1999 3/4

Вошуро: светлые мечты и трагический конец

Мусульманские военные организации старой армии возникли на волне всеобщей эйфории от долгожданных демократических свобод, провозглашенных после свержения царизма. Их создание напрямую зависело, с одной стороны, от начавшегося процесса демократизации армии, с другой - от развернувшегося в стране национально-освободительного движения.
До недавнего времени эти организации в советской историографии считались буржуазными и националистическими, упоминались в отрицательном плане, объективно не изучались (за исключением нескольких статей в периодической печати 20-х гг.). Лишь со второй половины 60-х годов стала заметной тенденция отказа от этого стереотипа.
В данной статье делается попытка рассмотреть предпосылки создания и некоторые вопросы деятельности Всероссийского мусульманского военного шуро (совета) в 1917-1918 годах.
Первой по времени возникновения мусульманской военной организацией во всей российской армии явился Казанский гарнизонный мусульманский военный комитет, который был организован 16 марта 1917 года. Вслед за ним за короткое время мусульманские военные комитеты появились в Самаре, Астрахани, Оренбурге, Уфе, Иркутске, Екатеринбурге, Петрограде, Москве. Идея создания таких комитетов оказалась назревшей и упала на благодатную почву.
Для обсуждения вопросов создания мусульманских военных комитетов, и формирования мусульманских частей и руководства ими во всероссийском масштабе 27 апреля 1917 года в Москве было созвано Всероссийское мусульманское военное совещание, в работе которого участвовало около 100 делегатов с тыла и фронта. После длившегося четыре дня обсуждения было решено, используя все возможности, приступить к формированию мусульманских полков. На совещании был избран Временный Всероссийский мусульманский военный совет под председательством И.С.Алкина1.
Вопрос о мусульманских военных организациях был включен также в повестку дня I Всероссийского мусульманского съезда, открывшегося 1 мая 1917 года в Москве. Докладчики полковник Галиев (на русском языке) и солдат Г.Монасыпов (на татарском языке) всесторонне обосновали необходимость создания мусульманских полков в тылу и действующей армии. Съезд, поддержав решение совещания о создании мусульманских полков, принял постановление из 10-ти пунктов, охватив основные аспекты этой далеко непростой проблемы2.
Временный Всероссийский мусульманский военный совет, переехав из Москвы в Казань, начал готовить созыв I Всероссийского мусульманского военного съезда, способствовал созданию на местах новых мусульманских военных комитетов. В этом большую роль сыграла его газета "Безнећ, тавыш" (Наш голос), которую он начал издавать в Казани с 29 мая 1917 года.
На съезд съехалось около 200 делегатов. Здесь были рассмотрены многие проблемы организации национальных мусульманских формирований, утвержден проект положения о военных комитетах (ко времени открытия съезда их было уже 56)3, принято постановление о создании высшего органа для мусульманских солдат Всероссийского мусульманского военного шуро (Вошуро). В состав Вошуро были избраны 12 делегатов съезда. Кроме того, каждая армия, каждый округ и гарнизон, имеющие мусульманских солдат и мусульманские части, должны были направить в Вошуро своих представителей. Председателем Вошуро был избран И.С.Алкин4. Такой порядок комплектования Вошуро предполагал включение в его состав наиболее авторитетных среди товарищей солдат, независимо от партийной принадлежности. Совместная работа представителей противоборствующих партий создала почву для раскола Вошуро на два непримиримых лагеря и предопределила неизбежные трения и борьбу между ними. Эта борьба действительно разгорелась, но позже.
Временное правительство долго не "замечало" Вошуро. Лишь после деятельного участия его представителей в разложении "Дикой дивизии" мятежного генерала Корнилова Керенский во время встречи с Алкиным признал возглавляемую им организацию. Вошуро в лице своего представителя получило право участия во Всероссийском демократическом совещании (в нем участвовал и выступил зам. председателя Вошуро У.Токумбетов). Было разрешено мусульманизировать ряд пехотных запасных полков в тыловых округах и дивизий действующей армии, сформировать новый корпус на Румынском фронте. Военное министерство признало мусульманские военные комитеты, что дало толчок к увеличению их количества.
Однако Временное правительство и его местные органы не торопились осуществлять свои же решения. Фактически дело создания национальных частей было сведено лишь к выделению солдат-татар в нескольких пехотных запасных полках в татарские (мусульманские) маршевые, а кое-где - и в основные роты.
Партия большевиков, взяв курс на вооруженный захват государственной власти, усилила агитационно-организационную работу среди военных. В Казани большевикам удалось убедить солдат всех четырех пехотных запасных полков (94-го, 95-го, 164-го и 240-го), 2-й артиллерийской запасной бригады, собравшихся 15 октября на гарнизонный митинг, в необходимости передачи власти Советам и заручиться их согласием на участие в возможном вооруженном восстании против Временного правительства. На следующий день такой же митинг был организован для солдат всех пяти татарских рот гарнизона, перед которыми выступили (на родном языке) большевики К.Якубов, Я.Чанышев, В.Шафигуллин. В результате подавляющее большинство гарнизона, в том числе и татарские солдаты, 24 и 25 октября выступило на стороне большевиков.
25 октября в 8 часов вечера, когда вооруженное восстание близилось к завершению, открылось внеочередное общее собрание Вошуро. На повестке дня стоял один вопрос: отношение к происходящим событиям. По нему с подробным докладом выступил И.Алкин. После ряда выступлений была принята резолюция, гласившая, что власть должна остаться прежней, а Советы - оказывать ей помощь и контролировать ее деятельность5.
Следующее общее собрание Вошуро началось в 5 часов вечера 26 октября. К этому времени уже функционировал Временный революционный комитет, образованный утром того же дня. И.Алкин в своем докладе констатировал переход власти в Казани в руки революционной демократии. До сих пор, говорил он, Вошуро действовало в соответствии с решениями I Всероссийского мусульманского военного съезда и поддерживало Временное правительство, теперь оно не может идти по этому пути. Для того чтобы определить направление деятельности Вошуро, И.Алкин предложил созвать II Всероссийский мусульманский военный съезд. Говоря о своем личном отношении к происходящим в Казани и стране событиям, он заявил, что и в дальнейшем будет придерживаться старого пути, что не верит в способность революционной демократии удержать власть и осуществить взятые на себя тяжелые, почти невыполнимые обязательства – заключить мир, передать землю народу, обеспечить своевременный созыв Учредительного собрания. Большевик К.Якубов, член и один из руководителей Вошуро, предложил другую альтернативу: "Мы обязаны идти вместе с Советами". После бурного обсуждения обеих точек зрения большинством голосов была принята резолюция, в которой Военное шуро приветствовало революционный переворот и постановило поддерживать всеми силами Совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов в достижении провозглашенных ими лозунгов, уверенное, что все национальные чаяния угнетенных народов России будут осуществлены6. Эта резолюция дала право Вошуро направить двух своих представителей на расширенное собрание Казанского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, где К.Якубов как представитель признавшей Советскую власть национальной организации был избран в Революционный комитет.
Ноябрь-декабрь 1917 года для Вошуро были месяцами наиболее продуктивной работы. Речь идет прежде всего о таком ее направлении, как мусульманизация ряда тыловых пехотных запасных полков, создание национальных формирований в действующей армии и в тылу. Этому способствовали широко разрекламированные декларации Совета Народных Комиссаров по национальному вопросу, постановление Народного комиссариата по национальным делам от 15 ноября 1917 года о допущении свободной группировки воинов по национальному признаку в пределах той или иной военной единицы, приказ Верховного главнокомандующего по армии № 12 от 28 ноября 1917 года о порядке формирования национальных полков. Был сформирован 1-й Оренбургский мусульманский стрелковый полк, мусульманизированы 144-й и 95-й пехотные запасные полки. В январе 1918 года эти три мусульманских полка были сведены в 1-ю отдельную мусульманскую стрелковую бригаду. 1-й мусульманский эскадрон, прибывший из 1-го запасного кавалерийского полка в Казань, был развернут в 1-й отдельный мусульманский кавалерийский дивизион. В Белебее организовался 6-й мусульманский стрелковый полк. В Симферополе был мусульманизирован 32-й пехотный запасный полк.
На местах широкий размах приобрело создание мусульманских комитетов и других орга­низаций при полках, дивизиях, корпусах, армиях, фронтах, гарнизонах, округах. К январю 1918 года их насчитывалось около 3007.
Вошуро развернуло и издательскую деятельность. Печатались многочисленные брошюры. С 19 ноября 1917 года наряду с газетой "Безнен, тавыш" начала выходить газета на русском языке под названием "Известия Всероссийского мусульманского военного шуро".
Важная роль отводилась Вошуро в осуществлении проекта штата Идель-Урал. Вошуро, местные мусульманские военные организации и мусульманские полки составляли силовые структуры для преодоления возможных преград на пути осуществления государственности мусульман (в данном случае - татар и башкир). Поэтому не случайно вопрос о создании Волжско-Уральского штата занимал центральное место в повестке дня II Всероссийского мусульманского военного съезда, проходившего в Казани с 8 января по 3 марта 1918 года. Съезд постановил:
"1. В проектируемом Урало-Волжском штате, как в центре, так и на местах, должна быть Советская власть, организованная на национально-пропорциональных началах, проводимых среди выборщиков рабочих, солдат и крестьян.
2. Для образования высшей власти в штате должен быть созван съезд Советов, который из своей среды выделяет для управления штатом Центральный исполнительный комитет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов и Совет народных комиссаров, на началах коллегии по каждому ведомству.
3. Всякие покушения на целостность штата и на высшую рабоче-солдатско-крестьянскую власть (штата) должны быть в корне подавляемы всеми вооруженными силами штата"8.
Центральные и местные органы Советской власти к идее образования Волжско-Уральского штата отнеслись сугубо отрицательно, сделали все, чтобы не допустить ее осуществления. В ход были пущены самые различные методы – от шельмования и дискредитации до политического маневрирования и силового давления, впоследствии не раз применявшиеся тоталитарным режимом. Совершенно без основания к этому штату был приклеен ярлык "буржуазный", "контрреволюционный", упорно распространялись ложь, клевета, небылицы, нелепые слухи о стремлении татар захватить власть и создать Казанское ханство и т.п., направленные на формирование определенного общественного мнения. Затем последовали и соответствующие практические меры: ликвидация Всероссийского мусульманского Военного шуро и связанных с ним других мусульманских военных организаций постановлением Наркомнаца от 26 марта 1918 года, применение оружия при разгоне "Забулачной республики" 28 марта 1918 года, роспуск всех мусульманских формирований. Наряду с этим выдвигались альтернативные варианты: Волжско-Уральская советская республика, Казанская республика, Татаро-Башкирская республика.
Каковы же были причины столь отрицательного отношения большевиков к идее создания Волжско-Уральского штата? Назовем некоторые из них.
Во-первых, решение о его создании было принято в результате волеизъявления всех мусульман внутренней России и Сибири в лице Национального собрания в Уфе, названного Учредительным собранием Волжско-Уральского штата, демократическим путем, а не по декрету "сверху".
Во-вторых, в результате образования Волжско-Уральского штата в России появилось бы крупное государство, способное оказать существенное влияние на политику всей РСФСР.
В-третьих, власть в штате принадлежала бы хотя и Советам, однако избранным по национально-пропорциональному принципу. Руководящую роль в нем играли бы выборные лица, независимые от центра, а не только большевики. Они могли бы проводить политику, не всегда выгодную федеральным властям.
В-четвертых, образование Волжско-Уральского штата могло бы послужить "заразительным" примером для других нерусских народов России в создании своей государственности демократическим путем.
Ликвидация Вошуро связана с демобилизацией старой армии, но ее ускорение, несомненно, было вызвано его участием в деле образования Волжско-Уральского штата. В 30-х годах оставшиеся в живых после Гражданской войны или не эмигрировавшие активисты Вошуро и других мусульманских военных организаций были подвергнуты жесточайшим репрессиям.
Мусульманские военные организации оставили яркий след в истории татарского народа, их деятельность заслуживает более глубокого и многопланового изучения.

Примечания:
1. Известия Всероссийского мусульманского военного шуро.-1917.-24 декабря, № 7.
2. Бљтенроссия мљселманнарыныћ 1917 елда 1-11 майда Мђскђњдђ булган гомуми съездыныћ протоколлары (Протоколы 1 Всероссийского мусульманского съезда, состоявшегося 1-11 мая 1917 г. в Москве). - Петроград, 1917. - С. 361-362.
3. Известия Всероссийского мусульманского военного шуро. - 1917. - 31 декабря, № 8.
4. Революция и национальный вопрос. Документы и материалы по истории национального вопроса в России и СССР в XX веке. - Т. 3. - Февраль-октябрь 1917.-М., 1930. - С. 312-313.
5. Безнећ тавыш (Наш голос). - 1917. - 31 октября, № 40.
6. Там же.
7. Известия Всероссийского мусульманского военного шуро. - 1917. - 31 декабря, № 8.
8. Там же. - 1918. - 31 января, № 13.

Ильдус Гиззатуллин,
кандидат исторических наук