1999 1/2

Весомый вклад в историю российского парламентаризма

"Весомый вклад в историю российского парламентаризма", - именно эти слова хочется сказать после ознакомления со сборником документов и материалов "Мусульманские депутаты Государственной думы России 1906-1917 гг.", вышедшим в 1998 году в Уфе.
Известно, что изучение этой проблемы с 1917 года прошло несколько этапов: от публикаций, дающих пренебрежительную оценку "царским думам" и большинству представленных там партий и движений, до попыток, особенно с начала 80-х годов, более серьезного анализа деятельности парламента и судеб его депутатов. В период гласности на страницы книг и периодической печати вернулись имена многих людей, внесших значительный вклад в работу Думы и долгие годы остававшихся в тени по политическим мотивам. Вместе с тем до сих пор одной из особенностей историографии парламентаризма являются однобокое освещение национального и социального "портрета" Думы, увлечение партийно-цифровыми показателями без учета реального влияния депутатского корпуса на формирование политического сознания населения. В этой связи следует отметить, что особенно не повезло фракциям и депутатам представлявшим интересы населения мусульманских регионов страны, которые попадали в Думу, преодолевая систему дискриминационных правил и законов, ограничивающих и без того усеченные права мусульман.
Дело доходит до странных "историографических" парадоксов. Так, например, в довольно обстоятельной монографии А.Ф.Смирнова "Государственная дума Российской империи. 1906-1917. Историко-правовой очерк", изданной в Москве в 1998 году и даже удостоившейся вступительного слова теперешнего спикера Г.Селезнева, нет ни слова о конкретной парламентской деятельности депутатов-мусульман. А ведь среди них были такие весьма заметные на российской политической арене лица: А.Топчибашев, Г.Сыртланов, С.Максуди, К.Хасанов, член парламента всех четырех созывов К.Тевкелев, А.Букейханов и др.
Всего же за время четырех созывов в Думе побывало более 70 мусульман. Некоторые из этих депутатов играли заметную роль в думских комиссиях (Г.Сыртланов стал товарищем /заместителем/ председателя комиссии по оборонным делам, одной из ключевых в парламенте), нередко выступали по злободневным вопросам, волновавшим общество. Ряд выступлений привлек внимание широкой общественности как в России, так и за рубежом. Огромный общероссийский резонанс вызвало, например, столкновение по национальному вопросу между депутатом-татарином учителем К.Хасановым и известным правым радикалом В.Пуришкевичем. В ответ на хамский "совет" Пуришкевича татарам уезжать в Турцию Хасанов ответил, что его народ связан с Россией и живет на своей земле. За непристойное поведение в ходе этой полемики Пуришкевич и два его "собрата" были выведены из зала заседаний, Великий татарский поэт Г.Тукай отозвался на эту полемику знаменитым стихотворением "Не уйдем!", ставшим хрестоматийным.
Заметим, кстати, что деятельность депутатов-мусульман была отмечена в ряде ленинских работ того времени. В довольно обширном именном указателе к этой объемистой монографии (более 600 страниц) добросовестно перечислены около 500 человек, в том числе и вряд ли имеющие отношение к Думе Торквемада, Гумилев и Батый, а вот для депутатов-мусульман места не нашлось! Как говаривал одни мудрый житель Севера: "Тенденция, однако!" Учитывая уровень теперешнего спикера, мы не можем от него требовать знания таких "тонкостей", но автор, известный ученый, вряд ли имеет право на подобную политическую, да и научную, бестактность. Возможно, все еще сказываются в некоторых умах реликты имперского мышления.
Рецензируемая книга впервые после 1912 года, когда вышел в свет знаменитый труд Фуада Туктарова о мусульманских депутатах, дает достаточно информативный материал о мусульманских фракциях, биографические справки, тексты практически всех парламентских выступлений, а также некоторые другие документы, относящиеся к теме.
За время существования Думы на ее заседаниях выступило более 20 депутатов-мусульман. Практически не было ни одного вопроса, волновавшего российское общество, по которому не высказывали бы свое мнение и не вносили предложений эти депутаты. Иногда эти предложения носили весьма острый, порой саркастический характер. Так, депутат Ш.Сыртланов (дворянин и человек весьма авторитетный в правительственных кругах) заявил, что если просьбы депутатов будут застревать у чиновников, не доходя до императора, то ему придется передавать их через короля Дании (эти дворы были в близком родстве), за что получил замечание председателя.
Особенно часто поднимался аграрный вопрос, особенно актуальный для башкир и крымских татар. Массовое разграбление башкирских земель стало уже притчей во языцех и послужило материалом для блестящей новеллы Льва Толстого "Много ли человеку земли надо?" Школьное образование и дискриминация по религиозным мотивам, преследования многих национальных деятелей по подозрению в "панисламизме" нередко становились поводом для выступлений и парламентских запросов. Одним из самых ярких думских ораторов был блестящий юрист А.Сыртланов. Выступая 20 ноября 1907 года по поводу декларации председателя Совета министров П.А.Столыпина, он подчеркнул, что мусульмане, несмотря на правовую дискриминацию добросовестно защищают честь и достоинство России на полях сражений: только в Маньчжурии во время русско-японской войны сражалось до 50 тысяч мусульман, несколько тысяч из них погибли, многие были награждены Георгиевскими крестами.
В годы Первой мировой войны многие мусульманские депутаты участвовали в оказании "гуманитарной помощи" населению в районе боевых действий Закавказья, стремились защитить мирных жителей от произвола и насилий.
В частности, потрясающее впечатление производит и сейчас докладная записка М.Ю.Джафарова на имя Николая II о бесчинствах русских войск по отношению к женщинам и детям в мусульманских селениях.
Есть в книге и отдельные неточности, связанные, очевидно, с недостаточной информированностью авторов. Так, вряд ли следует считать Захида Шамиля только купцом (стр.З66): внук знаменитого имама был крупным общественным деятелем, редактором ряда татарских изданий и одним из основателей знаменитой "Книжной летописи", сыгравшей заметную роль в просвещении всего российского общества. В списке депутатов почему-то пропущен Муфти-Заде - полковник, крымский татарин, весьма популярный в Тавриде в предвоенные годы. Отмеченные недостатки не умаляют значения большой работы, проделанной составителем Л.А.Ямаевой и ответственным редактором Х.Ф.Усмановым. Книга дает возможность впервые увидеть разностороннюю деятельность парламентариев-мусульман, которая служила интересам народа и страны, которую они мечтали сделать государством равноправных наций. Очевидно, именно через участие в парламенте мусульмане впервые за многие сотни лет получили возможность открыто на законодательном уровне заявить о своих нуждах и бедах. Значение этого факта трудно переоценить. Несмотря на бытовавшие многие годы уничижительные оценки деятельности парламента и его депутатов, после ознакомления с содержанием книги можно достаточно обоснованно предположить, что независимо от социального и сословного положения (учителя, крестьяне, юристы, муллы, чиновники, землевладельцы) депутаты в большинстве вопросов стояли выше узкоклассовых и примитивно-сословных предпочтений. Вектор их политической деятельности был направлен на достижение блага всего народа. Хотя, разумеется, имелись определенные нюансы (нередко искусно раздуваемые), связанные с политическим размежеванием и классовой борьбой. Российский парламент стал начальной ступенью формирования исторического и политического мышления политической элиты многих мусульманских народов на уровне требований XX века, а также необходимой фазой на пути к достижению в будущем различных форм и моделей суверенитета - от государственного до этнокультурного. Именно депутаты Думы и лица, связанные с деятельностью ее фракций: А.Топчибашев, С.Алкин, К.Хасанов, К.Тевкелев, З.Рамеев, С.Максуди, А.Букейханов, М.Таныш-паев, Ш.Мухамедьяров, З.Валиди, А.Цаликов и другие - стали активными участниками и инициаторами поиска и практического осуществления различных моделей национально-государственного устройства мусульманских народов, осуществления их вековых чаяний после свержения самодержавия. Их политическими оппонентами на этой стезе были большевики. В ожесточенных политических схватках, переросших в Гражданскую войну, тогда одержал верх большевистский вариант экономического, политического и национального развития страны. Именно большевики предложили в то время комплекс наиболее соблазнительных и доступных пониманию населения мер по достижению светлого будущего. Некоторые из их лидеров искренне верили в это и сами. Ответ на исторический спор дал конец XX века. К сожалению, многое из того, чего опасались депутаты-мусульмане, стало реальностью. Консервативный философ конца XIX века К.Леонтьев обронил тогда мысль о том, что Россию, очевидно, не минет поветрие коммунизма, но это полбеды... Беда начнется в процессе выхода страны из этого состояния.

Булат Султанбеков,
профессор