1998 1/2

«...Кулак для возбуждения женщин использует ошибки и недочеты в работе наших органов...».

Коллективизация сельского хозяйства - одна из наиболее исследуемых проблем отечественной истории и вместе с тем одна из наименее изу­ченных. Хотя этой проблеме посвящено множе­ство книг и статей, подлинной истории коллек­тивизации еще не создано. Основное назначение советской исторической науки состояло в том, чтобы подтвердить уже готовые положения официальной версии темы. Именно это объяс­няет отсутствие серьезных достижений в разра­ботке истории коллективизации.

Публикуемые документы относятся к пе­риоду сплошной насильственной коллективиза­ции и содержат интересные сведения, дающие возможность увидеть некоторые фрагменты сложной картины села в начале 30-х годов.

Первый документ дает информацию о мас­совых антисоветских выступлениях крестьян. Действительно, "классовая борьба" имела место в деревне. Однако нельзя истолковывать "классовую борьбу" лишь как результат "происков врагов" - кулаков - и объяснять причинами этой борьбы лишь "ожесточенное сопротивление кулачества успехам коллективи­зации". Речь должна идти не о "классовой борьбе" кулачества против Советской власти, а о сопротивлении крестьянства политике коллек­тивизации. Не кулак выступил против Совет­ской власти, а власть спровоцировала крестья­нина на сопротивление. Организаторами кресть­янских выступлений являлись не только пред­ставители кулацко-зажиточных, но и батрацко-бедняцких слоев деревни. Так, публикуемый документ № 1 свидетельствует, что женщинами в с.Албаево Мамадышского кантона руководила батрачка Кузьмина. Следует подчеркнуть, что в борьбе крестьянина против сталинской бюрокра­тии большое значение имели так называемые "бабьи бунты". Женщины села явились актив­ной сознательной силой в борьбе против безза­кония и произвола властей. Они активно вы­ступали против насильственной коллективиза­ции, закрытия церквей и мечетей, защищали религиозных деятелей и своих односельчан, подлежащих раскулачиванию и выселению из села. Сопротивление крестьян в период коллек­тивизации имело широкий размах и приняло различные формы, изучение которых должно явиться направлением в исторических исследо­ваниях.

Второй документ содержит сведения о ходе раскулачивания. Третий раздел данного доку­мента показывает "ошибки" и "перегибы", до­пущенные в ходе раскулачивания и полностью обвиняет в этом местных партийных и совет­ских работников. Но истинным виновником этих "ошибок" и "перегибов" явилось само ста­линское руководство. Принимаемые советско-партийным руководством постановления и пе­риодическая печать с заголовками: "Бей кула­ка!", "Нет места кулаку в деревне!" - подтал­кивали местных работников и энтузиастов-коллективизаторов на непримиримую "классовую борьбу" против "классового врага". Господствовала диктатура доктрины: кулачество - последний эксплуататорский класс и ему самой историей назначено уйти в небытие, а се­редняки - главные представители мелкобуржу­азной стихии, которая рождает капитализм ежечасно и в массовом масштабе. В защиту вышеуказанного возьмем в качестве примера известное постановление ЦК ВКП(б) от 30 ян­варя 1930 года "О мероприятиях по ликвида­ции кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации", которое явилось официаль­ным документом по вопросу ликвидации кула­чества как класса. Это постановление указыва­ло, что общее число ликвидируемых кулацких хозяйств должно составлять в среднем 3-5%. Если учесть, что в 1929 году в Татарской АССР кулацкие хозяйства составляли 2,6% от общей массы крестьянских хозяйств, то следует вывод, что постановление заранее предопределя­ло механическое попадание под раскулачивание некулацкого населения. Этому способствовал и такой факт, что в постановлении определение принадлежности хозяйства к кулацкому типу носило условный характер.

Не менее интересным является дая нас и пятый раздел документа, дающий сведения о проявлениях правого уклона. В связи с этим следует подчеркнуть, что нередко многие пре­ступления по отношению к крестьянам были связаны и с таким немаловажным фактом как боязнь некоторых местных партработников быть обвиненными в правом уклоне, т.е. в принад­лежности бухаринской оппозиции. Так, со сто­роны Теньковского райкома партии сельским партработникам была дана следующая установ­ка: "Раскулачивай процентов 5-6, конфискуй все, влево зайдешь, ничего, лишь бы вправо не допустить". В результате круг хозяйств на мес­тах, определяемых как кулацкие, явно расши­рялся. Так, в отдельных селах Татарской АССР к 10 марта 1930 года раскулаченные хозяйства в общей массе крестьянских хозяйств составили 23%. Но не все местные и партийные работ­ники придерживались таких установок. Из публикуемого документа мы видим, что на местах должностные лица сохраняли здравый смысл и оставались верными "ленинским прин­ципам колхозного строительства". Они не гна­лись к финишу 100%-ной коллективизации путем раскулачивания середняков и бедняков. Обычно такие коммунисты исключались из ря­дов ВКП(б), как "правоуклонистские элементы, зараженные кулацкой агитацией".

В погоне за 100%-ной коллективизацией местные органы власти широко применяли ад­министративные меры воздействия: угрозы аре­стами, лишение избирательных прав и другие формы принуждения по отношению к невсту-пающим в колхоз середнякам и беднякам. Так, в с.Тимошкино Чистопольского кантона на об­щем собрании бедноты было принято постанов­ление: "Кто из бедняков не запишется, будет выслан из села на неопределенное место". В с.Нурлат представитель волостного комитета заявил: "Кто не вступит в колхоз, того под расстрел". Голое администрирование над всем крестьянством было не под силу сталинской бюрократии, хотя она опиралась на мощную репрессивную машину. Поэтому в ходе коллек­тивизации использовались различные меры: ре­прессии, налоговое давление, заготовительная кампания, обман, эксплуатация энтузиазма люмпенизированных слоев крестьянства, экс­плуатация низменных желаний толпы в приоб­ретении имущества более богатых соседей и т.д. Но речь должна идти прежде всего о насилии, ибо оно отражает сущность коллективизации с ее основным методом - методом раскулачива­ния. Железной рукой сталинское руководство загоняло крестьян в "светлое будущее" и, есте­ственно, встречало упорное сопротивление, о котором говорят публикуемые документы.

 

Ильдус Галиуллин,

аспирант Казанского государственного университета

 

Примечания

1. ЦГА ИПД РТ Ф.15. Оп.2. Д.745. Л.З.

2. ЦГА ИПД РТ Ф.15. Оп.2. Д.831. Л.17.

3. ЦГА ИПД РТ Ф.15. Оп.2. Д.831. Л.20.

 

Краткая информация о массовых антисоветских выступлениях кулачества по Т.Р.

10 ноября 1930 г.

Характерной чертой классовой борьбы в деревне за последние три месяца является организация кулачеством открытых массовых выступлений, во­влекая в них преимущественно наиболее отсталую часть крестьянства, в первую очередь женщин. При этом оно умело использует все промахи, ошибки и извращения низовых партийных и советских органов, главным образом на почве закрытия церквей, стремится разжечь религиозный фана­тизм отсталых слоев женщин, воспользовавшись беспорядками, провести свои лозунги.

Большинство выступлений предварительно организационно подготавли­ваются, где непосредственные исполнители намечаются преимущественно из бедняков или середняков, зачастую родственников наиболее влиятель­ных кулаков. Обсуждение планов выступлений проводится тайно в банях, в лесу, мечети, или используются вечеринки и хождение в гости.

Большую помощь им оказывают правоуклонистские элементы в партий­ных ячейках и неспособные вести генеральную линию партии ячейки, ко­торые не ведут достаточно широкой разъяснительной работы с беднотой, не проводят массовой подготовки к проводимым мероприятиям, а зачастую применяют больше административные меры, без достаточного учета на­строения масс. Все вместе взятое вызвало рост массовых выступлений, так: в ноябре - 4, в декабре -17, январе ...

Выступления, главным образом, направлены против коллективизации, закрытия церквей и мечетей, снятия колоколов и др. При этом в отдельных местах кулаки пытались организовать массовые выступления не только в отдельных селах, но и в порядке ближайших сел.

Приводим характерные факты массовых выступлений:

Село Албаево Усалинской обл. Мамадышского кантона. Священник Петров в своей квартире проводил собрания женщин окрестных селений с целью противодействия закрытию церкви и открытию в ней школы соглас­но постановления сельсовета и бедняцкого собрания. В результате чего 1/ХП 200 женщин, собравшись из 4-х смежных селений, потребовали от сельсовета церковь не закрывать, руководила ими дочь лишенца, батрачка Кузьмина. После утверждения ВИКом закрытия церкви 7/1 комиссия под председательством учителя Комиссарова приступила к закрытию, в это время две женщины стали истерически кричать: "Церковь грабят, продали церковь", - после чего собралась толпа в 200 человек, которая под угрозами принудила комиссию флаг с церкви снять. Отобрали ключи и установили дежурство женщин. При снятии все кричали: "Ура".

Деревня Утяганово Исенбаевской волости Челнинского кантона: 23/1 под влиянием агитации кулаков толпа женщин 150-200 чел. явилась на общее собрание и потребовала от сельсовета уничтожения резолюции о по­севной кампании, где было постановлено об обобществлении семенного зер­на. Пытались избить нарследователя, председателя колхоза и требовали ис­ключения женщин из колхоза.

Село Танкеево Трехозерской волости. Согласно решению собрания бедноты, на котором было 180 чел., и отказа церковного совета от церкви, пленум сельского сельсовета в декабре постановил снять колокола, сдать государству и на вырученные суммы приобрести с/х машины и трактора. Перед старым рождеством 5/1 комиссия с представителями ВИКа и бли­жайших 4-х сел приступили к снятию колоколов. Кулачество, воспользовавшись тем, что данный вопрос на общем собрании не прорабатывался, подготовило контрреволюционное выступление в течение 5-10 мин. Собрали толпу в 200-300 чел., которая потребовала немедленно повесить колокола обратно с криками: "грабители", "не надо нам тракторов", "оставьте нашу церковь" - стала угрожать членам комиссии, и, когда те спустились с коло­кольни, набросилась на представителей ВИКа (Емельянова и Орлова), и са­жен 20 таскала их по снегу, затем начала избивать представителей, кото­рые вырвались и убежали. Толпа принудила председателя с/совета присут­ствовать на собрании, начавшемся в 5 ч. вечера и длившемся до 12 час. но­чи. На собрании присутствовало до 300 чел., где они постановили: 1) коло­кола не сдавать, 2) ходатайствовать о возврате церкви, 3) переизбрать сель­совет, 4) детей в школы не пускать, 5) учителей из села выселить. В высту­плениях высказывались: "Не нужна нам Советская власть, она грабит и ра­зоряет, при старом режиме жилось лучше, не надо колхозов".

В дальнейшем кантонным организациям с трудом удалось добиться ре­золюции о наказании виновных, которых оказалось 15 человек - кулаков и участников вилочного восстания. При этом собрание выдвигало обвинение, что "представители были пьяные и издевались над чувствами верующих".

4)         Село Кудаш Мензелинской волости Арского кантона. 15/1 кулаки ор­
ганизовали нападение на школу, которая находилась в помещении мечети,
выбросили парты. Под угрозой убийства учителя разбежались. Арестован­
ных милицией зачинщиков толпа освободила и пыталась устроить самосуд
над председателем сельсовета - ККОВ*.

5)         Деревня Ново-Чуклы Городищенской волости Буинского кантона.
Мулла и кулаки организовали сопротивление аресту 3-х кулаков и муллы
Галлямова. 13/1 толпа 700-800 чел. напала на милиционеров, производив­
ших арест, принудила их выпустить арестованных и с криками "ура" на
руках несла муллу до дома, чтобы застраховать себя от новых попыток аре­
ста, выставила караулы и дозоры, на следующий день в соседнем селе Чук­
лы, обсуждая события, готовилась к отпору нового отряда, при этом были
попытки переизбрать сельсовет и провести своих представителей.

6)         Деревня Мало-Камышла Егоркинской волости Чистопольского канто­
на. Группа кулаков и зажиточных (9 чел.) организовала выступление про­
тив коллективизации, где толпа женщин 60-70 чел. пыталась избить пред­
седателя сельсовета, члена колхоза и разделить собранный семенной мате­
риал. При этом был избран новый состав с/совета из женщин, в который
вошли 5 зажиточных и 1 крепкая середнячка, председателем избрана дочь
зажиточного Иванова, а секретарем зажиточная Маськина Ф. 22/1 толпа в
300 чел. оказала сопротивление аресту зачинщиков, после чего было орга­
низовано общее собрание, на котором было решено обратиться к соседним
селениям о поддержке и выбрала делегатку в дер.Бурметьево
Ст.Челнинской волости.

Зав. Информстат. п/о ОК ВКП(б) Беляев

ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.2. Д.831. Л.9-12.

 

Из сводки о ходе раскулачивания по Татарской республике

15 марта 1930 г.

Ошибки и извращения

Главным недостатком всей работы по раскулачиванию является то, что вокруг этого вопроса в ряде мест слабо мобилизуется мнение бедноты и бат­рачества, слабо проводится разъяснение сущности лозунга "ликвидация ку­лачества как класса", а идут по линии голого применения административ­ных мер, а иногда без достаточной увязки с коллективизацией, как харак­теристику приводим ряд факторов.

Секретарь Арборского волкома Арского кантона в с.Шуда вызвал кула­ков и предлагал им сдать имущество "добровольно". Председатель Трех-озерского ВИКа Спасского кантона в д.Порфирьевке сам составил списки подлежащих раскулачиванию и без обсуждения на собрании конфисковал имущество. Такие же явления наблюдались в Шонгутской волости Буин-ского кантона и др.

В Чершелинской волости Бугульминского кантона перед собранием о раскулачивании арестовали всех кулаков и выслали из волости.

Вместе с этим особенно многочисленны случаи, когда ячейки, волкомы и высланные уполномоченные не возглавляют выросшей активности бедноты за раскулачивание и плетутся в хвосте, полностью соглашаясь с вынесен­ными бедняцкими собраниями решениями о раскулачивании, почему мы имеем довольно многочисленные факты по всем кантонам, что под раску­лачивание попадают середняцкие хозяйства и хозяйства заслуженных, по­страдавших или погибших в революцию лиц от белых контрреволюцион­ных банд. Об этом подтверждают многочисленные факты с мест:

По Арскому кантону в Калининской волости раскулачено 20 хозяйств середняков, Ново-Кишитской - 25. Н.Челнинский кантон Афанасьевской волости с.Пробуждение. Раскулачен середняк Зотин за то, что у отца была шерстобойня, активный участник Октябрьской революции, как моряк Бал-тфлота, весь период гражданской войны был на фронте, белые отобрали дом и имущество. В дер.Тягузино раскулачен середняк Мутяшин за покуп­ку с сестрой перины в голодный год, имеет 1 лошадь, 1 корову, служил в Красной Армии, 2 раза ранен, брат убит в бою с белыми. В Исенбаевской волости Челнинского кантона раскулачен середняк за выступление против хлебозаготовок, а по Акташской волости за "тенденцию к окулачиванию". Такие же факты были по Тархановской волости Буинского кантона, Семи-островской волости Мензелинского кантона и т.д. Имеются отдельные слу­чаи, когда не только раскулачивают середняков, но и под это подводят бед­няков, например: Вахитовский ВИК Мамадышского кантона вынес реше­ние "составить списки всех крестьян, в том числе бедняков и середняков". Или в Мамалаевской волости того же кантона как подготовка к раскулачи­ванию составлена опись имущества у бедноты и середняков.

При этом в отдельных местах прибегают к совершенно ненужным аре­стам середняков, иногда даже и бедняков (Акташской, Афанасьевской, Челнинской волости, дер.Бетьки, Суксы, Челнинского кантона др.). В та­ких случаях не обходится без того, что середняки попадают под раскулачи­вание из-за личных счетов.

Вместе с этим действительных кулаков не замечают, и они в отдельных местах уклоняются от раскулачивания, приняв вид середняка, например: в с.Актаныш Мензелинского кантона кулак в декабре 1929 г. и январе 1930 г. продал 14 голов крупного скота, 2 лошади, его не раскулачили потому, что имеет одну лошадь.

На местах в некоторых волкомах и ячейках недостаточно уяснили, что раскулачивание является составной частью коллективизации и оно должно служить укреплению колхозного движения, а понимают раскулачивание как возвращение "комбедовщины". Поэтому имеет место ряд фактов де­лежки кулацкого имущества между бедняками, увлечение отбором мелких неценных предметов личного обихода и пр. Практически эта дележка про­водится настолько неумело, что возбуждает недовольство бедноты, а в от­дельных случаях вызывает сопротивление. Как характеристику приводим несколько фактов.

С.Машкауше Мензелинского кантона. У кулаков отобрано 10 домов, в которые насильно вселены бедняки, при этом у одной вдовы заморозили картошку. По Балтаевской и Кильдуразовской волостям Буинского кантона и Пановской и Тюлячинской волостям Арского кантона, Заинской волости Челнинского кантона и Агрызского района имущество, отобранное у кула­ков, разделено между бедняками, а в некоторых селах бедняки насильно вселены в кулацкие дома.

Почти повсеместно наблюдались случаи отбора у кулаков мелких нецен­ных предметов - одежды, лаптей, детских коньков и всякого хлама.

 

Сопротивление кулака

Чтобы избежать конфискации имущества или меньше подвергнуться воздействию раскулачивания, до того еще, когда не было объявлено раску­лачивания, кулак стал спешно ликвидировать свое имущество, прятать по родственникам и знакомым в соседних деревнях или в городах (Теньки), массами сбрасывает облигации госзаймов и берет вклады из сберкасс, про­дает ценные вещи и различные серебряные изделия и старые монеты (Мензелинск). В некоторых местах прибегают к угрозам, террористическим актам и вредительству. В последние дни заметно вновь повышение кулац­кой активности по использованию женщин в качестве своих защитников-ходатаев, преимущественно родственников. Главным образом, кулак для возбуждения женщин использует ошибки и недочеты в работе наших орга­нов, в первую очередь по коллективизации. Приводим некоторые факты. Дер. Тат.Именьково Лаишевского района. В связи с раскулачиванием 13 хозяйств они и их родственники повели агитацию за развал колхоза. 10/Ш - с.г. 75 женщин под угрозами заставили председателя сельсовета выписать их из колхоза. Движение идет под лозунгом "перебить всех уполномочен­ных". Д.Урманчеево Мамадышского кантона. Женщины предъявили требо­вания прекратить раскулачивание, распустить колхоз. В с.Байсарове Мен­зелинского кантона кулак поджег свое имущество, конфискованное в по­рядке раскулачивания.

 

Проявление правого уклона

Практика раскулачивания на местах и в отдельных центральных учреж­дениях выявила ряд фактов проявления правого уклона на практике в ра­боте низовых партийных организаций (волкомах, ячейках) и советских, кооперативных учреждениях. Как одно из ярких проявлений такого явления служит информативное письмо Татсоюза №12, где Татсоюз ориентирует свою сеть так: "Кулацкая активность не проявляется, кулак разбит". - то­гда как ниже в этом же письме констатируется, что в Менделеевском ПО кулаки стремились вынести решение, направленное против рабочих, с ука­занием, что крестьяне угнетены, а в Урюмове кулаки в противовес раску­лачиванию устроили контрреволюционную демонстрацию женщин.

Ряд волостных и сельских работников при раскулачивании выступили с заявлением, что "у них кулаков нет", раскулачивать некого, некоторые из них пытались даже приостановить раскулачивание или отменяли уже про­веденную конфискацию имущества, приводим характерные факты.

Балтасинский ВИК Арского кантона дал директиву задержать раскула­чивание, а Калининский ВИК совершенно отрицает наличие кулаков в во­лости. Д.Кодряково Ново-Мазинской волости Мензелинского кантона. Сек­ретарь ячейки Гафуров выступал в защиту кулаков, заявляя, что "кулаков у нас нет, раскулачивать некого", и лично отменил конфискацию имущест­ва у одного кулака, потому что он часто вместе с ним пьянствовал. Пред­седатель Кузайкинского ВИКа Челнинского кантона Ткачев писал преду­предительное письмо кулаку о подготовке к раскулачиванию.

Наряду с этим отдельные уполномоченные и руководящие работники низовых советских органов при проведении раскулачивания допускали ряд искажений и нарушений даваемых директив, выражавшихся в приобрете­нии с торгов конфискованных предметов, присвоении отбираемых вещей, и даже допускались случаи взяток, например: в Мамалаевской волости Ма-мадышского кантона, в с.Гороховое Поле, уполномоченный Голов присвоил себе шубу, брюки, шапку. По Нурлатскому району в д.Тукаево помощник прокурора Садыков присвоил вещи, конфискованные у кулаков: перчатки, бритву - и, кроме того, взял взятку периной и подушками. По тому же рай­ону. Начальник райадминотдела и нарсудья приобрели с торгов вещи, кон­фискованные в порядке раскулачивания.

Такие действия вызывают недовольство окружающего населения и дают возможность кулакам дискредитировать действия местных работников по раскулачиванию.

Надо отметить, что вышестоящие местные органы к устранению таких явлений не принимают достаточно решительных мер.

Зав. информацией ОК:        (Беляев)

ЦГА ИПД РТ Ф.15. Оп.2. Д.831. Л.13-15.