1999 1/2

Древнечешская монета из Казани

Чешская монета, найденная в 1997 году при археологических раскопках Кремля (раскоп IX, руководитель А. Г. Ситдиков), имеет чрезвычайно важное значение для датировки раннего слоя г.Казани. Поэтому на атрибуции этой монеты следует остановиться более подробно.
На аверсе монеты - равноплечий крест (углы плеч украшены шариком), а на реверсе -упрощенное изображение храма с двумя ступенями, внутри которого, между колоннами, надпись: IOA.
Вид монеты соответствует каролингскому храмовому типу, преобладавшему на монетах восточной части Германской империи, точнее, в Баварско-Швабской области1.
В баварском г.Регенсбурге, где монеты спорадически (единично) чеканились еще в IX веке, регулярная чеканка монет была организована в начале X века. Это, в первую очередь, монеты императора Конрада I (911-918 гг.) и князя Арнульфа. Для баварских монет до самого начала XI века стал характерным один тип, подражающий старому каролингскому образцу2. Этому типу подражает и монета, найденная в Казани, не будучи, однако, немецкой.
Описательные легенды на монете однозначно указывают на то, что местом ее происхождения является Чехия. На лицевой стороне вокруг креста, где обычно указывается имя и титул издателя, мы находим надпись: + VACLAV /// CNIZ, на оборотной стороне - PRAGA США, т.е. «ВАЦЛАВ КНЯЗЬ» и «ГОРОД ПРАГА». Имя князя на монете вызывает удивление, так как не может принадлежать никому другому из династии Пржемысловичей, как князю, ставшему позднее покровителем Чехии - святому Вацлаву (907? - 935?). Почему именно это имя удивляет? Главным образом потому, что вместо VASLAV в то время было принято другое написание этого имени - VENCESLAV. Еще не закончилась дискуссия между чешскими и зарубежными нумизматами по поводу другой монеты - святовацлавского денария, приписанного именно князю св. Вацлаву3. И хотя характер найденной в Казани монеты совершенно иной, мы и на ней находим имя Вацлава. Ни у кого из дискутирующих не вызывает сомнения возможность появления монеты во время правления Вацлава, т.е. до 955 года. А именно этот период считается общепризнанной датой начала монетного дела в нашей стране.4 Кроме того, монета, найденная в Казани, вписывается в контекст исторического развития Чехии. Она, как отмечалось, подражает образцу, возникшему в Баварии. Это союзничество продолжалось и в первой половине X века, первые тридцать лет которого историки называют «темным» периодом. Именно к этому времени относится денарий короля Конрада I (914/16-917 гг.), отчеканенный в Регенсбурге и ставший, вне всякого сомнения, образцом для чешской монеты из Казани5.
В отличие от немецкого образца, технический уровень «подражательной» пражской монеты гораздо ниже. На первый взгляд создается впечатление, что она могла быть делом рук одного и того же резчика. Это впечатление создается благодаря такой же, как и на оригинале, косой линии колонн и простому рисунку храма на обороте. Однако общим исполнением чешская монета сильно отличается от образца.
Бросается в глаза общая примитивность письма - шариков на месте горизонтальной черточки в букве «А» на оборотной стороне и формы несовпадающих плеч креста – на лицевой. Однако гораздо большего внимания заслуживает их очевидная дополнительная резьба. Такая дополнительная резьба, углубляющая некоторые формы рисунка, заметна, хотя и в меньшей мере, и на оборотной стороне на изображении храма. Это означает, что монета была изготовлена не штемпелем с резьбой, а обычным путем с помощью матрицы. Сразу привлекает внимание четкая резьба на линии плеч креста. При более подробном анализе мы обнаруживаем, что дополнительная резьба на некоторых частях изображения была связана со стремлением обновить матрицу, истершуюся при чеканке. Дополнительная резьба, заметная на монете, в действительности, могла быть результатом не слишком точного протягивания менее четких мест на матрице. Об этом свидетельствует также «навал» монетного металла в соответствующих местах в высоту, а не вглубь, что соответствовало бы дополнительной резьбе непосредственно на монете.
Наряду с примитивной техникой изготовления чеканочного инструмента, особое внимание необходимо уделить описательным легендам, которые могут стать важным критерием при датировке монеты на основе фонетической формы слов. В этой связи с казанской монетой возникают проблемы. В то время как на оборотной стороне вокруг храма мы находим латинское написание PRAGA CIVITA (S), обычное на чешских монетах второй половины X века, имя издателя и его титул на лицевой стороне представляют собой примитивную запись слов славянского языка. Само собой напрашивается чтение VACLAV CNIZ, если не принимать во внимание перечеркнутую косой линий букву «С» (=С) в имени Вацлав, что может означать использование лигатурыI при записи существовавшего в то время произношения. Позднее можно найти аналогию в имени князя Ольдржиха, где диакритический знак в виде полумесяца под буквой «U» (= U) означает суженный звук.
Филологическая оценка описательных легенд, сделанная В.Конзалом, не внесла особой ясности. Филолог, не имевший для изучения чешского языка X века достаточного сравнительного материала, ограничился констатацией того, что «при примитивном правописании сохранившаяся форма имени (Вацлав) может предполагать любую реальную форму произношения». Слово CNIZ - «КНЯЗЬ» он считает «искаженным в результате примитивного правописания или записью на слух»12.
То, что было сказано филологом, вызывает целый ряд вопросов. И прежде всего: кто был или мог быть изготовителем найденной монеты? Полученные до сих пор сведения говорят о том, что средневековая монета всегда была хорошо подготовлена по форме и по содержанию для непосредственного создателя штемпеля, которым был монетчик. В европейской области подготовка и контроль производства монет поручались элитной группе лиц. Такой группой было духовенство, хорошо разбиравшееся в христианской символике своего времени и владевшее письмом. Монетчиками обычно были опытные, но не всегда грамотные ювелиры, составлявшие буквы, и другие изображения на основании образца.
Бытует мнение, что в начальной стадии существования чешского монетного дела чеканка монет доверялась преимущественно иностранным священникам и монетчикам. Было высказано даже предположение, что штемпеля для чешских денариев Болеслава I (935-967 гг.) регенсбургского типа могли быть изготовлены непосредственно в Регенсбурге. С практической точки зрения эта гипотеза кажется нам не слишком правдоподобной, хотя нельзя отрицать факт, что немецкие резчики по железу играли важную роль в чешском монетном деле до первой половины XI века6.
Что касается автора штемпеля найденной монеты, то его происхождение установить очень трудно. Кроме того, примитивный характер чеканки вызывает сомнения в искусности и опытности монетчика. Вызывает недоумение и надпись IOA, которая означала, скорее всего, сокращенное имя монетчика, как это было принято в Баварской области под англосаксонским влиянием и по образцу итальянских монет, чеканившихся при короле Арнульфе7. Буквы на «подражательной» монете, не вполне соответствующие баварскому образцу (вместо I0II стоит IOA), могли быть в данном случае сокращением имени IOANNES - «ИОГАНН». Однако гораздо более важным, чем интерпретация сокращения, является факт, что такая же группа букв, как и в храме, находится и на небольшом количестве ранних чешских монет Болеслава I регенсбургского типа8. Этот факт указывает не только на функциональный характер сокращения, отличающегося от баварского, но и на определенную связь между найденной монетой и самыми ранними чешскими монетами. Как ни удивительно, но преемственность доказывают также особенности почерка резчика по железу: «А» с шариком вместо горизонтальной черточки. Букву, характерную для казанской монеты, мы иногда находим на некоторых эмиссиях самой ранней группы денариев Болеслава регенсбургского типа. На некоторых монетах горизонтальная черточка в «А» вообще отсутствует.
Установленные факты играют важную роль в наших рассуждениях. Они подтверждают то обстоятельство, что найденная монета могла возникнуть только на территории Чехии. То, что описательные легенды на ней были составлены священником, не вызывает сомнений. Это доказывается знанием латинского языка, использованного для обозначения места чеканки -PRAGA CIVITAS. Менее привычна комбинация латинского текста на оборотной стороне монеты со славянским текстом на лицевой стороне. Примитивная переписка имени князя и его титула латинскими буквами указывает на то, что создателем монеты был иностранец, не знавший языка и писавший, скорее всего, на слух. В Праге это был не кто иной, как член окружения архипресвитера Павла, состоявшего преимущественно из баварских священников. Известно, что их епископ Тит (894-930 гг.) был сторонником Конрада I9, что, возможно, обусловило избрание его монеты в качестве образца для чешской чеканки.
Причина возникновения монеты с именем Вацлава не была экономической. Вывод сделан на основе анализа металла, из которого изготовлена монета - свинец с небольшой примесью серебра. Свинец использовался в Европе с незапамятных времен. В связи с этим необходимо заметить, что в Чехии в X веке из свинца и олова изготовляли украшения. При археологических исследованиях Пражского Града был обнаружен предмет, напоминающий монету. Это свинцовая «sceatta», представляющая собой кусочек свинца с чеканкой10. Рельеф штемпеля, использованного для ее изготовления, был выполнен, по мнению П.Радомержского, примитивной техникой, напоминающей гравировку.
Такая техника не имеет аналогий у чешских денариев второй половины X века.
Свинцовая «sceatta», несмотря на ее неясное предназначение, весьма сходна с монетой, найденной в Казани. Использованный металл - свинец, употреблявшийся для облегчения плавления серебра и преобладавший в монетах вследствии плохой технологии производства драгоценного металла или же умышленного добавления для улучшения ковкости. Однако подтвердить это предположение аналогиями мы не можем.
Само собой разумеется, что монета, изготовленная из некачественного материала, не могла иметь экономического эффекта в области обмена. В международной торговле использовался преимущественно византийский золотой и серебряные монеты арабского и европейского происхождения. Судя по отверстию на краю казанской монеты, она использовалась в качестве украшения. Это указывает на то, что она могла попасть из Праги в Казань не только торговым путем.
Возникает вопрос: какова была цель чеканки в Пражском граде монеты с именем Вацлава? Если мы на основании предшествующих размышлений исключим фискальные причины чеканки, то останутся только политические. Это неудивительно, так как историки считают князя Вацлава одним из самых дальновидных славянских правителей того времени. Дело в том, что чеканка монет полностью соответствует начинаниям прозорливого правителя, благодаря которым он приблизился к «цивилизованному» миру западной культуры. Возможно, это было стремление отличаться от «варваров» за рекой Лабой (Эльба) в период саксонской экспансии. Чеканка монеты, кроме всего прочего, ставила признанного правителя разрозненной Чехии в один ряд с князьями зарождающейся Германской империи. Поэтому 929-930 годы, когда происходили военные столкновения ъ переговоры между Вацлавом и саксонским Йиндржихом I, можно считать самым вероятным временем возникновения древнечешской монеты.

I. Лигатура - буква или знак фонетической транскрипции, образованный из соединения элементов двух букв или комбинация букв, передающий один звук.
 

Примечания

  1. Kiersnowski R. Moneta w kulturze wiekow srednich.-Warszawa,1988.-C.291-293; Grieson Ph. The coins of mediewal Europe.-London,1991.-C54.
  2. Suchodolski S. Poczatki mennictwa w Europie Srodkowej, Wschodniej i Polnocnej. Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk, 197l.-C.29; Hahn W. Moneta Radasponensis.-Braunschweig,1976.
  3. Skalsky G. Denâr knizete Vâclava Svateho a poöâtky öeskeho mincovnictvi.-Praha,1929.
  4. Hâskovâ J. Üvod do problematiky öeskeho denâroveho obdobi // Einfiihrung in die Problematik der bohmischen Denarperiode.-Praha,1978.-C.5,28; Die Geschichte des Geldes auf dem Territorium der Tschechoslowakei.-Praha,1983.-C.15,16.
  5. Kluge B. Deutsche Münzgeschichte von der spâten Karolingerzeit bis zum Ende der Salier (Ca. 900-bis 1125).-Sigmaringen,1991.
  6. Bene§ A.-Hâskovâ J.-Pavlû I.-Weiss O. Denârovy nâles ze Zlivi. O Ğeske Budejovice. Num. Sbornik, 15.-1977/78.-C.168, примечание 69.
  7. Grierson Ph. The coins..., c.54.
  8. Cach F. Nejstarsi öeske mince I.-Praha,1970.-№№ 11,12.
  9. Trestik D. Poöâtky Pfemyslovcû.-Praha,1997.-C369.
  10. Radomersky P. Olovena «sceatta» z prazskeho hradu к poöatkûm öeskeho mincovnictvi.-Num. listy,1951.-№ 6.

Ярмила Хаскова,
профессор, руководитель
нумизматического отдела
Национального музея Чехии (Прага)