1998 3/4

«Советская власть раздевает крестьян догола» (социально-политические настроения крестьянства республики в 20-е годы)

(социально-политические настроения крестьянства республики 20-х гг.)

 

Взаимоотношения пришедших к власти большевиков и крестьянства - одна из самых драматических страниц в истории советского общества первых послереволюционных десятиле­тий. После подавления крестьянских выступле­ний наступило относительное затишье. Кресть­янство приходило в себя от невиданной жест­кости, а коммунистическое руководство взяло курс на новую экономическую политику, кото­рая отразила многие требования доведенного до отчаяния в годы продразверстки крестьянства. Однако переход от "гражданской войны" к "гражданскому миру" в крестьянской стране не был ни сколь-нибудь полным, ни последова­тельным. Согласно партийным догмам, кресть­янство являлось реакционным классом, олице­творением "мелкобуржуазной стихии", которая "рождает[ся] ежечасно, ежеминутно, стихийно и в массовом масштабе". В таком контексте кре­стьянству не оставалось места в воздвигаемом храме социализма, а компромисс с ним не мог не носить временного, неустойчивого характера.

Судя по архивным документам, крестьянст­во подспудно ощущало шаткость своего поло­жения, с тревогой и недоумением отмечало ко­лебания партийной линии в деревне. Тем более, что последняя все чаще осуществлялась адми­нистративными методами. Крестьянство имело мало возможностей открыто выражать свои ин­тересы, тем более, открыто протестовать против несправедливости властей. Всегда существовала опасность попасть в списки неблагонадежных: агенты ОГПУ, провоцируя сельское население на акции протеста, тщательно выявляли анти­советские настроения. Свежи в памяти были и кровавые подавления крестьянских выступле­ний.

Существует ряд трудностей, связанных с изучением социально-политических настроений и требований крестьянства. С одной стороны, это - недостаточная полнота источников по данной теме (т.к. крестьяне не формулировали четких программ), а с другой - разбросанность многочисленных отрывочных данных по раз­личным делам и материалам. Как бы то ни было, все источники по данной теме можно ус­ловно разделить на несколько групп по респон­дентам, первая группа источников - сводки Та­тарского отделения ОГПУ - состоит в основном из так называемых политических высказываний крестьянства по отношению к Советской власти и правящей коммунистической партии и сведе­ний об экономических и политических диверси­ях (вредительствах); вторая - сводки и доклад­ные записки партийных и советских работни­ков, побывавших во время различных агитаци­онно-пропагандистских кампаний (предвыборной, хлебозаготовительной, налоговой, посевной и др.) в селах и деревнях республики; третья -сводки-доносы местных (сельских) советских, партийных и кооперативных работников - от­ражает в основном настроение различных соци­альных слоев крестьянства; четвертая - кресть­янские письма, направленные в адрес цен­тральных и местных органов власти; пятая -крестьянские листовки, прокламации.

После окончания гражданской войны среди крестьянства стало возрастать недовольство эко­номической политикой большевиков. Вековая мечта - быть хозяином на своей земле и сво­бодно распоряжаться продуктами своего труда -не сбывалась. Крестьянин не понимал всего "величия" идеалов новой власти и требовал для себя сносных условий для существования.

Продолжение политики тотальной продраз­верстки распространяло в деревне антисоветские настроения. Крестьяне с возмущением говорили, что советская власть "у крестьян отбирает по­следнее и, наверно, хочет поморить голодом. Разверстка проводится, не сообразуясь с уро­жайностью. Не выдаются предметы городского производства".1

В то же время крестьян раздражали зло­употребления советской власти при сборе се­менной ссуды. "В деревне Балтаси за бедняка­ми и середняками числится семссуда с 1921 года в размере 250 пудов ржи. Несмотря на то, что мы эту рожь никогда не получали, с нас это взыскивают".2

В годы нэпа большевики продолжали про­водить политику искусственного размежевания крестьянства на кулаков, середняков и бедня­ков, Вплоть до коллективизации сельского хо­зяйства власть лавировала между последними, прибегая к различным экономическим и поли­тическим ограничениям или делая разные ус­тупки. Заигрывая с теми или иными группами крестьянства, она нередко сталкивала их друг с другом, создавая враждебные, напряженные от­ношения. Ярким примером таких действий со­ветского правительства является решение, при­нятое осенью 1924 года об "оживлении" дея­тельности Советов. Зажиточное крестьянство заявило, что "власть повернулась теперь лицом к зажиточным слоям, убеждаясь на деле, что от бедноты и пролетариата взять ничего нель­зя"3, бедняки в этом увидели ущемление своих прав, их испугала активизация зажиточных слоев деревни.

Сложившаяся в деревне социально-экономическая ситуация и острая нужда заста­вили бедняков обратиться за помощью к зажи­точным крестьянам. По этому поводу они заяв­ляли партийным и государственным руководи­телям республики: "Что вы там не говорите, а нам без кулака не обойтись"5; "Если мы будем работать с коммунистами, то кулаки нам не дадут и пуда хлеба"6. Нередко бедняки, учиты­вая непростые реалии, просили власти восста­новить кулаков в политических правах: "Мы же живем с ними, а вы в селениях бываете и уезжаете"7.

Так называемый "классовый принцип" большевистского режима терпел в деревне не­удачу. Бедноту, как и правительство, пугал ан­тибедняцкий блок среднего и зажиточного кре­стьянства. Говорили: "Нам нет хорошей жизни, нас не допускают в сельсоветы, кулаки и се­редняки, что хотят, то и делают. Нас бедняков мало, если выбираются в Совет, то середняки выравниваются с кулаками, а мы опять остаем­ся в меньшинстве".8

Начавшаяся во второй половине 20-х годов кампания по индустриализации страны потребо­вала громадных средств. Всю тяжесть расходов коммунистическое руководство переложило на плечи крестьян. Оно с помощью прямого и косвенного налогов, займов индустриализации, акцизов на товары широкого потребления, страховых сборов и других платежей перекачи­вало из деревни в город колоссальные денеж­ные и материальные ресурсы. Сбор средств для индустриализации фактически превратился в откровенный грабеж крестьянства. Оно, научен­ное горьким опытом, не верило громким обе­щаниям руководства и заявляло: "Пусть Совет­ская власть для выкачки с крестьян денег ухитряется в чем-либо другом, но не в распро­странении займа, т.к. в прошлом году нас с займами обманули, а теперь уж не обманут, никто брать не будет, т.к. в этом крестьянство ничего хорошего для себя не видит"9.

Сельских тружеников сильно раздражал единовременный, кампанейский и кратковре­менный характер сбора налогов: "Почему не держите свое слово: говорили, налоги должны уплачиваться в сроки, а сами их не соблюдае­те? Вы, пожалуй, у крестьян вызовете горячку, и они членов вика (волостных исполкомов-Р.Ш) посадят на вилы"10.

В 20-х годах правительство в директивном порядке установило цены на товары сельского хозяйства и промышленности в пользу послед­ней. Крестьянство возмущенно говорило по это­му поводу, что "расхождение между ценами продукции промышленности и сельского хозяй­ства еще более углубилось в настоящее время благодаря тому, что правительство изымает 50% налога деньгами"11.

В таких тяжелых условиях деревенские жители с сожалением вспоминали прежние времена. Сравнивая минувшее и современное свое житье, они говорили: "А все-таки Нико-лашка хотя был и плохой царек, а при нем нам всем жилось лучше, а Советская власть раздевает крестьян догола"12.

Большевистское руководство, как ни стал­кивало сельских тружеников друг с другом, как ни разжигало среди них вражду, не доби­валось своих целей во время перевыборных кампаний. Крестьяне к выборам, в большинстве своем,   относились   индифферентно,   заявляя: "Без нас обойдутся. Без нас сделают"14.

Публикуемые архивные документы отража­ют противоречия в настроениях крестьянства. Даже в тот период, когда союз между городом и деревней провозглашался едва ли не самой приоритетной задачей большевистского руково­дства, разрыв между декларируемыми принци­пами и реальной политикой порождал недо­вольство крестьян. Дело шло к "великому пе­релому", к невиданному насилию "коммунистического государства" по отношению к самому многочисленному классу собственной страны во имя идей "светлого будущего".

 

Примечания

1. ЦГАИПД РТ. Ф.15. Оп.1. Д.197. Л.4.

2. Тамже. Ф.292, Оп.1. Д.311. Л.62.

3. Тамже. Ф.15. Д. 1366. Л.27.

4. Там же. Ф.654. Оп.1. Д.163. Л.35 об.

5. Тамже. Д.72. Л.196.

6. Тамже. Оп.1. Д. 1374. Л.4.

7. Тамже. Ф.654. Оп.1. Д163. Л.35.

8. Там же. Д.70. Л.74.

9. Там же. Ф.7262.  Оп.1. Д.345. Л. 193.

10. Там же. Д.ЗЗО. Л.20.

11. Тамже. Оп.1. Д.853. Л.228.

12. Там же. Оп.1. Д.1354. Л.2.

13. Тамже. Д.241. Л. 113.

14. Тамже. Д.336. Л.141.

 

Рафаэль Шайдуллин,

кандидат исторических наук

 

Выписка из сводки Спасского политбюро Татарскому рескому о настроении населения кантона за период с 15 по 30 ноября 1920 г.

15 декабря 1920 г.

Настроение служащих советских учреждений спокойное, лишь слышны со стороны некоторых недовольства на невыдачу мануфак­туры и, вообще, продуктов первой необходимости. К Советской вла­сти и компартии таковые относятся сочувственно и возложенные на них обязанности выполняют добросовестно. Настроение же крестьян в связи с переживаемым моментом плохое, со стороны которых вез­де и всюду слышны ропоты* на власть, говоря, что власть отбирает у нас последнее и нас, верно, хочет поморить голодом, так как в настоящем году урожай был плох и, несмотря на это, по их мнению, разверстка налагалась, не сообразуясь с урожайностью, кроме того, крестьянство недовольно тем, что не выдается предметов городского производства, а главное, мануфактуры, и затем в кантоне имеются случаи, когда крестьяне уже начинают питаться желудями. В до­вершение всего крестьянство ропщет на то, что власть якобы ни с чем не считается, зная, что кормить лошадей нечем, но в подводы гоняют ежедневно и в большинстве случаев наблюдается явление за-сильства кулачества, которое умело пролезает в сельсоветы и стара­ется всячески эксплуатировать бедняка, так как, по мнению кула­ков, чрезвычайный налог на них налагался бедняками, и вот за это все при удобных случаях они стараются им отомстить и стремятся делать так, чтобы во всем этом, т.е. в обложениях всевозможными разверстками и нарядами, обвинить Советскую власть. Бывали фак­ты, когда разверстка на скот по вине этих кулаков, пролезших в сельсовет, налагалась неправильно, а именно: при распределении не соблюдался классовый принцип. Затем крестьянство также ропщет и на то, что в некоторых учреждениях и совхозах резать и рубить дрова наряжают крестьян и, как они говорят, этого не было даже и при помещиках, а теперь, не говоря уже о советских служащих, даже и сторож работать не хочет, в особенности крестьянство не до­вольствуется тем, когда их наряжают рубить дрова для совхозов, так как в большинстве случаев порубка дров производилась для квартир служащих совхоза. В силу этого крестьяне говорят: у нас нет ни одной свободной минуты для того, чтобы работать для себя, так как все стараются ехать на мужичьей шее, хозяйство наше ру­шится, и если в дальнейшем подобные наряды будут продолжаться, то с уверенностью можно сказать, что к весне крестьянин будет со­вершенно бессилен обсеменить поля, поправить свое хозяйство и так далее.

Почему население названного кантона к Советской власти и ком­мунистической партии относится недоверчиво, между прочим, вся беднота говорит: что Советская власть - власть наша и другой мы не желаем, но вся беда в том, что на местах не выполняются ее задания так, как нужно.

 

ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.1. Д.197. Л.З.

 

Протокол открытого заседания Балтасинской волячейки ВКП(б) с участием бедняков, батраков, середняков и допризывников

20 ноября 1926 г.

Присутствовало: 124 чел. и 26 допризывников.

Повестка дня:      1. Доклад о работе партии в деревне.

2. Разные. Президиум:   Султанбеков,   Ибрагимов,   Герфанов,    Сагаутдинов, Файзуллин, при секретаре Сергееве.

Слушали: Доклад о работе партии в деревне (Докладчик тов.Иванова).

По окончании доклада с мест со стороны присутствующих зада­ются следующие вопросы:

1). Советскую власть встретили с приветствиями. Для восстанов­ления соввласти мы не жалеем ничего. Отдавали своих детей в Красную Армию, хлеб и скот. Всеми действиями и мероприятиями соввласти довольны. Лишь одно нас интересует. Почему нельзя от­крывать школы для вероучения детей?

2). Вопрос с кредитованием беднейшего слоя населения обстоит плохо. Кредит отпускается лишь зажиточным крестьянам, а бедня­ки кредитом пользоваться не могут. Принимаются ли меры к обес­печению долгосрочным кредитом бедняков?

3). Правильно ли поступает кооперация, отпуская ссуду в размере 30 р. зажиточным крестьянам, беднякам ссуда не выдается совер­шенно.

4). Батраки не имеют возможности разбираться в политических вопросах и очень отстают от современной обстановки. Причиной этому является отсутствие литературы. Принимаются ли меры к снабжению деревни татарской литературой?

5). По количеству населения школьного возраста не хватает шта­та сети школ. Необходимо расширение штатных школ и оборудова­ние уже имеющихся. Принимаются ли меры к размножению сети школ?

6). За годы гражданской войны много мостов, а равно пожарного инвентаря пришли в негодность. Необходимы мероприятия советской власти по оборудованию тракторовых* мостов и снабжений селения пожарным инвентарем, что самое главное в деревне.

7). Инвалиды гражданской войны, несмотря на то, что они по по­ложению должны получить строевой лесоматериал, до сего времени этим не обеспечиваются.

Необходимо было бы данный вопрос разрешить.

8). Возврат семенной ссуды, полученной бедняками и середняка­ми для обсеменения обстоит весьма плохо. В течение 2-х лет на ка­ждый пуд наросло пени более 50%. Если бедняк получил семссуду в размере 3-4 пудов, то ему приходится уплачивать 7-8 пудов, что яв­ляется очень трудным. Необходимо было бы принять меры, чтобы не допускать такого большого процента пени, или даже на семссуду начисления пени совершенно не допускать и начисленную необхо­димо снять.

9). В деревне Балтаси за бедняками и середняками числится сем-ссуда с 1921 года в размере 250 п[удов] ржи. Несмотря на то, что мы эту рожь никогда не получали, с нас это взыскивают. Необходимо принять меры к выяснению данного положения.

10). Необходимо отметить, что выборы в Советы в 1926 году про­шли удачно. До настоящего года бедняки-батраки принимали в предвыборной кампании Советов слишком малое участие и процент участвующих дал большое неповышение.

11). В кооперативных лавках бакалейные товары по своей цене нисколько не ниже, чем у частных. Необходимо принять меры к снижению цен на кооперативные товары.

12). Комитет взаимопомощи в нашей волости работал очень пло­хо. Это объясняется неудачным подбором работника, которого во время перевыборов заменили другим.

13). Сплошь и рядом в большинстве своем крестьяне, имеющие 1 лошадь, 1 корову да овец пары две, временами очень бедствуют из-за недостатка хлеба, а равно в тех случаях, когда приходится за плату получать медикаменты для лечения заболевшей лошади или коровы. Желательно было бы узнать конкретно, какой же крестья­нин называется у нас середняком.

14). Крестьянин-бедняк недоволен тем, что ему не оказывается бесплатная медпомощь. Плата за медикаменты нам непосильна, а в них мы частенько нуждаемся. Необходимо этот вопрос разрешить в сто[рону] бесплатного отпуска медикаментов беднякам.

15). Отсутствие при фельдшерских пунктах в деревне акушерок вызывает недовольство крестьянства и бедняков. Имеющиеся бабки в деревне зачастую не могут оказывать ту помощь, каковую могут получать работницы в городе. Необходимо установить в фельдшер­ских пунктах в деревне штат акушерок.

16). Связь беднейшего крестьянства с парт.ячейкой установлена. Бедняки при обращении к ячейке, а равно и к отдельным партий­цам никогда отказа не получают.

17). Отмечалось среди отдельных партийцев резкое антирелигиоз­ное выступление. Необходимо это изгнать.

18). Нарсудья, прибывший в Балтасинскую волость, вновь с кре­стьянами обращается грубовато. Необходимо такое явление со сто­роны нарсудьи изжить.

19). В прошлом году допризывники были размещены по отдель­ным домохозяевам, за что обещали уплатить 2 коп. в сутки за каж­дого. Желательно узнать, будут ли эти деньги уплачены.

20). У нас, среди крестьянства-бедняков и середняков, имеются желающие на переселение. Будут ли льготы и какие?

21). В Балтасинской волости открылась профтехническая школа, каковая плохо обеспечена. Необходима поддержка со стороны сов. органов.

22). Есть кумышковарение. Какие меры предполагается принять к ликвидации кумышковарения в деревне в дальнейшем?

Тов. Иванова дает на все вопросы удовлетворяющие присутст­вующих ответы.

Настроение собравшихся хорошее. [...]

 

ЦГА ИПД РТ. Ф.292. Оп.1. Д.311. Л.61-64.

 

Из писем секретарей волкомов Татарскому рескому о настроении крестьянства в связи с агитацией и подсрекательством кулаков и мулл

Предположительно февраль 1928 г.

Байракинская волость (из письма секретаря волкома от 26/ХП-27 г). Разговоры о высоких налогах на мулл, лодырях-бедняках, совет­ской демократии. "Раз Советская власть - наша власть, должна ус­лышать наши требования и удовлетворить их". На собраниях можно часто слышать: "Мы все воевали за Советскую власть, власть наша, доведите наши требования до соответствующих организаций" и т.п. "Все это происходит от зажиточных и мулл". На диспуте Шакирзяна Хамиди говорили: "Разве мы пойдем за малайками, которым только исполнилось шесть лет (намек на местных коммунистов). Наша власть в наших руках, мы вас, братцы, можем заставить идти в воду и в сушу. Вы ведь нами сделанный горшок. Сегодня можно разло­мать. Служащие, они получают жалованье и обогатились, сидя на нашей шее. Вы ничего не можете сделать. Власть нами взята. Де­лайте по-нашему, беря от нас согласие. Телеге нужна чекушка, а беднякам - богатые".

Из письма секретаря Михайловского волкома от 21/1-28 г.: "На почве боевой кампании по хлебозаготовкам среди населения созда­лась паника и распространяются слухи, что скоро война, будут вы­метать хлеб, как в [19]20 году, на мельницах снимают сорт и якобы будут брать сверх лопаточного сбора 10 фун. для государства.

Говорят крестьяне, что рабочим надо урезать жалование и доба­вить рабочий день, - Калинину надо давать жалование не больше 50 руб. Партработа остановилась, так как работники разъехались в де­ревни.

Из письма уполномоченного канттройки по хлебозаготовкам в Азнакаевской волости от 15/1-[...]: "Очень недовольны были кресть­яне-бедняки, когда было получено распоряжение кика о сдаче гар-цевого сбора, т.е. боялись остаться без хлеба, ибо им приходится по­купать.

Много жалоб на то, что с крестьян все требуют, но не учитывают то, что не уродилось. Были и такие разговоры: "Власть крестьян­ская, но мы ее не чувствуем и боимся, как бы не вернулась развер­стка. Крестьяне спрашивают о том, будут ли кормовые семена, ибо многие сдают последний хлеб. Беднота и менее зажиточные платят лучше, чем зажиточные".

Из письма уполномоченного канттройки по хлебозаготовкам: в Поповской влости от 16/1-[...]: "Задавались вопросы на собраниях: "Почему нет равенства между крестьянами и рабочими, рабочий ра­ботает 7 час, а крестьянин 12-15 час".

Может ли крестьянин установить цены (таксу) на свои продукты (хлеб, сырье). Почему плуг стоит 62 руб., а хлеб 60 коп. пуд?

Отбор хлеба в Кайбице не нахальство ли есть Советской власти? Почему льгот по сельхозналогу не проводите и  создаете какие-то фонды? Почему не держите слово? Говорили, налоги должны упла­чиваться в сроки, а сами их не соблюдаете?"

В выступлениях говорили: "Вы, пожалуй, у крестьян вызовите горячку, и они членов вика посадят на вилы. Зачем все время нас обманываете?" В кулуарах говорили: "Вот пришел опять [19]19 год, товаров не дают. Хлеб запасают для войны. Проголодались, собаки." Говорят, правильно, кабы не обманывали. Были случаи (село По­повка), что беднота, середняки и кулаки шли единым фронтом, и лишь после долгих усилий удалось отчасти расколотить этот блок".

Из письма секретаря Бавлинского волкома от 17/1-28 г.: "После проведения нажима можно было слышать от населения: "Наверное, много надо хлеба государству продавать за границу, поэтому так нажимают. При Николае было лучше, потому что он давал хлеба, когда не было урожая, а Советская власть отбирает", - это говорят несознательные бедняки. Председатель Муртазинского сельсовета явился в пьяном виде в канцелярию и закричал на уполномоченно­го: "Вон отсюда, ты, как урядник, шкуру дерешь", и выгнал [с] этими словами уполномоченного из канцелярии, угрожая избиени­ем. Гражданам велел не платить и разойтись.

Гр.Хайруллин при составлении описи имущества отказался отве­чать на вопросы. Затем заявил, что сельсовет ни к черту не годится. Николаевская власть лучше была.

Председатель сельсовета определенно поддерживает мулл и зажи­точных. Не дает производить описи имущества".

Из письма секретаря Альметьевского волкома от 18/1: "Семссуда исключительно за беднотой, если будем при взимании употреблять метод сбора налога и проч., то придется уводить и продавать по­следнюю козу и самовар. Просроченные ссуды также больше за бед­нотой."

Письмо секретаря Альметьевского волкома от 21 января 1928 г.: "Для того, чтобы выполнить все задания, приходится делать все жестокости, уже начинаем брать последние рубашки с полок и гу­сей, а об овцах и телках нет разговоров. Семссуду, если от нищего не возьмем его последнюю козу и самовар (не больше яйца), собрать не сумеем."

 

ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.2. Д.ЗЗО. Л.27-29.