1998 1/2

Первой Казанской мужской гимназии - 240 лет

Царствование императора Петра I, ознаме­новавшееся введением России в европейскую политическую систему и усиленной переработ­кой всех отраслей государственной жизни на европейский лад, конечно, не прошло бесследно и в области народного образования. Но здесь заботы Петра Великого носили довольно одно­сторонний характер, сводясь, почти исключи­тельно, к образованию техническому. Эта одно­сторонность была осознана императрицей Ели­заветой, в силу чего ее царствование было от­мечено широким распространением общего об­разования в России.

В Казани ко времени основания Первой гимназии существовали учебные заведения лишь религиозной направленности, у детей же дворянского сословия не было возможности по­лучить светское образование. Следствием такого положения вещей явились ходатайства дворян­ства перед правительством об учреждении сред­ней школы. 21 июля 1758 года вышел Высо­чайший указ Правительствующему Сенату об учреждении в Казани гимназии с двумя отде­лениями: дворянским и разночинским, а 21 января следующего года прошло торжественное открытие ее директором, назначенным из асес­соров Московского университета, Михаилом Ивановичем Веревкиным.

Расположилась гимназия в доме "лейб-гвардии Измайловского полка адъютанта князя Василия Голицина".1 Ко времени открытия всех желающих поступить набралось только 14 че­ловек и, несмотря на очень широкую официальную программу, обучение ограничивалось, по словам одного из первых воспитанников, Г.Р.Державина, чтением и письмом. Вот что пишет в своих воспоминаниях поэт: "Нас учи­ли тогда вере без катехизиса, языкам без грамматики, числам и измерению без доказа­тельств, музыке без нот".2 Количество же уче­ников в течение последующих семи месяцев возросло до 111 человек.

Несмотря на то, что ни в Высочайшем ука­зе, ни в указе Правительствующего Сената, данном Московскому университету 21 июля 1758 года об учреждении в Казани гимназии, она не называется императорской, этот титул встречается во всех документах 2-й половины XVIII - начала XIX века. Вероятно, он был дан гимназии "казанскими гражданскими губерна­торами", вследствие того, "что она прежде со­ставляла отдельную часть Императорского Мос­ковского университета".3 Официально этот титул был отменен в 1829 году, хотя отдельные до­кументы от имени Казанской императорской гимназии встречаются еще и в более поздний период. Гимназия имела также собственную пе­чать, на которой изображался щит, разделен­ный на две половины, на первой изображен был герб Российской Империи, а на другой -Казанской губернии.

Заключенная в нескольких тесных комнатах наемного дома гимназия зачастую нуждалась в самом необходимом для поддержания своего жалкого существования, директор был принуж­ден неоднократно обращаться с просьбой о высылке денег к Московскому университету, а за­частую и к меценатам.

В 1764 году директором был назначен сек­ретарь юстиц-коллегии Юлий Иванович фон Каниц. Именно благодаря его заботам удалось значительно улучшить материальное обеспечение гимназии. Однако вследствие событий лета 1774 года (восстание Пугачева), в результате которых все имущество гимназии было разграблено, она окончательно обнищала, а 11 марта 1790 года совершенно закрылась "...по недостатку средств к ея дальнейшему поддержанию...". Вновь гим­назия была открыта лишь указом императора Павла I, данным во время пребывания в Каза­ни 29 мая 1798 года.

Гимназия за все время своего существова­ния пользовалась покровительством царствую­щих монархов. Помимо денежных даров, цар­ский дом заботился и о духовной пище питом­цев учреждения. Так, в 1797 году по указу императора Павла I в Казанскую гимназию бы­ла переведена хранившаяся в Новороссийске библиотека князя Потемкина, а в 1798 году гимназии была пожертвована библиотека князя Г.Полянского.

14 февраля 1804 года последовало открытие Казанского университета, который в первые 9 лет своего существования был неразрывно со­единен с гимназией: они помещались в одном здании, управлялись одним общим советом, ди­ректор гимназии являлся одновременно ректо­ром университета, преподаватели университета занимали преподавательские места и в гимна­зии.

- Отличительной чертой Казанской император­ской гимназии являлось также и то, что в ней преподавался татарский язык. 12 мая 1769 года был издан указ императрицы Екатерины II гу­бернатору А.Н.Квашнину-Самарину об открытии татарского класса в гимназии: "...учредить еди­ножды навсегда при Казанской гимназии для охотников того языка и определить учителем оного старой и тамошней адмиралтейской кон­торы толмача Сагита Хальфина, которого, жа­ловав в переводчики чином и жалованьем про­тив. Губернского переводчика, как его самого, так и детей его...".4

Занятия татарского языка начались в гим­назии 5 октября 1769 года. Кроме татарского, преподавались также греческий, арабский, пер­сидский, турецкий, монгольский, китайский, еврейский и армянский языки. Преподавание восточных языков сохранялось в гимназии вплоть до 1857 года, до перевода факультета восточных языков из Казанского университета в Санкт-Петербургский. В гимназии был остав­лен для преподавания "...по уважению обстоя­тельств края..." лишь татарский язык.5 Препо­давателями татарского длительное время была семья педагогов Хальфиных. В гимназии пре­подавали: в 1769-1785 годах Сагит Хальфин, в 1785-1780 Исхак Хальфин, в 1800-1828 Ибра-хим Хальфин. Велика была забота первого та­тарского преподавателя Сагита Хальфина об уровне преподавания языка. Неоднократно им посылались прошения в Москву о высылке не­обходимой литературы. Вследствие отсутствия методических разработок и элементарной азбу­ки, Хальфин самостоятельно берется за их со­ставление, о чем свидетельствуют документы архива. В 1774 году азбука Сагита Хальфина была отпечатана в типографии Московского университета и переправлена в Казань в коли­честве 100 экземпляров.

Татарскому языку обучались все желающие учащиеся, обязательной программы не было. Кроме русских учеников, имелись и мусульма­не.   "Так,      преподаватель      университета

'В.Владимиров в своей "Исторической записке" сообщает, что в период с 1800 по 1866 года гимназию закончили 31 человек магометанского вероисповедания, первым из которых стал учи­тель  Тащ  Магомет  Сейфуллин,  окончивший

i гимназию в 1834 году.6 ~24 июня 1802 года для напечатания учеб­ной литературы на татарском языке при гим­назии была учреждена типография. Просущест­вовала она, однако, недолго и уже в 1829 была присоединена к университетской. Что касается самого Сагита Хальфина, то обязанности его заключались не только в преподавании татар­ского языка, но и в оказании услуг переводчи­ка.! Так, в 1774 году он был востребован след­ственной комиссией, учрежденной в Симбирске после Пугачевского бунта, для перевода писем и грамот.7 Несколько раз Сагита Хальфина вы­зывали в Московский университет, предлагая ему должность корректора при университетской типографии с назначением высокого жалованья, одновременно он должен был преподавать же­лающим студентам татарский язык.8 Однако Хальфин не смог уехать из Казани, отослав вместо себя учителя Ильяса Арсланова.9

Многие ученики гимназии впоследствии стали выдающимися деятелями российской нау­ки и культуры. Среди них наиболее известны писатель Сергей Аксаков (1805)*, ректор Казан-

ского университета Николай Лобачевский (1807), историк Михаил Рыбушкин (1810), по­печитель казанского учебного округа Михаил Николаевич Мусин-Пушкин (1810), профессор Петербургского университета Михаил Навроц­кий (1842), профессор Казанского университета Александр Бутлеров (1842), филолог Михаил Покровский (1865) и др. Для многих Первая Казанская мужская гимназия была лишь на­чальной ступенью обучения, ведь многие ее выпускники стали студентами Казанского уни­верситета.

 

Примечания

1. НАРТ. Ф.87. Оп.1. Д.2. Л.17.

2. Владимиров В. Историческая записка о 1-й Казанской гимназии. XVIII столетие. - Казань: университетская типография, 1867. - Часть 1. - С.38.

3. Васильев Д. Краткая историческая записка об Императорской Казанской   гимназии. - Ка­зань: Литотипография Л.П.Антонова, 1890. - С.З.

4. Владимиров В.Указ. соч. - С.45.

5. Там же, С.72.

6. Там же, С.64-65.

7. Там же, С.46.

8. НА РТ. Ф.87. Оп.1. Д.51. Л.223; Ф.87. Оп.1. Д.45. Л.10.

9. НАРТ. Ф.87. Оп.1. Д.51. Л.236.

 

Гульнара Рафикова, сотрудник НА РТ

 

1758 июля 21. -Указ Правительствующего Сената об учреждении гимназии в г.Казани.

Правительствующий Сенат, по доношению Московскаго Университета, коим объявляет: что де для размножения наук в Империи необходимо надобно учредить, кроме Москвы и Пе­тербурга, Гимназии, из которых бы молодые люди, оказующие успехи своего понятия и уче­ния, могли выходить в Московский Университет и Петербургскую Академию для обучения наук, получив в том месте первыя основании; если де Правительствующий Сенат заблагорас­судить изволит, чтобы из Московскаго Университета приказать, отобрав несколько учите­лей, послать в Казань и там учредить Гимназию, то испрашивается, чтобы велено было там изготовить пристойный к тому дом и дозволить Дворянам и разночинцам учиться с такими же выгодами, как и в Московском Университете, и чтобы той учрежденной Гимназии от та­мошнего Губернатора должное вспоможение по обстоятельствам делано было; ежели Прави­тельствующий Сенат сие доношение опробовать изволит, то учители скоро посланы будут, жалованье же им производиться будет из суммы Университетской, получаемой от откупщи­ков Таможенных, и какое при первом случае учреждение сделано будет, о том университет правительствующему сенану немедленно донесет; Приказали: для размножения наук, о уч­реждении в Казани гимназии ко обучению Дворян и разночинцев с такими же выгодами, как и в Московском Университете, и об отправлении туда из онаго Университета учителей, и о бытии им на сумме Университетской, быть по тому Московского университета представле­нию; и для того Казанской Губернской Канцелярии велеть, для показанной Гимназии приис­кать немедленно каменный, а буде нет, то деревянный дом, в котором бы не менее десяти покоев было, а буде такого не сыщется, то хотя б оное число покоев двух, а по крайней уже необходимости в трех домах было; и ежели казенных не отыщется, то из партикулярных на первый случай за наем и какую цену просить будут, о том неукоснительно в Правительст­вующий Сенат рапортовать; и что принадлежать будет до учреждения означенной Гимназии, в том, по требованиям реченнаго Университета, чинить должное вспоможение по обстоя­тельствам без упущения времени.

ПСЗ.-Т.15.-С.242.

 

1773 г. февраля 10.

-Из предписания Московского университета надворному советнику Юлию фон Канину

[...]" Что следует до напечатания сочиненной Казанских Гимназий учителем Хальфиным татарского языка азбук, то как литеры сии вновь заводить не без затруднения и при напеча-тании оной Азбуки корректору иметь надлежит довольно знающему тот язык, то без такого способного человека онаго в действо произвесть здесь будет невозможно и для чего Казан-ския Гимназии имеют справиться, можно ль оному учителю отлучиться из Казани, и кому в небытность его поручить класс татарского языка, а есть ли он отлучен быть не может то приискав способнаго и знающего татарский язык человека, который бы мог согласиться для такого дела сюда в Москву приехать, коему по мере трудов его и знания приличное содер­жание определено быть может; и об оном прислать в университет обстоятельное известие в немедленном времени.

Вашего высокоблагородия покорный слуга

Михаила Придлонский.

НАРТ. Ф.87. ОП.1.Д.45. Л.10

 

1776 г. августа 9. - Рапорт учителя татарского класса С.Хальфина директору Первой Казанской гимназии Ю.И.фон Канину

Сего августа 9 дня приказано от вашего высокородия экзаменовать Оренбургской губер­нии Исецкой провинции деревни Апкозиной бывшего старшину из ясачных типтерей Ильяса Арсланова, который быв у вашего высокородия, объявил, что он имеет желание быть при типографии Московского университета корректором, а по экзаменованию нашему оный бывшей старшина оказалось, что он правописанию татарского языка действительно умеет и быть при оной типографии корректором может.

К сему рапорту учитель Сагит Хальфин руку приложил

К сему рапорту я, мулла Абубакир Ибрагимов, руку приложил*

 

НА PT. Ф.87. Оп.1. Д.51. Л.236.