1999 3/4

Духовная школа в России первой четверти XIX века

Активизация религиозной жизни России на со­временном этапе неизбежно повлекла за собой возрождение духовного образования. При этом за основу берутся те формы и традиции рели­гиозного образования, которые в значительной степени сложились в XIX веке. Их становление непосредственно связано с таким малоизучен­ным аспектом церковно-государственных отно­шений, как политика в области духовного об­разования.

Превращение России в конце XVIII - нача­ле XIX века в многоконфессиональное государство обусловило необходимость выработки об­щей методологии и позиций в религиозном об­разовании населения страны, в первую очередь - в подготовке соответствующих кадров, способ­ных воплотить в жизнь идеологические уста­новки правящих кругов.

Проблема духовного образования уже была предметом анализа в дореволюционной историо­графии. Однако она имела определенную на­правленность и не позволяла дать целостное освещение проблемы. Монография Е.Вишленковой "Духовная школа в России пер­вой четверти XIX века" явилась попыткой ав­тора не только обобщить накопленный историо­графический материал, но и по-новому взгля­нуть на поставленную проблему, исходя из на­правления общей политики Александра I в системе церковно-государственных отношений.

Теоретический характер носит вводный раз­дел монографии. Внутренняя политика государ­ства в области образования первой четверти XIX века представлена в нем во всех ее проти­воречиях и сложностях. Это выделяет опреде­ленный круг вопросов, в контексте которых рассматриваются духовные учебные заведения, подвергавшиеся в свою очередь влиянию свет­ского образования.

Несомненно, удачной является попытка ав­тора показать реформирование церковной шко­лы на фоне столкновений различных религиоз­но-философских и политических идей в общест­ве. В книге подчеркивается, что на ход обсуж­дения и принятия законодательных решений в области просвещения зачастую влияли личные религиозные взгляды императора и его при­ближенных.

Пять глав монографии посвящены право­славной, католической, лютеранской, мусуль­манской и иудейской школам соответственно. Они построены на анализе законотворческой деятельности правительства в духовной области жизни общества, что позволило осветить общие идеи, установки, находившие реальное вопло­щение в системе образования как русских, так и инородцев.

При анализе реформ образования разных конфессий автор учитывает их особенности, ме­сто в религиозной жизни общества. Специфика узкоконфессиональных задач связывается в то же время с российским общеобразовательными и политическими задачами.

Характеризуя сложившуюся к началу века систему школ в непрерывном процессе транс­формации ее в законодательстве, Е.Вишленкова показывает стремление верховной власти удов­летворить собственные политические и экономи­ческие интересы, а также потребности культур­ного развития общества в целом.

Избранная исследователем структура работы, возможно, таила в себе определенную опасность потери общего видения проблемы. Однако автору удалось избежать ее и показать реализацию идеологических установок государства в рамках различных конфессий.

Вместе с тем, на наш взгляд, работа Е.Вишленковой не лишена определенных недос­татков. Вызывает некоторое недоумение полная неисследованность в работе мер правительства в отношении старообрядцев. Между тем в мис­сионерской деятельности русской православной церкви, да и в религиозной политике государ­ства им уделялось особое внимание.

Думается, содержание монографии было бы наиболее полным, если бы автор основательно обратился к проблемам общественного воспри­ятия рассматриваемых мер государства в отно­шении церкви.

Но надо подчеркнуть и другое. Монография Е.Вишленковой, безусловно, является весомым вкладом в исследование истории развития цер­ковных школ на территории Российской импе­рии первой четверти XIX века и религиозной политики государства в области просвещения нерусских народов.

 

Юрий Иванов,

кандидат исторических наук

Гульшат Мустафина,

кандидат исторических наук