2000 3/4

Проблема взаимоотношений мамлюков Египта с Золотой

XII век в истории татарского народа и многих других народов является пе­реломным. Он отмечен был многочисленными монгольскими завоеваниями, феномен которых историками все еще полностью не раскрыт, сильными изменениями на геополитической карте мира: образовалась Золотая Орда - госу­дарство мирового масштаба, чья мощь долгое время никем не оспаривалась, в Египте власть взяли в свои руки мамлюки-кипчаки, образовав тюркскую династию1. Эти две державы стали союзниками на долгое время. Их объединяли общие цели, единство религии, родство, единые корни. Подтверждением тому служат слова мамлюкского султана: «Мы и татары - из од­ного рода, один от другого не отречется»2.

Мамлюки египетского султана - выходцы из Золотой Орды - были куплены на невольничьем рынке Крыма. Чингизиды, образовавшие Улус Джучи, приняв ислам, быстро отюречились. Но имя «татары», которое они принесли с собой, закрепилось за тюрками Дешт-и-Кипчака. Именно эти кипчаки благодаря объединению в Улус Джучи стали державой мирового масшта­ба, войска которой воевали в Восточной Евро­пе, Византии, на Кавказе, в Иране и Средней Азии. Кипчаки-мамлюки, взявшие в свои руки власть в Египте, восстановили Аббасидский ха­лифат, разбили монголов, не допустив их в Египет, изгнали крестоносцев с Ближнего Вос­тока, уничтожили Киликию и Малую Армению, расширили территорию Египта, присоединив Сирию, Палестину, Хиджаз, Северную Африку и Кипр. Мамлюкские султаны признали над собой патронат ханов Золотой Орды3. Подобное вассальное положение ни к чему не обязывало мамлюков, кроме как упоминания имени татар­ского хана на хутбе. Однако благодаря этому Хулагуиды теперь не имели права воевать с Египтом.

История Золотой Орды до сих пор остается не исследованной в контексте международной политики. Не изучена также ее связь с мамлюкским Египтом. У нас почти нет литературы, освещающей эту связь, отсутствуют также труды по истории Египта мамлюкского периода4.

С недавних пор в Египте идет активное изучение этого периода. В 1988 году в Александрии вышла книга профессора Ахмед Мухтара аль-Ибади «Создание первого государства мамлюков в Египте и Сирии»5 в двух томах. Нами осуществлен   перевод фрагментов первого тома, которые имеют отношение к изложенным событиям. Автор приводит обширную библиографию на арабском и европейских языках;  три карты и три рисунка, относящихся к исследуемому   периоду.    Монографию   отличает -    также серьезная источниковая база.


Примечания:

1. Мамлюки правили Египтом с 1250 по 1517 г. Государство называлось Каирским султанатом, а династия - тюркской. С 1250 по 1381 г. правили мамлюки бахритские («бахр» - с арабского море, река) - тюрки, база которых находилась в крепо­сти, построенной ас-Салихом на одном из островов в дельте Нила. С 1382 по 1517 г. правили мамлюки «бурджитские» («бурдж» - башня) - черкесская группа, база ко­торых находилась в одной из крепостей Каира. Мамлюкский период Египта закон­чился османским завоеванием в 1516-1517 гг.

2. Амин аль-Холи. Связи между Нилом и Волгой в XIII-XIV вв.-М.:Изд-во восточ­ной литературы,1962.-С.11.

3. Поляк А.Н. Новые арабские материалы позднего средневековья о Восточной и Центральной Европе // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы.-М.:Наука, 1964.-С.29.

4. Кроме «Всемирной истории» и «Истории стран зарубежного Востока в средние века» можно назвать книгу Салиха Закирова «Дипломатические отношения Золо­той Орды с Египтом (XIII-XIVbb.)». Есть еще роман о султане Бейбарсе, переведен­ный с арабского В.Кирпиченковым. М.,1975.

5. A.M. аль-Ибади. Создание первого государства мамлюков в Египте и Сирии.-Александрия:Муђссђсђтђл Шђбђб ђл-Ќђмига,1988.-323с.


Ильнур Миргалеев,

аспирант Института истории АН РТ

 

 

Ахмед Мухтар аль-Ибади

Создание первого государства мамлюков в Египте и Сирии

[...] Старания Бейбарса не ограничились лишь в отношении правителей европейских государств, он также заключил [мир] с ханом Золотой Орды, или монголов-кыпчаков, имя которого Берке-хан, являвшимся первым из сыновей Чингиз хана, который принял ислам. Его владения простирались на востоке от Туркестана до северного побережья Черного моря на западе; они были известны под именем кыбшак или кыфчак, столицей был город Сарай, расположенный на северо-западе Каспийского моря.

[...] Так, султан Бейбарс заключил союз с правителем этого исламского монгольского государства Берке ханом и обменивался с ним подарками, и обменивался послами (1261-1263), а также заключил брак с его дочерью. Он приказал взывать с молитвой за него [Берке-хана], на минбарах* Каира, Иерусалима, Мекки и Медины1. Несомненно, этот союз был направлен против их общего врага в лице персидского государства Илханидов, кото­рым правил Хулагу с сыновьями, оно охватывало Персию и Ирак, столицей был город Тебриз или Марага2, и, как передает Аль-Макризи, Бейбарс начал подговаривать Берке-хана к войне против Хулагу и в конце концов уговорил3. Бейбарс на этом не остановился. В 660 году (1262 от Р.Х.) за­ключил союз с правителем государства сельджуков Рум-Иззеддином Ки-каусом ибн Кихасру и обещал ему помочь против его брата Рукнеддина Кылыч Арслана и против Хулагу, который вел политику завоевания Малой Азии. Бейбарс направил свои войска в Дамаск и Халеб (Алеппо) с целью подготовки для укрепления государства Иззеддина против его брата Рук­неддина и против монголов4.

[...] Ясно, что договора, которые заключались, и посольства, которыми обменивались султан мамлюкского Египта и правители государств, окру­жавших его с востока и запада, обеспечивали для мамлюков безопасность от существующей угрозы со стороны монголов и крестоносцев. Известно, что отсутствие нападений крестоносцев на Египет в эпоху Бейбарса связано с его политикой укрепления государства, которая была известна европей­ским государствам. Также в его эпоху уменьшились нападения со стороны монголов. Отчасти это связано и со временным затишьем монголов после нашествия Чингиз-хана и Хулагу, по меньшей мере в восточных странах.

[...] Аль-Калакшанди сообщает, что большинство рабов были кыпчака-ми. Аль-Макризи передает, что они пришли в частности из разных сторон Туркестана. Исходя из этих двух сообщений, мы можем с легкостью сде­лать вывод, что Золотая Орда владела частью Туркестана, северной частью Хорезма и плодородными землями на севере, по этой причине аль-Калакшанди назвал ее «государство Туран, Хорезм и Кипчак»5. И если до­пустить, что эти рабы из самого Туркестана, то они, в действительности, пришли из восточной страны кыпчаков - с Волги.

И как бы там ни было, вероятно, что хорошие отношения между Бей-барсом и Берке-ханом, облегчили получение этих рабов-кыпчаков. Однако для получения этих рабов нужно было свободно достичь северных берегов Черного моря, и Бейбарс с помощью послов и подарков смог добиться у ви­зантийского императора Михаила Палеолога разрешения на прохождение раз в год двух египетских судов, нагруженных рабами через Босфор в Чер­ное море, туда и обратно6.

Аль-Кыпчак была самой пригодной страной для получения большого количества рабов. Народы тех мест вели примитивный образ жизни, зимо­вали в одном месте и проводили лето в другом из-за недостатка постоянно­го места для пастбища и сурового климата, претерпевали тяготы жизни и нехватку пропитания. И было естественно для многих семей продавать своих сыновей и дочерей или обменивать их на зерно для утоления голо­да7. Вдобавок к этому кыпчаки ревностно относились к своим соседям: черкесам, русским, мадьярам, ланам (может быть поляки. - И.М.) и брали в плен тех, кого они могли продать на рынке белых рабов8. Отсюда это ме­сто превратилось в столицу их государства - город Сарай9, огромный порт для торговцев. Тюрки, черкесы, русские, мадьяры, ланы10, большое коли­чество национальностей, которые составляли прослойку мамлюков в Егип­те. Вот в чем секрет их большого количества. Из этих национальностей, большую часть которых составили кыпчаки, Бейбарс пополнил ряды своего войска, численность которого достигла 40 тыс. всадников11. По этому по­воду историки говорят, что в эпоху Бейбарса группы монголов-кыпчаков прибывали в Египет, ища спасения, и присоединялись к его войску. Эти группы назывались вафдитами и ищущими спасения татарами. Первона­чально в 1262 году (конец 660 г. хиджры) их количество достигло 200 всадников, а в 1263 году оно превысило 1300 всадников и их семей, это количество противоречит числу прибывших в Египет в 1264 году12.

Бейбарс хорошо принял это войско, вознаградил их и поселил в Дурба-нияте возле местечка Лук в окрестностях Каира. Затем он назначил на­чальниками наиболее старших из них. Остальные поступили в число «бахриев»13. Эти татары принесли с собой строй и традиции, которые сильно походили на строй мамлюков. В качестве доказательства приводим слова аль-Макризи: «Дальше в дни правления Бейбарса, численность ваф-дитов увеличилась, земли Египта и Сирии переполнились толпами монго­лов, и распространились их традиции и обычаи»14. На этой основе войско мамлюков составило большое число пришлых молодых людей, которыми командовал предводитель, называемый Атабек аль-Аскер. Слово Атабек означает предводитель-отец или староста, позже стало означать предводи­тель войска, в качестве как бы отца воинов. Это значение соответствует ха­рактеру государства мамлюков, которое основывалось главным образом на отношениях между хозяином (наставником) и мамлюком (невольником)15.

Состав войска был следующим: султанские мамлюки, которые представ­ляли собой мамлюков бывших султанов, позже - мамлюков султана, кото­рый привлек их к себе на службу, поэтому они назывались аджлаб (рабы) или джальбан. Среди них была группа подростков, отличавшаяся от ос­тальных султанских мамлюков тем, что они служили при дворе султана, который взял на себя их воспитание и затем освобождал. Султанские мам­люки были важнейшей частью войска, самыми приближенными к султану людьми, получавшими наибольший земельный надел, назначавшимися эмирами16. Войско круга - «Джундул халка» - профессиональные воины из детей мамлюков, известные также под именем «сыны людей», они были свободными и не являлись рабами. В основном они состояли в войске во время войны, а в мирное время были ремесленниками. С течением времени большинство «войска круга» стали составлять коренные египтяне. Также существовало «войско круга» в Сирии, набранное из среды сирийцев, все они распределялись по представительствам.

Мамлюки эмиров были такими же, как и султанские мамлюки. Однако они непосредственно подчинялись эмирам, из них составлялись войсковые части во главе со своими эмирами, с которыми султан выступал на войну17.

Так происходило укрепление Бейбарсом границ и столицы государства мамлюков. Было упорядочено войско, флот, установлена почта. Все эти важнейшие и необходимые столпы государства были созданы мамлюками на прочной основе. Доказательством этому служит то, что Бейбарс благо­даря всем этим новообразованиям смог сыграть большую роль в истории. Он подражал Салахутдину аль-Аюби в борьбе против крестоносцев и их союзников в Сирии и Нубии, успешно боролся с монголами. [...]

Борьба Бейбарса против монголов.

Самой большой проблемой, с которой столкнулся Бейбарс с начала сво­его правления, было противостояние монголам-персам (магул фарис). Ве­роятнее всего, султан Бейбарс не забыл слов, сказанных ему предводителем монголов (Кутбуга нойоном) при Айн Джалуте перед лицом своей гибели, находясь в руках Кутуза: «Если я погибну от твоих рук, то я все равно знаю, что Аллах захотел этого, а не ты. И не обольщайся этой временной победой, потому как только весть о моей смерти дойдет до Хулагу, вскипит его гнев, как бушующее море, и копыта монгольских коней вытопчут всю вашу землю, начиная с Азербайджана до египетских врат (Абуаб Миср)18».

Эти смелые слова показывают предел опасности, которая подстерегала государство мамлюков со стороны Хулагу, после того как его войско было разбито, и его зять (шурин, свояк) Кутбуга был убит. Эта опасность воз­росла, когда угрозы монголов слились с угрозой крестоносцев, которые пытались склонить монгол на свою сторону, усердно пытаясь распространить в их среде христианство и помогая им в походах на Египет и Сирию.

В связи с таким положением Бейбарс заключил союз с монголами-кыпчаками и женился на дочери их предводителя Берке-хана, который принял ислам и стал воевать против монголов-персов (монголов-фарисов). Это ясно видно из письма, которое он послал султану Бейбарсу в 1263 году. В нем говорится: «Пусть знает султан, что я сражался за ислам с Хулагу, который одной крови со мною, чтобы возвысить имя Аллаха»19.

Однако Бейбарс не опирался лишь на этот союз, он начал укреплять по­зиции своего государства на реке Ефрат, в частности укрепил крепость аль-Бира, которая была оснащена припасами, достаточными, чтобы выдержать осаду в течение десяти лет, с целью, чтобы затмить мощь монголов на вос­токе. А также [он] прикрыл дороги и долины, ведущие в Сирию, чтобы монголы в трудную минуту не могли найти себе провизию.

В 1265 году (663 г. хиджры) Хулагу-хан умер. Однако смерть предводи­теля в таком молодом государстве, как государство монголов, не оказало никакого влияния на стремление татар в осуществлении того, что начал Хулагу, а именно походы на мамлюков в Египет и Сирию. Новый хан го­сударства Ильханов, его звали Абага (1265-1282 гг. от Р.Х. или 663-680 гг. хиджры) усилил политику своего отца Хулагу тем, что придал значение проблеме союза с крестоносцами. Он проявлял благосклонность к христи­анству и обменивался послами и подарками с папой и правителями в Ев­ропе. Общая цель этих переговоров состояла в том, чтобы наметить совме­стное нападение, покончить с государством мамлюков и захватить Бейт-аль-Макдис (Иерусалим). Этот союз ярко проявился, когда Бейбарс был за­нят, Абага-хан воспользовался случаем и напал на него. Бейбарс в это вре­мя сражался с крестоносцами на границе исламского государства. Приме­ром является событие, происшедшее в 1266 году, когда монгольская кон­ница напала на войско Бейбарса, которое окружило крестоноский город Рухба на Ефратской границе.

Но, несмотря на враждебную атмосферу, кажется, что Абага-хан пытал­ся попробовать заключить мир с Бейбарсом. Или по-другому, пытался ис­пользовать дипломатию для увеличения своей власти в государстве мам­люков. Он отправил послание Бейбарсу в 1268 году, предлагая мир и тре­буя подчинения: «Если ты даже возвысишься в небо или опустишься на землю, ты не избавишься от меня, лучше заключить между нами мир»20. Однако этот повелительный тон монгола не удивил Бейбарса, и он ответил монгольскому посланнику: «Знай, что я тоже требую вернуть захваченные земли, ведь он все еще продолжает лишать меня земель халифа и других земель»21.

В 1272 году Бейбарс направился встретить татар на их земле. Он нагру­зил на спины верблюдов средства передвижения по воде, разделив их на части, и разгрузил их на реке Евфрат, чтобы войско пересекло ее. Бейбарс с войском пересек реку, разбил войско монголов и отогнал остатки войска на территорию Ирака в 1273 году. Кажется, что успех Бейбарса в этом сражении дал возможность для привлечения знатных людей государства монголов на свою сторону. Как сообщает историк монголов Рашид-ад-дин, Абага-хан отстранил семью Джувейни, которая правила в Ираке в его эпо­ху, обвинив ее в связи с правителем Египта Бейбарсом и в соглашении на сдачу Ирака. Среди последних историк Ата Малик аль-Джувейни, который был наместником Ирака, его брат аль-Ходжа Шамсутдин Мухаммад, кото­рый был везирем, и их сыновья. Все они воспитанные, благочестивые, щедрые. На их меджлисы съезжались просвещенные люди своего времени, адибы, писатели, поэты. Это было место надежд и чаяний. Они прилагали все усилия для восстановления всего того, что было разрушено монголами, и пытались делать все, что необходимо и полезно22.

Все эти события, которые мы упомянули, с ясностью показывают, что Бейбарс смог одержать победу над врагами и на этой стороне и обеспечить безопасность восточной границы от монголов.

 

Примечания:

1. Ибн Васыл. Муфарриджу аль-куруб (Избавляющий от горестей). Т.П.-С.409; Муфаддыль ибн аби Фадаиль (Счастливый путь и своеобразная жемчужина после ис­торий ибн аль-амида).-С.454-462.

2. Barthold. Histoire de Turcs D'Asie Centrale.-P.138.

3. Аль-Макризи. Ас-сулук (Путь). Т.I.-С.465.

4. Ибн Абу аль-Фазаиль. Ан-нахдж Ас-садид (Правильный путь).-С.455; Ибн Васыл. Муфарриджу аль-куруб...-С.401; Аль-Макризи. Указ. соч.-С.469; Blochet. Hist, des Sultans Mamlouk.-P.385.

5. Аль-Калакшанди. Субх аша (Слепой рассвет) Т.IV.-С.469; Polian. La Caraktere Colonial de IEtat Momelouk dans ses rapports avec la Horde DOr. Revue des Etudes islamigues.-1935. Cahier III.-P.231-233.

6. Heyd. Histoire du Commerce du Levant an Moyen age. T.II.-P.556-557.

7. Аль-Калакшанди. Указ. соч.-С.457-458; Heyd. Op. Eit. II.-P.556.

8. Heyd. Op eit. II.-P.557.

9. Сарай находился на северо-западе Каспийского моря. Его строительство закончи­лось в эпоху Берке-хана. Как описывают арабские источники, это был большой го­род с базарами, банями и мечетями, в нем различные группы людей, такие, как русские, монголы, византийцы, черкесы, которые жили отдельно. Иностранные купцы из Ирака, Египта, Сирии и другие проживали в специально отведенных мес­тах, окруженных забором для сохранения имущества и товаров. Так как в тех мес­тах распространился ислам, в этот город стали прибывать ученые, поэты наподобие Кутбутдина ар-Рази, Садутдина ат-Тафтазани и др. См.: ар-Рамзи. Талфик-аль-ахбар (Приукрашивание сведений). Т.I.-С.411-413. Аль-Калакшанди. Указ. соч.-С.457.

10. Аль-Калакшанди. Указ. соч.-С.457.

11. Абу аль-Махасин. Ан-нуджуту аз-заџира (Сияющие звезды). Т.VII.-С.197.

12. Ибн Васыл. Муфарридт аль-Куруб. Т.Н.-С.406-407.

13. Аль-Макризи. Ас-сулук. Т.I.-С.473-474; Poliak. La Caractere Colonial de IEtat mamelouk.-R.E.I,1935.-Cahier III.-С.233.

14. Аль-Макризи. Аль Хутат (Образы действия) Т.П.-С.221. Мамлюки переняли ос­новные принципы феодального строя у Монгольской империи. Следовательно, фео­дальные законы формировались не на основе судей-кадий, действовавших согласно законам шариата, а через хиджаб (министерства) на основе законов Чингизхана, Яса. См.: Poliak. Some notes on the Feudal system of the Mamlouks.-R.A.S,1937.-P.97.

15. Абд аль-Муним Маджид. Государственный строй мамлюков.-С. 144.

16. Аль-Калакшанди. Субх аль-аша.-Т.РУ.-С15.

17. Аль-Калакшанди. Там же.-С.15-16; Аль-Макрузи. Ас-сулук. Т.V.-С.122, 281; Абд аль-Муним Маджид. Указ. соч.-С.150; Demombynes. La Syrie a lepogue des mamelouks. P.XXX.

18. Это название еще восходит ко дням правления халифата фатимидов, восточная часть Египта.

19. О событиях 656-673 года по хиджре см.: Аль-Айни. Унд аль-джунан фи тарихи ахли аз-заман (Ожерелья из жемчужен в истории современников).-С.494; Сайд Ашур. Египет в эпоху морской державы мамлюков.-С.40.

20. Аль-Макризи. Ас-сулук. Т.I.-С.574.

21. Аль-Айни. Указ. соч.-С.549; Сайд Ашур. Указ. соч.-С.42.

22. Фуад Абд аль-Мутый ас-Саййад. Историк монголов Рашидаддин.-С.58-59.

 

С арабского языка перевел

Альберт Исмагилов