1999 1/2

Рисунки из дневника Франца Залесского

Дневник студента Казанского университета поляка Ф.Залеского является одним из важных документов периода конца 30-х и первой половины 50-х годов XIX века. Именно этот период нашел в нем своеобразное отражение.
Франц-Селезий Францевич Залеский родился 15 июля 1820 года в селе Березовичи Луцкого уезда Волынской губернии в дворянской семье. В 1837 году поступил в Киевский университет св.Владимира, а 2 сентября 1839 года, по одним документам, был "переведен", а по другим - "сослан" в Казанский университет на юридический факультет. Ф.Залеский закончил обучение на юридическом факультете в 1841 году и был удостоен степени кандидата юридических наук. С 1842 по 1851 год работал в губернском правлении Волынской губернии в городе Ровно.
В 1851 году Залеский вновь поступает в Казанский университет уже на медицинский факультет, который успешно заканчивает в 1856 году в звании лекаря. Некоторое время он проработал практическим врачом, а в мае 1861 года был удостоен звания доктора медицины. В 1865 году началась его недолгая преподавательская деятельность в Казанском университете: в качестве приват-доцента он читал курс истории медицины. Скончался он 20 декабря 1867 года.
Дневник Ф.Залеского находился в семейном архиве его сына - Владислава Францевича Залеского (1861-1922), профессора Казанского университета. Затем он попал в руки известного казанского археолога Н.Ф.Калинина, а им, в свою очередь, был передан М.К.Корбуту, который первым сделал краткое описание дневника в своей книге, посвященной истории университета. Однако М.К.Корбут имел дело только с первой частью дневника, относящейся к 1841-1846 годам. Вторая часть, начинающаяся 1848 годом и заканчивающаяся 1867 годом, т.е. в большей степени затрагивающая казанский период жизни Залеского, была М.Корбуту неизвестна. И в настоящее время две части дневника - две книжечки - находятся в разных местах: первая - в рукописном фонде Государственного музея РТ, а вторая - в рукописном отделе библиотеки Казанского университета.
Дневник написан мелким почерком на польском языке. К сожалению, многие его страницы утеряны, но большая часть сохранилась. Записи сопровождаются многочисленными рисунками карандашом и тушью. Это - портреты студентов, преподавателей, зарисовки ссыльных поляков, местных жителей, видов Волыни, Нижнего Новгорода, Москвы и Казани.
В рисунках чувствуется рука профессионала. Однако нет никаких сведений о том, где и у кого Ф.Залеский учился рисовать. Можно предположить, что Ф.Залеский обучался у университетского преподавателя рисования Льва Крюкова (1783-1843), но совсем недолго: Ф.Залеский поступил в 1839 году в университет, а в 1841 году Л.Крюков ушел на пенсию. Скорее всего, Ф.Залеский брал уроки у преемника Л.Крюкова, также учителя рисования, А.Н.Раковича1 (1815-1866), тем более, что некоторый период (с 1856 по 1860 г.) Ракович и Залеский вместе преподавали в Казанском Родионовском институте благородных девиц: один - естественные науки, другой - рисование2.
Перелистывая страницы дневника, не перестаешь удивляться умению молодого Залеского в скупых деталях передать основные портретные характеристики своих героев.
Кого из преподавателей рисовал Франц Залеский? Прежде всего своего земляка - сумрачного и некрасивого профессора-востоковеда Осипа Ковалевского, по-восточному колоритного и жизнерадостного профессора Мирзу Александра Казем-бека, лектора Мир-Муминова. Ф.Залеский не идеализирует своих героев, напротив, старается быть реалистичным и даже фактографически точным. Однако подписи под портретами выдают отношение Ф.Залеского к некоторым преподавателям. Например, под одним портретом подписано "душка".
Есть портреты друзей из окружения Ф.Залеского. Очень колоритен ухарь, любитель выпить (изображение сопровождают атрибуты "выпивохи" - штоф со стопкой) - это Александр Петрович Голирзов (или Холирзов, фамилия неразборчива). С растрепанными волосами, с помятым лицом, опухшими глазами, но со следами былой красоты и удали.
Другой персонаж - красивый польский аристократ, щеголь и франт Целестин Вышинский. Он изображен сидящим в кресле, в красивом фраке, покуривающим модную трубку на длинном мундштуке. Прическа - взбитый кок и бакенбарды, костюм - фрак и полосатые брюки-дудочки - все говорит о знатном происхождении, щеголеватой натуре и об аристократических манерах. С этого типажа вполне мог "писать" свои персонажи Н.В.Гоголь. Но у Ф.Залеского нет ни иронии, ни насмешки, он взял на себя роль беспристрастного художника. Среди портретов киевского периода особенно интересен единственный акварельный портрет какого-то народного героя, возможно, казака или ополченца. Он изображен в национальном костюме, синей шапке, отделанной мехом, с седеющей бородой. Но главное в портрете - глаза, выражающие ненависть и негодование. Безусловно, этот человек поразил Ф.Залеского своей внутренней силой, чувством собственного достоинства и независимостью.
Наиболее интересны для нас зарисовки казанских жителей 40-50-х годов XIX века. Это - эскизные наброски представителей простого люда, которых Ф.Залеский, видимо, наблюдал на базаре или ярмарке. Он этнографически верно передает основные антропологические признаки татар, башкир, мордвы, чуваш, их затейливые головные уборы. Художник как бы удивляется разнообразию мужских шапок: типичной татарской чалмы, суконных шляп с широкими полями, каракулевых бекеш и высоких женских головных уборов.
Запечатлел Ф.Залеский и зрелище татарской борьбы: в центре толпы два джигита в национальных костюмах вступают в единоборство, зрители сидят по-мусульмански на корточках, в задних рядах -толпа зевак, охраняют зрелище два офицера и солдат.
Среди сохранившихся в дневнике изображений казанских памятников наиболее интересен рисунок тушью церкви Грузинской Божьей Матери. Церковь эта находилась на бывшей Грузинской улице, получившей название от церкви (ныне это улица Карла Маркса). Сама церковь не сохранилась, она была разрушена в 30-х годах нашего столетия. Сегодня на ее месте находится дом с почтовым отделением. Рисунок Ф.Залеского ценен тем, что является одним из немногих изображений исчезнувшего храма. Вероятно, Ф.Залеского, видевшего уже немало церквей и соборов в России, поразило в этом храме необычное очертание куполов собора и колокольни.
Мы описали только некоторые рисунки из дневника польского студента, остальные же (всего в дневнике более 60 портретов) требуют дешифровки подписей и специального изучения. Вне всякого сомнения, дневник Ф.Залеского таит в себе еще много загадок для краеведов. Например, почему две части дневника оказались в разных местах, оставалась ли вторая часть в семейном архиве, и как относились потомки к его наследию? Сына Ф.Залеского, профессора Казанского университета, М.К.Корбут характеризует как реакционера, черносотенца, против которого не раз выступали студенты. Исчерпывающая ли это характеристика? Остались ли потомки Ф.Залеского в Казани, и сохранился ли их семейный архив? Все это требует специального изучения.
Конечно, было бы интересно прочитать дневник, но особый почерк подвластен для перевода только полякам. Сегодня уже получено предварительное согласие польской стороны (в лице профессора З.Вуйцика) на перевод дневника. Только после перевода мы сможем по достоинству оценить этот уникальный источник. Будем надеяться, что дневник раскроет нам свои тайны, а может быть, и обозначит новые загадки.

 Примечания

  1. Ракович Андрей Николаевич (1815-1866) - родом с Украины (происхождение не установлено), учился в Петербургской академии художеств; преподавал в Казанском университете с 1843 по 1863 г. (См.: Червоная СМ. Искусство Татарии.-М.,1987.-С211-212, 319, 334).
  2. Поиск учителей Ф.Залеского вывел нас на еще одну мало исследованную тему: "Польские художники в Казани". Оказалось, что среди современников Ф.Залеского, с кем он мог непосредственно общаться и даже брать частные уроки рисования, был близкий к кругу Л.Крюкова живописец, работавший в жанре романтического портрета - Ян Машковский (1793-1865). В фондах Музея изобразительных искусств РТ хранится написанный им "Портрет казанского военного губернатора С.С.Стрекалова (между 1831-1841 гг.). (См.: Червоная СМ. Искусство Татарии.-М.,1987.-С.210, 350). В настоящее время в экспозиции этого музея представлена работа старшего предшественника Ф.Залеского и Я.Машковского польского живописца Казимежа Войняковского (1722-1812) - портрет Строгановой Софьи Владимировны (1775-1849). Сведения об этих художниках крайне скудны. Известно лишь, что картины поступили в музей из частных собраний.

Л.А. Сыченкова,
кандидат исторических наук