1998 1/2

Казанские приюты

Как и во многих городах России, в конце XIX века в Казани существовала широко раз­ветвленная система благотворительных обществ и учреждений, позволявшая охватить попечени­ем практически все категории нуждающихся в помощи.

В городе создавались различного рода бла­готворительные заведения: воспитательные дома, детские приюты, профессиональные школы и мастерские, общежития для учащихся, ясли, дневные приюты, ночлежные дома для детей, дома трудолюбия и т.д. Их целью было оказа­ние социальной подержки нуждающимся де­тям.

Одним из таких заведений было Казанское общество попечения о бедных, больных и бес­призорных детях. Основной задачей общества являлось оказание им всякого рода помощи, тем самым способствуя уменьшению детской нищеты. Члены общества разыскивали в захо­лустьях нашего города самых жалких, безза­щитных детей, проверяли их семейное и мате­риальное положение. Детям из малоимущих семей назначалось временное или ежемесячное пособие, вовсе бездомных общество помещало в свой собственный приют • Убежище для бес­приютных, бедных и больных детей.

Убежище было открыто 25 февраля 1890 года и первоначально размещалось в Плетенях, в одном из флигелей бывших казарм, который был пожертвован обществу Городской думой. В 1910 году по причине крайней отдаленности от города, тесноты, антигигиеничности помещения, а также отсутствия свободной земли для рас­ширения убежище переехало в каменный 2-этажный дом Вараксиных, находящийся на бе­регу озера Кабан на Армянской улице.

В начале своей деятельности общество при­зрело до 45 детей, но со временем их число возросло. 1 января 1910 года на полном со­держании в убежище находилось 55 мальчиков и 72 девочки. Возраст детей колебался от 4 до 20 лет. Среди них были дети крестьян, мещан, почетных граждан, солдат, цеховых, разночин­цев, проживавших не только в Казани, но и в Спасском, Лаишевском, Тетюшском, Мамадышском, Свияжском, Чистопольском уездах, а также в соседних губерниях: Самарской, Яро­славской, Пермской, Симбирской, Костромской, Уфимской и т.д. Призреваемые дети, достигшие школьного возраста, посещали начальную шко­лу. Обучение велось по программе церковно­приходских школ.

Весной и летом в свободное время для вос­питанников приюта организовывались игры с мячом, в крокет, прогулки в лес. В июле каж­дого года с разрешения администрации завода братьев Крестовниковых были открыты купаль­ни на озере Кабан. Напомним, что в системе призрения неимущих детей главным звеном была профессиональная подготовка. Она должна была обеспечить средства для самостоятельной жизни и таким образом предупредить нищенст­во в будущем. С этой целью при убежище, кроме начальной школы, были созданы сапожно-башмачная, чулочно-вязальная мастерские, мастерская дамских нарядов.

В сапожно-башмачной мастерской каждый год обучалось в среднем 9 мальчиков, в чулочно-вязальной на специальных машинах обучались девочки. Занятия велись под руководством мастериц. Некоторые воспитанницы по оконча­нии учебы оставались ее помощницами. В мас­терских работы выполнялись дая нужд приюта и на заказ.

Помимо указанных специальных мастер­ских, девушки, окончившие школу, обучались шитью. Все необходимые вещи для приюта: по­стельное белье, платье, пальто - шились сами­ми воспитанницами.

Некоторых девочек из приюта переводили для обучения в мастерскую дамских нарядов, находящуюся в ведении общества. Мастерская размещалась в доме Урванцева на углу Мало-Казанской и Воздвиженской улиц. Летом для воспитанниц устраивались прогулки на парохо­де до Нижнего Новгорода. Пароход предостав­лялся бесплатно братьями Каменскими.

Закончив обучение, девочки получали зва­ние мастериц. Некоторые из них оставались работать в мастерской за жалованье от 3 до 7 рублей в месяц.

Развитие в России детской педиатрии при­вело к созданию детских больниц при благо­творительных заведениях. При приюте Казан­ского общества попечения о бедных, больных и беспризорных детях подобная больница была открыта 14 ноября 1899 года, а годом позже амбулатория.

В среднем стационар за год оказывал меди­цинскую помощь от 440 до 460 детям, причем больные дети поступали в больницу и из дру­гих благотворительных заведений: из Ольгин-ского приюта, из приюта русских женщин, из рукодельной школы, из приюта Юнусовых, из учительского пансионата и т.д. Доходы общест­ва складывались из денежных взносов членов общества, частных крупных пожертвований, а также "кружечного сбора". Каждая "кружка" имела свой порядковый номер (всего их было 29) и точное место размещения. Обычно такие "кружки" для пожертвований ставились в мно­голюдных местах. Так, например, "кружка" №11 находилась на улице Вознесенской в 1-ой полицейской части, "кружка" № 18 в Ягодной слободе у завода Алафузова.

Издавая листовки, общество таким образом отчитывалось о полученных денежных сборах из "кружек". Так, в листовке от 21 февраля 1900 года, печатание которой было дозволено полицмейстером П.Панфиловым, сообщалось, что первая высыпка из "кружек" в отмеченном 1900 году была произведена 15 февраля. Под­счет пожертвований был произведен по уполно­мочию комитета местного общества казначеем В.А.Карякиным и членом комитета А.Х.Экерманом. "Кружечного сбора" оказалось на сумму 434 руб. 89 коп. Кроме того, до рас­становки "кружек" от разных лиц в кассу об­щества было пожертвовано 73 руб. 75 коп., всего 508 руб. 64 коп. Правление общества особо отметило, что в "кружке" № 22, постав­ленной на улице Новокомиссариатской оказа­лась золотая монета достоинством в 5 рублей. В конце каждой листовки комитет общества благодарил всех пожертвователей за посильный вклад в дело благотворительности.

Также специально для Общества попечения о бедных, больных и беспризорных детях в на­чале XX века издавались потребительские книжки. Они действовали в течение года, каж­дая была оформлена на предъявителя. Перечис­ленные в ней магазины отпускали лекарства и разные товары для детей со скидкой 30 %.

 

В. Масленникова,

доктор педагогических наук

Н.Валишина,

аспирант

 

Из отчета комитета Казанского общества попечения о бедных и больных детях за 1890 год

Мысль об учреждении приюта для беспризорных детей, как было доложено комите­том в отчете за 1889 год, возникла в обществе на первых же порах деятельности его. Констатируя в настоящем отчете осуществление этой мысли, комитет позволяет себе отметить некоторые подробности учреждения названного выше приюта. Комитет, не задаваясь пока, ввиду ограниченных материальных средств общества, широкими нача­лами, решил приютить хотя бы несколько несчастных детей, неимеющих крова и семьи. С этой целью, в начале отчетного года, была снята небольшая квартира (в доме г.Грабовского, на 1-й горе) и здесь 25 февраля открыт приют для 10 человек детей под скромным названием "Убежище для бесприютных детей".

В самом начале жизни этого приюта, ему не посчастливилось в помещении: вслед­ствие ремонта дома Грабовского комитету пришлось приискивать для помещения при­юта другую квартиру; в апреле месяце приют был переведен в дом г-жи Комаровской, в Кизической слободе, что как нельзя кстати соответствовало наступавшему теплому времени, так как новое помещение заменило детям летнюю дачу. С наступлением же осени комитет был вновь озабочен приисканием квартиры для убежища, так как с ос­тавлением его на все остальное время года, он должен был бы оставаться вне надзора со стороны членов общества, ибо отдаленность и неудобство сообщения Кизической слободы с городом лишило бы г.г. членов возможности часто посещать приют. В этом случае на помощь комитету пришла всегда отзывчивая на все доброе Казанская город­ская дума. Комитет, по предложению г. казначея общества, В.В.Богданова, обратился к Думе с ходатайством об уступке в распоряжение общества попечения о бедных детях, для названного выше приюта, свободного флигеля при городском здании, бывших Ка­зачьих казарм, в Плетенях; ходатайство комитета Думою было встречено сочувственно и просимый флигель ею предоставлен для помещения "убежища детей". В начале ок­тября дети переведены были в новое, совершенно просторное, сухое и теплое помеще­ние, что было ознаменовано комитетом скоромным торжеством: был отслужен молебен в присутствии многих членов комитета.

Исполненный искренней признательностью Казанской городской думе за ее про­свещенное внимание к благотворительной деятельности Общества попечения о бедных и больных детях, комитет, в свою очередь, считая общество нравственно обязанным более осязательно проявить свою деятельность в деле призрения детей, решился увели­чить, насколько позволяют силы общества, число призреваемых в убежище детей, тем более, что поместительность уступленного Думою флигеля давала тому полную воз­можность. К 1 января 1891 года число детей в убежище, постепенно возрастая, достиг­ло 25 человек.

Обязанности попечительницы в начале исполняла Н.Н.Остроградская, а с октября месяца ее заменила А.А.Веригина.

На содержание убежища ассигновано было в отчетном году 1144 руб. 29 коп.; из этой суммы израсходовано 1052 руб. 49 коп.

 

НА РТ. Ф.1. Оп.З. Д.8298. Л.28.