1998 3/4

Юсуф Хас-Хадж Баласагуни. Благодатное знание

Элик Кюнтогды рассказывает Айтолды о свойствах Справедливости

Элик как-то раз одиноко сидел,

Забывшись в тиши, без трудов и без дел.

 

Позвал Айтолды он и молвил: «Войди»,

И позванный руки сложил на груди.

 

Стоял он, войдя по велению зова,

Элик поначалу не молвил ни слова.

 

Элик взором знак ему подал без слов

-Иди, мол, садись,        беседе готов.

 

И сел Айтолды и потупил он взгляд,

Спокоен и светел, и милости рад.

 

Не двинув и бровью, с почтительным ликом

Сидел он, сокрыто следя за эликом.

 

Сиденье элика - серебряный трон

-На крепком треножии был водружен.

 

В руке его - нож,, рядом - чаши стоят:

Направо - с усладой, в другой - слева - яд.

 

Взглянул Айтолды, удивившись немало,

От страха ему и дыханье прервало.

 

Вопрос элика к Айтолды

Нарушив молчанье, взор поднял элик,

Велев Айтолды: «Развяжи свой язык!

 

Молчишь, как немой, ты, - сказал властелин,

-В чем дело? Ведь я же с тобой здесь один!»

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: «Достославный владыка!

Не смею, смущенье мое превелико.

 

Ты нынче, я вижу, какой-то иной,

О мудрый, владеет смущение мной.

 

Неумного умный учил от души:

"К сердитому беку идти не спеши!"

 

И в этом присловье премудрые правы:

""Гнев бека страшнее огня и отравы.

 

Незлобивый! Ежели бек твой сердит,

Нейди к нему лучше, - дождешься обид!"

 

Прогневался бек - вот тебе мой совет:

Подальше держись - упасешься от бед!

 

Еще есть реченье, и мысли в нем верны,

Пойми его смысл - и спасешься от скверны:

 

"'Будь дальше от бека, пришедшего в гнев:

Унизят тебя и прогонят, презрев.

 

Во гневе все беки - свирепые львы:

Вошедшему к ним не сносить головы!"

 

Вопрос элика к Айтолды

«Я - молвил элик, - от тебя жду ответа:

Что значит твое изумление это?»

 

Ответ Айтолды элику

Сказал Айтолды: «Вот я чем изумлен:

Что значит, скажи, твой серебряный трон?

 

Зачем на серебряном троне сидеть,

Что в этом за цель? - ты мне вот что ответь!

 

А нож, что в руке твоей, - что в нем таится?

И в этом я тоже хотел вразумиться.

 

И что означают услада и яд,

Что в чашах и справа и слева стоят?

 

Я вижу, что ты и гневлив и сердит,

Растерян умом я, что значит твой вид?

 

Поэтому я и гляжу оробело:

Не смею спросить я о сущности дела!»

 

Элик Кюнтогды рассказывает Айтолды о сущности свойств Справедливости

«Я понял, все ясно, - ответил элик,

-И все объясню, чтобы в дело ты вник.

Призвав тебя к делу - к трудам и заботам,

Я принял тебя с превеликим почетом.

 

И в дивных делах ты мне выказал пыл,

Но, скрыв свою суть, ты меня прогневил.

 

Сердился я - ты отвечал мне укором,

 Был тверд я во гневе - ты хмурился взором.

 

«Я - Счастье, - сказал ты мне, - знай мою суть,

Я все объяснил - ты понятливым будь!»

 

Всю суть своих дел разъяснил ты толково,

И я все усвоил - от слова до слова.

 

И все я простил, объяснению рад,

И много я дал тебе гцедрых наград.

 

А ныне и сам расскажу о себе я,

Все доблести-свойства мои разумея.

 

Я - знак Справедливости, правды закон,

Пойми, чем и славен и праведен он.

 

Вот трон, на котором сижу я всевластно,

Взгляни: три ноги его держат согласно.

 

Незыблемо прочен трехногий предмет:

Все ножки недвижны, качания нет.

 

Но если из трех хоть одна подкосится,

Дано и другим, и сиденью свалиться.

 

Прочны три опоры: предмет будто врос,

А где их четыре - всегда перекос.

 

Что прямо, не криво - все ладно на диво,

Все ладное - прямо, прямое - правдиво.

 

Скосилось - глядишь, в кривизну перешло,

А где кривизна - там посеяно зло.

 

Прямое падет, если вдруг окосело,

Но будет стоять, если прямо всецело.

 

Взгляни на меня: я всегда справедлив,

А правды и кривды ведь тонок извив.

 

По правде вершу все дела я привычно,

А бек или раб предо мной - безразлично.

 

А то, что ты видел в руке моей нож,

Так нужно быть острым: карай и пристрожь!

 

Как нож, я остер, и дела мои режу

-Караю грешащего кривдой невежу!

 

А сладость что значит? - Изведавший гнет

У врат моих правду закона найдет.

 

И сам он - что сахар от этой услады,

И очи, и лик его веселы-рады.

 

А яд предназначен для тех из людей,

Что правды сторонятся в злобе своей.

 

Для них - мой закон, и суровый и правый:

Придется спознаться им с ядом-отравой.

 

Суровость и мрачность, насупленный лик

-Для тех, кто неволить слабейших привык.

 

И - сын ли, чужой ли, родня ли, приятель,

Пришелец приспевший ли - кстати, некстати ль –

 

Они для меня по закону равны,

Я им ни смягчу, ни прибавлю вины.

 

Для власти во всем справедливость - основа,

И власть лишь во правде жива и здорова.

 

Об этом муж разума слово изрек,

А мудрое слово — успехов залог:

 

"'Крепка только власть справедливости строгой,

Путь бека - идти справедливой дорогой.

 

Бек, правящий твердым, правдивым законом,

Желаемых благ получает премного!»