1999 1/2

Турецкие военнопленные в Поволжье: фрагменты истории (1915-1919 гг.)

Накануне и в годы Первой мировой войны Казань была центром громадного военного региона, который включал в себя одиннадцать губерний и две военные области.1 Будучи тыловым округом, он являлся одним из самых значительных мест сосредоточения большой массы военнопленных из армий Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. По подсчетам Международного Красного Креста в 1917 году в российском плену оказалось 2 104 146 солдат и офицеров армий Австро-Венгрии, Германии - 187 082, Турции - 50 9502, Болгарии - более 2 тыс3. Из 400 лагерей в нашем округе размещалось 113, где содержались 285 тысяч человек. Лагеря военнопленных имелись в таких поволжских городах, как Кострома, Ярославль, Симбирск, Самара, Саратов, Царицын и Астрахань. В Казани располагались два лагеря: один - на территории складов заводов и фабрик Алафузовых (здесь содержали мадьяр, немцев, австрийцев, итальянцев из австро-венгерской армии), другой - в Плетеновской слободе, в помещении громадных складов пивоваренных заводов Оскара Петцольда «Восточная Бавария» (здесь располагались турки, курды, черкесы, лазы, крымские татары из турецкой армии и даже несколько арабских офицеров). Небольшие группы военнопленных оказались в уездных городах Чистополе и Тетюшах, а также на территории Паратского завода и в Звенигородском затоне.
В Казани, как и в других городах Поволжья военнопленные трудились на подсобных работах при заводах и фабриках, на коммунальных работах, строительстве казанской бухты, строительстве и ремонте дорог, железнодорожного полотна Казань - Екатеринбург, а также на сельхозработах в помещичьих имениях и в хозяйствах зажиточных крестьян. Некоторые турецкие солдаты прислуживали в домах богатых татар Казани.
По отношению к военнопленным враждебных армий царское правительство проводило дифференцированную политику. Так, военнопленным из австро-венгерской армии, исповедовавшим православие, были разрешены контакты с населением в городах проживания, посещение церквей во время праздников, переписка с родными, прогулки по воскресным дням. У турецких военнопленных таких возможностей не было.
Положение этих военнопленных усугублялось тем, что турецкое правительство «забыло» о своих солдатах и офицерах, предоставив выражать их интересы шведскому представительству в России, но моральная и материальная поддержка им была все же оказана.
Первыми взялись за благородное дело зажиточные жители Уфы. Так, еще в 1915 году жена уфимского генерала Махипервер бикэ .провела в городе сбор средств в фонд помощи турецким военнопленным не только среди татар и башкир, но и среди русского населения. Эта инициатива была замечена газетой Гаяза Исхаки «Иль» и нашла сторонников в городах, где компактно проживало тюркоязычное население (Казань, Кострома, Ярославль, Самара, Саратов, Астрахань, Троицк, Петропавловск и др.). Полезная и нужная работа осуществлялась через мусульманские народные комитеты, после Февральской и Октябрьской революций - через отделения помощи военнопленным туркам военных шуро, мусульманские социалистические комитеты, отделения джамгияте хайрияI и многочисленные мечетские мэхяллеII.
Казанские мусульманские общественные организации повлияли на сельские мэхялле, где после разъяснительной работы муллы начали собирать продукты для турецких военнопленных, размещенных в Казани.
Летом 1818 года в Казань в связи с оживлением мусульманского социалистического движения, с предстоящим съездом социалистов-мусульман в июне вместе со своим соратником Эдхемом Неджати приехал Мустафа СубхиIII. Корреспонденту мусульманского комиссариата «Эш» он дал интервью, где подробно разъяснил задачи социалистического движения в Советской России и Турции. Субхи также выступил с речью в лагере турецких военнопленных на заводе Петцольда.
Из-за условий гражданской войны и малочисленности приехавших делегатов съезд социалистов-мусульман не состоялся. Однако Субхи удалось провести совещание о предстоящей конференции турецких социалистов в Москве, на которую от Казани были избраны делегаты.
С начала августа до сентября 1818 года Казань находилась в руках белочехов. По решению Центрального мусульманского комиссариата в Москве была срочно создана Чрезвычайная комиссия по восстановлению мусульманских революционных организаций Поволжья, Урала и Сибири под председательством М.Султан-Галиева. В ее состав входил и М.Субхи с конкретной задачей восстановить разогнанную белочехами Научную коллегию при ЦМК. Субхи выполнил эту миссию.
Одновременно он начал активно готовиться к созданию Казанского отделения организации турецких социалистов с помощью турецких офицеров и солдат, имевших отношение к социалистическому движению у себя на родине. 25 сентября на втором этаже торгового дома Гайнутдина Сабитова в 11 часов открылось организационное заседание Казанского отделения турецких социалистов4. С приветственной речью организационное собрание открыл сам М.Субхи, разъяснив собравшимся задачи социалистического движения турецких военнопленных в Советской России и Турции. Председателем собрания был избран Джаудат Гали, секретарем - Нихат Нусрат. На повестку дня были поставлены следующие вопросы: создание турецкого отделения турецких социалистов, выборы комиссара турецкой роты Красной армии, открытие отдела помощи военнопленным туркам Казани и Кавказа, проведение агитационной работы в городском лагере военнопленных.
Нихат Нусрат посвятил свое выступление установлению тесных связей с мусульманским социалистическим комитетом и другими общественными мусульманскими организациями. Под аплодисменты делегатов Субхи единогласно был избран комиссаром турецкой роты.
26 сентября открылось второе заседание". Председательствующий предложил избрать руководящий орган отделения - комитет и его членов. После персонального обсуждения в комитет избрали военнопленных офицеров Османа Хаттата (председатель), Риза Бякир углы (секретарь), Ильяс Мярих углы, Ихсан Садул углы (в первом татаро-башкирском батальоне был командиром турецкой роты), Сабры Раджаб углы (члены комитета). В отдел помощи военнопленным предложили избрать Мидхата Гали Ви Риза углы, Махмуда Бякир углы и Джау-дата Гали. Организационное собрание одобрило предложение о расширении турецкой роты до батальона.
Таким образом, в Казани было создано Казанское отделение турецких социалистов. Однако для деятельности ему историей был отпущен небольшой срок.

 

 

 I. Благотворительные общества.
 II. Приходы.
III. Сухби Мустафа (1882-1921) - профессор, политэмигрант, член коллегии Центрального мусульманского комиссариата, руководитель отдела пропаганды на Востоке, член большевистской партии, активный руководитель социалистического движения турецких военнопленных в России,сторонник создания мусульманского коммунистического движения.

Нияз Субаев-Казанлы,
доктор исторических наук

Примечания

  1. Россия в мировой войне 1914-1918 годов.-М,1925.-С8.
  2. По другим сведениям их насчитывалось более 63 тыс. См. Ибрагимов 3. Из истории трудящихся стран зарубежного Востока в борьбе за власть Советов в Азербайджане // Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции.-М, 1967.-С.324.
  3. ЮЛДУЗ.-1915.-№25.
  4. Эш.-1918, 28 апреля.
  5. Там же, 29 сентября.

Отношение председателя Центрального мусульманского комиссариата Мулланура Вахитова народному комиссару иностранных дел с просьбой предоставить политэмигранту Мустафе Субхи российское гражданствоI

8 мая 1918 г.

Политический эмигрант, профессор Константинопольских торгово-промышленного и высшего учительского институтов Мустафа Субхи бей, который за его политические убеждения был отправлен в ссылку на поселение в г.Синоп, бежал из мест ссылки 10 мая 1914 г.II Вместе с 12 товарищамиIII и прибыл в Россию в г.Севастополь.
В настоящее время профессор Субхи бей состоит членом коллегии отдела международной пропаганды и членом газеты «Новый мир», издаваемой Центральным мусульманским социалистическо-коммунистическим комитетом.
По имеющимся сведениям и согласно представленных удостоверений профессор] Субхи бей в течение 4-х лет в качестве военнообязанного жил в городах Калуге и Уральске, неоднократно обращался к старому Временному правительству с просьбой о принятии его, как политэмигранта под покровительство Российского государства, но никаких определенных результатов своим ходатайством не достиг.
В настоящее время Российским правительством издан декрет об эмигрантах, согласно которому прошу принять профессора Субхи бея под покровительство Российской республики и выдать ему свидетельство о временном пользовании всеми правами, присвоенными гражданину Российской республики.
Председатель комиссариата (подпись)
Секретарь (подпись)

I.Нам представляется, что ходатайство М.Вахитова было преждевременным. М.Сухби жил и работал в общем русле идеи большевиков, заостренных на мировой революции (не исключался и экспорт революции). М.Сухби полагал неизбежной революции в Турции, готовился к ней сам и готовил свои кадры в эмиграции. Большие надежды на "мировойреволюционный пожар" возлагали большевики, не исключавшие и экспорта революции. Вполне понятно, что ответа на ходатайство не последовало. Видимо, Чичерин, посоветовавшись со Сталиным, не удовлетворил просьбу М.Вахитова.
Жизнь самого М.Сухби и его соратников при возвращении на родину закончилось трагично. Возле Тробзона их зверски убили и сбросили в Черное море.
II. По старому стилю.
III. Всего беглецов было 14 человек. Один из них с малолетним сыном.