1998 1/2

Австрийский дворянин, российский предприниматель

Когда идущие вниз по Волге тепло­ходы приближаются к Самаре, пассажи­ры не могут не обратить внимания на добротные красного кирпича корпуса, раскинувшиеся вдоль берега могучей реки. Этим корпусам более века... Это корпуса Жигулевского пивоваренного завода.

История Жигулевского пивоваренно­го завода неразрывно связана с именем его основателя, первого владельца и в дальнейшем неутомимого руководителя, целенаправленно и успешно расширявшего крупнейшее в Поволжье предпри­ятие, - Альфреда фон Вакано.

В Самарском областном архиве хра­нятся документы, освещающие отдель­ные периоды жизни и деятельности это­го неординарного человека.

Альфред фон Вакано по происхожде­нию австрийский дворянин, сын дирек­тора Венгерского королевского межева­ния Филиппа Вакано и его жены Хри­стины, урожденной баронессы Стедлинг, родился в 1846 году. Получив соответст­вующее дворянину первоначальное образование, Альфред фон Вакано окончил затем Коммерческую академию в Вене, а в мае 1876 года стал семейным челове­ком (он женился на дочери вице-директора Императорского горнозавод-ства, некой Анне-Марии-Варваре).

Затем наступили события, перевер­нувшие жизнь молодого австрийского дворянина... Он решает покинуть преде­лы Австро-Венгрии и искать счастья в России. К моменту отъезда фон Вакано в Россию в семействе его было уже двое малолетних детей: сыновья Вольдемар-Альфред-Густав (Владимир) и Эрих-Виктор-Иоган (Эрих); первому из них было три года, второму - несколько ме­сяцев.

Начало 1880-го года семья Вакано встретила на берегах весьма далекой от Вены реки Волги, в Самаре, куда пере­бралась по воле старшего Вакано. Дея­тельному по натуре Альфреду не сиде­лось спокойно и вдали от родины. Пред­приниматель, фабрикант, он ищет при­менения своей кипучей энергии и нахо­дит его: 8 февраля того же года подает в городскую управу прошение, в котором заявляет: "Желая устроить в Самаре большой по стоимости и операциям па­ровой каменный пивоваренный завод, имею честь покорнейше просить... для постройки указанного завода отдать мне в арендное содержание место мерою в 2800 квадратных сажен", где "в настоя­щее время находятся строения бывшего пивоваренного завода Буреева..." Место действительно было удобным во многих отношениях: рядом с основной транс­портной магистралью - Волгой, почти в центре губернского города, на удобной площадке.

Управа, верно оценив творческий по­тенциал молодого предпринимателя, пошла ему навстречу, тем более что в этом был прямой практический резон для городской казны. Вскоре было при­нято решение: участок с постройками пришедшего в полную ветхость бывшего полукустарного предприятия с 1 января 1881 года предоставлялся Альфреду фон Вакано на условиях выгодных как для предприимчивого иностранца, так и для города Самары.

Новый владелец участка земли на бе­регу Волги, удобного для производства популярного в России напитка, не оста­навливался на достигнутом. В том же го­ду он аредует на месте будущего пред­приятия около тысячи квадратных сажен земли, строит склад материалов, поло­живший начало будущему гигантскому производству.

Следующий год прошел в организа­ционных хлопотах, развертывании строительства помещений цехов и под­собных служб, завозе и установке со­временного оборудования. 1881-й год фактически стал первым годом полно­ценного существования оснащенного по последнему слову техники нового заво­да.

Однако трудностей было много. Фи­нансовые возможности, поначалу далеко не безграничные, не позволяли Альфре­ду фон Вакано содержать завод в оди­ночку. И он находит выход: создает То­варищество Жигулевского пивоваренно­го завода, устав которого утверждается 21 августа 1881 года, а с 1 января сле­дующего, 1882-го, года все имущество, постройки, оборудование, положившие начало заводу, переходят в собствен­ность вновь образованного товарищества на паях, большей частью которых владеет его основатель и руководитель. Выражаясь современным языком,  фон Вакано сохранил за собой контрольный пакет акций, то есть возможность практически оставаться хозяином производ­ства образованного акционерного обще­ства.

С этого времени в течение многих лет Жигулевский завод носит официаль­ное наименование Товарищества Жигу­левского пивоваренного завода Альфре­да фон Вакано и К0. Кстати отметим, что первым компаньоном фон Вакано и сов­ладельцем завода стал крупный хлебо­торговец, владелец ряда паровых муко­мольных мельниц самарский купец Суб­ботин.

Начиная с девяностых годов Жигу­левский завод завоевывает, и завоевыва­ет по праву, ведущие позиции по произ­водству пива в Поволжье: на предпри­ятии внедряется новейшая баварская технология, воздвигнутые прежде одно­этажные малоудобные здания заменяют­ся многоэтажными корпусами, террито­рия завода благоустраивается, отгора­живается от бурной и многоводной реки подпорной стеной, предохраняющей производственные площади от капризов стихии.

Несмотря на то, что Альфред фон Ва­кано был все эти годы формально лишь одним из совладельцев товарищества и, казалось бы, мог преспокойно отойти в сторону от решения ряда важных дело­вых проблем, связанных с производст­вом и сбытом продукции, он в течение первых трех десятилетий, пока его не сменил повзрослевший старший сын Владимир, оставался основным распоря­дителем дел завода. И дела товарищества неуклонно шли в гору, из года в год на­ращивался объем выпуска популярного напитка. Уже в 1897 году товарищество вырабатывало свыше 700 тысяч ведер пива в год, которое на волжском рынке не знало себе равных ни по качеству, ни по ассортименту.

Названный год оставил особый след в семейной хронике Вакано. Стал совершеннолетим старший Владимир, подрас­тали другие дети - четверо сыновей и дочь, обучавшиеся кто в самарских учебных заведениях, кто за границей - в Германии и Австрии. Вставала серьезная проблема - проблема окончательного выбора гражданства, подданства. До сих пор и сам Альфред фон Вакано и все ос­тальные члены его семьи формально считались гражданами Австрии, что, впрочем, нисколько не мешало им жить далеко от этой страны и чувствовать се­бя свободными людьми, ничем не ущем­ленными в своих правах. Но сыновьям предстояла служба в армии, а следова­тельно, в армии не русской, а австрий­ской. Это создавало значительные труд­ности для семьи Вакано не только в лич­ном плане, но прежде всего в части гра­жданской, политической. И глава семей­ства, уже старик по понятиям того вре­мени (хотя ему едва только исполнилось пятьдесят лет), решает обратиться в са­мые высокие инстанции с просьбой о принятии его и его семьи в русское под­данство.

В ноябре 1897 года семейство Вакано направляет в канцелярию по принятию прошений на Высочайшее имя прошение о принятии Альфреда фон Вакано, его детей - сыновей Владимира, Эриха, Ло-тара, Льва, Герберта и дочери Ольги "ныне же в русское подданство с сохра­нением или даже без сохранения при­надлежащих членам семьи прав дворян­ства".

Эта семья имела большие заслуги пе­ред Россией, и просьба была в конечном счете удовлетворена. Ведь не зря в под­тверждение того достойного места, ко­торое к концу XIX века занял в самар­ском обществе выходец из Австрии, был составлен, а затем представлен губерна­тору документ, в котором имелись такие строки: "Образ жизни фон Вакано ведет беспорочный и пользуется в городе Са­маре общим уважение. Весьма живое участие принимает в филантропической деятельности... Жизнь ведет нормальную и правильную, посвящая всецело дея­тельности и труду. В городе Самаре фон Вакано находится с 1880 года. Им вы­строен пивоваренный завод, сначала на свое имя, а затем завод этот, по его ини­циативе, поступил в товарищество, ди­ректором которого он остался до сего времени (то есть до конца 90-х годов -Авт.). Благодаря нахождению такой лич­ности в Самаре для нее и населения яви­лась постоянная и значительная польза, так как Жигулевскому заводу требуется ежегодно масса материалов и на этом за­воде нашли хороший заработок около пятисот человек, при этом фон Вакано заботится о благосостоянии своих рабо­чих, и введенные им для этой цели по­рядки могут прямо служить образцом..."

Прошение семейства австрийских подданых было уважено. В декабре 1898 года, как сообщалось в отношении де­партамента общих дел МВД самарскому губернатору, "Государь Император Всемилостивейше повелеть соизволил при­нять австрийского подданного Альфре­да-Мария-Иосифа фон Вакано с детьми: Вольдемаром-Альфредом-Густавом, Эрихом-Виктором-Иоганом, Лотаром-Леопольдом, Лео-Фридрихом-Германом, Гербертом-Иосифом и Ольгою-Анной ныне же в подданство России..."

В августе 1899 года в Самарском гу­бернском правлении Альфред фон Вака­но был приведен к присяге на подданст­во России. К присяге его приводил мест­ный пастор Ф.Мейер, на торжественной церемонии присутствовали, как положе­но, официальные лица - старший совет­ник губернского правления Дмитриев, советник Кузьмин и губернский инже­нер Левенштейн. В тот же день, 23 авгу­ста, новому гражданину России было вручено свидетельство о принятии его в русское подданство.

Благополучное завершение дела со сменой подданства вдохновляет Альфре­да фон Вакано на новые успехи как в производственной, так и в обществен­ной деятельности. Он становится купцом первой гильдии, затем, не удаляясь пол­ностью от производства и все активнее привлекая к делам, связанным с Жигу­левским заводом, сына Владимира, все больше и больше уделяет внимания бла­готворительной деятельности: в 1902 го­ду дарит под детский сад для детей ули­цы (бездомных, сирот) большой земель­ный участок вблизи так называемого Молоканского сада, у губернской зем­ской больницы, принимает живое уча­стие в работе губернского по фабричным и горнозаводским делам присутст­вия, будучи его членом и представляя в нем интересы местных фабрикантов и заводчиков, является многолетним бес­сменным членом местного управления Российского общества Красного Креста, гласным Самарской городской думы, возглавляет ремесленный приют-училище, входит в состав попечитель­ского совета частной женской гимназии Харитоновой и губернского Алексеевского комитета по призрению детей лиц, погибших в войну с Японией, состоит членом Самарского отделения попечи­тельства императрицы Марии Александ­ровны о слепых и др. учреждений. В 1914 году, когда в Самаре было создано редкое по тем временам учреждение -губернская ученая архивная комиссия -Альфред фон Вакано, вместе с такими известными лицами, как бывший член Государственной думы И.СКлюжев, бывший городской голова

С.Н.Постников, городской голова С.Е.Пермяков, купец и художник К.П.Головкин и др., вошел на правах члена-учредителя в ее состав. Факт этот говорит сам за себя...

Нормальное течение жизни и дея­тельности российского предпринимате­ля и общественного деятеля прервала революция. Она упразднила самодержавие, а тем самым освободила Вакано от клятвы, данной когда-то, в далеком уже 1899 году. Но он не хотел оставлять свое детище, гигантский завод, гордость По­волжья, покидать Самару. Увы! Имуще­ство было национализировано, несмотря на то, что семья Вакано ничем в полити­ческом плане себя не запятнала. Неод­нократные просьбы вернуть хотя бы часть отобранного при реквизициях ни к чему не приводили. Последний отказ был датирован июнем 1919 года. Все бы­ло напрасно...

Ничем не связанный более (остальные члены семейства один за другим уже выехали за пределы России), Альфред фон Вакано покидает Самару...

Умер он в 1929 году на родине, в Ав­стрии. Возможно, перед смертью он из­влекал из семейной шкатулки когда-то полученные им в Самаре награды, скромные, но заслуженные упорным трудом, и любовался ими - золотой меда­лью с надписью "За уседие" для ношения на Станиславской ленте, медалью и зна­ком Красного Креста и другими знаками отличия - и вспоминал далекий город на далекой реке, где прошли самые лучшие годы его жизни, и его любимое создание - доныне существующий и работающий Жигулевский пивоваренный комбинат...

 

Ю.Рыбалко,

главный археограф ГАСО, член Союза литераторов России