1998 1/2

Восток - дело тонкое

Именно об этом свидетельствуют рассекре­ченные документы из архивов КГБ и предла­гаемые читателям журнала. Молодая советская дипломатия проявила очень тонкий подход по отношению к Востоку. 1924 год - начало неза­висимого существования арабских государств. В то же время это пробные шаги Советской Рос­сии на Ближнем Востоке. Но шаги весьма профессиональные.

Публикуемые документы представляют большую ценность с нескольких сторон. Прежде всего необходимо отметить их как ценный ис­точник, показывающий степень проникновения российских мусульман, и более всего татар, в мир Ислама. Они, как показывают данные о вакуфах, оказались как бы интегрированными в него. Вакуфы обеспечивали постоянное присут­ствие российских мусульман в святых для по­следователей Мухаммеда местах. Причем речь шла не только о систематических посещениях Мекки и Медины, но и о духовном образова­нии молодых людей, главным образом из По­волжья. Мы узнаем о том, что, наряду с жи­лыми помещениями дая приема паломников, имелись и медресе, в частности казанское, имевшее свои лавки, складские помещения и иные хозяйственные объекты и инвентарь. Причем через эти документы можно четко про­следить имена тех татарских купцов и про­мышленников, которые осуществляли благород­ную миссию приобщения своего народа к ис­ламским ценностям. Некоторые из этих имен, такие, как Дебердеевы и Юнусовы, широко из­вестны общественности как крупные промыш­ленники. Теперь нам раскрывается и другая сторона их деятельности, до сих пор мало кому известная.

Мусульмане России хорошо знали муфтия Галимжана Баруда (Галиева) не только как му­сульманского теолога, но и как организатора религиозного и национального образования. Мы теперь знаем, что его деятельность выходила за пределы России. Он построил вакуфный дом в Мекке, где, по всей видимости, учились и ра­ботали его ученики.

Для нас публикуемые источники представ­ляют ценность с точки зрения взаимоотноше­ний российских мусульман, создававших вакуфы, с местными властями и жителями арабами и турками. Об этом нам рассказывают данные о способах приобретения и юридическом статусе земель для строительства. Эти способы были разные: официальные и неофициальные, т.е. главным образом через подставных лиц. Сведе­ния об отдельных вакуфах создают определен­ное впечатление об источниках их строительст­ва, степени состоятельности их владельцев. Од­но дело трехэтажное здание казанского текие* около мечети Нур Усмани в Константинополе (Стамбуле), построенное казанским купцом Ис-хаком Юнусовым, и дом в Мекке, видимо ему же принадлежавший, или же дом, построенный там же на средства "Хаджиев". Юнусовы могли строить шикарные дома в нескольких городах, другое дело дом, построенный Баруди. У него своих денег не хватило. Поэтому часть средств ему выделил казанский мулла Салах. Однако по этим документам можно понять, что после смерти Юнусова его наследники не могли столь же удачно вести дела. У них уже не оказалось денег для восстановления пострадавшего от по­жара дома в Мекке.

В публикуемых документах нет данных о предпринимательской деятельности Дебердеевых, Юнусовых и других купцов и промышленни­ков. Однако надо полагать, что такие предпри­имчивые люди занимались на Ближнем Востоке не только благотворительностью. Следовательно, в будущем есть необходимость изучения про­никновения татарского капитала в Турцию, арабские страны Азии и Северной Африки.

И наконец, необходимо особо обратить вни­мание на дипломатическую деятельность Совет­ского правительства, которое по каналам, неко­гда проложенным богатыми мусульманами Рос­сии, стремилось проникнуть в арабский мир. Здесь просматривается как стремление завладеть имуществом мусульманских предпринимателей, так и желание иметь постоянный инструмент влияния на политику этих стран путем созда­ния комитета российской колонии по управле­нию вакуфами и иных организаций. Причем эта работа проводилась весьма осторожно и не отпугивала местные власти, в частности султана Ибн-Сауда.

Мы не знаем, кому принадлежала первич­ная идея овладения вакуфами. Возможно, гене­ральному консулу СССР в • Хиджазе Кариму Хакимову, много сделавшему ря усиления влияния Советского государства на Ближнем Востоке.

Видимо, читателю небезынтересно знать, что речь идет о том самом Хакимове, который был одним из тех, кто стоял у истоков создания Татарской республики, и документы о его ди­пломатической деятельности были опубликованы в нашем журнале в пробном номере в мае 1995 года. Хакимов находился в близких от­ношениях с Ибн-Саудом и другими видными политиками Востока.

В то же время из новых документов мы узнаем некоторые дополнительные подробности ближневосточной биографии Карима Хакимова. Они проливают свет на его деятельность, на­правленную на возвращение Татарстану и дру­гим республикам того имущества, которое при­надлежало мусульманам России.

Правда, из документов не видно, почему эта работа не была доведена до конца. Надо полагать, что мусульманам России, прежде все­го татарам, принадлежали не только объекты, указанные в документах, ценность которых оп­ределяется и тем, что открываются пути для продолжения этих поисков,

Разумеется, сегодня не может быть и речи о возврате вакуфного имущества. Однако изуче­ние конкретных объектов в Стамбуле, Мекке и Медине, и особенно относящейся к ним доку­ментации, могло бы помочь в выявлении сте­пени и размаха взаимоотношений российских мусульман с Ближним Востоком.

Вполне понятно: значение публикуемых ма­териалов далеко не исчерпывается этим. Их всесторонняя оценка • дело будущего.

 

Индус Тагиров,

академик АН Татарстана

 

По сведениям, полученным Народным комиссариатом, в Геджазе находились в свое время вакуфные имущества, принадлежавшие мусульманским организа­циям Бухары и других мусульманских стран, находящихся на территории СССР. НКИД по данному вопросу был запрошен агент и генконсул СССР в Геджазе т.Хакимов, который сообщил, что на территории Геджаза, несомненно, имеются ценные вакуфные имущества, отказанные в свое время казанскими, крымскими и кавказскими мусульманскими организациями в пользу различных благотвори­тельных учреждений, святых мест Ислама Мекки и Медины. Тов.Хакимов сооб­щил, однако, что невозможно получить более детальные сведения об этих иму­ществах на месте, не имея хотя бы общих данных и материалов. Тов.Хакимов просит поэтому переслать ему, возможно, более детальные материалы по во­просу об этих имуществах, затребовав таковые от наших мусульманских орга­низаций.

Поскольку мы заинтересованы в том, чтобы получить в дальнейшем известный контроль над тем, как управляются в настоящее время эти имущества, а также выяснить возможность перехода тех или иных из имуществ в непосредственное ведение наших мусульманских организаций. НКИД считает чрезвычайно целе­сообразным, чтобы тов.Хакимову были посланы все интересующие его по дан­ному вопросу сведения.

Прошу Вас, ввиду изложенного, не отказать распорядиться о высылке Нар-коминделу всех имеющихся или могущих быть Вами полученньпли материалов по данному вопросу.

Наркоминдел. Копия верна:     /Чичерин/

Верно: пом. секретаря ИНО ОПТУ /Казакова/

11 сентября 23 г.

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.145.

 

Совершенно секретно

Лично Зам. пред. СНК тов.Ануфриеву

24 сентября 1925 г.

Возвращая отношение НКИД от 10/VHI за №9573/с, Татарский отдел ОПТУ уведомляет, что на запрос его иностранный отдел ОПТУ отношением своим от 11/IX за №201365 подтвердил подлинность обращения тов.Чичерина к Татарскому правительству по вопросу вакуфных имуществ в Геджазе, принадлежащих раз-личньпя мусульманским организациям.

Начальник татарского отдела ОПТУ Кадушин Секретарь Шумилин

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.149.

 

Копия Совершенно секретно

СССР Народный комиссариат по иностранным делам

№ ВБ/10142

4 декабря 1925 г.

Председателю Совнаркома Татреспублики тов.Габидуллину

г.Казань

Народный комиссариат по иностранным делам получил Ваше отношение № 041 от 11/XI—25 г. Сведения, имеющиеся в Вашем сообщении, будут использо­ваны нами для выяснения вопроса о наших правах на те или иные имущества наших духовных учреждений в странах Ближнего Востока.

К сожалению, в Вашем письме нет подробных указаний по вопросу о том, кому принадлежит право собственности на перечисляемые Вами имущества. Между тем именно этот вопрос играет крупнейшее значение, поскольку лишь в том случае, если эти имущества не являлись собственностью частных физиче­ских и юридических лиц, у нас будут известные правовые основания требовать возврата СССР этих имуществ. НКИД просит Вас поэтому собрать по возмож­ности более точные сведения, если возможно, документальные данные по во­просу о том, кому принадлежит право собственности на эти имущества, и со­общить таковые НКИД. В том случае же, если перечисляемые Вами имущества принадлежали частным лицам, желательно узнать, где находятся эти частные владельцы, для того, чтобы мы могли путем соответствующих переговоров с ними выяснить вопрос о восстановлении их в правах владельцев и о защите в дальнейшем их интересов, в чем мы политически заинтересованы.

Уполномоченный НКИД СССР при правительстве РСФСР
член коллегии Аралов

С подлинным верно: зав. адм. отд. Наклевкин

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.150.

 

Литера"В" - секретно гор.Москва, восточный ОГПУ

О вакуфных имуществах казанских мусульман в районе "святых" мест

Наркоминделом СССР тов.Чичериным было разослано совнаркомам Крым­ской, Татарской и Азербайджанской республик секретное отношение от 10 ав­густа сего года за №9573/с с предложением сообщить НКИД сведения о вакуф­ных имуществах в районе "святых" мест, принадлежащих мусульманам СССР.

По поручению Совнаркома ТССР, который посредством своего аппарата не смог собрать требуемых сведений, мы через специальное осведомление выяс­нили принадлежность казанским мусульманам следующего вакуфного имуще­ства:

1) в Константинополе:

а) Казанская текие - 3-х этажн.дом, близ мечети Нур-Усмани;

2) в Мекке:

а) "Текие "Мурат-эфенди", выстроенная бр.Дебердиевыми, фабрикантами Саратовской губ.

б) Текие "Низамутдин-эфенди";

в) То же "Шакирзян-эфенди";

г) То же "Кадыр-эфенди";

д) Вакуфный дом Галимзяна Галеева по ул.Шубейки.*

Более точные сведения и документальные подтверждения принадлежности этих имуществ казанским мусульманам можно получить у проживающего в Мекке гражданина Шакура, занимающегося торговлей.

В Медине:

а) Казанская мечеть;

б) Казанское медресе;

в) Вакуфные лавки и складочные помещения, принадлежащие казанскому
медресе;

г) Вакуфный дом Рахима-эфенди;

д) Вакуфный дом, лавки и складочные помещения бр.Дебердеевых.

О чем отношением своим от 5/Х-25 г. за №11919 мы сообщили в СНК ТССР и сообщаем настоящим Вам для сведения.

Временно исполняющий обязанности начальника ТООПТУ-НАЧСОЧ      Лапидус

Начальник Ш-го отделения       Арасланов

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. л.148.

 

Совершенно секретно - Срочно

Председателю СНК ТССР тов.Габидуллину

4 мая 1926 г.

В дополнение №11919 от 5/Х-1925 г. татотдел ОГПУ сообщает, что в районе "святых" мест Аравии имеются еще следующие вакуфные имущества, принад­лежащие российским мусульманам.

В гор.Мекке.

1. Текие-дом, выстроенный гражданином Курбангалеем Бурнаевым, управ­ляющий домом Назыр некто Ахмедзян-эфенди, происходящий из граждан Бу-инского кантона ТССР.

2. То же, выстроенный Исхаком Губайдулловичем Юнусовым, управляющий -Шарафутдин-эфенди, причем дом этот в 1925 г. был подвергнут пожару, после чего управляющий обратился к наследникам Юнусова с просьбой оказания ма­териальной поддержки для восстановления его. Поддержка эта оказана не была, благодаря чему дом и по настоящее время находится в полуразрушенном со­стоянии.

3. То же, выстроенный гражданином Дос Хаджи Ишан киргизом, б.Оренбургской губ. Дом этот известен под названием "Текие-и-Казаклар".

4. То же, выстроенный Бадретдином-эфенди, управляющий - Шарафутдин-эфенди, ньше покойный. По всей вероятности, домом в настоящее время управ­ляет его сьш Галей-эфенди.

5. То же, выстроенный Низамутдином-эфенди на средства "хаджиев", при­бывших из России.

В дополнение сведений, данных №11919, необходимо отметить, что:

1) Текие-дом, находящийся в г.Константинополе вблизи мечети Нур-Усмани, был выстроен неким Юнусовьпя- казанцем.

2) То же Низамутдин- эфенди был выстроен на средства киргиз-Хаджиев, прибывших из России.

3) То же Кадыр-эфенди - фактически находится в г.Медине, а не в Мекке, как это было сообщено вышеуказанным № при этом таковой выстроен на сред­ства братьев Дебердеевых; Низамутдин-эфенди является лишь управляющим.

4) То же, находящийся на улице Шубяйки* был выстроен Галимзяном Танее­вым, причем часть средств была получена им от муллы г.Казани, ньше покойного Салаха. Стоимость дома 1250 французских золотых.

5) Мечеть, медресе, лавки и складные помещения в г.Медине были выстроены Абсаттаром-эфенди - уроженцем России.

Дополнительные сведения по получении будут представлены дополнительно.

Начальник татарского отдела ОГПУ    Кадушин

Начальник III—го отделения

Арасланов

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.154.

 

Копия Секретно

ИСТОРИЯ ВОПРОСА О ВАКУФАХ.

Джедда

Еще до прибытия А-ва и Генконсульства в Геджаз нам было известно наличие здесь значительного вакуфного имущества, сооруженного на средства россий­ских выходцев, а также бухарцев и хивинцев. По прибытии же мы должны были им заинтересоваться, так как это имущество, по существу, являлось обществен­ным достоянием.

Однако немедленному приступу к изучению этого вопроса воспрепятствовала разразившаяся между Недждом и Геджазом война. Возможность для этого представилась лишь с начала прошлого 1926 года, по ликвидации этой войны.

Еще в период этой войны А-ву и Генконсульству приходилось сталкиваться с вакуфным вопросом в связи с требованием российских граждан, отрезанных войной в Мекке, оказать им возможную помощь путем представления им для временного пользования в той или иной форме вакуфного имущества и в связи с необходимостью защищать их от разрушений воинскими частями /в Джедде/.

В обоих этих случаях А-во и Генконсульство к вакуфам подходило как к об­щественному российских мусульман достоянию. Исходя из этого взгляда, в на­чале 1925 года нами был предпринят шаг к созданию в Мекке комитета россий­ской колонии по делам вакуфов. Этот комитет имел ближайшей задачей оказа­ние помощи нуждающимся тогда российским гражданам, но имелось в виду, что он в той или иной форме будет ведать вакуфньпл имуществом, хотя бы в виде контроля над ними. Список членов организованного комитета был представлен властям, но при переговорах с Ибн-Саудом мы воздерживались от постановки вопроса о последних правах комитета в официальной форме.

Этот комитет, не имея юридического оформления прав по контролю над ва-куфами, конечно, не был в состоянии что-либо в этом направлении предпринять.

Позднее поступил известный запрос правительства Бухарской Советской Народной Республики о судьбе вакуфов, в котором был поднят вопрос "о пере­даче Бухарской Советской Народной Ресублике о юридическом закреплении за ним" этих вакуфов". В то время мы могли на это ответить тем, что ограничива­лись указанием на необходимость предварительного изучения вакуфного во­проса, главным образом для выяснения юридического существа этих вакуфов. Впоследствии, в связи с представлением в НКИД проекта договора с Геджазом, к какому времени вакуфы в некоторой степени были изучены, мы дали предвари­тельную формулировку нашего отношения к вакуфам вообще.

Из этой формулировки вытекало, что вакуфные имущества, созданные в Геджазе на средства российских выходцев, а также Бухары и Хивы, по существу, являются общественным достоянием религиозно-благотворительного характера и что на них может распространяться лишь наш контроль.

 

Вакуфы.

Вакуфами являются те имущества, которые правомочными владельцами, от­казавшимися от личного пользования ими, пожертвованы с посвящением на оп­ределенные цели. В основном вакуфы делятся на две категории: частных и об­щественных. По шариату, акт о вакуфах не может быть никем аннулирован.

К первой категории относятся те вакуфы, которые предназначены для поль­зования одной узкой группой определенных лиц. В Геджазе к этому способу ва-куфа прибегают главы больших состоятельных семейств с целью сохранения в общем пользовании наследников какого-либо большого владения. Эти вакуфы называются наследственными, причем имущество это не подлежит ни разделу между наследниками, ни продаже с этой целью, а также не распространяются на них аресты в покрытие задолженности кого-либо из наследников, пользую­щихся этим имуществом.

Таких вакуфов, принадлежащих российским выходцам, в одной Мекке име­ется 7, которые, по существу, являются частным имуществом, поэтому нас не интересуют.

Ко второй категории относятся те вакуфные имущества, которые посвящены общественно -религиозным целям, как обслуживание паломников, учащихся и т.д.

До сих пор нам удалось выяснить наличие этой категории вакуфов, принад­лежащих российским гражданам, в Мекке в количестве свыше ста, а Джедде четырех. Вакуфы эти состоят исключительно из зданий, предназначенных для жилья.

Для определения юридической природы вакуфов, а также характеристики их положения и целей приводим следующие данные, полученные в результате их обследования.

1. Цели вакуфов. Российские вакуфы в Джедде и Мекке посвящены почти ис­ключительно обслуживанию паломников и учащихся, отчасти для помощи бед­ноте - российским выходцам. Это обслуживание выражается в допущении па­ломников и учащихся на жительство за минимальную плату или бесплатно или оказании иных услуг, таких, как доставление средств, освещения и т.д.

Мы здесь не касаемся вакуфа-медресе, построенного в Медине Хисс Куш-беги, которое, вместе с приданными источниками доходов, среди российских вакуфов занимает особое положение. Но такие вакуфы могут быть в Геджазе лишь единичны.

2. Капитал вакуфов. Постройка или покупка вакуфных имуществ производи­лась или 1/ на средства отдельных лиц, или 2/ на средства, специально собранные среди российских паломников в Геджазе или в России же. Но последних - не­много.

3. Права жертвователей и управляющих. Не приходится и говорить, что не существовало ни централизованного, несмотря на крупный размер вложенного в вакуфы капитала, управления российскими вакуфами в Геджазе, ни контроля над ними. Точно так же и вакуфы создавались без всякой системы прихотями от­дельных богачей и домогательствами отдельных заинтересованных в вакуфе лиц, поэтому характер посвящения и управления ими зависел от них.

При посвящении вакуфа жертвователем составлялся вакуфный акт, в котором некоторьш образом определялись цели посвящения, способы их осуществления, а также обязанности управляющего и вознаграждение за управление вакуфом.

Управляющие назначались или пожизненно, или наследственно, т.е. с пере­ходом права управления наследникам первоначального управляющего. В возна­граждение управляющему назначалась часть денежного дохода вакуфа или разрешалось ему занятие части жилой площади вакуфного имущества.

Что касается прав жертвователя, то таковые при его жизни сохраняются за ним в виде руководства управлением вакуфов, материальной поддержки, но от­нюдь не на возвращение вакуфов в свою частную собственность. Права жертво­вателя могут перейти к его наследникам, в случае если жертвователь в своем завещании обяжет наследников к поддержанию вакуфа в той или иной форме.

4. Кроме того, российские вакуфы имеют свойственные им некоторые осо­бенности с существующими в Геджазе обычаями и законами о праве на зе­мельные участки. В этом отношении российские вакуфы разделяются:

1/ Построенные на специально приобретенном жертвователем земельном участке;

2/ Построенные на земельном участке, купленном на имя подданного третьих стран /турок/;

3/ Построенные на арендованном участке земли - хикар;

4/ Вакуфы, представляющие собою часть частичного здания.

Отмеченные моменты, за исключением первого, характерны тем, что они отражаются на юридической устойчивости российских вакуфов. Причины сле­дующие.

Только незначительное количество российских вакуфов, созданных до конца 80-х годов прошлого столетия, основаны на специально приобретенных зе­мельных участках. Поздние вакуфы, очевидно, относятся к последним трем ка­тегориям вакуфов.

Прибегавшие к покупке земель на имя подданых Турции, к аренде земельных участков вызвано изданным турецким правительством в 1892-93 годах законом, запрещающим иностранным подданным покупку земельных участков в Геджазе. В силу этого закона российские граждане при воздвигании вакуфов вынуждались прибегать и при покупке земельных участков к помощи подставных лиц из турок и местных арабов, на имя которых составлялись купчие крепости. Как потом оформлялось право жертвователя на построенный вакуф - путем ли бессрочной аренды или иным способом, - неизвестно.

Что касается подразделения на построенных на арендованной земле "хикар", то это не относится также и к формальной обычной аренде. В данном случае речь идет о тех вакуфах, которые воздвигнуты на земельных участках "хикар", независимо от того, путем ли специального арендного договора или даже без него получено право застройки его.

"Хикар" - это та самая земля, которая обхватывает 3/4 территории гор.Мекки и принадлежит различньш родам меккинской шерифской аристократии. Но, конечно, не существует ни положений, определяющих границ ее прав на эту землю, ни твердых норм, уточняющих взаимоотношения этих собственников с застройщиками. Поэтому нередко происходят споры между домовладельцами и шерифами на почве претензий последних, предъявляемых даже по истечении 30-40 лет со времени застройки, причем они решаются, как это имело место при короле Гуссейне, в пользу шерифов. Значение этого обстоятельства для нас состоит в том, что оно грозит сохранности российских вакуфов, построенных на земле "хикар" в момент, когда отдельные лица будут выявлять стремление, имея шанс на успех, к захвату этих вакуфов.

Количество вакуфов, построенных как на земельных участках, приобретенных на имя третьих лиц, так и на земле "хикар", пока неизвестно. Выяснение их воз­можно лишь в будущем.

Точно так же не выяснено количество вакуфов, составляющих часть здания, принадлежащего частным лицам. Надо полагать, что их очень немного или они уже перестали существовать как вакуф.

Условия вакуфных актов мы даем в приложении к настоящей записке.

Обследуя российские вакуфы мы не могли получить исчерпывающие данные о каждом из них в отдельности. Это представляет чрезвычайно трудную задачу в настоящих условиях. Дело в том, что мы вынуждены, пока не определилось как следует наше отношение к вакуфам, избегать провести эти обследования в официальной форме. Кроме того, привыкшие к безконтрольному существова­нию, управляющие вакуфами скрывают вакуфные документы. Среди них име­ются и такие, которые связаны с лицами, которые имеют отношение к вакуфам и находятся за пределами СССР, как, например, бьшший бухарский эмир. Тем не менее приводимые о вакуфах данные являются типичными, и могущие выяс­ниться подробности не изменят приводимые нами сейчас выводы.

Отношение хашимитов к вакуфам.

После восстания на стороне союзников и объявления Геджаза самостоя­тельным королевством бывший меккинский шериф Гуссейн подверг жестоким гонениям турок, проживающих в Геджазе. Эти гонения выразились, в первую очередь, в конфискациях имущества турок, а затем в высьшке их при помощи англичан из страны.

Конфискации подвергались турецкие вакуфы, имевшиеся на территории Геджаза. Они состояли из вакуфов, пожертвованных частньпли турками и нахо­дившихся в руках управителей-турок, а также так называемых вакуфов "султание", т.е. созданных на средства турецких султанов или турецкого прави­тельства.

Первые отбирались и раздавались королем Гуссеином отдельным лицам, ча­стью передавались в ведение управления финансов. Что касается вакуфов "султание", то они, как питавшие управление святыми местами, были переданы в специально организованное управление вакуфов. Следует здесь еще отметить, что король Гуссейн всячески стремился к ликвидации частно-турецких имуще­ственных владений в стране. Все, что из них выявлялось или было известно вла­стям, конфисковалось в первые же годы восстания распоряжением короля. Ос­тальное было завершено судебньпли органами. Хотя не было об этом издано особого законоположение, но по предъявлении заинтересованными лицами претензий судами имущественные сделки, совершенные при турецком влады­честве, аннулировались, а купчие крепости, составленные в течение истекших до того 60-70 лет, объявлялись недействительньпли независимо от того, кем являлся в данный момент держатель этой купчей крепости - турком или местным ара­бом.

Но конфискация, или захват, со стороны короля Гуссейна коснулся и рос­сийских вакуфов. В период его королевствования по тем или иным причинам был захвачен им ряд российских вакуфов, часть из которых были розданы отдельным лицам из местных арабов, часть в финансовое управление.

Таким образом, королем Гуссеином было открыто нарушено основное по­ложение шариата, а также условия этих вакуфов.

Король Гуссейн претендовал также на египетские вакуфы, находящиеся в Геджазе, а также в самом Египте /посвященные Геджазу/. Отсюда тот конфликт между ним и Египтом, который продолжался до последних дней власти хаши­митов в Геджазе. Известно, что король Гуссейн в последние годы не допускал на хадж египетского Махмаля и египетскую медицинскую миссию, но это уже яв­лялось внешним проявлением той политической борьбы, которая имеет место между Геджазом и Египтом, в связи с агрессивными планами египетских пра­вящих кругов по отношению к Геджазу.

 

Вакуфы и Ибн-Сауд.

При нем вакуфное дело несколько упорядочено в том смысле, что вакуфы использованы в соответствии с их назначением, например, вакуфы "султание" им переданы управлению святынь, в лице его отдела вакуфов. В ведении управления финансов оставлены только те, которые были королем Гуссеином конфискованы и назначения которых неизвестны.

Характерным для Ибн-Сауда мероприятием является отчуждение вакуфов, посвященных гробницам и находившихся в ведении шейхов последних. Такого рода вакуфы переданы управлению вакуфов при святыне.

С переходом власти в Геджазе к Ибн-Сауду в положении российских ваку­фов особых изменений не произошло, если не считать устранения опасности захвата их властями. Отобранные королем Гуссейном вакуфы состоят в ведении финансового управления.

К возвращению их со стороны бывших управляющих никаких шагов не пред­принималось, несмотря на очевидность некоторых шансов к удовлетворению такого рода претензий. Причина такой пассивности бывших управляющих кро­ется в том, что у них на руках ныне не имеется вакуфных документов, доказы­вающих их право. Эти документы утеряны во время событий восстания Геджаза против турок.

Впрочем, необходимые документы имеют не все существующие вакуфы. Эти документы или утеряны, или увезены во время империалистической войны теми лицами, которые имели то или иное касательство к вакуфам. Некоторые доку­менты совершенно погибли: например, документы двух ташкентских "текие" в Джедде, которые сгорели во время одного пожара в Москве. Утерянные доку­менты могут быть восстановлены лишь в случае сохранности архивов Махка-мей-Шариа периода владычества турок.

Отсутствие документов, конечно, грозит сохранности вакуфов: они могут превратиться в частную собственность или перейти в совершенно посторонние руки. Недавно, во время хаджа прошлого года, имел место захват вакуфа одним из муставвифов /"текие" No34/.

Здесь не лишне будет отметить тот перелом в отношении к вакуфам, который наблюдается в настоящее время в общественных кругах Мекки. В связи с обра­зованием "Общества по соблюдению рекомендованного и борьбе с запрещен­ным", возникла в кругах этого общества мысль об упорядочении вакуфного дела. По сообщению одного из граждан, предполагается "проверка и уточнение све­дений о вакуфах", а также выяснения закономерности прав управляющими ва-куфами, те из вакуфов, где законные управители отсутствуют, будут изъяты из рук их теперешних управляющих и переданы в управление вакуфами".

Однако до сего времени никаких шагов в этом направлении не предпринято и неизвестно: согласится ли на это Ибн-Сауд и в какой мере.

 

Вакуфная политика Ибн-Сауда.

Как видно из предыдущей главы, политика Ибн-Сауда по отношению к ва­куфам требует использования вакуфов по назначениям, что и диктуется, между прочим, положениями шариата. Такая политика внутри страны больше отвечает его внешней политике в связи с вопросом о вакуфах, находящихся на территории ряда мусульманских стран и посвященных святыням и Геджазу в целом.

Такие вакуфы имеются в Турции, Египте, Сирии, Палестине, Оммане, Ираке и даже в Северной Африке. Вакуфы в Оммане без всяких осложнений теперь за­креплены за Геджазом в силу того обстоятельства, что они и раньше управлялись назначенным управлением святынь уполномоченых.

Значительные по стоимости и доходности вакуфы должны иметься на терри­тории кемалистскои Турции. Их судьба неизвестна. Известно только то, что турки намерены добиваться отказа Геджаза от них, как говорил Эдиб-Сервет-бей, "на началах взаимности". Но Сулейман-Шевкет-бей, представитель Турции в Джедде, отрицает это, говоря, что "вакуфный вопрос вообще не решен в самой Турции", что они управляются так, как это имело место до кемалистов.

Размеры вакуфов, находящихся на территории Египта, огромны, причем часть из них представляет вакуфы, созданные на средства турецких султанов.

Доходы от этих вакуфов в настоящее время тратятся главным образом на от­правку "Махмаля" на хадж, частично на содержание медицинских пунктов в Мекке и Медине. Вот уже несколько десятилетий, как на это ежегодно расходу­ется до 70-80 тыс.фунтов стерлингов, из которых идут:

На экспедицию "Махмаля" около 15%

На изготовление покрывала для каабы около 10 %

На субсидию меккинским и мединским шерифам

и служителям святынь около 50 %

На субсидию бедуинским племенам около 25 %.

Из шерифов и служителей святынь значительное число лиц получает из еги­петских вакуфных средств, через медицинские пункты в Мекке и Медине, регу­лярное ежемесячное содержание.

Египетские вакуфы, дающие столь большой доход, имели бы существенное значение для Геджаза, в случае закрепления их за ними. Геджаз претендует на них главным образом потому, что они созданы на средства турецких султанов. Но разрешение в пользу Геджаза вопроса о египетских вакуфах весьма пробле­матично в настоящий момент, когда эти вакуфы служат агрессивной по отно­шению к священной стране политике современного Египта.

Дело в том, что эти вакуфы в прошлые времена были созданы с целью под­держания влияния Турции в Геджазе. Доходы от них издавна в Геджаз доставля­лись и раздавались "Махмалем", имеющим когда-то целью охрану паломников от нападений бедуинов, что имело известное значение в периоды неподчинения бедуинов геджазским властям.

После падения турецкого владычества экспедиции египетского "Махмаля" по традиции продолжались, но уже служа целям проникновения в Геджаз влияния самого Египта. Благодаря этому обстоятельству чинились всякие препятствия к доступу "Махмаля" в Геджаз королем Гуссейном, имевшим основание бояться усиления влияния Египта в Геджазе.

Ибн-Сауд хотя и пошел, в сравнении с своим предшественником, на уступки по отношению к "Махмалю", но все же не пожелал допустить непосредственной раздачи "Махмалем" вакуфных средств бедуинским племенам, мотивируя тем, что дело охраны путей паломничества в Геджазе в этом не нуждается. Из-за этого прибывший в прошлом году на хадж египетский "Махмаль" отказался от посещения Медины и вернулся обратно в Египет, захватив с собою те средства, которые были предназначены бедуинам и которые он не пожелал вручить пра­вительству Геджаза.

Таким образом, вопрос о египетских вакуфах для Ибн-Сауда приобретает большой политический интерес, в связи с агрессивными планами в Геджазе египетских правящих кругов. Ибн-Сауд, претендуя на эти вакуфы, не может не считаться с этим обстоятельством, не говоря уже об экономической их выгоде.

Что касается вакуфов, находящихся на территории других мусульманских стран /Сирия, Палестина, Ирак и др./, то они, надо полагать, в настоящий момент менее доступны Ибн-Сауду, чем египетские.

Хотя имеются сведения о якобы ведущихся с Египтом переговорах о вакуфах, Ибн-Сауд до сего времени ни перед кем свои вакуфные претензии официально не подписал. Как первый шаг к этому вопрос о судьбе вакуфов, посвященных Геджазу и находящихся за его пределами, он вносил на обсуждение мусульман­ского конгресса, состоявшегося в прошлом году в Мекке. Однако, благодаря противодействию турок и протестам египтян, он не получил на конгрессе такого разрешения, на котором Ибн-Сауд мог бы базироваться, предъявляя той или иной стране свои претензии касательно вакуфов.

 

Заключение.

Возвращаясь к российским вакуфам, изложенные выше данные о юридиче­ской природе и фактическом состоянии вакуфов можно резюмировать сле­дующим образом:

1. Российские вакуфы, находящиеся на территории Геджаза, в целом должны рассматриваться общественным достоянием российских мусульман религиоз­но—благотворительного характера или частно -благотворительным имущест­вом.

Наличие среди них вакуфных медресе /в Медине/ и такого характера иму­щества, которые по существу могут быть определены государственным достоя­нием национальных республик /БСНР, как, например, "текие" эмира бухарского №91/, не влияет на такую квалификацию, поскольку не нарушимы условия ва­куфных актов.

2. Ввиду этого, нам кажется, не могут на них претендовать национальные республики СССР, в смысле требования о юридическом за ними закреплении этого имущества.

Но это положение не исключает, в интересах сохранности вакуфного имущества, составляющего в общем несколько сот тысяч фунтов стерлингов, принятия в этой или иной форме мер как для защиты их от превращения в част­ную собственность, так и, следовательно, к целесообразному их использованию в соответствии с шариатом и условиями вакуфов.

Этими мерами могут быть:

1. Установление контроля вакуфных или религиозных учреждений соответ­ствующих национальных республик СССР, при условии принятия ими на себя обязанности жертвователей, т.е. материальную поддержку существующих в Геджазе вакуфов;

2. Создание на месте специального благотворительного общества с переда­чей ему под контроль и руководство вакуфов.

При наличии среди общественно-религиозных деятелей Мекки тенденции к упорядочению частных вакуфов, нам кажется, удалось бы создать указанное общество, с юридическим оформлением как его самого, так и его прав по кон­тролю над вакуфами и руководству ими при условии, если его деятельность будет иметь целью: 1/ оказание содействия паломникам, путем подготовки для жилья "текие" и размещения в них паломников в сезон хаджа, а также материальной помощи нуждающимся российским гражданам и 2/ производство сборов /которые сейчас делаются без системы/ среди паломников на благотворитель­ные цели, как—то: водоснабжение, медицинская помощь и т.д.

Деятельность этого общества, несмотря на религиозный свой характер, по­мимо того, имело бы известное культурное значение.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Образцы вакуфных условий;

Списки вакуфных имуществ. Посланы:

Члену Коллегии т.Карахану;

В Отдел Ближнего Востока т.Пастухову;

В экправ тов.Сабанину;

В секретариат Коллегии тов.Контаровичу;

Наш архив.

Джедда 21 марта 1927 года. Верно:        САЛИМОВ

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.156-166.

 

Копия Образцы условий некоторых российских вакуфов.

1. Текие Мухамед Джана Ходженти.

1/ Помещение для кофейной, находящееся в нижнем этаже, сдается в наем. Арендная плата идет на ремонт, освещение и оплату швейцара.

2/ "Текие" предоставляется вновь прибывающим хаджиям.

3/ Управление вручается Халик Джану и Дада-Джану Ходженти, их "вакилем" является Мухамед Джан.

 

2. Текие, основанное Мухамед Дебердеевым в Казани, под управлением Мурад Эфер /текие №/.

1/ Помещение "меджлис" с прихожей "Суффа" и прилегающими комнатами напротив помещения Бахджет-эфенди передается управляющему для житель­ства или для предоставления паломникам бесплатно или дачи в наем по своему усмотрению.

2/ Два "меджлиса" и "салон" с прилегающими комнатами предназначены для жительства паломников татар и мещеряков бесплатно, однако, если кто-нибудь из них будет платить - плата принимается.

3/ Нижнее помещение в количестве 5 предназначено для учащихся татар и мещеряков во внесезонное время. В сезонное время им предоставляется лишь 1 -2 помещения. Остальное передается паломникам.

4/ Подвал предоставляется исключительно для учащихся. В случае отсутствия их разрешается занятие его управляющим в жаркие дни.

 

3. Условия "текие", находящейся в "Шамия", основанной для казанцев Ибрагимом бин Исхак-беем /№/.

1/ Нижнее помещение, называемое "диван" с прилегающими к нему со служ­бами /манфаа/ предназначается для бедняков-казанцев холостых для житель­ства с ведома управляющего "текие".

2/ Помещение рудем* с "диваном" /в первом этаже макад" для бедняков-бухарцев холостяков от 1 до 10 человек для жительства в полном подчинении за­ведующему "текие". Всякие жалобы на него не должны приниматься судом во внимание.

3/ Помещение "хош" находится в общем пользовании всех жильцов.

4/ Второй этаж и крыша сдается в наем. Арендная плата расходится на нужды "текие", в первую очередь на ремонт, затем освещение, далее на хлеб и воду для бедняков. Отчет должен представляться в "Мехкеме шариа".

5/ 3-й этаж "мабин" и "мутабах" со службами передается управляющему в вознаграждение за его управление вакуфом. Управляющий имеет право распо­ряжаться помещением и пускать туда жильцов по своему усмотрению.

6/ В случае отсутствия казанцев и бухарцев "текие" предоставляется всем беднякам-мусульманам с ведома "мехкема шариа".

Верно:  САЛИМОВ

Архив КГБ РТ. Ф.4. Оп.1. Д.15. Л.169-170.