1998 1/2

Недопетая песня

(Памяти Абдуллы Тукаева)

Долго он пел...

Пел длинную песню...

Песню о муках народа, о его

страданиях... Он тосковал тоскою народа, и его

радостями он жил... Он пел... Но все слабей и тише раздавался

его голос нежный... Не выдержала скорбящая душа. Не выдержала... Улетела в тот чистый мир, Где нет ни слез жгучих, Ни горькой нищеты... Остался лишь Саз один от поэта. Никто не трогал его... Он на стене

висел и пылью покрылся... Иногда

лишь приходили друзья поэта и

пытались извлечь из Саза те звуки,

которые извлекал из него при

жизни сам поэт. Но Саз молчал... Как будто о чем-то тяжелом и глубоком

он думал... Прошел год. И в день кончины поэта

друзья его собрались в комнату,

где висел Саз молчаливый,

и стали петь песни умершего

друга... Холодно и темно стало на душе у

друзей... Безысходной тоской веяло

от этих песен длинных... Слез, слез просили они... Надрывали

грудь...

Кто-то взял Саз со стены, бережно

стер пыль с него и тихо ударил

по его струнам... Но он по-прежнему ни звука не издавал...

Когда же пробил час кончины поэта,

Саз вдруг оживился и громко запел

недопетую песню поэта: "Друзья!..

Пусть мглою темною окутано все

вокруг. Пусть стон и вопль народный в

стране раздаются,

Пусть слышен громкий победный клич врагов,

Пусть ослабли мы, -

Не унывайте, друзья, вперед все

риньтесь!.. И нам засветит наша звезда!..

Не бойтесь смерти, друзья!..

Смелей вперед!..

 Еще напор, и далеко будет откинут

наш враг коварный...

Смелей, друзья...

Пусть мало нас,

Пусть со всех сторон окружены

врагами мы...

Не бойтесь смерти...

Вперед идите...

С нами правда, с нами Бог"...

 

Смолк Саз...

И теплее стало на душе...

Радость засветила в глазах...

Светлой надеждой лицо озарилось...

Могучая сила пробудилась в груди...

И, казалось, чей-то могучий голос все звал:

Смелей вперед!..

Смелей вперед!..

 

Красное знамя, 1918, 12 июля, № 2;

ЦГА ИПД РТ. Ф.36. Оп.1. Д.223. Л.107-108.