1999 3/4

«Труды казанских ученых стали достоянием широкой научной общественности»

Профессор Аркадий Семенович Шофман (1913-1993), более 40 лет руководивший антиковедческими исследованиями в Казани, был одним из крупнейших отечественных ученых второй половины XX века. Всю свою активную творческую жизнь он посвятил изучению про­блем истории эллинизма, прежде всего антич­ной Македонии. Три большие монографии - "История античной Македонии", "Восточная по­литика Александра Македонского", "Распад им­перии Александра Македонского" - определяют важнейшие вехи научного творчества А.С.Шофмана.

Другой сферой научных интересов А.С.Шофмана являлась историография. Из этих работ Аркадия Шофмана и его учеников сфор­мировалась целая панорама историографии нау­ки об античности; многие сюжеты этих иссле­дований, даже разработанные два-три десятиле­тия назад, не утратили свою значимость. По­добная "живучесть" объясняется тем, что в ос­нову историографического анализа было поло­жено сочетание критики исследуемых историо­графических источников с глубоким проникно­вением в их содержание. Отсюда проистекало глубоко уважительное отношение к выдающим­ся антиковедам прошлого, стремление выявить позитивные аспекты их исторических концеп­ций.

А.С.Шофман как историограф первостепен­ное значение придавал российскому антиковеде-нию. Будучи патриотом Казанского университе­та, он рассматривал казанских ученых-антиковедов как достойных представителей рос­сийской исторической мысли XIX - начала XX веков, Двум из этих ученых - Ф.Г.Мищенко и М.М.Хвостову - А.С.Шофман посвятил специ­альные монографии, основанные на всесторон­нем изучении их научного наследия, при этом большое внимание уделялось архивным мате­риалам. Тем самым А.С.Шофман заложил новое направление историографии - изучение истории антиковедческих исследований в Казанском университете. Но А.С.Шофман никогда не от­рывал антиковедение от всего комплекса наук, которые развивались в Казанском университете. В 50-70-х годах он развернул широкую иссле­довательскую работу по написанию истории университета, в рамках которой антиковедче-ские (и вообще исторические) разработки долж­ны были занять достойное место.

Аркадий Семенович Шофман написал нема­ло работ по истории родного университета, раз­личающихся по характеру и содержанию. Зна­чительная их часть не была опубликована. Эти рукописи вместе с другими документами его личного архива были переданы в дар Научной библиотеке им.Н.И.Лобачевского при Казанском университете. В 1993 году часть архива переда­ла его дочь, Элеонора Аркадьевна, а в 1994 году большое количество рукописей - кафедра Истории древнего мира и средних веков Казан­ского университета. В настоящее время архив хранится в ОРРК НБЛ (Фонд 24).

А.С.Шофмана интересовали самые различ­ные аспекты истории университета, и прежде всего - развитие науки. Наиболее ярко эта тен­денция воплотилась в трех его монографиях -"Очерки истории Казанского университета" (1966), "История Казанского университета" (1970), "Издательская деятельность Казанского университета" (1983). Эти работы, к сожале­нию, ввиду издательских трудностей, не были опубликованы.

В преддверии празднования 60-летия исто­рического факультета нам хотелось бы предста­вить на суд читателей статью одного из круп­нейших его представителей, отражающую раз­витие истории и историографии в Казанском университете. Вследствии того, что статья была написана в 70-е годы, она не лишена некото­рых идеологических штампов. Но несмотря на это, она и сейчас сохраняет свое значение.

 

Владимир Жигунин,

доктор исторических наук

Андрей Скоробогатов,

кандидат исторических наук

 

А.С.ШОФМАН

ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В КАЗАНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

Историческая наука, аккумулирующая многовековой опыт человечест­ва, помогающая глубже осознать проблемы века, всегда развивалась в идейной борьбе двух тенденций: прогрессивной и реакционной, завершав­шейся в конечном итоге победой первой над второй. В этом отношении не является исключением возникновение и развитие исторической науки в Казанском университете. Возникший в Казани, на стыке Европы и Азии, университет должен был способствовать всестороннему развитию огромного Волжско-Камского края, включавшего в свои пределы все Поволжье от Нижнего Новгорода до Каспия и Грузии, все Прикамье до Перми, преж­нюю Вятскую губернию, Приуралье и Сибирь до Иркутска. Поэтому не бы­ло ничего сверхъестественного в том, что с самого начала существования университета историки уделяли большое внимание исследованию истории и культуры местного края: изучались памятники булгарской старины (И.Ф.Яковкин)1;   были   обследованы   остатки   древней   столицы   царства волжских булгар (Кондырев2, Тимьянский3, Шоник); изучались местные памятники старины К.Ф.Фуксом. Им же была написана первая история г.Казани, которая печаталась в течение 1817 г. в университетских "Казанских известиях".

Особое внимание изучению Волжско-Камского региона уделял С.В.Ешевский4, воспитанник московской школы Грановского. Во время его работы в Казанском университете он читал лекции по отечественной исто­рии и историографии. В них он проявлял повышенный интерес к кресть­янскому вопросу, оправдывал борьбу крестьян против крепостного права. Особенно интересовала С.В.Ешевского проблема колонизации Среднего По­волжья и Приуралья.

Лекции С.В.Ешевского пробудили интерес к науке у многих его слуша­телей, в частности у А.П.Щапова, тогда еще студента Казанской Духовной академии. Появление Щапова на университетской кафедре было крупным событием в исторической науке. Сюда он пришел как автор целого ряда работ по отечественной истории и такого капитального исследования как "Русский раскол старообрядчества" (1858). В ней автор впервые в науке отошел от традиционной трактовки этого вопроса и попытался поставить изучение раскола на общественно-историческую почву, показав его как на­родное антикрепостническое движение. В своих последующих работах, под благотворным влиянием на него революционных демократов, он осмысли­вал народ как основную силу исторического процесса. "Главный факт в ис­тории есть сам народ, дух народный, творящий историю; сущность и со­держание истории есть жизнь народная", - говорил Щапов. Это он пытался доказать в своих работах по истории колонизации, по развитию областей и земского управления, по вопросам методологии и, особенно, в лекционном курсе о революционном движении в России, который он читал студентам в тайных кружках.

Преемником Щапова по кафедре стал Н.А.Фирсов5, который в своих ра­ботах много места уделял проблеме колонизации Среднего Поволжья и Приуралья. Особенно он обращал внимание на выяснение процесса взаимо­влияния колонизации на русское и нерусское население. Наибольший ин­терес в этом отношении представляют изданные в Казани две его крупные монографии: "Положение инородцев северо-восточной России в Москов­ском государстве" (1866) и "Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 г. и колонизация Закамских земель в это время" (1869).

Вопросами взаимного культурного влияния русского и местных народов занимался также И.Н.Смирнов. Его монографии: "Вотяки", "Мордва", "Черемисы" и др. - имели большое научное значение. В историко-этнографическом плане он продолжал развивать основные положения кон­цепции Н.А.Фирсова.

В конце XIX века начинает выделяться деятельность Н.Н.Фирсова6, сы­на Н.А.Фирсова. Основное содержание его научных работ в это время -изучение экономической политики России в связи с общественными тече­ниями и классовой борьбой в XVIII веке. Этим вопросам посвящены его магистерская и докторская диссертации.

Под влиянием крестьянских волнений в годы первой русской револю­ции Н.Н.Фирсов возвращается к крестьянской тематике. Он много зани­мался восстаниями Разина и Пугачева, изучал историю народных масс, ра­ботал в области экономической истории, социальных движений и колони­зации.

Но особое место в научном творчестве Н.Н.Фирсова занимает изучение истории Поволжья. Здесь он продолжает дело своего отца, но на более ши­рокой основе. На большой источниковедческой базе Н.Н.Фирсов нарисовал яркую картину политической истории, истории социальных взаимоотно­шений и социальной борьбы народов Поволжья и Сибири, лишенную вели­кодержавного шовинизма и миссионерских тенденций. Он дал подробную характеристику правового положения этих народов и как следствие указал выдающиеся случаи протеста и социальной борьбы, особенно татар и баш­кир.

В 1907 г. Н.Н.Фирсов прочел полный курс лекций по истории Среднего и Нижнего Поволжья, который прошел с большим успехом, несмотря на попытки реакционеров сорвать его.

Таким образом, определяющими направлениями в исследованиях отече­ственной истории были изучение местного края, а также общественного и революционного движения. Наличие богатых архивов на местах создавало солидную источниковую базу для этих исследований. Созданное более ста лет назад при Казанском университете Общество истории, археологии и эт­нографии со своим печатным органом, способствовало тому, что труды ка­занских ученых стали достоянием широкой научной общественности.

Однако наше представление об университетской исторической науке бы­ло бы далеко не полным, если бы мы ограничили ее достижения только ис­следованиями по истории местного края. Их география чрезвычайно рас­ширилась в трудах всеобщих историков. Она охватывала весь Европейский континент, многие страны Азии и Африки.

Большую известность снискала школа славяноведения, основанная вы­дающимся славистом В.И.Григоровичем. Он сам, его ученики и последова­тели: отец и сын Петровские, П.А.Ровинский, И.Н.Смирнов, А.М.Селищев и др. - внесли ценный вклад в изучение истории и культуры южных и за­падных славян.

Много ценного дали научные исследования университетских востокове­дов       (М.Казем-бек,       И.Хальфин,       И.Н.Березин,       О.М.Ковалевский, В.В.Васильев, П.Я.Петров, С.Назарьянц и др.), которые создавали уни­кальные работы по истории и культуре восточных стран: Индии, Монго­лии, Китая, стран Ближнего и Среднего Востока. В течение почти всей первой половины XIX века Казанский университет являлся центром уни­верситетского изучения Востока.

В университете сложились большие антиковедческие традиции. В нача­ле 50-х гг. XIX века здесь работал по античной истории представитель мо­сковской школы Грановского И.К.Бабст, который оставил весьма ценную магистерскую диссертацию по истории Греции эпохи ее упадка и несколь­ко статей по эллинизму. В конце 60-х гг. несколько лет успешно трудился известный античник В.И.Модестов, создавший в Казани ценный труд по ранней истории Рима. В.И.Модестов являлся учеником и последователем Н.М.Благовещенского, одного из передовых ученых и общественных деяте­лей Казанского университета. В свою очередь, учеником Модестова был Ф.Г.Мищенко, который с конца 80-х гг. до начала XX века весьма продук­тивно работал в Казанском университете. Это был неутомимый и плодови­тый ученый широкого профиля: блестящий знаток греческих древностей, известный историк эллинизма, филолог и переводчик.

В самом начале XX века в Казанский университет приехал воспитанник Московского университета М.М.Хвостов7 - глубокий исследователь и эру­дит, ученый широкого диапазона, человек глубоких и разносторонних ин­тересов. Его работы касались методологии и философии истории, теории и истории государства и права, методики преподавания истории и др. Однако в центре его научных интересов всегда стояли проблемы экономической истории древнего мира, проблемы эллинизма. Вершины своего творческого взлета он достиг при разработке именно этих проблем.

Широко развивалась в университете и медиевистика. Из медиевистов следует отметить Н.А.Осокина и В.К.Пискорского. Первый пришел на ка­федру всеобщей истории в конце 60-х гг. и возглавлял ее в течение почти трех десятков лет. Н.А.Осокин - первый казанский медиевист. Обе его дис­сертации написаны на одну тему: "История альбигойцев". В них он поста­вил своей задачей изучить альбигойское движение как явление социально-политического порядка и рассмотреть его на фоне общей истории Франции XIII века. Эти работы поставили Осокина в ряд прогрессивной профессуры и способствовали укреплению его научного авторитета. Основные научные интересы Осокина были сосредоточены на разработке вопросов истории средневековой Франции и Италии. В 1888 г. вышли в свет два больших тома   "Истории средних веков".

Ведущим русским медиевистом дооктябрьского периода был В.К.Пискорский. Он являлся в то время первым и единственным русским испанологом, вместе с тем интересовался народными движениями в сред­ние века, проблемами методологии исторической науки. Под его руково­дством начал свою деятельность Н.П.Грацианский, ставший впоследствии крупным советским медиевистом.

Изучение славистики и востоковедения, античной и средневековой исто­рии, проблем историографии и методологии оставило большой след в науч­ной деятельности казанских историков. Что касается новой и новейшей истории, то она, как самая острая общественная дисциплина современно­сти, находилась до революции под особым надзором властей. Исследования по этим вопросам были под строгим запретом.

После Великой Октябрьской революции, в связи с реорганизацией выс­ших учебных заведений в стране, в 1921 г. историко-филологический фа­культет был ликвидирован, а его научные кадры переданы другим вузам. Лишь в 1939 г. он был снова восстановлен. Сначала была открыта группа историков, затем в  1940 г. группа филологов. Вскоре началась Великая Отечественная война. Настоящая научно-исследовательская работа на фа­культете началась уже после войны.

Используя накопленный опыт и богатые традиции, университетские ис­торики на новой теоретико-методологической основе продолжали развивать уже сложившиеся научные направления и создавать новые.

Основным, ведущим направлением в научно-исследовательской деятель­ности историков СССР стало изучение социально-экономической, полити­ческой и культурной истории народов Поволжья и Приуралья с древней­ших времен до настоящего времени.

При разработке этой комплексной проблемы значительное внимание уделялось археологическому изучению и вопросам этногенеза региона По­волжья и Приуралья. Археологические исследования проводились в зоне будущего водохранилища Куйбышевской ГЭС, на территории древних го­родов Сарай-Берке и Сарай-Бату. В 1967 г. началось фундаментальное ис­следование археологических остатков столицы Волжской Булгарии домон­гольской поры на Билярском городище. В последующие годы под руково­дством профессора А.Х.Халикова, в результате применения современных методов исследования (аэрофотосъемка), была выявлена планировка горо­да, большое число жилых и хозяйственных сооружений и т.д.

К началу 60-х гг. определяются интересы отечественных историков в области исследований феодализма. Доцент Ш.Ф.Мухамедьяров изучал со­циально-экономическую историю края XV-XVI веков, а его ученик Р.Н.Степанов - проблему служилых татар. Проводилась большая работа по выявлению и анализу источников XII-XVII веков Доцент М.А.Усманов опубликовал в 1972 г. монографию "Татарские исторические источники XVI-XVIII веков", получившую первую университетскую премию. В после­дующие годы им велась работа по выявлению актовых документов XIV-XVI веков, была подготовлена и сдана в печать новая монография "Жалованные ярлыки Джучиева Улуса XIV-XVI веков". Успешно велась источниковедческая работа по социально-экономической и политической истории края XVI-XVII веков. Значительный интерес представляет статья "Писцовая книга Ивана Болтина как источник", написанная И.П.Ермолаевым8. Им же подготовлена к изданию оригинальная публика­ция "Грамоты и акты по истории Казанского края во второй половине XVI-XVII веках".

В 60-х гг. сложились два основных направления, определивших на мно­го лет научное лицо кафедры отечественной истории. Это изучение рево­люционного движения в Поволжье и Приуралье, особенно подготовки и проведения Октябрьской революции в этом регионе. Профессором Г.Н.Вульфсоном9 и его учениками главное внимание сосредотачивалось на исследовании различных аспектов первой революционной ситуации, на изучении социального типа разночинца как главной силы в общественно-политической борьбе на втором этапе освободительного движения России. Основные выводы своих наблюдений по этой большой и важной проблеме Г.Н.Вульфсон изложил в своей монографии "Разночинно-демократические движения в Поволжье и на Урале в годы первой революционной ситуации" (1974 г.), в основу которой положена его докторская диссертация.

Весьма результативным явилось научное направление, связанное с ком­плексным изучением Октябрьской революции в Поволжье и Приуралье (проф. И.М.Ионенко). Подверглись тщательному анализу: источники по этой проблеме (Н.М.Силаева); вопросы назревания общенационального кризиса (Р.К.Валеев); национально-освободительного движения (И.Р.Тагиров); роль армии в этом движении (И.М.Ионенко); участие в нем женщин, особенно татарок (В.Н.Смирнова и А.Х.Махмудова) и др. По этой проблематике защищены докторские и кандидатские диссертации, вышли монографии "Октябрь в Казани", "Октябрь в Поволжье" и др.

Немало сделано в области изучения социалистического и коммунистиче­ского строительства в ТАССР. И.М.Климовым была разработана большая тема - образование ТАССР и восстановление народного хозяйства в Тата­рии. Известные результаты были достигнуты в изучении героического под­вига советского народа в период Великой Отечественной войны, в исследо­вании советской деревни на материалах ТАССР (Е.Г.Матвеева).

В последние годы под руководством доцента Н.М.Силаевой создается специализированная источниковедческая лаборатория для сбора и анализа источников по истории заводов и фабрик Татарии, по изучению состава и структуры, культурно-технического уровня рабочего класса в период раз­витого социализма. Следует отметить источниковедческую коллекцию по истории строительства в Набережных Челнах Камского комплекса заводов по производству большегрузных автомобилей.

Таким образом, с конца 60-х гг. ведущей тенденцией в организации на­учной работы историков СССР явилось сосредоточение сил и внимания на изучении тем по истории советского общества, революционно-освободительного движения в XIX веке, на подготовке и публикации но­вых комплексов источников, историографии и источниковедения в тесной связи с задачами изучения истории ТАССР.

Научные достижения университетских историков будут еще более ося­заемы, если учтем, что их исследования далеко не ограничиваются только изучением истории местного края, а распространяются на изучение боль­шого количества стран и народов мира. Эти работы выполнены исследова­телями всеобщей истории, у которых с конца 40-х гг. были выделены два направления научно-исследовательской работы: славяноведение и историо­графия.

В русле первого направления оказались важные вопросы истории юж­ных славян, среди которых особое место заняли исследования русско-болгарских общественных отношений и связей в период освобождения Бол­гарии от турецкого ига и воссоздания болгарского национального государ­ства (В.И.Адо). Кроме вопросов национально-освободительного движения в южнославянских странах, изучалось богатое наследие по истории русского славяноведения. А.В.Сергеев издал монографию об исторических взглядах В.И.Григоровича. Было прослежено изучение истории и культуры южных славян в Казанском университете, показано научное значение русских пу­тешествий, в том числе казанских ученых в южнославянские земли.

Наряду со славянской тематикой интенсивно разрабатывались проблемы историографии, прежде всего отечественной. На основе богатых местных и центральных архивов было изучено богатое наследство по истории отечест­венного востоковедения (Г.Ф.Шамов, А.С.Шофман, Н.А.Мазитова) и по другим разделам всеобщей истории.

Значительное место было уделено изучению зарубежной историографии, сначала без специального выделения отдельных национальных ветвей ее, затем последовало более отчетливое выделение следующих национальных историографии: немецкой, английской, французской, итальянской, амери­канской. В рамках этих историографии изучаются в критическом плане важнейшие сюжеты мировой истории. Главное внимание уделяется крити­ке теоретико-методологических концепций буржуазных ученых. В связи с этим на первый план выдвинулись теоретико-методологические вопросы исторической науки, над разрешением которых трудится большой кафед­ральный коллектив всеобщих историков. Научная целесообразность и большая политическая актуальность этой проблемы состоит в том, что в современных условиях идеологического противоборства двух общественных систем она конкретно, научно подвергает критике буржуазные историче­ские теории по всеобщей истории. [...]

В основу историографических исследований мы берем прежде всего ис­ториографию нового и новейшего времени, применительно к различным разделам всеобщей истории. Работа строится по этапам развития историче­ской науки и по ее отдельным представителям, не исключая и постановки историографических тем по конкретно историческим проблемам. Сюда вписывается и работа Л.И.Шайдуллиной, которая исследует идеологиче­ские процессы, протекающие в настоящее время на Арабском Востоке. По этой тематике ею опубликована монография и завершена докторская дис­сертация.

По данной проблематике готовятся докторские и кандидатские диссер­тации, организуются симпозиумы, развертываются дискуссии, издаются монографии и тематические сборники. Особенно следует отметить моно­графию Н.А.Бурмистрова "Партийность исторической науки" и коллек­тивные монографии: "Методология исторического познания и буржуазная наука" и "Буржуазный историзм в зарубежной историографии". Готовится новая коллективная монография, посвященная категориям периодизации всемирной истории.

Все научные направления историков, сложившиеся в университете, раз­виваются под руководством соответствующих ученых советов АН СССР, при большой координации сил с целым рядом университетов и научных учреждений страны. В осуществлении поставленных учеными задач при­нимает участие большое количество молодежи: аспирантов и студентов. Это является важным свидетельством перспективности избранного нами научного пути.

 

ОРРК НБЛ. Ф.24.ЕД. хр. 23/2.

 

Примечания

1. Яковкин Илья Федорович (1764-1836) - историк, профессор (1805).

2. Кондырев Петр Сергеевич (1789-1823) - историк, экономист, профессор (1814).

3. Тимьянский Василий Ильич (1781-?) - биолог, профессор (1823).

4. Ешевский Степан Васильевич (1829-1865) - историк, профессор (1857).

5. Фирсов Николай Алексеевич (1831-1896) - историк, доктор исторических наук (1869), про­фессор (1869), публицист.

Фирсов  Николай Николаевич (1864-1933)  - историк, доктор исторических наук (1903), 6. профессор (1916).

7. Хвостов Михаил Михайлович (1872-1920) - историк, доктор наук (1903), профессор (1901).

8. Ермолаев Игорь Петрович (1932) - историк, доктор исторических наук (1983), профессор (1984).

9. Вульфсон Григорий Наумович (1920) - историк, доктор исторических наук (1972), профес­сор (1973).