1999 1/2

«Прямо ставлю вопрос - что же дальше, как быть?».

Исмаил Гаспринский (1851-1914) - видный общественный деятель, редактор первой тюрко-татарской газеты "Тарджеман" (Переводчик), Неубывающий интерес к его личности определил дальнейшие поиски материала об его биографии. Несомненно, одним из важных источников является эпистолярное наследие, позволяющее глубже понять его личность, отношение к жизни, событиям, людям. Хотя в книгах и статьях, посвященных И.Гаспринскому, упоминается о том, что он вел активную переписку, но эта сторона его жизни практически не изучена. Все это привело нас к мысли обратиться к письмам И.Гаспринского. В результате личной встречи с его внучкой, госпожой Зехрой Гекгел, проживавшей в Стамбуле, стало возможным знакомство с некоторыми из них.
Представленные вниманию читателей письма написаны на бланках газеты "Тарджеман". Хронологически они охватывают период с 1908 по 1912 год. Первое, от 11 апреля 1908 года, адресовано азербайджанскому общественному деятелю конца XIX - начала XX века, редактору газеты "Каспий" Алимардану Топчибашеву (1892-1934). В нем И.Гаспринский выражает беспокойство за судьбу соратника и их общего дела. Автор письма убеждает А.Топчибашева во что бы то ни стало оставаться в Петербурге, мотивируя тем, что: "Наступает психологический перелом и период возобновления народного дела без разброда и увлечений". В это время возникнет острая необходимость в опытных руководителях, которые уже не повторят прежних ошибок: "Что бы ни произошло далее, тебя твоего знания, опыта и сердца никто лишить не может, и ты народу более нужен, и это ты должен помнить". В этом же письме И.Гаспринский сообщает о последующей концепции своей газеты: "Первый долгий период мой и моего "Переводчика" закончен, и начинается второй, краткий, но, вероятно, более бурный период, когда старый педагог и популяризатор должен явиться политиком".
Известным фактом является то, что многие интеллектуалы России и Турции были сотрудниками газеты "Тарджиман". К моменту написания этого письма один из них, Юсуф Акчура, гостил у И.Гаспринского в Бахчисарае.
Также письмо содержит сведения о сроках I конгресса российских мусульман: "Мусульманский конгресс в этом году собраться не успеет, в октябре 1909 года он, наверно, состоится". Здесь же И.Гаспринский сообщает маршрут своего турне по городам Поволжья и Урала. Вероятно, это путешествие было задумано с целью ознакомления с жизнью мусульманского населения этих регионов.
Следующие пять писем адресованы дочери Шафике и зятю. Госпожа Шафика вышла замуж за Насиба Юсуфбейли. Он занимал посты министра финансов и просвещения, министра по делам религии, позже министра внутренних дел Азербайджанской Демократической Республики. Как видно из письма от 11 марта 1909 года, И.Гаспринский ожидал их приезда в Бахчисарай. Он планировал поручить экспедиторскую работу в "Переводчике" своей дочери, так как собирался в Петербург по делам крымских рушдиев. Опыт работы в журналистике у Шафики Гаспринской был большой. Еще будучи шестнадцатилетней девушкой, она с помощью отца издавала еженедельный журнал "Галяме нисван" (1906-1910).
Другое письмо от 11 августа 1910 года адресовано Насибу Юсуфбейли. В нем И.Гаспринский выражает свое беспокойство, вызванное политической нестабильностью в Азербайджане, и предлагает перевезти дочь в Бахчисарай, так как состояние ее здоровья требовало специального ухода.
Следующие два письма с разницей в восемь дней (30 июня и 8 июля 1911 года) адресованы Шафике Юсуфбейли. Вынужденная разлука с дочерью из-за ее болезни, отсутствие вестей от зятя, волна политических арестов в Крыму • все это очень тревожило Гаспринского.
Последнее письмо, на которое мы хотели бы обратить ваше внимание, датируется 14 сентября 1912 года. Оно написано за два года до смерти И.Гаспринского. Автор письма сообщает Н.Юсуфбейли о планах на будущее, Он полон энергии и увлечен своей работой в газете: "Сам я крепок и дерзок: с нового года "Терджиман" пускаю ежедневно".
В заключение хотелось бы отметить, что эпистолярное наследие И.Гаспринского, несомненно, должно стать объектом научного исследования специалистов. Необходимо продолжить поиск других писем и документов в личных архивах близких семьи Гаспринских.

Халиль Ачыкгюз,
преподаватель Стамбульского университета

 

Письмо И.Гаспринского А.Топчибашеву

11 апреля 1908 г.
г.Бахчисарай

Дорогой Мардан, положение дела, которое мы вместе вымучили и начали, положение фракции, нашего комитета в твоем лице мне известно, а потому прямо ставлю вопрос: что же дальше, как быть? Неужели все кончено... никогда. Прежде всего ты должен оставаться в Петербурге, а в областях начнется организационное дело, более солидное, чем в пережитую хаотическую эпоху русского, или же российского, кризиса. Прошлые три года дали довольно воспитывающего и опыта. Народная и интеллигентная мысль стала серьезной; наступает психологический перелом и период возобновления народного дела без разброда и увлечений. Вот здравомыслящие люди, за исключением тупиц и негодяев, понимают значение твоего пребывания в Петербурге, а потому тебе надо впиться и выживать. Что бы ни произошло далее, тебя твоего знания, опыта и сердца никто лишить не может, и ты народу более нужен, и это ты должен помнить. Далее, ты должен извинить мне долгое молчание и мое как бы холодное отношение к делам столь мне дорогим. Как тебе известно, мой холод не относится к тебе лично - этого быть не может. Я временно похолодел вообще, считая эту холодность полезной и для себя, и для дела. Если эта холодность столь подействовала охлаждающе на твой темперамент (избави бог от охлаждения сердца), то я этому только порадуюсь.
Первый долгий период мой и моего "Переводчика" закончен, и начинается второй, краткий, но, вероятно, более бурный период, когда старый педагог и популяризатор должен явиться политиком. За неимением другого "Переводчика" приходится превратить в чисто политический орган и открыть кампанию, холодную, рассчитанную и упорную, против внутренних и внешних препон врагов и препон нашего тюркского народа. Возобновляю русский текст или перевод. В начале мая думаю выехать на два месяца, совершить турне - Крым, Батуми, Баку, Бухара, Ташкент, Оренбург, Уфа, Троицк, Петропавловск; обратно - Казань, Москва, Петербург, а там посмотрим. Если ты имеешь что-либо мне сообщить до свидания, то пиши.
Мусульманский конгресс в этом году собраться не успеет, в октябре 1909 года он, наверно, состоится. Дело ведется очень осторожно, тактично и оберегается умело от возможных препятствий. Не говоря о результатах I конгресса (он будет периодическим), самый факт будет иметь огромное значение, как заявил мне египетский резидент Серг Еидан Гарет. В мае свидания с власть имущими, о чем, в степени возможности, я писал в "Переводчике", а потому не повторяюсь.
Так как на конгрессе можно говорить и по-французски, то я надеюсь, что ты будешь в числе конгрессистов как "хухем-социолог". Программу и приглашение тебе пришлют. Путешествие потребует минимум 400-500 руб.
P.S. Гостит у меня Юсуф Акчурин, шлет тебе поклон.

Письмо И.Гаспринского Шафике Юсуфбейли

11 марта 1909 г.

г.Бахчисарай

Дорогая дочурка,

письмо твое от 4 марта сегодня получил. Мы все здоровы, я нажил 5 фунтов и бодро работаю. Приезд ваш в Бахчисарай нахожу весьма резонным. Все дети этому очень обрадовались. Нахожу неудобным разлучение твое и Насиба с мальчиком, лучше ехать всем, тем более что мне будет приятно познакомиться с этим македонским героем. Мигяр так заволновалась, что сегодня же хотела очистить твою спальню и перебраться в наружный кабинет; но я ее успокоил обещанием уступить мой кабинет и перебраться на свою сторону. Рефат после Пасхи тоже уезжает в Казань; тогда же Айше выходит замуж, а я в Петербург по делам крымских рушдиев. Мухамеджан завтра уезжает в Россию, уволенный мной. Тебя в Бахчисарае ожидает еженедельная экспедиция "Переводчика" до возвращения Рефата. На деле я переведу тебя на дорогу; из-за переезда мамки покидать господина Нияза-бея нельзя. Если вы выедите 1-2 апреля, успеем повидаться и до моего выезда в Питер и поспеть на вечеринку Айше. Погода у нас тоже теплая, часто ясная, весенняя. Передай поклон всем и [...].

Письмо И.Гаспринского Насибу Юсуфбейли

11 августа 1910 г.

г.Бахчисарай

Дорогой Насиб, твои телеграммы нас очень встревожили. Сочувствуя твоему горю, которое одинаково наше, можно предложить пока пребывание в Бахчисарае. Значит, Шефи не настолько окрепла, чтобы переменять климат. Как только врачи позволят, отправь семью в Бахчисарай, думаю, лучше пароходом. Может быть, удастся устроить их на зиму где-либо около Алупки. Будет еще лучше, чем в Бахчисарае. Ты сам, вероятно, будешь связан делами в Елизаветполе.
Как бы там ни было - ей надо помочь и серьезно [...] пить. Ты пишешь о женском враче. Не знаю, для чего он. Пиши почаще о ходе болезни Шефи, чтобы судить о времени ее приезда. Поклон от детей. Им не говорили о болезни сестры.
P.S. Садри Максуди на водах [...] Баку и Тифлисе и, вероятно, в Елизаветполе. Я писал ему [... ] туда.


Письмо И.Гаспринского Шафике Юсуфбейли

30 июня 1911 г.

г.Бахчисарай

Дорогая моя Шефи, сегодня получил твое письмо от 24 числа, тотчас телеграфировал Утемишеву. Повторяю: дети великолепны: здоровы, веселы, спокойны, спят, едят и ведут себя прекрасно. Главное - не скучают и упитываются. Того и другого желаю и тебе. До возвращения и не смей думать о них, а думай о своей поправке. Тут за ними присмотр, общий и хороший. Нянька очень порядочная. Мне будет досадно, если ты, думая о детях, не используешь свой покой и кумыс. Будь умна, забудь все и хлопочи о своем здоровье. Дети твои желают, чтобы ты окрепла и больше ничего.
Цена в месяц 60-70 рублей вовсе не так высока, как тебе кажется, наконец, дело не в деньгах, а в здоровье. Напиши, когда там конец сезона и какие деньги остаются в кармане. Надо терпеливо пробыть до конца и нажить 10-20 фунтов. Впереди зима , надо подготовиться. Словом, будь серьезна и береги себя от вечерней сырости. Насиб и мне пока ничего не писал. Вообще, он порядочный лентяй. Если будешь умницей, для тебя деньги всегда найдутся, об этом вовсе не думай. Пиши о своем житье-бытье [...]. Почему переехали из Уфы? Каковы окружающие тебя и много ли выпиваешь кумыса? Прибавляй побольше воздуха и солнца. Тут ничего особенного не происходит, дела идут своим порядком, и новости: два брата Тарпи арестованы как политические, кроме них еще 14 [...] татар. Книжный магазин перерыли, но, конечно, запрещенного не нашли. Вообрази себе этого торгаша Али Тарпи в роли политического! Жаль семью, хотя он, вероятно, скоро будет освобожден.
Дело о саде на днях должно завершиться сдачей моим наследникам. Опека продала урожай за 10150 рублей. Вот тебе извозчик Мустафа!
До свидания. Будь умницей. Пей и пей.

Письмо И.Гаспринского Шафике Юсуфбейли

8 июля 1911 г.

г.Бахчисарай

Дорогая Шефи, детки так здоровы и веселы, что писать о них мне и заботиться тебе не приходится.
Каждое утро они забираются ко мне и тормошат, пока [не] прогоню. Нияз днем спит часа два. Зорька не спит.
Селямет Крымжаев привез жену с кумыса (ст. Аксеново). Говорят, нажила 20 фунтов. Дети оставались у Сулеймана. Не знаю, как тебе там, но если очень скучно и пользы не чувствуешь или трудно достать хороший кумыс, то сидеть в глуши нет необходимости.
Пиши или телеграфируй, сколько понадобится денег для возвращения домой. Предоставляю решить все тебе самой.
Асан и Али Тарпи все арестованы. В чем их вина, чем дело закончится -неизвестно. Доносы, несомненно, играют тут большую роль.
Магазин торгует, ничего запрещенного там не было и не оказалось. Арестованы также 15 татар [...]. Обвинения политические. Вообрази себе политических татар! Ну времена! Насиб пока мне ничего не писал. О здоровье детей ему телеграфировал в Елизаветполь.

Письмо И.Гаспринского Насибу Юсуфбейли

14 сентября 1912 г.

г.Бахчисарай

Любезный Насиб, прими мое запоздалое поздравление с Байрамом и передай таковые старику и близким. Мы все здоровы. Нияз и Зоря собираются в Елисаветполь; мы не пускаем и плачем; поэтому они утешают нас тем, что едут не надолго и вернутся, захватив тебя с собой! Отпустить мать одну не хотят, хотят быть и тут и там. Разом. Сам я крепок и столь дерзок: с нового года "Терджиман" пускаю ежедневно. В типографию взяты ученики, подобран корректор, экспедитор-секретарь. Сейчас выбираю еще одного сотрудника. По всем расчетам и соображениям, дело выдержит и будет полезно. Пойдет также розницей в Стамбуле и в некоторые города России. По Крыму сейчас по рознице. Посылаю наш "Гулистан". С цветным [...] выйдет другое издание.

P.S. Напиши, как думаешь о газете.

Письма к публикации подготовила
сотрудник НА РТ
Гульнара Замалдынова