1998 3/4

Александр Пушкин: «Мне самому досадно, что я напечатал пьесу»

Пушкину

Себе ты равных не имел, поэт вольнолюбивый!

Всегда душе моей близки твоей души порывы.

 

Деревья, камни - все живет, твоим согрето светом.

А если так, то, значит, был истиным поэтом,

 

Я с ярким солнцем бы сравнил твои стихотворенья.

Бог столько сил в тебя вложил, исполнил вдохновенья!

 

Моя душа не знает тьмы: ты жизнь в нее вселяешь.

Как солнце - мир, так душу ты стихами озаряешь!

 

Я наизусть твердить готов твои произведенья.

Вкушать плоды твоих садов, влюбляться в их цветенье.

 

От деревца до деревца я теми брел садами

И восхищался без конца твоими соловьями.

 

От слов твоих исходит свет, и ты в веках прославлен.

И, значит, памятник, поэт, тебе не зря поставлен!

 

Идти повсюду за тобой - мой долг, мое стремленье.

А то, что веры ты другой, имеет ли значенье?

 

Моя душа близка твоей, но так различны силы!

О если бы такой талант судьба мне подарила!

 

1906 Габдулла Тукай

 

Великий русский поэт А.С.Пушкин посетил наш край в сентябре 1833 г. Он писал "Историю Пугачева" и решил осмотреть места сражений, побеседовать с очевидцами этих со­бытий.

Прибыл он в Казань вечером 5 сентября, уехал 8 сентября, утром. За это короткое вре­мя Александр Сергеевич успел сделать очень много. 6 сентября он осматривал город, побы­вал в Суконной слободе, встретился и записал беседу с суконщиком В.П.Бабиным. Рассказ Ба­бина представлял для поэта большую ценность. Впоследствии поэт перенес его почти дословно в "Историю Пугачева".

7 сентября Пушкин ездил к Троицкой мельнице, за 10 верст от города по Сибирскому тракту, туда, где был лагерь Е.И.Пугачева, объехал Арское поле, обошел кругом кремль. В 1833 г. крепость в значительной мере сохраня­ла вид, соответствующий времени Пугачева. История Казанского кремля в некотором роде связана и с именем прадеда Пушкина. В нача­ле XVIII в. Петр I решил превратить его в мощное укрепление и инженерные работы по реставрации кремля поручил своему любимцу Абраму Петровичу Ганнибалу. Но составленный им проект не был осуществлен.

Вечер Александр Сергеевич провел в доме профессора медицины К.Ф.Фукса. В течение четверти века дом Фуксов в Казани был свое­образным центром местной культурной жизни, в которой особое место занимали краеведческие и этнографические интересы. Карл Федорович познакомил Пушкина со своей женой-поэтессой Александрой Андреевной. Пушкин и Фукс бесе­довали о Пугачеве и событиях 1774 г. Впослед­ствии Александр Сергеевич писал о глубокой благодарности, которую он испытывает к К.Ф.Фуксу за его доброжелательность и исто­рические сведения, ему сообщенные.

Позже в доме Фукса состоялся литератур­ный вечер в честь великого поэта. В своих воспоминаниях А.А.Фукс писала: "Он просидел у нас до поздней ночи и простился с нами как со старыми знакомыми... Оставил нас не с притворным сожалением, сказав при прощании: "Я никак не думал, чтобы минутное знакомство было причиною такого грустного прощания..."1

Утром 8 сентября Пушкин выехал в Орен­бург.

К сожалению, не сохранились официальные документы, свидетельствующие о пребывании Пушкина в Казани, отсутствует подорожная поэта, не сохранились книги регистрации при­езжающих в Казань. Печатный орган того вре­мени "Прибавление к "Казанскому вестнику" ничего не сообщил о таком важном событии. Единственное свидетельство - это воспоминания Александры Андреевны Фукс и письма Пушки­на к жене в Петербург.

Однако в Национальном архиве РТ сохра­нился документ, имеющий отношение к А.С.Пушкину, точнее, к его произведению "Ода к Лукуллу".

Эта ода написана в 1835 году, как призна­ет сам поэт, "в минуту дурного расположения духа"2 и посвящена его врагу С.С.Уварову, бывшему в тот период министром народного просвещения.

"Оду к Лукуллу" перевел Альфонс Жан-Байтат Жобар - профессор греческой и латинской словесности и французской литературы Казанского университета. Жобар имел столкно­вения с Уваровым, из-за которых вспоследствии был выслан из России. Он пригрозил министру опубликовать перевод оды в Бельгии со своими комментариями и привлечь к нему внимание просвещенной западной общественности.

В Национальном архиве РТ хранится чер­новик письма А.Ж.Б.Жобара к А.С.Пушкину на французском языке, датированный 16 марта 1836 г. Этим письмом Жобар препровождает поэту свой перевод оды и дает ей лестный от­зыв, высказывая восхищение не только форме, но и таланту поэта, который так точно написал портрет Уварова.

Пушкин ответил Жобару вежливым пись­мом, где настоятельно просил его не публико­вать свой перевод, т.к. опубликование оды "...навлекло на меня неудовольствие кое-кого, мнением которого я дорожу и пренебречь кото­рым не могу, не оказавшись неблагодарным и безрассудным..."3

 

Горохова Л. В.

Директор НА РТ

 

Нерозникова Н. Д.

зам. диретора НА РТ

 

Милостивый государь.

С истинным удовольствием получил я Ваш прелестный перевод «Оды к Лукуллу» и столь лестное письмо, ее сопровождающее. Ваши стихи столько же милы, сколько язвительны, а этим многое сказано. Если правда, как Вы говорите в Вашем письме, что хотели законным порядком признать Вас потерявшим рассудок, то нужно согласить­ся, что с тех пор Вы его чертовски приобрели.

Расположение, которые вы, по-видимому, ко мне питаете и которым я горжусь, дает мне право говорить с полным доверием. В Вашем письме к г-ну министру народ­ного просвещения Вы, кажется, высказываете намерение напечатать ваш перевод в Бельгии, присоединив к нему несколько примечаний, необходимых, говорите Вы, для понимания текста; осмеливаюсь умолять Вас, милостивый государь, отнюдь этого не делать. Мне самому досадно, что я напечатал пьесу, написанную в минуту дурного расположения духа. Ее опубликование навлекло на меня неудовольствие кое-кого, мнением которого я дорожу и пренебречь которым не могу, не оказавшись неблаго­дарным и безрассудным. Будьте настолько добры пожертвовать удовольствием глас­ности ради мысли оказать услугу собрату. Не воскрешайте с помощью Вашего таланта произведения, которое без этого впадет в заслуженное им забвение. Смею надеяться, что Вы не откажете мне в любезности, о которой я прошу; вместе с тем покорно прошу Вас принять уверения в моем совершенном уважении.

Имею честь быть, милостивый государь, Ваш покорнейший и нижайший слуга

А. Пушкин.

24 марта 1836. С.-Петербург.