1998 1/2

Юсуф Хас-Хадж Баласагуни. Наука быть счастливым.

Уважаемая редакция!

Выражая благодарность за публикацию до­кументов бессмертной поэмы великого древне-тюркского поэта Юсуфа Баласагуни в переводе поэта Наума Гребнева, хотелось бы, на стра­ницах журнала ознакомиться и с образцами его научного перевода, осуществленного ленинград­ским академиком С. Н. Мвановым, а также со стихами современника Баласагуни - другого ве­ликого тюрколога из древних тюрков Махмуда Кашгари.

Роберт Мухарлямов,

доктор физико-математических наук,

профессор, г Москва

 

Да, в предыдущих номерах журнала "Гасырлар авазы - Эхо веков" были опублико­ваны избранные главы из поэмы Юсуфа Бала­сагуни в переводе Н.Гребнева, который назвал эту книгу "Наука быть счастливым". Следует отметить, что заглавие этой поэмы переводилось на многие языки (к сожалению, кроме татар­ского) под различными названиями. Так, вид­ные исследователи шедевра тюркоязычной по­эзии: крупный турецкий ученый Рашид Арат, Г.Вамбери, В.Радлов, К.Каримов, В.Томсен -переводили его примерно одинаково: "Знание, делающее человека счастливым", "Знание, при­носящее счастье", "Знание, дарующее счастье", "Наука быть счастливым", "Искусство, знание сделаться счастливым". А.Крымский перевел по-украински "Блажение знания", С.Малов -"Книга счастья, или Осчастливающее управле­ние", А.Валитова - "Знание, дающее счастье, или Наука об управлении", В.Бартольд • "Знание, образующее царей" и т.д.

С.Иванов, автор первого полного русского поэтического перевода "Кутадгу билик" предло­жил свой краткий перевод заглавия поэмы -"Благодатное знание", под которым редакция и продолжает публиковать ее избранные страницы (Юсуф Баласагунский. Благодатное знание. Изд. "Наука", М., 1983). Напомним, что основную идею книги составляют такие непреходящие ценности, как справедливость, что по-тюркски наречено именем властителя "Кюнтогды-элик"; счастье, воплощенное в поэме в имени визиря Айтолды. Разум олицетворен в имени сына ви­зиря Огдюльмиша. Непритязательность - в име­ни брата визиря Одгурмыша. В форме бесед между ними - вопросов и ответов - и раскры­вается этико-дидактическая цель поэмы, указы­вающая путь к познанию мудрости правления, житейского обихода и обращения с людьми.

Надеемся, что и лирические стихотворения о любви, с которых редакция начинает публи­кации ("Поэзия древних тюрков VI-XII веков. М., 1993. В переводе А.Преловского) из сочи­нения Махмуда ал-Кашгари "Диван лугат ат-турок", написанных в 1072-1083 гг., и которые хранятся в Национальной библиотеке Стамбула, не оставят равнодушными наших читателей.

 

Д.Мэнди,

журналист

 

Повествуется о том, что сам Айтолды и есть Счастье

Однажды, один, был в раздумье элик,

И, позван, во/шел Айтолды в тот же миг.

 

Вошел Айтолды и стоял, ликом светел,

Элик ему сесть повелел и приветил.

 

Садясь, протянул он ступни своих ног,

Потом, их поджав, сел, спокоен и строг.

 

Поведал элик ему думы правдиво,

Еиу Айтолды отвечал преучтиво.

 

Элик, светел ликом, был весел и рад,

Но тут Айтолды вдруг сощурил свой взгляд.

 

Элик в изумленье пресек свое слово,

Но тут Айтолды вдруг сощурился снова.

 

И вновь продолжал свои речи элик,

А тот, и ответствуя, морщил свой лик.

 

Элик, изумлен, оглядел его разом

-Ведь он уже знал его мудрость и разум.

 

Элик посмотрел, добрым чувством влеком,

Но вдруг Айтолдг,1 отвернулся челом.

 

Элик помрачнел и сказал уже строже:

"Незрелые действия мужу негожи.

 

В доверье моем, видно, впал, я в изъян,

Чем я пред людьми оправдаю обман?"

 

Внемли, муж сказал с разумением зрелым:

""Спешащим - раскаянье будет уделом".

 

При спешке возможен ли добрый исход?

К поевшим незрелого хворь пристает!

 

Поспешность в поступках - заблудшим присуща,

Размеренность в действиях - лучшим присуща.

 

И я поспешил: не изведав твой нрав,

Я дал тебе службу, тебя не познав.

 

И сколько бы беки рабам ни радели,

Рабов проверять надо службой, на деле.

 

Проверь их сперва, испытанье наладь,

Потом уже будешь ценить-отличать!

 

Вопрос Айтолды к элику

Сказал Айтолды: аО элик благодатный,

За что мне в немилость твой гнев непонятный?

 

В чем грех мой, - не знаю, - скажи, не гоня,

Потом ты услышишь ответ от меня.

 

Казни, если грешен, все казни испробуй,

А если я прав, не черни себя злобой!"

 

Услышь, что промолвил об этом мудрец,

-И образ - слова его и - образец:

 

"Слуга оплошает - призвать его надо,

Узнать, в чем причина его недогляда.

 

Виновен слуга - накажи его строго,

Невинен - ему подобает награда".

 

Ответ элика Айтолды

Вновь слышится гневное слово элика:

"Глупейший из всех ты невежд, горемыка!

 

Взгляни на себя - кем почет тебе дан,

Откуда пришел к тебе знатный твой сан!

 

А был ли ты верным слугою? - Нимало!

Помог ты мне службой благою? - Нимало!

 

И я не по чину возвысил тебя,

Дал должность - и ты же дерзишь мне, грубя!

 

И ноги ты выпятил здесь не по чести,

Ответствуй: тебе ли сидеть в этом месте?

 

Я слушал тебя, обращал к тебе речь,

Ты мною, сощурясь, посмел пренебречь!

 

Смущенный, вел речь я, простив тебе это,

Что ж ты отвернулся, - хочу я ответа!

 

Ты что же - не слышал речей моих суть?

Приближен ты к беку - почтителен будь!

 

Отец твой и мать разве не дали сыну

Понятья, что ты не чета властелину?

 

Не он ли поставил тебя над людьми?

Смотри, берегись и гордыню уйми!

 

Ведь беки - огонь, от огня будь подале:

Подступишь с запалом - спалишься в запале!

 

Не следуй беспечности, беки - огонь,

Коснешься - спалишься, уж лучше не тронь!

 

Все беки - что пламя, их гнев- наготове:

Срубает он головы, жаждет он крови.

 

Чем больше смотреть, тем страшнее их вид:

Бесстрашных - и то грозной силой страшит!"

 

Айтолды рассказывает элику о свойствах Счастья

Я понял, - с улыбкой сказал Айтолды,

-Велишь говорить - так послушай и ты.

 

Я суть этих дел разуменьем постиг,

И нужно, чтоб ты в происшедшее вник.

 

Предстал пред тобой я, и не обессудь:

Все то, что ты видел, и есть моя суть.

 

Ты место мне дал - я вначале не сел,

Пойми: Нет мне места", - сказать я хотел.

 

Хотел я сказать, протянувший ступни,

Что вот, мол, с чем схож я, - на это взгляни!

 

Как ноги всеместно, бессменно идут,

Так мне, знаку Счастья, неведом приют.

 

Зажмурившись - только успел ты взглянуть,

Я тоже хотел показать мою суть.

 

Ведь я, само Счастье, подобен слепым:

Кто тронет меня, я иду вслед за ним.

 

Я чинно тебе отвечал, а потом

На добрый твой взгляд отвернулся челом.

 

И этим я мнил проявить мою суть:

Изменчив мой норов, не верь мне ничуть.

 

Храпит речи мудрые тюркский язык,-

Послушай, что молвил премудрый старик:

 

А счастье познавший, ты, счастью не верь:

Тебе бы не знаться с напастью, - не верь!

 

Ведь счастье, как реки и речи, течет:

На свете извечен их круговорот.

 

Изменчиво счастье, обманчиво, зло:

Вспорхнет - и умчалось, скользнет - и ушлоГ

 

Вопрос элика к Айтолды

"Я понял, - элик отвечал, - твою речь, -Сумел, повинившись, ты честь уберечь.

Скажи мне теперь, чем ты славен-велик, -Хвастливо вегцал здесь твой чванный язык!"

 

Ответ Айтолды элику

"'Дарами, - сказал Айтолды,, - я богат,

Мужам от меня много благ и отрад.

 

Годами я молод, в деяньях - высок,

Богатству и власти я - верный исток.

 

Чиста моя суть и прекрасен мой лик,

Всего я, что было желанно, достиг.

 

Где б ни был я, все мои цели просты,

Свершаются сами желанья-мечты.

 

Со мной - все блаженство, все блага - со мной,

А тяготам путь предуказан иной.

 

Все чуждое мне - в самой сути мертво,

Кто мне покорится - достигнет всего.

 

Мне зла пожелавший погибнет от зла,

Хотящий попрать меня - попран дотла.

 

И слово припомнить приходит черед,

И пусть, кто смышлен, это слово поймет:

 

"Где б ни было счастье, ты следуй за ним,

Не верящий счастью бедою гоним.

 

Кто счастья добился - спасен от невзгод,

Найдет он свершенье желаньям своим!"

 

Вопрос элика к Айтолды

Элик произнес: "Да, ты сутью высок,

А есть ли в тебе хоть единый порок?"

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: "Да, наносят мне вред:

Клянут за изъяны, которых и нет.

 

Порочат - мол, я на изменчивость скор,

-Такой у людей на меня наговор.

 

Но свойство меняться - не грех и не стыд:

О бек мой, я лишь обновляю свой вид.

 

А все, что старо, - надоедно стократ,

А что надоедно - то вредно стократ.

 

Нашел себе новое - старое брось.

С благим заодно будь, с нестоющим - врозь!

 

Вкус есть только в новом, в старье его нет,

Но будь осторожен: где вкус, там и вред!

 

Меня за изменчивость нрава бранят,

Порочным зовут и неправо бранят.

 

Про это муж смелый и храбрый изрек,

Себе я слова ею в помощь привлек:

 

"Всему сотворенному будет конец:

Свершает свои начертанья творец.

 

Вся жизнь пролетит, словно ветер шальной,

Не сдержишь ее никакою ценой!

 

И счастьем не льстись: посетит и уйдет,

Не верь ему: есть в нем доход и расход.

 

Была бы у счастья надежная стать,

Сколь благостным благо сумело бы стать!

 

И если бы счастье вовек не ушло,

Не меркло бы солнце и было б светло!"

 

Вопрос элика к Айтолды

"Да, ты переменчив, - ответил элик,

-А твердым бываешь ли ты хоть на миг?"

 

Ответ Айтолды элику

Сказал. Айтолды: "В том и суть моя: скор,

Я словно олень, - вот и весь разговор!

 

Поймать нелегко меня: легок мой бег,

А словят - сдержать не сумеют вовек.

 

А если проворен да ловок ловец,

Уж тут не спастись, - вот и слову конец!"

 

Вопрос элика к Айтолды

Элик вопросил: "Сколь сильна твоя прыть?

Найдутся ли путы - тебя залучить?"

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: "Путы крепкие есть,

Я их постараюсь тебе перечесть.

 

Кто ищет меня, да смирит он свой нрав,

И в сердце и в peчи гордыню поправ!

 

И пусть он от спеси себя упасет,

От скверны хранит, от ненужных забот.

 

Пусть то лишь, что нужно, сбирает он впрок,

И будет и нравом и сутью высок.

 

Да будет он старшим служить всей душой,

Да будет обласкан им каждый меньшой.

 

И пусть не наносит он людям обид

И малых в гордыне своей не теснит.

 

К вину да вовек не влечет его страсть

-Бесцельно добру да не даст он пропасть!

 

Пусть руки и речь он хранит от забав

И к праведным целям направит свой нрав.

 

Вот путы для счастья, из этих тенет

Ему не сбежать, - нипочем не уйдет!

 

И мысль эта в слове поэта жива,

К словам он искусно приладил слова:

 

"Да, счастье людское - что быстрый олень:

Изловишь - надежнее путы надень.

 

Удержишь - оно не сбежит никуда,

Упустишь - уже не вернешь ни на день!"

 

Ответ элика Айтолды

Я понял: ты - Счастье, - ответил элик,

-Я предан тебе, но отвернут твои лик.

 

Когда б не коварство твоих перемен,

Ты был бы поистине благословен.

 

Увы, в тебе верности нет и следа:

Ты с виду лишь добр, а по сути - беда.

 

Добрее, чем мать и отец, ты дитя

Баюкаешь, сладкой улыбкой блестя.

 

Но вдруг с небреженьем лицо отвернешь,

И видно: поступки и речь твоя - ложь.

 

Развеешь ты все, что прикоплено впрок,

Покличешь - и сразу же дверь на замокГ

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: "Достославный элик,

 

Поведал я все, чем я плох, чем велик.

Как лучше словить меня, в сети маня,

-Сказал и об этом, - пусть ловят меня.

 

И если ловец не набросит узду,

Сбегу, словно лань, я от плена уйду!"

 

Послушай, что старец сказал, не забудь,

В речах мудрых старцев - желанная суть:

 

"И счастье уйдет, если ходит без пут:

Дают - так бери, а не то отберут!

 

Добыл свое счастье - покрепче вцепись:

Упустишь - вовек тебе с ним не сойтись!"

 

Счастливому нужно о счастье радеть

И всяческой скверны чуждаться, - заметь!

 

Безгрешному люб только праведный путь,

Вот - узы для счастья, - о том не забудь!"

 

Вопрос элика к Айтолды

"Да, свойства твои и добры, и худы,

А что значит имя твое "Айтолды"?

 

В чем суть его, - молвил элик, - ты ответь,

-Узнаю - тебе буду верить я впредь!"

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: "Это имя - не ложь:

Мудрец говорил, что с луною я схож.

 

Луна поначалу едва лишь видна,

Потом, подрастая, восходит она.

 

А в день полнолунья весь мир озарит,

Она для людей, словно светоч, горит.

 

Нальется сияньем, сверкая с высот,

И меркнет красою, идя на заход.

 

Сияние меркнет, и вот его нет,

И снова из мрака рождается свет.

 

Мне так же дано мою сущность менять:

Я то появлюсь, то исчезну опять.

 

Едва обращу я к убогому лик,

Прекрасным становится он в тот же миг.

 

Растут его слава, величье, почет,

А я лишь уйду — все со мною уйдет.

 

И все, что имел он, развеется враз,

Убогость к нему возвратится тотчас.

 

Об этом сказал свое слово поэт,

Оно для бездумных - разумный совет:

 

"Счастливый сиянием славы согрет,

Подобен взошедшей луне его свет.

 

Но счастью не верь: ненадежно оно,

Взойдет твое счастье - и вот его нет!"

 

И вот что еще расскажу я теперь,

Ты слушай меня и словам моим верь!

 

Луне разноместный назначен черед:

Безместно она в горних высях бредет.

 

В созвездие Рака вместилась луна,

Созвездье смещается - с ним и она.

 

Лишь место займет - ей его покидать,

Едва лишь взойдет - и заходит опять.

 

Во мне столь же дивные свойства сошлись:

То вниз я спущусь, то подъемлюсь я ввысь.

 

Приду и уйду, в дальних далях бреду,

Весь мир обойду, а жилья не найду.

 

За это мне имя дано "Айтолды"

-В нем умного умысла явны следы.

 

Я - Счастье, сказал я, чем плох и хорош,

Во мне и болезнь и лекарство найдешь.

 

Поверь мне, всю правду сказал тебе я,

Прогнать, приручить ли - то воля твоя!'"

 

Ответ элика Айтолды

Элик отвечал: "Все я выслушал, - что ж:

Ясна твоя речь мне, и сам ты пригож.

 

Такой мне и нужен сподвижник для дел,

Всевышний помог - я обрел, что хотел.

 

Когда посылает нам бог благодать,

Ему благодарность должно воздать.

 

Без устали, с этою дня, без конца,

Безропотно должен я славить творца.

 

Внемли, что муж разума в мыслях припас,

Достойный завет написал он для нас:

 

"Восславь же творца, муж, обласканный им,

И будешь стократ ты всевышним храним.

 

Сколь часто не ценят дары этих благ!

А кто благодарен, тот счастлив и благ.

 

За малое благо стократ восхвали,

За большее - большей хвалою, - внемли!

 

За это воздастся тебе в десять раз,

И в доме богатств будет полный запас!'

 

Элик произнес, похвалив Айтолды:

И денно и нощно при мне будешь ты".

 

И он одарил его разным добром,

Дал золота и наградил серебром.

 

Элик с ним беседовал, - мудрость бесед

Подспорье давала ему и совет.

 

Приял Айтолды, много щедрых наград,

И честно служил, пылким рвеньем объят.

 

Элик его в разных трудах испытал

И понял: сей муж выше всяких похвал.