1998 3/4

«Толстого из списков студентов исключить»

Среди славных имен писателей, жизнь которых была связана с Казанью, в первом ряду стоит   имя   великого   русского   писателя Л.Н.Толстого.
Лев Николаевич был не первым из рода Толстых, живших в этом городе. Его прадед Андрей Иванович Толстой служил здесь в 1754-1759 годах ахунд-майором, а позднее - воеводой в Свияжске. Дед Льва Николаевича, граф Илья Андреевич Толстой (1757-1820), провел тут свои молодые годы, впоследствии, с 15 мая 1815 года, в течение почти пяти лет был губернатором; похоронен на кладбище Кизического монастыря1. Николай Ильич Толстой, отец писателя, неоднократно и подолгу бывал в Казани, а его сестра Пелагея Ильинична,  после того, как вышла замуж за гусарского полковника казанского помещика В.И.Юшкова, стала коренной казанской жительницей.
Л.Н.Толстой рано потерял мать. В 1837 году семья переехала в Москву: старшему сыну надо было готовиться к поступлению в университет. Но вскоре внезапно умер отец, оставив дела в довольно расстроенном состоянии, а трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне, под наблюдением Т.А.Ергальской и тетки по отцу, графини А.М.Остен-Сакен.

После  смерти  А.М.Остен-Сакен,  осенью 1841, года братья Толстые - Сергей, Дмитрий и тринадцатилетний Левушка - прибыли в Казань на попечение тетки Юшковой. «Добрая тетушка моя, - рассказывал Толстой, - чистейшее существо, всегда говорила, что она ничего не желала бы так для меня, как того, чтобы я имел связь с замужнею женщиною: ничто так не формирует  молодого  человека,  как  связь  с женщиной порядочного круга. Еще другого счастья она желала мне: того, чтобы я был адъютантом и лучше всего у государя, чтоб я женился на богатой девушке и чтобы у меня было как можно больше рабов».2 Отсюда видно, каково могло быть влияние на мировоззрение мальчика со стороны подобной воспитательницы.

В этот период жизни два ведущих начала в натуре Толстого - огромное самолюбие и желание достигнуть чего-то настоящего, познать истину - вступили в борьбу. Ему страстно хотелось блистать в свете, заслужить репутацию молодого человека comme il faut. Но внешних данных у него для этого не было: он был некрасив, неловок, и, кроме того, ему мешала природная застенчивость. Вместе с тем в нем шла напряженная внутренняя работа, связанная с формированием строгого нравственного идеала. Все  то,  что  рассказано  в  \"Отрочестве\"  и \"Юности\" о стремлениях Иртенева и Нехлюдова к самосовершенствованию,  взято Толстым из истории его собственных аскетических попыток. Разнообразнейшие, как их определяет сам Толстой, \"умствования о главнейших вопросах нашего бытия\" - счастье, смерти, боге, любви, вечности - болезненно мучили его в ту пору жизни, когда его сверстники и братья всецело отдавались веселому,  легкому и беззаботному времяпрепровождению богатых и знатных людей. Все это привело к тому, что у Толстого создалась \"привычка к постоянному моральному анализу,  уничтожавшему свежесть чувства и ясность рассудка\". Именно в казанский период зародилась та мучительная душевная борьба с противоречиями жизни, борьба, которую Толстой вел всю свою жизнь.

Тетушка Толстого выбрала для него дипломатическую  карьеру,  и  специально  нанятые учителя должны были подготовить его к вступительным экзаменам. Дело в том, что в среднем учебном заведении Толстой не учился. Однако \"репетиторы\" не смогли дать юноше серьезных знаний и не привили интереса к науке. Весной 1844 года Левушка получил на вступительных экзаменах две единицы - по истории и географии. Сохранилось заявление Льва Толстого с просьбой о повторной сдаче этих экзаменов.3 Экзаменовался он второй раз или нет - неизвестно, но с осени 1844 года Лев Николаевич - студент восточного отделения философского факультета Казанского университета. Впоследствии Толстой перевелся на юридический факультет.

По мнению Загоскина, в студенческие годы Толстой с головой погрузился \"в пучину веселой, но вместе с тем пустой и бессодержательной казанской великосветской жизни\". Надев студенческий мундир и шпагу, юный Толстой тем  самым  как  бы  вступил  в  разряд \"взрослых\" молодых людей и сразу был захвачен бурным потоком великосветской дворянской жизни,  изобилующей  балами,  любительскими спектаклями, живыми картинами, катаниями с гор с барышнями и тому подобными увеселениями.
Лев Николаевич, популярной в казанском аристократическом   обществе   П.И.Юшковой, был, конечно, желанным гостем во всех дворянских салонах Казани, что льстило его самолюбию. Он с каким-то болезненно-напряженным вниманием следил в тот период за своей внешностью, за безукоризненным французским произношением  и  светскими  манерами.  Стать \"комильфо\" - вот что двигало им. Он сам вспоминал потом, что делил весь мир на два лагеря: \"комильфо\" и \"некомильфо\". Всем этим настроениям    всецело    потакала    тетка П.И.Юшкова.

По воспоминаниям сокурсника М.Веселовского, Толстой \"имел вид повесы, садился в больших аудиториях на верхнюю скамейку,  что  означало  намерения  как  можно меньше слушать лекцию\". Впрочем, полугодовые экзамены Толстой выдержал благополучно, но к весенним экзаменам не был допущен. Профессор русской истории Н.А.Иванов незадолго перед тем  женился на троюродной сестре Льва Николаевича - Александре Толстой;
вскоре между родственниками последовали серьезные ссоры. Мстительный Иванов начал усиленно жаловаться на Толстого-студента начальству. На заседании совета факультета он потребовал оставить его без экзаменов на второй год на первом курсе \"по весьма редкому посещению лекций и совершенной безуспешности в истории\". Впоследствии Лев Николаевич вспоминал по этому поводу: «Первый год я был не перепущен из первого на второй курс профессором русской  истории  Ивановым,  незадолго  перед тем поссорившись с моими домашними, несмотря на то, что я не пропустил ни одной лекции и знал русскую историю\".

Не желая оставаться опять на том же курсе, Лев Николаевич решил перейти на юридический факультет.4 Вынужденный выбор был не из лучших. \"Юридический факультет, - вспоминал И.Михайлов, - состоял как на подбор из профессоров,   отличавшихся   бездарностью…\" Лекции  читались  по  пожелтевшим  тетрадям многолетней  давности,   многие  профессора-иностранцы не умели ни слова выговорить по-русски. Но в 1845 году на факультете произошли серьезные изменения. Кафедру гражданского  права  занял  молодой  талантливый ученый Дмитрий Иванович Мейер. Он принадлежал к числу передовых людей своего времени.

Под руководством Мейера Толстой начал работу по сравнению \"Духа законов\" Монтескье и \"Наказа\" Екатерины П. Изучая эту тему, он открыл новую для себя область самостоятельного научного труда и возможность насладиться сознанием  силы  своей  острой  \"критической мысли\". Толстой пришел к выводу, что \"Наказ\" больше славы принес Екатерине, чем пользы России\". В  остальном  были  продолжены \"традиции\" учебы на философском факультете, Толстой занимался весьма мало, получал двойки и единицы на экзаменах. По сути, он только числился в университете.
Дело в том, что у нем начал развиваться критический подход к официальной науке, ему казалось бессмысленным задалбливать сухие даты, принимать на веру слова учебника и профессоров.
Толстой решил порвать с университетом и 12 апреля 1847 года подал прошение об исключении из числа студентов. Вскоре он покинул Казань и уехал в Ясную Поляну.5

Несмотря на неудачу в университете, Казань многое дала Толстому и как человеку, и как будущему писателю. Многие впечатления и переживания казанского периода жизни потом нашли отражение в автобиографических повестях \"Отрочество\" и \"Юность\". В Казани же произошло событие, которое оказало большое влияние   на   писательскую   судьбу   Льва Николаевича. Здесь его брат Сергей познакомился с дочерью воинского начальника Андрея Петровича Корейши - Варварой Андреевной, в которую он влюбился. Однажды после бала, на  котором  дочь  и  отец  произвели  на юношу сильное впечатление, он, будучи не в силах заснуть, отправился гулять по городу и вышел к дому, где жила В.А.Корейша. Пройдя еще немного, он увидел страшную сцену: очаровавший его  накануне  полковой  командир  руководил свирепой расправой: прогнанием сквозь строй солдата-татарина. В результате этих казанских впечатлений брата Лев Толстой создал впоследствии свой шедевр \"После бала\".

Примечания
1. Великой памяти Л.Н.Толстого. 1828-1928, Казань.-1928.-С.64.
2. Великой памяти Л.Н.Толстого. Казань, 1928.-С.45-46.
3. НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.5268б. Л.1.
4. НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.5268б. Л.2.
5. НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.5268б. Л.9.

Прошение графа Л.Толстого  ректору Казанского университета Н.И.Лобачевскому о допуске к дополнительному экзамену
4 августа 1844 г.

В мае месяце текущего года я вместе с учениками Первой и Второй казанской гимназий, подвергался испытанию с целью поступить в число студентов Казанского университета разряда арабско-турецкой словесности. Но как на этом испытании не оказал надлежащих сведений в истории, статистике; то и прошу покорнейше Ваше Превосходительство дозволить мне ныне снова экзаменоваться в этих предметах.
При сем имею честь представить следующие документы: 1) метрическое свидетельство из Тульской консистории; 2) копию с постановления Тульского дворянского депутатского собрания августа 3 дня 1844 г.
К сему прошению означенный выше проситель граф Лев Николаевич Толстой руку приложил.
Определено: Толстого принять в университет студентом своекоштного содержания по разряду турецкой словесности в 1-й курс, о чем уведомить отделение наук инспектора отделения.
НА РТ. Ф.977. Оп. Правление. Д.52686. Л.1. Копия.

Метрическое свидетельство о рождении графа Л.Толтого
23 января 1841 г.

По указу Его императорского величества из Тульской духовной консистории дано сие умершего подполковника графа Николая Ильича Толстого сыну Льву на предмет помещения его в казанское учебное заведение в том, что день рождения его Льва по метрическим книгам Кряпивенской округи села Кочолков от священноцерковнослужителей за тысячу восемьсот двадцать восьмой год поданным записанным значится Василием Марийским с диаконом Архипом Ивановым, дьячком Александром Федоровым и пономарем Федором Григорьевым, при крещении восприемниками были Беолевского уезда помещики Семен Иванов Языков и графиня Пелагея Толстова.
НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.52686. Л.2. Копия.

Отношение правления Казанского университета в I отделение филосовского факультета
5 октября 1844 г.

Правление университета по журналу 5 октября сего года Льва Толстого, приняв в число студентов своекоштного содержания в 1-е отделение философского факультета по разряду арабско-турецкой словесности, и показывает в списках из дворян,(так в документе) имеет честь уведомить отделение наук.
НА РТ. Ф.977. Оп.Истфилфак. Д.467а. Л.31. Копия.
.

Прошение проректора Казанского университета к управляющему Казанского учебного округа о переводе Л.Н.Толстого на юридический факультет
10 сентября 1845 г.

Своекоштньне студенты 1-го курса разряда общей словесности Николай Федорчу-ков и разряда восточной словесности Лев Толстой, по постановлению совета университета оставленные в том же курсе за малоуспешность в науках, ныне вошли ко мне с прошениями о дозволении им перейти для продолжения слушания университетских лекций: первому в разряд естественных наук в 1 курс, а последнему по разряду юридических наук тоже в 1 курс.
Донося Вашему Превосходительству, я имею честь испрашивать на сие вашего разрешения.
НА РТ. Ф.92. Оп.1. Д.5715. Л.74.   Копия.

Отношение проректора Казанского университета управляющему Казанским учебным округом
13 сентября 1845 г.

По представлению Вашему 10-го текущего сентября я дозволяю своекоштным студентам 1-го курса разряда общей словесности Николаю Федорчукову и разряда восточной словесности Льву Толстому, оставленным по постановлению совета университета в том же курсе за малоуспешность в науках, перейти для продолжения слушания университетских лекций: первому в разряд естественных наук в 1-й курс, а последнему по разряду юридических наук тоже в 1-й курс.
НА РТ. Ф.92. Оп.1. Д.5715. Л.74. Подлинник.

Уведомление правления Казанского университета
24 декабря 1845 г.

Правление университета на основании предписаний г.проректора от 10-го октября 1845 г. за № 416 переместило студентов 1-го курса разряда общей словесности Федорчукова и восточной словесности Толстого, первого в разряд естественных наук, а последнего в юридический факультет, уведомляет о сем оное отделение для сведения.
НА РТ. Ф.977. Оп.Истфилфак. Д.495. Л.31. Копия.

Прошение студента 2-го курса юридического факультета Л.Н.Толстого ректору Казанского университета И.М.Симонову об отчислении из числа студентов
12 апреля 1847 г.

По расстроенному здоровью и домашним обстоятельствам, не желая более продолжать курса наук в университете, то покорнейше прошу Ваше Превосходительство сделать зависящее от Вас распоряжение об исключении меня из числа студентов и о выдаче мне всех моих документов.
НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.52686. Л.9. Копия.

Из резолюции к прошению Л.Н.Толстого об отчислении из числа студентов 
апрель 1847 г.

Определено: Толстого из списков студентов исключить и составить ему о бытности в университете свидетельство следующего содержания: Объявитель сего, граф Лев Николаевич сын Толстой, получив первоначально домашнее образование и выдержав в предметах полного гимназического курса подлежащий экзамен, принят был в студенты Казанского университета по разряду арабско-турецкой словесности в I курс, но, с какими успехами в оном курсе обучался, неизвестно, потому что на годичные испытания не являлся, почему и оставлен был на том же курсе, и на основании разрешения г.управляющего Казанским учебным округом от 13 сентября 1845 года за № 3919 из разряда арабско-турецкой словесности перемещен в I курс юридического факультета, в коем обучался с успехами: по логике и богословию отличными, энциклопедии прав, истории римского права и латинскому языку хорошими, всеобщей и русской истории, теории красноречия и немецкому языку достаточными, переведен был во 2-й курс, но, он [с] какими успехами обучался в оном курсе, неизвестно, потому что годичных испытаний не было, поведения ж Толстой во время бытности в университете был отлично хорошего, ныне согласно прошению, поданному в правление 12 текущего апреля, по расстроенному здоровью и домашним обстоятельствам из университета уволен [...]
НА РТ. Ф.977. Оп.Правление. Д.5268б. Л.10. Копия.

Вступительную статью и документы к публикации подготовил
Евгений Уткин,

научный сотрудник НА РТ