1999 3/4

Территория Казанского ханства на русских и европейских картах XV-XVII веков

Углубление исследований истории Казанско­го ханства требует расширения источниковой базы и более тщательного изучения уже вовле­ченных в оборот источников. Именно поэтому картографический материал XV-XVII веков вы­зывает большой интерес. Съемочные работы в России начались в XVIII веке, до этого време­ни картографирование основывалось на расспросных данных, в связи с чем первые карты были весьма приблизительные и несли незначи­тельную топонимическую нагрузку. Тем не ме­нее именно ранние карты являются чуть ли не единственным источником, позволяющим уз­нать, каково же было представление современ­ников о территории Казанского ханства. К сожалению, русские карты и чертежи, датированные ранее XVII века, не дошли до наших дней. Однако архивы хранят многочисленные письменные памятники: "Опись царского архива" (1575-1584), "Роспись чертежам разных государств", бывшим в Посольском приказе в 1614 году, "Опись чертежей, хранившихся в Разряде во второй половине XVIII века", свидетельствующие о существовании большого числа картографических мате­риалов в XVI веке1. Науке известны слу­чаи вывоза русских чертежей за границу с последующим их использованием зару­бежными авторами. Это приводит к уве­личению в XVI веке количества карт, изображающих отдельные части России, а также появлению иностранных карт, посвященных Московии в целом. По сло­вам академика Б.А.Рыбакова, многие из иноземцев не скрывали того, что при со­ставлении карт они пользовались русски­ми оригиналами - старинными русскими чертежами Московского государства. В этом была для них "гарантия достоверно­сти их карт нового, почти неведомого мира, названного ими по новой столице Московией... Баттист Аньезе честно пи­сал, что его карта составлена с помощью Дмитрия Герасимова, Антоний Вид в 1542 году подробно изложил содействие И.В.Ляцкого, к которому, оказывается, обращался за 16 лет до этого С.Герберштейн. Гессель Герритс в 1613 году добросовестно признал, что, за исключени­ем Русского Севера, его карта составлена по автографу царевича Федора Борисовича. Гийом Делиль в 1706 году посвятил свою исключи­тельно интересную общую карту России рус­скому послу при дворе Людовика XIV графу А.А.Матвееву и дал на карте ряд географиче­ских терминов по-русски".2

Ценность этих карт, а также и других ино­странных авторов повышается потому, что рус­ские оригиналы, использованные при их со­ставлении, не дошли до наших дней. Почти все авторы ранних карт обладали скудными знаниями о территории восточнее и южнее Моско­вии. Эта земля часто обозначалась как "Thartar", что в переводе звучит как выходцы из преисподней (кстати, впервые дали такое название восточным землям древние греки). Хотя древние греки указывали на своих картах страну Тартарию, Сармантику, Азиатику и т.д., представление о ней имели весьма смутное. И далее из века в век передавалась в картах "Tartaria" - область восточнее и юго-восточнее известных территорий. Европейские ученые именем "tartar" называли практически всех ко­чевников и даже распространяли это имя на русские земли.

Карта 1408 года, находящаяся в Импера­торской придворной библиотеке в Вене, имеет надпись: "Nicollaus iıllius C.Pasgualline nicolai de uenettijs me fecit A.D.MCCCCVIII" (Николай, сын Пасквиалине, сделал меня в 1408 году). Смежно с Пруссией на ней значится: "Russia et Tartaria", далее "Tartaria reges maxima, gua Tartari cum suis jumentis et bobus exeurrunt, ciuitatem ex multis tentoriis et carrutes situant" (Тартария величайшее царство, в котором тар­тары со своим скотом и имуществом кочевали в государстве и охватывали многие территории). В библиотеке Св.Марка в Венеции хранятся карты Андреа Бианко (1436), Фра Мауро (1460), Амвросия Контарини (1473), Каботты (1496). К сожалению, нам не встретились опи­сания этих карт. Ф.Аделунг дает небольшую информацию о том, что на карте Фра Мауро (Fra Mauro) Россия довольно правильно изо­бражена и разделена на "Rossia Biancha" (Белая Россия), "Rossia Negra" (Черная Россия), "Rossia Rossa" (Красная Россия).3

На всех перечисленных картах Россия изо­бражена весьма условно. Первая попытка соста­вить специальную карту России была сделана венецианским картографом Баттистом Аньезе (Battista Agnese) в 1525 году. Эта карта "Moscoviae tabula relatione Dimetrii lagati descripta sicuti ipse a pluribus accepit cum totam provinciam minime peragrasse fateatur. Anno MDXXV Octobris" (Карта Московии, со­ставленная со слов посла Димитрия, которая включает многие провинции... Октябрь 1525 г.) предполагалась быть приложенной к книге о Московии и Тартарии епископа Павла Иовия (Паоло Джовио), составленной им со слов посла Великого князя Василия III Иоанновича в Риме Дмитрия Герасимова, иначе Дмитрия Толмача (итальянцы называли его Диметриус Эразмиус), О нем как об информаторе есть упоминания у многих зарубежных авторов. Это был известный в ученых кругах Запада дипломат и ученый. В юности Герасимов учился в одной из ливонских школ, овладел латынью и немецким языком. Своими обширными географическими знаниями русский посол делился со всеми, кто проявлял заинтересованность. А интерес у Запада к Рос­сии в XVI веке был значительный, ведь Мос­ковия лежала по дороге к заманчивым азиат­ским землям. Поиск северо-восточных путей в Индию и Китай был значительным поводом для составления карт России иностранцами. В каче­стве посла Герасимов побывал в Швеции, Гол­ландии, Пруссии, Австрии, Флоренции, Риме. Во многих странах он сумел вызвать интерес в определенных кругах рассказами о своей роди­не. Но карта Аньезе в книге П.Иовия так и не появилась, оставаясь в рукописи до 1554 года, до выхода в свет атласа морских карт Аньезе.

Обычно исследователи, исходя из надписи на карте, считают, что Б.Аньезе составил свою карту на основе лишь устных рассказов русско­го посла. "Но свидетельство Рамузио о нахож­дении у русского посла карты России, в соеди­нении со всем тем, что нам известно о Д.Герасимове, дает возможность предположить, что и Павел Иовий, и Баттист Аньезе не толь­ко воспользовались его рассказами, но и видели у него карту Русского государства и в той или иной мере непосредственно использовали ее".4 Карта Б.Аньезе снабжена розой ветров и ком­пасными линиями. Она все еще отражает пред­ставление древних об океане на севере России, ограниченном почти прямой широтного направ­ления. Каспийское море представлено замкну­тым бассейном, вытянутым по широте. Волга (Wolga) - одна из немногих изображенных крупных рек вытекает из большого озера и за­нимает на карте центральное положение. В Среднем Поволжье обозначен единственный го­род на безымянном левом притоке (нетрудно догадаться, что это р.Кама) - "Casan tatarum" и территория "Tartaria". Восточнее Тартарии, примерно у истоков Камы, расположен "Nogai tartari", чуть южнее "Schabani tartari". На пра­вобережье Волги ближе к Каспию находится "Albania", севернее которой - "Asiatika", Вос­точная часть чертежа, начиная с левобережья Волги от устья Камы, пуста, лишь надпись на фоне юрт и шатров гласит: «Magnus Tatarus occidentails». Российское правительство в 1994 году на Лондонском аукционе «Сотби» приобрело карту Московии 1525 года. Академик Б. А. Рыбкин считает, что это не совсем карта Б. Аньезе, а скорее черновой набросок, сделаный П. Иовием после отъезда Герасимова из Италии летом 1525 года с помощью карты Мартина Вальдеемюллера 1516 года.5

Вторая известная карта России издана Се­бастьяном Мюнстером (Sebastian Minister) в его труде "Космография" (Cosmographei, Basel) в 1544 году. По словам Аделунга, "она дурно вырезана на дереве... и в продолжении некото­рого времени была единственной картой, с ко­торой делались списки".6 В 80-х годах XIX ве­ка Михов, изучавший древнейшие карты Рос­сии, в Гамбурге случайно отыскал карту Анто­ния Вида в атласе Ортелиуса. Исследователю удалось доказать, оперируя фактами, что чер­теж Мюнстера - уменьшенная копия с карты А.Вида. Последняя, по словам Михова, состав­лена между 1537 и 1544 годами, т.е. год вы­хода в Данциге этого чертежа (1555) не явля­ется годом его составления. Оттиски карты России А.Вида существовали до 1544 года. Пе­реиздавая карты в одном из сборников, Г.Герритс поместил заметку о чертеже А.Вида: "Антоний Вид составил карту России на осно­вании сведений, сообщенных ему неким Ляц-ким, который прежде принадлежал к числу мо­сковских вельмож, но затем бежал в Поль­шу..."7 Карта Вида замечательна тем, что она содержит уже часть Сибири и Татарии (Tataria) и вышла на русском и латинском языках. Ориентировка карты южная и, таким образом, у верхней кромки карты Вида расположены Каспийское и Черное моря. В Среднем Повол­жье обозначены всего три города: Васильгород (Wassilgorod) на Суре, на левом безымянном притоке Волги (вероятно, р.Казанке) Казанорда (Kassanorda), в верховье Вятки - Хлынов (Chilynow). Вятка (Viattka flu) впадает в Каму (Kamma flu) - левый приток Волги (Wolga flu). Автор пунктиром очертил предполагаемые гра­ницы России с Тартарией. В Среднем Поволжье к территории Тартарии А.Вид отнес бассейн Камы и низовье Вятки. Васильгород на Суре (Sora fi) является приграничным городом.

Оттисками карты А.Вида, по предположе­нию В.Кордта8, пользовались Мюнстер и Герберштейн. Посол австрийского императора Мак­симилиана Сигизмунд Герберштейн побывал в России в 1517 и 1526 годах. Он сумел полу­чить много "хорошо систематизированных и снабженных довольно точными цифровыми дан­ными материалов", перед ним "раскрылась целая сокровищница географических сведений".9 Интересен тот факт, что всю информацию, ко­торая затем вошла в книгу "Записки о Моско­вии", Герберштейн получил не выезжая из Мо­сквы. Его карта Московии 1546 года значи­тельно менее подробна, чем текст. Расхождения между первым и вторым заключаются в цифро­вых данных. Создается впечатление, что карта сделана не его рукой. Она готовилась тогда, когда чертеж Вида-Ляцкого был уже составлен и отражен в опубликованной в 1544 году карте С.Мюнстера. Герберштейн составлял карту Мос­ковии на основании русских чертежей и до­рожников для своей книги "Записки о Моско­вии" (1549 г.), но вышла она отдельным изда­нием немногим ранее, в 1546 году, - "Moscovia Sigismvndi Liberi Baronis in Herberstein Neiperg et Gvtenhad MDXLVI" (размер 261/164 мм).

Карта Герберштейна впервые более или ме­нее подробно познакомила Европу с Московией. Но в изображении Среднего Поволжья по ин­формативности она не ушла далеко от преды­дущих. Герберштейн дает три названия Волги: греческое - "Rha", русское - "Wolga", татарское - "Idel". В устье Камы (Kama fl), а не Казан­ки, обозначен город "Casan" (Cafan). Название "Czeremissa" определяет все население Среднего Поволжья. По словам П.Дейриарда, который работал с картой Г.Герритса в XIX веке, тата­рам "Царства Казанского" могли дать имя че­ремисы. Западные соседи - "Mordva popvli", южные - "Nacayski tartare", на юго-востоке и востоке от Среднего Поволжья - "Sibier provincia". На берегу Вятки (Viackha, Wiatkha fl) расположены города "Sloboda", "Orlow", "Klinov", "Chotelnicz". Город Клинов на Вятке, по всей видимости, ни что иное как Колын, названный так булгарами, затем модифициро­ванный русскими в Хлынов (современный Ки­ров). Город Котельнич существует и по сей день с таким же названием ниже по течению Вятки от Хлынова. Современный город Слобод-ский располагается на Вятке выше по течению от Хлынова. На карте напротив "Cafan" через Волгу у устья "fl Vieczna" (Wieczna) обозначен город "Kam", который трудно идентифицировать с каким-либо современным населенным пунк­том. В других изданиях карты Герберштейна (например, 1557 г.) Casan поднят севернее по Волге, т.е. находится уже не в устье Камы.

Города "Orlow", "Slowoda" расположены на бе­регу Камы, a "Klinow" - на Вятке. Правобере­жье Камы представлено как "czeremissa popvli" (черемисы),  а левобережье  -  "nogay tartare" (ногайские татары) к востоку до горного хребта "Земной пояс" (современные Уральские горы). Более полезными информаторами Герберштейна в   составлении   карты   и   "Записок"   были Д.Герасимов, Г.Истома, князь С.Курбский, воз­можно, князь И.Воротынский.

Вслед за картой С.Герберштейна в 1562 го­ду в Лондоне была издана другая - России, Московии и Тартарии Антонио Дженкинсона "Russiae, Mscoviae, et Tartariae descriptio. Auctore Antonio Jenkenson Anglo, edite Londoni anno 1562". Дженкинсон имел возможность увидеть Россию, так как участвовал в экспеди­циях, имевших целью отыскать торговый путь в Китай через Россию. После первой поездки в 1559 году он издал отчет о своем путешествии, к которому приложил чертеж. Карта Дженкин­сона в основе имеет русский чертеж 1497 года. Она довольно точная по расположению городов, русл рек и определению областей. В Среднем Поволжье отмечены три области: Черемиса горная (Ceremise gorni), на правом берегу Волги между реками Сурой и Волгой до устья Са­мары; Черемиса луговая (Ceremise logovoi), большая по площади территория, граничащая на востоке с областью Вятка; Вятская земля (Vachin) - бассейн Вятки - доходит до Средней Камы, граничит на западе с Черемисой луговой и областью Казань, на востоке - с Тюменью (Turnen). Казанская земля (Cazane) начинается от самого города Казань (Cazane gorate), кото­рый, кстати, сам находится на территории Черемисы луговой. По Каме казанские владе­ния доходят до устья Вятки, западная граница - река Волга. "Cazane" включает Предкамье, Закамье до реки Самара и имеет только один город - Казань. Казанская земля на карте Дженкинсона 1562 года, аналогичная чертежу Московских земель 1497 года, показана в со­ставе Московии. "И была тогда Казань за Ве­ликим князем 17 лет".10 Несомненно, что по­мимо старого русского чертежа, автор использо­вал и какие-то новые данные, так как на карте, например, обозначен Свияжск, построен­ный, как известно, в XVI веке.

Новую страницу в истории картографии от­крыли географические чертежи нидерландского ученого XVI века Герарда Меркатора. Его крупнейшее творение "Атлас" содержало более сотни карт и явилось прообразом современных географических атласов. "Атлас" увидел свет в 1595 году уже после смерти Меркатора, он был подготовлен к изданию его сыном и затем пе­реиздавался его родственниками. В "Атласе" первого издания в числе других карт была и карта России "Russia cum confinijs" (величина 475\353 мм). Градусная сетка частично соответ­ствует современной системе координат. Район Среднего Поволжья на карте Меркатора нахо­дится между 54 и 60 градусами северной ши­роты, что соответствует действительности, а в долготе несколько отодвинут на восток - между 78 и 86 градусами восточной долготы (в дейст­вительности - 48 и 56 градусов). Интересующая нас область на карте Г.Меркатора определена как "Cazan reg" с городом "Cazan". Южнее ре­ки Самары (Samar flu) отмечена местность "Bulgaria" с центром "Bulgar". Северные соседи казанцев область "Viatka", юго-восточные -"Permia". На востоке "Cazan reg" простирается до Уральских гор, а за Уралом обозначена на карте область "Turnen". Число изданий "Атласа" Меркатора было весьма большим. Но карта России в них оставалась без изменений до 1633 года, когда в "Дополнении к атласу Меркатора" появилась новая карта России, со­ставленная Исааком Массой.

Нидерландец по происхождению И.Масса в начале XVII века изучал в России торговое де­ло. В сборнике, изданном Гесселем Герритсом в 1612 году в Амстердаме под заглавием "Beschryvinghe vander Samoyeden Landt in Tartarien", вышли две статьи И.Массы о Сиби­ри и карта северной России. Позже при рус­ском дворе он представлял торговые интересы нидерландцев, продолжая писать и работать над картами. Чертеж Иссака Массы 1633 года "Novissima Russia tabula" (величина 552\469 мм) напоминает карту Г.Герритса, изданную в 1614 году. Вероятно, оба автора в разное время пользовались одним и тем же русским ориги­налом. В отличие от чертежа Г.Герритса у И.Массы в Среднем Поволжье обозначена об­ласть "Bulgaria", причем таким же шрифтом, что и "Resiania" (территория современной Рязанской области), "Cazan", "Mordva", т.е. как брали за основу устаревшие русские чертежи, самостоятельная область. Это подтверждает версию, согласно которой европейские картографы брали за основу устаревшие русские чертежи. По мнению Б.А.Рыбакова, основа карты царевича Федора (оригинал, которым пользовались Герритс и Масса) могла быть составлена Дмит­рием Герасимовым в 1523 году. Гессель Герритс никогда не был в России, но это обстоятельство не помешало ему составить карту, используя русский оригинал. "Tabula Russia" - карта Гес-селя Герритса посвящена им в 1614 году Вели­кому князю Михаилу Федоровичу. Автор отме­чает в Среднем Поволжье около десяти городов: "Suiatscke" (Свияжск), "Malmisch" (Малмыж), "Arska" (Арск), "Tetusch" (Тетюши), "Allatur" (Алатырь), "Bulgar" (Булгар) и т.д. Среднее те­чение Волги, где река делает изгиб в южном направлении и принимает воды Камы, названо "Cazan". Северо-восточнее "Ceremisi logovi" (левый берег Волги) территория обозначена как "Вятское". Юго-западнее "Ceremisi nagorni" (правый берег Волги) находится "Мордва". К северу от "Cazan" обозначена земля "Permia", на востоке большими буквами определена тер­ритория "Tartaria". Карта России Г.Герритса была издана на латинском языке в середине XVII века в атласе Николая Фишера.

В Эрмитаже был найден экземпляр карты, преподнесенный императрице Екатерине II из­вестным любителем и знатоком отечественных древностей графом А.И.Мусиным-Пушкиным. Этот экземпляр скопировал и перевел на рус­ский язык полковник П.Дейриард в 1901 году под заглавием "Карта России по велению Федо­ра Борисовича начертанная, с великим тщанием во многих местах умноженная, изданная и Ве­ликому князю Михаилу Федоровичу, всея Рос­сии Самодержавцу и прочее посвященная Гессе­да Герардом в 1614 году". Она интересна для нас пояснительными надписями, например, "Черемисы нагорные так названы для того, что живут по гористым местам. Имя черемисы есть общее татарам Царства Казанского". В "Материалах по истории русской картографии", изданной Киевской комиссией для разбора древних актов11, отмечается, что "несмотря на целый ряд крупных погрешностей, карта Г.Герритса отличается от всех предшествовав­ших большею вероятностью сведений, как в общих очертаниях, так и в подробностях. Она издана, по словам надписи в нижнем левом уг­лу, по автографу царевича Федора Борисовича Годунова, составленному, вероятно, на основа­нии "Большого Чертежа", т.е. официальной карты Московского государства, которая была сочинена при царе Федоре Иоанновиче и ныне утрачена". Далее комиссия отзывается о карте Исаака Массы: "Нельзя не допустить возможно­сти, что Массе удалось иметь в руках "Большой Чертеж" Московского государства по­сле его исправления в 1626 году, чем тогда и объясняется, что его карта стоит выше карты Герритса. Масса имел при Московском дворе столько влиятельных связей, что ему не могло стоить большого труда пользоваться официаль­ной картой".12 Известно, что "Большой Чертеж" был составлен около 1570 года в Разрядном приказе, ведавшем организацией военных сил страны. Существует мнение, что будучи военно-дорожной картой, "Большой Чертеж" не был доступен иностранцам. Исследования академика Б.А.Рыбакова также подтверждают, что в руки Г.Герритса и, вероятно, И.Массы попал не "Большой Чертеж", а так называемый "Новый чертеж Московского государства", составленный в Посольской избе в 1523 году. Он послужил "в 1600 году царевичу Федору в качестве осно­вы, на которую он наносил засечную черту и города, построенные его отцом".13

"Большой Чертеж" стал венцом русской картографии XVI века. В.Н.Татищев утверждал, что имеются сведения о приказе Ивана Грозно­го не только провести учет земель, но и соста­вить "генеральный чертеж" всей страны. На основании известных в настоящее время доку­ментов не представляется возможным назвать точной даты "Большого Чертежа". Наиболее ве­роятно, что он составлен в пределах последних 20-30 лет XVI века, т.е. около 1570 года.

Чертежи XVI века сопровождались описа­ниями или "росписями", пользоваться и раз­множать которые было легче и быстрее, чем вычерчивать. Такая особенность составления картографического материала помогла исследо­вателям узнать о "Большом Чертеже", так как сам он, вероятно, погиб. "Токмо книга, имено­ванная большой чертеж осталась... В ней опи­саны все реки, озера, горы и знатные селения с расстоянием..."14 "Книга Большому Чертежу", составленная в 1627 году в Разрядном приказе по указу государя и содержащая данные двух официальных источников ("старого" и "нового" чертежа), должна рассматриваться как офици­альный по своему происхождению памятник.

Впервые она была издана в Петербурге Н.И.Новиковым в 1773 году под названием "Древняя Российская Идрография, содержащая

описание Московского государства, рек, прото­ков, кладезей и какие в них города и урочища и на каком оные расстоянии.

"Книга Большому Чертежу" обозначает в Среднем Поволжье несколько городов, видимо, самых значительных и известных (в первую очередь, русских). На листе 148 читаем: "А ниже Свияжского 20 верст город Казань от Волги 5 верст на реке на Казани. А Казань река вытекла верст со 100 от Казани 60 верст город Аранеск (речь идет об Арске - Г.А.). А ниже Казани 60 верст пала в Волгу река Кама, а река Кама вытекла от реки от Неми да от реки Вычегды за 30 верст". Обозначены г.Елабуга и г.Бетьки на Каме (лист 151): "А ниже Чортова города 50 верст пала в реку Ка­му река Вятка. А ниже Вятки на Каме город Ветки". В описаниях уделяется особое внимание особенностям рельефа, взаимному расположению городов (лист 151 об.): "А ниже Бетков 50 верст на Каме на левом берегу город Лаишев; а против города и ниже города по Каме с ле­вой стороны 50 верст, вдоль гора. А ниже го­рода Лаишева из Камы потекла протока Чертык и пала в Волгу; а Кама пала ниже Лаи­шева в Волгу 30 верст. А Лаишев от Казани 60 верст". О г.Малмыж на реке Шошме сооб­щается (лист 152 об.): "А от устья реки Вятки 120 верст, на Вятке город Малмыш, а выше города Малмыша пала в Вятку река Шошма". Современный г.Киров имел очень много назва­ний: булгарский Колын назывался Клинов, Хлынов, Вятка (лист 152 об.): "А на Вятке реке по Котельнич сверху город Вятка". Далее говорится: "А ниже Казани 120 верст на Волге на нагорной стороне город Тетюши, А против Тетюш и ниже Тетюш на Волге по луговой стороне Болгары. А город Лаишев от Казани на Каме 60 верст. Ниже Тетюш 200 верст на Волге от устья реки Камы город Самара". Вы­ше Казани по течению Волги пишется о р.Болыпой Цивиль и современном городе Цивильске в Чувашии (лист 147): "А ниже Цывилы реки на Волге текли от Цывыльска 60 верст. А ниже Цывилы реки на Волге на на­горной стороне город Свияжской. А ниже горо­да с нагорной стороны под городом пала в Волгу река Свияга". Совершенно верно замече­но, что реки Свияга и Сура начинаются при­мерно в одном и том же возвышении на пра­вобережье Волги (лист 147 об.): "А река Свия­га вытекла от верху Суры реки против устья реки Ландкоры, протоку Свияги 250 верст". О левобережье Волги следующая информация (лист 147 об.): "А с другой стороны Волги против Свияжского пала Илеть река: протоку Илеть реки 200 верст; а в Илеть реку пала Ашит река, протоку Ашит реки 90 верст; на Ашит реке город Алат, под ним пала Алат ре­ка, протоку Алат реки 30 верст. А Илеть и Ашит потекли обе в Вятку реку". Верно, что Алатка (Алат) является левым притоком Аши-та, а Ашит, в свою очередь, левым притоком Илети, а Илеть впадает в Волгу. Но тут же находим противоречие - приток Волги Илеть "потекла в Вятку". Таких несостыковок в тек­сте "Книги Большому Чертежу" довольно мно­го. Например, расстояние от Чортова городища до впадения Вятки в Каму отмечено на листе 151 - в 50 верст, а на листе 152 об. - в 40 верст.

Завершая обзор наиболее известных древних карт России XV-XVII веков, подведем некото­рые итоги. Среднее Поволжье на картах опре­делено двумя-тремя крупными реками и таким же количеством городов. Волга (Wolga flu) ино­гда в среднем течении имеет на картах второе название - Идель (Idel). На месте впадения Ка­занки (Cazan flu) в Волгу у некоторых авторов в устье Камы (Cama flu) обозначен город Казан (Cafan, Casan, Cazan), а прилежащая к нему область названа или "Cazan", или "Cazan reg" (Казанское царство), или "Cereraisse popli". Для ранних карт характерно обозначение области одним словом, без пояснения княжество это или ханство, страна или государство. На­пример, на карте 1562 года Дженкинсона территория устья Камы отмечена как "Cazane". К рубежу XIV-XV веков Казанское выделялось среди других княжеств Волжской Булгарии -Жукотинского, Булгарского, Атрячьско-Шонгутского как оформившаяся самостоятель­ная политическая организация. Естественно, что с этих пор оно известно Западной Европе.

Но наряду с "Cazan" некоторые европейские картографы продолжают обозначать страну "Bulgaria" (левый берег Камы в нижнем тече­нии). На карте 1633 года Исаака Массы, юж­нее "Casan" по течению Волги обозначена страна "Bulgaria" и город "Bulgar". Так же Булгарию мы находим на картах Герарда Меркатора 1594 года, Николаса Витзена 1665 года, Марко Кронелли 1680 года (Bolgarlend), Христофера Вейгеля 1698 года (Bolgaria Regnum). Сохранение в течение столь длительного времени названия Булгария на Волге под­водит к мысли о том, что если центр бывшего государства и переместился севернее, вверх по течению Волги, само название края долго не менялось, и Булгария еще долго, вплоть до XVIII века, фигурировала на картах мира как страна. Но, с другой стороны, объяснение тому, что на некоторых европейских чертежах XVI-XVII веков изображена Булгария, мы можем найти в анахронизме данных. Невнимание к восточным окраинам Московского государства, неточное и необязательное изображение проживающих там народностей на картах европейских авторов, конечно, начинается с русских чертежей. Дело в том, что в отличие от Запада, на Востоке дела решались далеко не за дипломатическим столом.

Надо отметить, что карты Г.Герритса и И.Массы отличаются от карт других авторов большей топонимической нагрузкой. Если горо­да Васильсурск, Свияжск, Вятка, Казань, Бул­гар встречаются на картах и других европейских картографов, то у Массы и Герритса мы впервые видим Арск (на Казанке), Малмыж (ошибочно на Казанке), Тетюши (на Волге), Алатырь (ошибочно на левобережье Ка­мы), на "Belawolga fl" (р.Белая) - Уфу и т.д. Обозначение этих городов говорит о той важной роли, которую они играли во внутренних и во внешних отношениях.

На всех чертежах территория Казанского ханства нашла свое отображение, хотя и под различными названиями. Некоторую необъек­тивность в изображениях территорий можно объяснить притязаниями московского прави­тельства на казанские земли и принижением роли Казанского царства как самостоятельного в политическом отношении региона.

 

Примечания

1. Гольденберг Л.А. Русские картографические материалы как исторический источник и их классификация.-М., 1958.-С.15.

2. Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XVI - начала XVII вв.-М.,1974.-С108.

3. Аделунг Ф. О Древних иностранных картах России до 1700 г. // Журнал Министерства на­родного просвещения.-1840. 4.XXVI.-C.15.

4. Лебедев Д.М. Очерки по истории географии в России XV и XVI вв.-М.,1956.-С.202.

5. Рыбаков Б.А. Новооткрытая карта Московии 1525 года // Отечественные архивы.-1994.-N4.

6. Аделунг Ф. Указ. соч.-С.20.

7. Пынин. История русской этнографии.ТЛУ. Б.г. Б.м.-С.205.

8. Материалы истории русской картографии. Вып. 1.-Киев, 1899.-С. 18.

9. Рыбаков Б.А. Указ. соч.-С.78.

10. Казанская история.-М.-Л.,1954,-С.59.

11. Материалы по истории...-С.13.

12. Тамже.-С14.

13. Рыбаков Б.А. Указ. соч.-С109.

14. Татищев В.Н. История Российская с самых древних времен неусыпными трудами через 30 лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором В.Н.Татищевым. Кн.1. Ч.П.-М.,1769.-С506.

 

Гульнара Аминова,

научный сотрудник Института Татарской энциклопедии АН РТ