1998 3/4

Николай I: «Преподавание восточных языков в Казанском университете прекратить...».

22 октября 1854 года император Николай I подписал указ, оказавший огромное влияние на развитие ориенталистики в России. Было при­нято решение о сосредоточении преподавания восточных языков в Санкт-Петербургском уни­верситете. С этого времени начался расцвет Пе­тербургской школы востоковедения, до сих пор занимающей ведущие позиции в мире. Однако создание мощного востоковедческого центра в северной столице произошло во многом за счет материальной базы и кадрового потенциала провинции. В роли пострадавших оказались, прежде всего: Казань, Одесса и Харьков.

К середине XIX века Казань являлась од­ним из крупных центров мировой ориентали­стики, в котором сложились основные направ­ления российской востоковедческой науки, со­ставившие ей мировую славу. Именно в Казан­ском университете в 1833 году по инициативе Н.И.Лобачевского была создана первая в Европе кафедра монгольского языка, открыты первые в России кафедры китайского языка (1837) и санскритологии (1842).1 С 1835 году все восто­коведческие исследования осуществлялись здесь в рамках особого структурно-самостоятельного подразделения философского факультета - вос­точного разряда.

Известность Казанской школы востоковедов была всеобщей, научный авторитет общепри­знанным. Финский ученый Матиас Кастрен, по­бывавший в Казани в 1843 и 1845 годы писал: "Казанский университет считает в числе своих ориенталистов мужей европейской известности, и я вполне убежден, что в близком будущем именно здесь найдут свое решение важнейшие проблемы, касательно Востока".2 В разные годы в Казани плодотворно трудились такие выдаю­щиеся ученые, как М.Х.Френ, Ф.И.Эрдман, А.Казем-Бек, О.М.Ковалевский, А.В.Попов, В.П.Васильев, С.И.Назарьянц, П.Я.Петров. И.Н.Березин, В.Ф.Диттель и другие. В библио­теке университета сосредотачивались получае­мые по различным каналам печатные и руко­писные произведения на арабском, персидском, турецком, монгольском, тибетском, манчжур­ском, китайском, калмыцком и иных языках. В результате к середине XIX века ее восточный отдел считался одним из лучших в Европе. В "кабинете редкостей" университета, созданном в 1821 году, хранились богатейшие коллекции монет, "любопытных и редких" предметов, соб­ранных казанскими востоковедами во время экспедиций в страны Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

Указ 22 октября 1854 года перечеркнул блистательно развивавшуюся историю казанско­го востоковедения. Перевод восточного разряда в Петербург привел к переезду туда 19 уче­ных,3 части  студентов,  передаче  библиотеки, музейных коллекций, учебников и учебных по­собий. Официальные мотивы перевода состояли в том, чтобы "облегчить Азиатскому департа­менту сношения и справки в факультете по де­лам Востока и открыть возможности "высшей власти" лично наблюдать за воспитанием кав­казских горцев, которых предполагалось обу­чать, между прочим, и на восточном факульте­те".4 В качестве других причин в литературе называется также малое число студентов, обу­чавшихся восточным языкам.5 Свою трактовку данного события предложил известный не­мецкий историк А.Каппелер. Он рассматривает его как реакцию правительства на массовый отказ от православия среди крещеных волж­ских татар и татарские волнения во время Крымской войны.6 Так или иначе, факт остает­ся фактом. Хотя традиции Казанской школы ориенталистики нашли продолжение в трудах таких крупных исследователей с мировым име­нем, как В.В.Радлов, Н.Ф.Катанов, Бодуэн де Куртене, потери, вызванные николаевским ука­зом, оказались невосполнимыми...

Тем не менее, есть надежда, что в недале­ком будущем Казань все же вернет себе утра­ченный приоритет в этой области. 26 июня 1997 года на заседание ученого совета КГУ бы­ло принято решение о создании к 2001 году на базе кафедр восточных языков и истории та­тарского народа татфака самостоятельного фа­культета восточных языков и страноведения. Предусмотрены меры по поэтапной организации новых кафедр, комплектованию их специали­стами. Тем самым сделан важный шаг по воз­рождению и развитию в университете традици­онной ориенталистики, восстановлению автори­тета Казанской школы востоковедов.

 

Айдар Ногманов,

кандидат исторических наук

 

Указ императора Николая I Сенату о сосредоточении преподавания восточных языков при Санкт-Петербургском университете.

22 октября 1854 г.

Признав полезным для успешнейшего изучения восточных языков, вместо обучения оным в разных заведениях Министерства народного просвещения, сосредоточить преподавание их в С.-Петербурге, где соединяет­ся больше средств для развития этой обширной отрасли знания и больше учебных пособий, чем в других местах Империи, повелеваем:

1. Существующее ныне отделение восточных языков при С.-Петербургском университете преобразовать в факультет по прилагаемому
при сем штату, с следующими кафедрами языков: 1) арабского, 2) персид­ского, 3) турецко-татарского, 4) монгольского и калмыцкого, 5) китайского, 6) еврейского, 7) армянского, 8) грузинского и 9) манджурского, с предос­тавлением Министерству народного просвящения, согласно Общему уставу
университетов и смотря по надобности и обстоятельствам, назначать на сии кафедры ординарных и экстраординарных профессоров. Полагаемые по штату три адъюнкта предназначаются для преподавания языков араб­ского, турецко-татарского и калмыцкого в помощь профессорам, а три лек­тора - для практических упражнений с учащимися.

2. К обучению в факультете, кроме стипендиатов, назначаемых по штату, допускать своекоштных студентов на общем основании и стипендиатов раз­ных ведомств,   по усмотрению сих последних.

3. Для доставления стипендиатам средств приобрести знание восточных языков в возможной полноте, и особенно в видах практического в оных усовершенствования, прибавить в учрежденном факультете к четырем го­дам университетского курса еще один год, с тем чтобы этот прибавочный год, в течение которого стипендиаты продолжают получать прежнее содер­жание, не препятствовал им держать окончательный экзамен и получать звание действительного студента или же степень кандидата, если того будут удостоены по истечении четырехлетнего курса.

4. Преподавание восточных языков в Казанском университете, Ришель-евском лицее с состоящею при нем гимназиею и в Первой казанской гимна­зии прекратить, оставив в последней, по уважению местных обстоятельств края, преподавание татарского языка и для обучения сему языку четырех воспитанников, из числа определенных положением 2 января 1836 года (8742);7 суммы же, отпускаемые в помянутые заведения на преподавание восточных языков, обратить на штатное содержание факультета, которому предоставить и учебные пособия на восточных языках, принадлежащие Ка­занским университету и гимназии, и Ришельевскому лицею с состоящею при нем гимназиею, за исключением в казанской гимназии того, что предос­тавлено собственно для преподавания татарского языка.

5. Все дальнейшие распоряжения о приведении в действие меры, в сем указе изъявленной, возложить на министра народного просвещения.

Правительствующий Сенат не оставит сделать по сему надлежащие рас­поряжения.

(Полное собрание законов Российской Империи. Собрание 2-е. T.XXIX, Отделение 1-е, № 28659, С.875-876.)

 

Примечания

1. См.: Корбут М.К. Казанский университет им.В.И. Ульянова-Ленина за 125 лет (1804/05 -1929/30),  т.1.  Казань, 1930.-С. 116-117.

2. Цит. по: Михайлова СМ. Казанский университет в духовной культуре народов Востока Рос­сии. Казань, 1991.-С198.

3. См.: Тамже.-С199.

4. Цит. по: Корбут М.К. Указ. соч.-С131.

5 . Там же.

6. Каппелер А. Россия - многонациональная империя. Возникновение. История. Распад. М., 1996. С.217.

7. Речь идет о положении Комитета министров от 2 января 1836 г. "О преподавании в Первой казанской гимназии восточных языков", преследовавшим цели содействовать подготовке чи­новников, способных работать с нерусским населением // ПСЭРИ-2. Т. XI, N8742, с .2-3.