1999 1/2

Воспоминания о Шамси Хамматове

Родился он 15 апреля 1919 года в деревне Перепряжке (Аккул авылы) Свердловской области в крестьянской семье.
Окончив в соседней татарской деревне Шокурово неполную среднюю школу, он решил стать учителем и поступил в педагогический техникум. В 1937 году Шамси Хамматов вернулся в свою родную школу уже в качестве учителя. Преподавал историю, татарский язык и литературу. Через год, когда ему было 19 лет, его назначили директором этой же школы. За довольно короткое время его работы школа по многим показателям вышла на первое место в районе. Вскоре Хамматова избрали секретарем райкома комсомола, затем предложили перейти на работу в аппарат райкома партии.
И впредь, на какую бы должность его ни назначали, он всегда оставался Учителем с большой буквы. Прежде всего, его отличали вежливость и тактичность, умение внимательно выслушать человека, с пониманием относиться к поступкам окружающих. Он постоянно учился сам, жажда знаний была, пожалуй, одной из главных потребностей в его жизни, поэтому он с радостью принял предложение отправиться в Москву для учебы в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. После ее окончания в 1945 году начинается новый этап в его деятельности - журналистика.
В течение четырех лет в редакции татарской республиканской газеты "Кызыл Татарстан" Шамси Хамматов возглавляет отдел пропаганды, одновременно исполняя и обязанности заместителя редактора.
Затем он опять в Москве. На сей раз учится в Академии общественных наук при ЦК КПСС, занимается в архивах столицы и Казани исследовательской работой и защищает кандидатскую диссертацию по истории.
Ненадолго возвращается он на работу в свою редакцию. В 1951 году, когда в обкоме партии освободилось место заведующего отделом школ, его назначили на эту должность. Лучшей кандидатуры не могло и быть: бывший директор школы, молодой ученый, журналист.,. За пять лет напряженной работы он внес весомый вклад в развитие народного образования республики.
Дальнейшая деятельность Хамматова была всецело связана с научно-исследовательской работой и журналистикой. Осенью 1957 года ему было поручено приступить к созданию теоретического и политического журнала "Коммунист Татарии", первый номер которого увидел свет уже в январе следующего года. Через два года, когда появилась возможность открыть Институт истории партии при Татарском обкоме, являющийся филиалом Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Шамси Хабибуллович был назначен директором института.
В январе 1960 года Хамматов был утвержден редактором республиканской газеты "Социалистик Татарстан". Он вернулся в коллектив журналистов, с которым расстался почти десять лет тому назад. С большим вниманием относился он к творчеству каждого журналиста, квалифицированно анализировал их материалы, своевременно подбадривал и давал ценные советы молодым. Он был не только "подписывающим" очередной номер газеты, но и пишущим редактором. С большим творческим накалом Хамматов трудился на этом поприще вплоть до выхода на пенсию в 1983 году. Шамси Хабибуллович был самым активным организатором при создании Союза журналистов Татарстана, и на I съезде журналистов республики, который состоялся в 1959 году в Казани, делегаты оказали ему большое доверие, избрав председателем правления Союза журналистов. Мы, молодые журналисты, и старшие опытные коллеги с волнением ждали этих съездов, внимательно слушали его глубокие по содержанию доклады. Он говорил вдохновенно, его речи не оставляли людей равнодушными. Съезды журналистов становились событием в общественно-политической жизни республики. Он стоял у . руля Союза более 20 лет, пока позволяло здоровье.
Кроме журналистики у него было очень много других общественных забот и обязанностей. Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета ТАССР, членом обкома и членом бюро обкома партии.
Где бы Шамси Хабибуллович ни работал, какие бы должности ни занимал, он всегда был настроен на волну творчества. Если в молодости писал заметки для районных и областных газет, сочинял стихи, то со временем из-под его пера вышли крупные исследовательские статьи, книги. Среди них особое место занимают публикации о творчестве поэта-героя Мусы Джалиля. Они были рождены в результате кропотливой поисковой работы в архивах, бесед, проведенных со знакомыми поэта, свидетелями событий тех лет. Его публикации, как правило, основывались на документальных источниках.
Диапазон творческих и научных интересов Хамматова был весьма широким. Об этом свидетельствуют очерки и книги по истории печати Татарстана, рабочего движения и партийных организаций. В общей сложности он является автором десяти книг, более 300 статей и очерков.
Ш.Х.Хамматов был награжден орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, "Знаком почета" и медалями. За заслуги в области советской печати он удостоен почетного звания "Заслуженный работник культуры РСФСР".
Умер Шамси Хабибуллович Хамматов 21 ноября 1988 года, не дожив лишь полгода до своего 70-летия.
В Центральном государственном архиве историко-политической документации Республики Татарстан хранится личный фонд Шамси Хабибулловича Хамматова, который содержит большое количество документов (удостоверения и дипломы, рукописи статей и очерков, речей и докладов, фотографии). В них - страницы истории его жизни и деятельности, в них - страницы истории нашей республики.

Ильгизар Хабибуллин

 

 Он всегда стоял у истоков нового

По случаю как-то мне в руки попала газета, в которой опубликовано несколько небольших по объему воспоминаний о Шамси Хабибулловиче Хамматове. Объединены они одной шапкой: "Легенда татарстанской прессы". Я несколько десятков лет бок о бок проработал с ним, и уверенно могу утверждать, что это слово в обобщенном, можно сказать опоэтизированном виде, передает неординарность его личности, фантастическую энергию, работоспособность, инициативу, беззаветную преданность и служение журналистике Татарстана, в развитие которой он внес немалый личный вклад. И в шутку, и всерьез я не раз говорил и ему самому: "Шамси, не иначе как Всевышний на роду предписал тебе создавать, открывать, возрождать, поднимать хиреющее издание и, вдохнув в него жизнь, поставив на ноги, приниматься за другое дело." На это он отвечал только хитрой ухмылкой и в самом деле, сколько раз на моих глазах именно он оказывался в центре важных в данный момент событий, дел в области печати, рабселькоровского движения в Татарстане!
За всякое новое дело он брался основательно и с головой уходил в него. Особо ценно было его умение быстро находить своих единомышленников, заражать их своей идеей, активностью.
С Шамси Хабибулловичем я познакомился в 1956 году, когда работал лектором обкома. В то время он был заведующим отдела школ областного комитета. Отношение инструкторов с заведующими, да и секретарями обкома тогда были очень простыми, товарищескими. Все сидели за одними столами, никакого разделения по "куриям". В такой непринужденной обстановке мы и познакомились с Шамси, нашлись общие знакомые, темы для разговоров.
С тех пор встречи бывали нередки. В одной из них он, как бы невзначай, проронил: "На заседании бюро обкома рассматривали вопрос о возобновлении издания приостановленных в годы Великой Отечественной войны журналов обкома на русском и татарском языках "Большевик Татарии", но уже под другим названием - "Коммунист Татарии". И письмо в ЦК уже готовится", - добавил он, выказывая свою осведомленность.
Позже мне стало известно, что он из скромности или ему только понятной "дипломатии" умолчал, что именно ему было поручено вместе с Махъяновым, тогдашним редактором журнала "Магариф" (Просвещение), составить проект письма и предложения по штатному расписанию новой редакции. Письмо они подготовили, а что касается штатов, задумались - были наслышаны и напуганы рассказами о строгостях в ЦК при рассмотрении предложений об открытии новых печатных органов. И чтобы не попасть впросак и не получить тумаков, нашли простейший выход: приложили к указанному письму штатное расписание журнала "Магариф". Никто в обкоме не стал вникать в эти детали, доверившись Хамматову. И письмо с приложением ушло в ЦК.
По истечении известного времени, когда редакция уже действовала, Шамси Хабибуллович в минуту откровения признался, что он действительно участвовал в составлении проекта письма в ЦК и о том разговоре, который состоялся в агитпропе ЦК. Там, ознакомившись с приложением, аж ахнули от недоумения.
- Да, что это?! Какой журнал хотите выпускать?.. Ведь должен быть теоретический и политический журнал, как "Коммунист"... Где и каких сотрудников вы найдете при таких ставках?! - незлобно посмеиваясь, отчитывали их. И тут же, по рассказам Хамматова, вызвали работника финхозотдела ЦК и сами в два раза увеличили цифры сметы, которые значились в приложении к письму обкома в ЦК, а также зарплату журналистам. И Шамси, в благостном настроении вспоминая об этом, хохотал над своей тогдашней наивной оплошностью.
Осенью 1957 года вышло Постановление ЦК о возобновлении выпуска нового журнала на татарском и русском языках "Коммунист Татарии" (Татарстан коммунисты). Установлены объем в 4 п.л., тираж - 10 тысяч экз. В ноябре утвердили главным редактором Ш.Х.Хамматова.
Но этого было явно недостаточно для выпуска журнала. Были большие проблемы с помещением, с мебелью, а главное - не было подготовленных, опытных журналистов, и срок обком поставил жесточайший - в январе-феврале 1958 года должен увидеть свет первый номер журнала.
Вот тогда я стал непосредственным свидетелем того, какую кипучую деятельность способен развивать Ш.Х.Хамматов, чтобы успешно решить стоявшую перед ним задачу. Сколько настойчивости, изобретательности проявлял он в работе. Ему удалось добиться, чтобы редакции отвели три комнаты в здании обкома, позже - пять комнат в Доме печати. С первых дней стал заниматься подписными делами, хотя еще не было даже плана первого номера. Усиленно занимался подбором кадров.
Тут дело коснулось и меня. В декабре 1957 года меня телефонограммой вызвали из Тетюшского района, где я находился в командировке, в обком. Явился к секретарю по идеологии С.Г.Батыеву. Он без особых церемоний объявил: переводим тебя в журнал "Коммунист Татарии" зав.отделом экономики. Ни возражений, ни моих соображений выслушивать он не стал.
Первый номер журнала вышел в назначенное время - в конце января 1958 года.
Работа в редакции журнала под руководством Шамси Хабибулловича принесла мне огромную пользу. Временами было невмоготу, бывало спотыкался на ровном месте. Но, работая в редакции, при дружеской помощи Шамси преодолевал все, и на ходу, на практике постигал премудрости редакционной, организаторской работы.
Главным редактором журнала Ш.Х.Хаматов проработал около двух лет, но и потом мы с ним поддерживали добрые товарищеские отношения, вместе сотрудничали в возглавляемом им правлении и бюро правления Союза журналистов Татарии, куда я тоже был избран.
Хамматова уже ждала другая руководящая работа - создавать новую организацию - филиал ИМЭЛ. Шамси Хабибуллович сразу взялся расшивать это "узкое место". Буквально отвоевал двухэтажное здание. Филиал прямо на глазах стал обретать черты солидного научного учреждения. Начала складываться библиотека. Каждый научный работник получил свое постоянное рабочее место.
Мне не раз доводилось быть свидетелем жарких дискуссий в филиале о том, как точно перевести тот или иной термин, передать смысл отдельных положений, выводов, содержащихся в тексте оригинала. Порой к обсуждению привлекались ученые, историки, языковеды КГУ.
В 1960 году в связи с уходом на пенсию редактора республиканской газеты "Совет Татарстаны" для замещения вакантной должности снова возникла необходимость в человеке, который смог бы возглавить издание. Большие надежды возлагали на Ш.Х.Хамматова, утверждая его в этой должности. Забегая вперед скажу, что он не обманул ожиданий, четверть века возглавляя коллектив редакции республиканской газеты. Однако не все складывалось так безоблачно.
Дело в том, что Генеральный секретарь ЦК Н.С.Хрущев решил объединить редакции республиканских газет. В то время у нас выходили две республиканские газеты - "Советская Татария" и "Социалистик Татарстан". Были два редактора М.А.Колодин и Ш.Х.Хамматов, две самостоятельные редакции. По высочайшему повелению надлежало создать одну редакцию, назвав ее объединенной, а во главе поставить одного редактора. Понятно, что, если газеты выходят по-прежнему на татарском и русском языках, и не дублируются, то и редактор обязан владеть этими обоими языками. Тогда А.М.Колодин оставался не у дел. Он не обиделся, стал редактором Новгородской, а позднее Ульяновской областной газеты.
Какую выгоду преследовали в результате такого фокуса - нам не дано было знать - никто ничего не пояснял.
На бюро обкома главой объединенной редакции утвердили Шамси Хабибулловича Хамматова. Отделы в редакциях по профилю были схожи. Скажем, промышленности, сельского хозяйства, писем и т.д. Он не стал их перестраивать, чтобы не нарушать сложившиеся отношения и творческую атмосферу.
Большая заслуга Хамматова в том, что переход редакции на новые условия работы произошел плавно, без сбоев; от членов коллектива не поступило ни одной жалобы. Думаю, не все читатели сразу даже заметили, что газета "Советская Татария" и "Социалистик Татарстан" выпускаются объединенной редакцией, а подписывает их один и тот же человек -Ш.Х.Хамматов...
Но в целом в стране такое положение сохранялось недолго. Все вскоре вернулось на круги своя.
С особой теплотой вспоминаю те годы, когда работал в правлении Союза журналистов под руководством Шамси Хабибулловича Хамматова. В 1959 году на первом учредительном съезде он был избран председателем правления Союза журналистов Татарии и оставался на этом посту в течение четверти века. Вскоре его избрали также в состав правления Союза журналистов СССР, где он проработал долгое время.
Союз журналистов Татарии в то время развернул активную работу. В правление были избраны многие редакторы, а также другие работники республиканских, журналисты городских и районных газет и журналов, телевидения и радио. Союз журналистов заявил о себе, как о сильной общественной творческой организации. С ростом авторитета Союза журналистов усилилось его влияние на формирование общественного мнения в Республике. Не потому ли обком, другие руководящие органы республики, городов и районов считались с СМИ, не оставляя без внимания появляющиеся в них статьи, особенно критического толка.
Обком, Совет Министров, министерства со всей серьезностью относились к печатавшимся в прессе сообщениям, критическим материалам. Если кто-то осмеливался отписываться или того пуще отмалчиваться, тому приходилось несладко. Неоднократно на бюро обкома первый секретарь заводил речь о необходимости серьезной реакции на газетно-журнальные публикации, особенно, критические. На бюро и на республиканских совещаниях беспощадно критиковал тех местных партийных руководителей, крупных хозяйственников, кто игнорировал публикации, вскрывавшие недостатки, нарушения закона.
В одном из выступлений Шамси Хабибулловича, в котором приводились вопиющие примеры, назывались конкретные лица, упоминались довольно солидные руководители, которые, допустив крупные недостатки, отмалчивались на газетные публикации или присылали ни о чем не говорящие бумажки-отписки. Выступление было выслушано с огромным вниманием.
Позиция оратора нашла полную поддержку первого секретаря, который в заключительном слове уделил немало времени именно этому вопросу, ссылаясь на факты, прозвучавшие в речи Шамси Хабибулловича.
Стоит ли говорить о том, что это также способствовало повышению престижа прессы, становившейся действенной силой, влияющей на решение политических, социально-экономических, нравственных задач.
Неоднократно выдвигая вопрос об активизации журналистского участия в республиканских делах, Шамси Хабибуллович, как председатель правления, лично хлопотал о том, чтобы все мероприятия проходили открыто с приглашением журналистов, работающих в СМИ, ветеранов и представителей крупнейших трудовых коллективов.
Съезд Союза журналистов обычно проводился в помещении одного из престижных театров Казани. Зал бывал полон: много делегатов избиралось на районных слетах рабселькоров, присутствовали и приглашенные. В прениях принимали участие редакторы, рабселькоры и вообще желающие. С обстоятельным докладом не раз выступал Ш.Х.Хамматов. На одном из съездов участвовал в числе представителей СЖ СССР известный писатель С.Михалков. Все это, естественно, работало на авторитет СМИ республики, подчеркивало их значение и роль в обществе.
Союз журналистов проводил разнообразную работу. В центре внимания, конечно, был творческий рост журналистских кадров. В Союзе журналистов прежде создавались творческие секции. Особенно активно действовала секция фельетонистов, существовали секции публицистов, фотокорреспондентов. Собираясь, они профессионально обменивались мнениями об удачах и промахах своих товарищей. Никакой обиды, неприязни, а общая польза была налицо.
Время от времени в редакциях двух республиканских газет проводились стажировки работников городских и районных газет. Они знакомились с редакционной работой, общались с коллегами из республиканской прессы. Одной из форм учебы журналистов были организуемые совместно с сектором печати, телевидения и радиовещания в Доме прессы лекции специалистов на экономические, экологические, юридические и другие темы, а также встречи с секретарями обкома. Обычно разговоры происходили откровенные, раскованные; вопросы сыпались десятками. А Хамматов к тому же пытался заострять задаваемые журналистами вопросы, чтобы вызвать лектора на большую откровенность и исчерпывающее освещение проблемы. Это, естественно, повышало интерес слушателей.
Памятны также зональные совещания, которые Союз журналистов проводил в крупных городах республики (Казань, Набережные Челны, Нижнекамск, Чистополь, Альметьевск, Буинск) один раз в 2-3 года. Готовились они тщательно. На каждом совещании кроме доклада, в котором формулировались задачи прессы в соответствии с конкретной общественно-политической, экономической обстановкой, много было выступлений журналистов райгоргазет. Говорили они не только об опыте, что тоже важно, но и о трудностях, нерешенных проблемах, осложнявших их работу.
Все это прибавляло "вес" Союзу журналистов Татарии. Такого высокого авторитета, как при Ш.Х.Хамматове не было ни раньше, ни после, ухода его на пенсию.
В повседневном общении Шамси Хабибуллович был немногословен, но всегда оставался хозяином слова: сказано - сделано. Словом, был надежный человек.
Таким остался в моей памяти редактор, председатель Союза журналистов Татарии Шамси Хабибуллович Хамматов.

Шаукат Валеев,
член Союза журналистов СССР,
заслуженный работник культуры РСФСР

 

Г.И.Усманов: "Помню я его хорошо...

- Гумер Исмагилович, известно, что Вы многие годы были у руля управления республикой, работали председателем Совета Министров ТАССР, первым секретарем Татарского обкома партии, а впоследствии и секретарем ЦК КПСС. В этот период редактором республиканской газеты "Социалистик Татарстан" (ныне "Ватаным Татарстан") был Ш.Х. Хамматов. Ему нынче исполнилось бы 80 лет. В связи с этим хочется узнать, каким он сохранился в Вашей памяти?
- Помню я Шамси Хабибулловича хорошо, как энергичного, инициативного работника.
Кстати сказать, знал я его еще с 1960 года, когда работал секретарем Чистопольского горкома партии. А в 1965 году он, можно сказать, сыграл самую непосредственную роль в моей жизни. Дело в том, что в январе этого года произошла реорганизация колхозно-совхозных производственных управлений. Я же в то время был начальником такого управления в Набережных Челнах.
В этой ситуации в бюро обкома возникло намерение рекомендовать меня секретарем Буинского райкома партии. Но окончательное решение вопроса оставалось за пленумом райкома.
Вот Ш.Х.Хамматову, как члену бюро обкома, поручили провести там партконференцию и организационный пленум.
Памятное для меня это событие произошло 17 января 1965 года. На пленуме Шамси Хабибуллович от имени бюро обкома предложил на пост первого секретаря мою кандидатуру. С присущей ему эмоциональностью, когда он выступал на публике (позже, слушая его речи на разных республиканских форумах, я не раз отмечал про себя эту черту его характера) он убеждал членов райкома в правильности выбора обкома, говорил, что обкому небезразлично кто будет во главе одного из ведущих районов республики, каким является Буинский. И выражал уверенность, что я сумею оправдать оказанное доверие. Члены райкома проголосовали единогласно. Этот пленум, как и партконференцию он провел исключительно демократично.
Очень сильное впечатление произвело на слушателей его выступление, особенно призыв задавать любые "неудобные" вопросы, не стесняясь их остроты и критичности. И сумел найти удовлетворившие аудиторию ответы на самые, как казалось на первый взгляд, "каверзные вопросы", поступавшие в президиум.
- Газета "Социалистик Татарстан" являлась органом Татарского обкома, Верховного Совета и Совета Министров ТАССР. Понятно, что редактор республиканского издания должен был участвовать в работе Совмина, выполнять какие-то задания по реализации его решений?
Разумеется. Редакторы двух республиканских газет "Социалистик Татарстан" и "Советская Татария" всегда присутствовали на заседаниях Совета Министров.
Шамси Хабибуллович, помню, активно участвовал в обсуждениях, выносимых на рассмотрение вопросов, вносил конкретные предложения.
Его особенно волновали вопросы соблюдения прав граждан. Он выступал в их защиту, не забывая при этом и об обязанностях людей перед обществом.
Он глубоко знал историю и культуру татарского народа. И использовал любую возможность для выражения своего принципиального отношения к тем или иным вопросам в этих областях. Он неустанно отстаивал необходимость развития татарского языка, как основы сохранения нации. Есть язык - есть и нация, нет языка - перестает существовать и нация. Так не раз повторял он. Его очень беспокоило, что мало было тогда татарских школ в столице республики. Но особо хочу подчеркнуть, что все это делал он с позиций интернационализма.
Руководимая им газета очень помогала в проведении в жизнь решений Совмина. Она держала под контролем важнейшие из них. В период ответственных сельхозкомпаний (сев, уборки и т.п.) часто публиковались материалы журналистских рейдов, в которых участвовали и специалисты народного хозяйства. Нередко появлялись острые критические статьи о тех или иных хозяйствах или даже районах» в целом. Некоторые из них обсуждали на заседаниях Совмина, нередко с приглашением тех руководителей, чьи действия критиковала газета.
- Шамси Хабибуллович неоднократно избирался членом Татарского обкома партии и его бюро. Что характеризовало его как партийного функционера?
- Я должен сказать, что Шамси Хабибуллович был яркой фигурой. Он отличался кипучей энергией, непреклонной принципиальностью, я бы сказал, удивительной прозорливостью. И эти качества полно проявлялись в нем как члена партийных органов.
Припоминаю такой факт. В начале перестройки многие, не поняв сути предлагаемых так называемых реформ, которые якобы в кратчайший срок приведут к всеобщему благоденствию, вышли на улицы, устраивали митинги, шествия в их поддержку.
Но работники партийно-хозяйственного аппарата практически не осмеливались появиться на этих митингах и поднявшись на трибуну разъяснить собравшимся суть предлагаемых и предполагаемых перемен.
Они не были готовы к такому диалогу и вообще к подобной ситуации. Не в этом ли одна из основных причин того, что без всякого сопротивления были сметены существовавшие порядки.
Уместно сказать, что именно Шамси Хабибуллович еще задолго до этих событий, как бы предчувствуя их, на бюро обкома поднимал вопрос о том, чтобы начать издавать оппозиционную газету. Здесь могли бы публиковаться разные точки зрения, мнения, критиковались ошибки и упущения отдельных руководителей. В общем, настаивал он, чтобы была оппозиция.
Он любил повторять, несколько перефразируя известную пословицу: должна быть щука, чтобы карась не дремал. Общество без оппозиции, говорил он, рано или поздно 'сгниет на корню. Жизнь впоследствии подтвердила правоту этих слов.
- Многие годы Хамматов возглавлял Союз журналистов Татарии. Не могли бы Вы несколько слов сказать об этой стороне его деятельности?
- Если мысленным взором окинуть деятельность Шамси Хабибулловича в этой ипостаси, я бы отметил две ее характерные черты.
Прежде всего это то, что он всеми силами стремился поднять престиж средств массовой информации и журналистов, способствовать повышению их квалификации, профессионального мастерства. Притом не только республиканских, но и районной, многотиражной печати.
Особо хочу отметить, что он много внимания уделял районной печати, ее технической базе. Кто имел отношение к этому, был знаком -i с положением дел на местах, тот знает насколько это важно даже сейчас, а что говорить о том времени?!
Вот однажды при встрече он говорит мне - побывайте, мол, в Нурлат-Октябрьском и загляните в типографию. Увидите в каком она плачевном состоянии у такого авторитетного секретаря райкома как Габбас Киямович Гиматдинов. Вскоре мне довелось быть в этом районе. Мы с Габбасом Киямовичем побывали в типографии. Размещалась она в полусгнившем деревянном здании, наполовину вросшем в землю. Неудобно стало секретарю райкома при виде такого зрелища. И он обещал - через полгода здесь будет новая типография. И сдержал слово!
Это - один эпизод, а сколько подобных и по другим поводам было в разное время?
Другая черта деятельности Шамси Хабибулловича как председателя Союза журналистов республики - постоянная озабоченность об улучшении жилищных и бытовых условий жизни журналистов.
Он стремился решать эти непростые вопросы. Не стеснялся для достижения цели ставить эти вопросы на уровне обкома и Совета Министров. Словом, и в этих вопросах, как и многих других, он был "пробивным" человеком.
В заключение подчеркну, что он был одним из активных поборников дальнейшего развития и благополучия республики, ее народов.

Интервью взял
Ш.Мирсаяпов