zim aramızda tânri ğinayâte

19. b[i]rlâ dostluq ol tariq ziyada bulğay kim inşaallah-i tâğalâ sonğı zamanada dost

20. düşman arasında b[i]r atı qalgay10 taqi hâr tarafğa siz ğazm wâ sâfâr qllsaniz biz taqi bu tarafdin

21. s[i]zgâ taqwiyat qîlurğa haz[ı]rmız bâğdâ intisar-ül-kâlâm bu kündin ilgârü qayu iş kim sizniri

22. wâ   biznin   aramızda   q[a]rındaş[lıq]   ziyadâsiğâ tâğâllüq tutar ol işnin tacilingâ istiğdad qîlurğa

23. mâşğül bulsaiıiz siz hâkim siz tip ağır sâlâm wâ yingil bölak birlâ hazrâtgâ râsul irsal qîlmdı

24. tarih  s[i]kiz  yüz  s[i]ksan  ikida  mübarâk  saf ar ayının nısfında istiktab11 q[ı]lındı

 

Tahiât-ül-muhabbat Ahmad ibn-i Muhammad ibn-i T(i)mur han

 

Примечания к тексту письма

1. [Huwa]. Относительно этой формы обращения см.: Письмо Махмуд хана. Примечание

2. Форма обращения к адресату отличается от письма Махмуд хана. Здесь особенно привле­кает внимание употребление слова [hudavendgâr] "государь, повелитель". Как известно, это было традиционным титулом правителей Османского государства, в особенности начиная с Мурада I. Наличие слова [кардешим] "брат, братец" также является новым явлением. Этим выражением Ахмед хан, вероятно, хотел выразить дружественное отношение к османскому правителю, но в то же время хотел ясно" показать, что признает его правителем великого государства.

3. Это слово в тексте четко написано в форме [istisal]. Однако, если иметь ввиду его основное значение "искоренять, вырывать с корнем" и его связь в предложении с последующим за ним выражением [ahh-il aazz-u], следовало бы ожидать вместо слова [istisal] другое, к при­меру [mııstatab] (?) "лучший, превосходный, великолепный".

4. [Ez hazret-i], персидское [ezj*.

5. Вместо традиционного тюркского слова [илчи] "посол", встречающегося в предыдущих письмах, в этом послании употребляется арабское слово [rasııl] "посол".

6. Данное имя, написанное в письме в форме [Karaç], может читаться как Карач, Каража или Каражы. Среди крымских мурз в 1657 г. был мурза по имени Карачи. (Stockholm. Riksarkivet, Tatarica. Рапорт о путешествии в Крым в 1657 г.) Известно также, что в 1669 г. в Крыму работал переводчик по имени Карачи. (Вельяминов-Зернов. Материалы по исто­рии Крымского ханства. С.547. Письмо Дороменко). Следует сказать, что имя Каража до­вольно часто встречалось у тюрков. Одного из командующих тюркских войск, сражавших­ся против русских казаков в 1584 году, после поражения сибирского хана Кучума, звали Карача. (С.Соловьев. История России. II, 629). Во времена Мурада II, среди османских ту­рецких беков был знаменит Каража бей. (История Ашыкпашазаде. Стамбул. С.147) (на ту­рецком языке) и др. Как видно, данное имя встречалось во всех тюркских племенах.

7. Так же, как в письме Махмуд хана. Примечание 19.

8. Письмо Улуг-Мухаммед хана. Примечание 2.

9. Это слово, написанное в тексте через букву [ж] все же должно читаться как [хан].

10. См. Письмо Улут-Мухаммед хана. Строка 10. Письмо Махмуд хана. Примечание 18.

11. Форма концовки, встречающаяся в предыдущих письмах, в данном письме не "употребля­ется. Вместо слова [битилди] "написано" употребляется арабское слово [istiktab]." Таким образом, очевидно все больше усиливающееся влияние арабского языка.

 

Перевод текста письма

[10] Выразив братское отношение и передав при­вет, сообщаем, [11] что отправленный Вами посол Ка-рач(а) Бахатур прибыл. [12] Известил он [нас] о Ва­шем здравии и передал вести о тех завоеванных горо­дах; [13] мы же, услышав его слова, были безгранич­но рады. Слава Аллаху, дела завершились благопо­лучно. [14] Братские узы между нами и Вами стали очевидными на основе уважения друг к другу. После этих дней [15] и лет, пусть не ослабевают [братство и дружба], пусть ходят наши послы; [16] пусть крепнут дружба и братство день за днем. С этой целью, послом к вам [17] отправил сына [своего] брата, имя ему Азиз Ходжа. Одним из сыновей Чингиз хана являюсь я, [18] еще одним [из них] является Азиз Ходжа. Впредь с помощью Аллаха между нами и Вами, [19] таким образом, укрепнет дружба; слава Аллаху, в после­дующее время среди друзей [20] и врагов останется имя. Если вы в каком-либо направлении отправитесь в поход, то мы со своей стороны [21] готовы вас под­держать. Закончив слово, [надеемся на то, что] начи­ная с этого дня, [22] если задумаете начать любое де­ло, как меру, полезную в укреплении братских отно­шений между нами и Вами [23] - Вы властны. Говоря так, с огромным приветом и небольшим подарком к почтеннейшему отправлен [нами] посол. [24] Написа­но в середине месяца сафар** 882 года.

 

[с краю письма]:    Дружественный привет.

Ахмед ибн Мухамед ибн

Тимур хан.

 

Личные имена, упомянутые в письме Ахмед хана

Ахмед хан ибн Мухаммед хан (1445-1481). На 17-ой строке письма написано: "Я один из сыновей Чингиз хана". Этим Ахмед хан хочет дать понять, что он принадле­жит к династии Чингиз хана. Ахмед хан ибн Мухаммед хан, ибн Тимур хан был пра­вителем Золотой Орды и известен как Сеид-Ахмед. Его отцом является Кучук-Мухаммед хан, правивший Золотой Ордой с 1437 по 1445 год. После хана Кучук-Мухаммеда на престол взошел его сын - Ахмед хан (1445 г.), он правил Золотой Ор­дой (Голубой Ордой и частью Белой Орды) до 1481 года. Этот хан является послед­ним правителем Золотой Орды. Он обладал удивительной работоспособностью и храбростью, тратил много сил на закрепление гегемонии Золотой Орды в Восточной Европе. Однако сложившиеся в то время условия существующие в те времена помешали этому, ибо после падения Аксак-Тимура жизненные силы Золотой Орды ис­сякли. Началась борьба за власть между многочисленными сыновьями (огланами) Чингиза, образовались новые "ханства" в разных местах. Все это явилось главной причиной постепенного ослабления Золотой Орды. Несмотря на это, Сеид-Ахмед хан неуклонно продолжал отстаивать господство "тронного государства". Ходил не­сколько раз подряд на Москву с целью вновь обложить данью московского князя, который стал умело использовать раздоры в Сарае. В годы правления Сеид-Ахмед хана шла борьба, с одной стороны, с Московским государством, с другой - с Крым­ским.

Примерно в 1428 году1 с помощью великого князя литовского Витольда (1392-1430) в Крыму стал правителем один из чингизидов - Хаджи-Гирей сын Гиясетдина. У нас нет неоспоримых фактов о сношениях Сарая с Крымом во времена правления ханов Улуг-Мухаммеда и Кучук-Мухаммеда. Однако, после того как власть в Сарае перешла в руки Сеид-Ахмед хана, все это время велась борьба между Золотой Ордой и Крымом.

И Хаджи-Гирей и его сын Менгли-Гирей потратили много сил на то, чтобы не допустить усиления Золотой Орды. С этой целью Хаджи-Гирей установил дружеские связи с московским князем Василием, затем Иваном III, являвшимися "подданными" Сеид-Ахмед хана, а также оказывал поддержку Московскому княже­ству во время нападений на него хана Золотой Орды. К примеру, в 1465 году Сеид-Ахмед хан с огромной силой пошел в поход против московского князя Ивана III. В это время Хаджи-Гирей, двигаясь во главе крымского войска, застал золотоордын-ского правителя на берегу реки Дон и эти два тюркских войска на глазах москов­ского князя бились друг против друга. Ни одна из сторон не взяла верх, лишь Мос­ковия спаслась от неизбежной гибели.

В то время, когда Сеид-Ахмед хан таким образом был занят борьбой с Крымским ханом, в Сарае его брат Махмуд начинает схватку за власть. Весной 1466 года в бас­сейне реки Юзень правил Махмуд хан. Однако его правление, должно быть, про­должалось совсем недолго.

Великой целью Сеид-Ахмед хана было полное подчинение себе Московского княжества. С этой целью хан в 1455, 1461 и 1465 годах ходил на Москву. Известно, что во время первых двух походов он дошел до середины России, сжег Москву. Од­нако беспорядки, начавшиеся в "Тронном государстве" заставили возвратиться Сеид-Ахмед хана. Известно также, что был договор между Золотой Ордой, Польшей и Ве­ликим княжеством Литовским о совместных действиях, направленных на покорение Московского княжества.

В это время в Польше правил Казимир IV (1447-1492), он так же, как и Сеид-Ахмед хан, хотел воспрепятствовать усилению Москвы. Оба правителя хорошо по­нимали, какая опасность им угрожает в случае усиления последней. Казимир IV по­слал в Сарай татарского знатного человека по имени Кирей (Гирей), нашедшего у него убежище, и предложил через него организовать совместное нападение на рус­ские земли. Сеид-Ахмед хан немедленно поддержал предложение польского короля. Таким образом, образовался союз Золотой Орды и Польши против Москвы.

Московский князь Иван III ответил на это укреплением дружеских уз с Крымом. В это время в Крыму правил Менгли-Гирей (до 1515 года с перерывами) сын Хаджи-Гирея. Менгли-Гирей хан категорически был против усиления Золотой Орды, поэтому не видел ничего предосудительного в договоре с Москвой. Послы москов­ского князя принесли дорогие подарки хану и готовы были принять крымское под­данство. Иван III обепечивал поддержку не только против Казимира IV. Таким обра­зом, крымский хан взял под свое покровительство свободное существование и разви­тие Московского государства.

В 1445 году, когда военный флот султана Фатих Мехмеда II под командованием Гедик Ахмеда паши завоевал город Кафу, находившийся в руках у генуэзцев. Трудно было понять, кто занимает ханский трон в Крыму, ибо в это время шла борьба меж­ду сыновьми Хаджи-Гирея. Становится ясно, что Менгли-Гирей представлял себя ханом на территории вокруг Кафы. В том, что город Кафа перешел из рук генуэзцев в руки Османского государства, возможно, была заслуга Менгли Гирея. В некоторых источниках упоминается легенда о том, что во время завоевания Кафы Менгли-Гирей был взят в плен и послан в Стамбул. Однако, как видно из письма Менгли-Гирей хана, опубликованного нами*, Менгли-Гирей-хан после завоевания Кафы Ге­дик Ахмед пашой остался в Крыму и, вероятно, продолжил правление территорией вокруг Кафы (большая часть Крыма).

Следует предположить, что после завоевания Кафы османскими турками Менг­ли-Гирей официально признал господство Великого государства (Османской импе­рии).

Менгли-Гирей даже после вхождения в состав Османского государства, проводил старую дружескую политику по отношению к русским и продолжал борьбу против Сеид-Ахмед хана. Одно время он даже стремился заполучить Сарай и, таким обра­зом, стать правителем всей Золотой Орды. В 1475 году Менгли-Гирей организовал поход на Сарай, узнав об этом заранее, Сеид-Ахмед хан продвинул свои войска до середины полуострова и дошел до крепости Кырык-йер. Известно также, как Сеид-Ахмед хан, используя маневры, завоевал крепость Салтак, оттуда направился к Кафе. Однако, из-за того что там находился османский военный флот, и особенно то, что он встретился там с невиданными им до сих пор "пушками", Сеид-Ахмед хан был вынужден отступить. Это случилось в 1476 году.

Очевидно, что начало распространения османско-турецких завоеваний на при­брежную территорию Черного и Азовского морей не было приятным явлением для ханов Золотой Орды. По всей видимости, взятие османским падишахом под покро­вительство крымских ханов - недругов и соперников Золотой Орды - породило в Са­рае беспокойство. Вместе с тем видно, что Сеид-Ахмед хан хотел мирно сосущество­вать с Османским государством и вести политику: развития "давних дружеских" от­ношений между двумя государствами. В письме написано об отправлении Сеид-Ахмед ханом к султану Фатих Мехмеду своего посла. Этот посол по имени Азиз Ходжа являлся братом хана. Сеид-Ахмед хан в своем письме неоднократно подчеркивает о "давнею дружбу" и даже пишет о том, что, если понадобится, он го­тов послать помощь Фатих Мехмеду.

Можно допустить, что и со стороны султана Фатих Мехмеда был отправлен посол с письмом. Больше того, Такое письмо приводится в труде "Мюншаат-ус-Салятин" Феридуна** (I, 289). Однако некоторые места данного письма вызывают сомнение. Прежде всего, привлекает внимание то, что письмо написано по-персидски. Правда, во времена Фатиха, дипломатический язык Османского государства мог быть араб­ский, персидский и даже греческий, латинский, итальянский и сербский языки. Преимущественно письма отправленные золотоордынскими ханами Фатиху, все написаны тюркским языком. Даже если допустить возможность написания письма по-персидски, сомнительные места в письме не проясняются. В "Мюншаат..."е Фери-дуна адресатом письма указан крымский хан Ахмед. В Стамбуле в тот период (Феридуну) Золотая Орда и Крым представлялись единым государством. В письме говорится о завоевании Кафы и о походе против Кара-Бугдана, т.е. датой письма примерно является время после июля 1475 года. (В самом письме дата не указана). В этот период, действительно, Ахмед хан дошел до Крыма и прогнал Менгли-Гирей хана.

И, наконец, вызывающая сомнение часть заключается в следующем: Фатих пи­шет, что некий хан по имени [Mübarez-e-ddin deület] покорился ему и "оказал услу­ги". Однако нам неизвестно о повиновении такого хана в этот период, султану Фа-тих Мехмеду. Лицо, написавшее письмо, может быть, имел в виду вхождение Менг-ли-Гирея под покровительство Фатих Мехмеда и написал не имя его, а прозвище в форме [Mübarez-e-ddin deület].

С целью предупредить возможные наступления на Менгли-Гирея со стооны Зо­лотой Орды, а возможно, и по просьбе самого Менгли-Гирея османский падишах счел сообразным написать письмо Ахмед хану.

Главной целью письма, приписываемого Фатиху и приведенного в "Мюншаат..."е Феридуна, было сообщить о завоевании города Кафы, а также нескольких крепостей на стороне Кара-Бурдан, и особенно, поставить в известность Сеид-Ахмед хана о том, что хан [Mübarez-e-ddin deület] принял протекторат Османской империи, и в связи с этим хан Золотой Орды не должен цепляться за него (его трогать). В дейст­вительности, в письме Сеид-Ахмед хана говорится, что "получено сообщение о по­коренных городах".  (Ol âhbar-ı büldan-ı mâftuhm bizdâ tâğin gildı).

Но как получено это сообщение: через письма, посланные Фатихом или же Ка­рачы Бахатуром - в письме нет этому объяснения. Существует лишь одна зацепка, и она заключается в том, что существовали тесные отношения между Сеид-Ахмед ха­ном и султаном Фатих Мехмедом.

Приход Менгли-Гирея снова к власти в Крыму породил опасные последствия для Сеид-Ахмед хана. Крымский хан продолжал старую дружбу с московским князем Иваном III. Таким образом, объединились Крым и Москва против Золотой Орды (Тронного государства). С другой стороны, польский король Казимир IV, с целью усилить давнюю дружбу и связи с Сеид-Ахмед ханом отправляет посла в Сарай и уговаривает хана организовать поход на Москву. Вообще-то, для этого была готова и почва, потому что Иван III уже несколько лет не отправлял традиционного налога. В связи с этим Сеид-Ахмед хан обосновывал необходимость движения Казимира на Москву со стороны Литвы, и наконец был подписан договор по этому поводу. Пра­витель Золотой Орды летом 1480 года начал поход на Москву. Растерянный Иван III хотел начать эвакуацию Москвы, отправить свою семью на север и отклониться от войны с Сеид-Ахмед ханом. По причине сильного противостояния населения, в осо­бенности религиозных деятелей, великий князь наконец-то решил идти против хана. Войска Ахмед хана двигались очень медленно, потому что ждали подмоги от Кази­мира. Наступила осень 1480 года, но польских войск не было видно. Татарские вой­ска достигли верховьев Оки, не видя никакого сопротивления, и расположились на правом берегу реки Угры. Русские войска находились на левом берегу. Хан не хотел приступить к военным действиям не дождавшись союзника - польского короля - и некоторое время пробыл в покое.

Казимир IV не смог сдержать слова данного Сеид-Ахмед хану, ибо союзник Ива­на III Менгли-Гирей хан начал наступление на Литву и задержал польские войска. В то же время Менгли-Гирей отправил в сторону Сарая одного человека из крымской знати (т.е. во главе с войском) и разрушил улус Сеид-Ахмед хана. Таким образом, Сеид-Ахмед хан попал в затруднительное положение. Весть о разрушении Сарая произвела на него тяжелое впечатление. В связи с наступившими холодами обста­новка в войсках усложнилась, началась (простудная) болезнь в татарских войсках. В результате хан решил уйти с берегов Угры и возвратиться на свои земли. Увидев на­чавшееся движение в татарских войсках, русские войска находившиеся на северной стороне Угры, полагая, что татары начинают наступление, бросились бежать в сто­рону Москвы. Сеид-Ахмед хан не стал их преследовать и отправился на Дон. Таким образом, поход Сеид-Ахмед хана в 1480 году закончился безрезультатно, и Иван III был оставлен в покое. Это был последний поход на Москву, организованный Ордой. Москва наконец-то окончательно освободилась от господства Золотой Орды. 1480 год считается началом освобождения Московского княжества.

По русским источникам, Сеид-Ахмед хан был разгневан оттого, что польский ко­роль не сдержал слово, разрушил часть Литвы, затем направился на побережье Дона, для того чтобы перезимовать зиму. Из более поздних источников - в "Архангельском летописце" имеется следующая информация:

"Этой зимой (1480/81) (шибанский) хан Шибан Ывак, услышав о том, что Ах­мед-хан отрекся от русского похода, разрушил Литву, забрал довольно много воен­ной добычи и пленников, пришел в Ногайскую орду и привел с собой 1000 казаков. Ывак берет оттуда своего свояка Муса мирзу и Ямгурчи-мирзу с 15000 казаками, пе­реходит на горную (правую) сторону Волги. Ывак выходит в путь в поисках Ахмед хана, напав на след Ахмед хана в побережье Дона, начинает его преследовать. Ахмед хан, готовившись к перезимовке, отправил всех беков на свои земли и остался в кишлаке (?), не оставив при себе никакой резервной силы. Ывак хан со своими вой­сками и мирзами приближался незаметно и в январе 1481 года дошел до кишлака Ахмед хана. Ывак хан своими руками убил спящего в своем белом шатре Ахмед ха­на. Войска, находившиеся там, не стали сражаться друг против друга. Лишь Шибан и Нугаи разрушили и сожгли улус Ахмеда, расположенный между Доном и Волгой, до реки Донедж вблизи Азовского моря. Ывак хан на том месте, где расправился с Ахмед ханом, оставался 5 дней, затем ушел. Основную часть войска он не стал унич­тожать, а увел их с собой в свой город Тюмень (в восточной Сибири). Не было счету пленникам, скоту и трофеям, уведенным из Литвы. Ывак переправил их на другой (левый) берег Волги. В этом же году он отправил своего посла по имени Чюмгюр к великому князю Ивану Васильевичу и его сыну и сообщил им радостную для них весть о том, что он убил их врага - Ахмеда. Послу Ывака был оказан хороший прием великим князем и через него отправлено много подарков Ываку".

Последний правитель Золотой Орды Сеид-Ахмед хан, таким образом, был убит сибирским ханом Ываком (Ивек?), т.е. рукой такого же тюрка (из рода Чингизидов), как и сам Сеид-Ахмед. Несколько лет спустя самая великая империя Восточной Ев­ропы - государство Золотая Орда - окончательно распалась. После смерти Сеид-Ахмед хана его сыновья Муртаза и Шейх-Ахмед пытались поднять улус отца, но не достигли успеха. Шейх-Ахмед искал защиты у османского падишаха (Баязид II), од­нако османский падишах, чтобы не разозлить (обидеть) Менгли-Гирея, не принял Шейх-Ахмеда. Затем он вынужден был обратиться к польскому королю. Казимир же бросил в тюрьму Шейх-Ахмеда - последнего принца Золотой Орды. Горькая участь Золотой Орды, Сеид-Ахмед хана и его сыновей ясно продемонстрировала полную анархию в тюркском мире этого периода. Государство, которое умело воспользова­лось этой ситуацией, было Московское великое княжество.

 

Азиз Ходжа

Этот человек, имя которого упомянуто в письме Ахмед хана, - как явствует из документа - являлся братом Ахмед хана, т.е. сыном Кучук-Мухамед хана. В 882 году (1477) он был отправлен в качестве посла в Стамбул к султану Фатих Мехмеду. Оче­видно, он собственноручно передал письмо Ахмед хана. О последующей жизни Ази-за Ходжы и о его деятельности в источниках информация не встречается.

 

Карач  Бахатур (Карачы, Карача?)

Выше мы уже говорили о Карачи Бахатуре, упомянутом в письме Ахмед хана в качестве посла.1 Из письма ясно что, этот человек был прислан к хану послом для разъяснений о положении Османского государства. Мы же можем также предположить, что Карач Бахатур не был послом, отправленным со стороны Фатих Султана Мехмеда, основываясь на его имени. Во всяком случае, он не был осман­ским турком. Может, он был крымским тюрком, а может из Золотой Орды. По это­му поводу у нас нет ничего конкретного. В одном из писем Менгли-Гирей хана (примечание № 7) написано о том, что некий посол, отправленный из Крыма, "все еще находится в Тронном государстве". Неужели это Карач Бахатур? В 1474 году Сеид-Ахмед хан отправляет в Москву к великому князю Ивану III посла по имени Карачук.2 Остается неразгаданным: одно и то же ли лицо Карачук и Карач Бахатур из письма.

 

Перевод с турецкого языка и примечания со знаком*

выполнила научный сотрудник

Института языка и литературы АН РТ

Асия Рахимова