2000 3/4

Товарно-денежные отношения и караванные пути Хаджитархана в XIII-XIV веках

 Образование нового западно-монгольского государства - Золотой Орды - в первой половине XIII века создало благоприятные условия для развития различных сфер деятельности территорий, вошедших в новообразованное государство. Уже со второй половины XIII века прослеживается тенденция определенного смещения городского уклада из юго-восточной части владения Джучидов (Южный Казахстан) на северо-запад (Степное Поволжье, Северный Кавказ, Северное Причерноморье). Правители нового государства, достаточно быстро оценив значимость контроля над такими сферами экономики, как городское ремесленное производство и торговля, стали покровительствовать восстановлению старых (до этого полностью или частично разрушенных в ходе монгольской военной экспансии 30-40-х годов XIII в.) и основанию новых городов, а также восстановлению, созданию и благоустройству торговых путей. Сама локализация золотоордынских городов, расположенных, как правило, в местах совмещения традиционных сухопутных и водных торговых маршрутов, свидетельствует о стремлении ханской власти придать им статус базовых центров международной транзитной торговли. В развитии торговли Золотой Орды XIII века основной упор был направлен на создание безопасных и надежных торговых транзитных путей, которые могли бы стимулировать внутреннюю торговую и ремесленную деятельность на территории Золотой Орды. Государство, стремившееся к господству не только над кочевниками, но и над оседлым миром, смогло справиться с такой задачей1. Важную роль в решении этого вопроса сыграла удачно созданная сеть золотоордынских городов: Сарай Аль-Махруса (Астраханская область), Сарай Ал-Джадит (Волгоградская область), Бельджамен (Волгоградская область), Увек (Саратовская область), Тана (Ростовская область), Сарайчук (Атыраустская область), Хаджитархан (Астраханская область) и др.
Во второй половине XIII-XIV веков сложившаяся система трансконтинентальных торговых магистралей получает новое направление за счет использования степных путей и водных артерий Восточной Европы и Средней Азии, находящихся на территории Золотой Орды.
В это время золотоордынские города становятся крупнейшими центрами транзитной торговли между Европой, Средней Азией, Индией, Китаем, Русью, Сибирью, Кавказом и Ближним Востоком.
Во второй половине XIII века в период развития караванной торговли в Нижнем Поволжье возник ряд новых городов, одним из которых был Хаджитархан. Его описание подробно дано Ибн-Батутой. Он называет его одним из лучших городов, построенных на реке ИтильI при монголах.
«Город этот, - пишет он, - получил название свое от тюркского хаджи (паломник), одного из благочестивцев, поселившегося в этом месте. Султан отдал ему это место беспошлинно (то есть сделал тарханом), и оно стало деревней, потом оно увеличилось и сделалось городом»2. К сожалению, арабский путешественник не указывает ни местоположения города, ни время его возникновения. Средневековые карты помещают город Хаджитархан на западном берегу Волги, несколько выше нынешней Астрахани, в районе места, называемом местными жителями «жареный-шареный бугор», исследованном в 1777 году Гмелиным3.
В XIII-XIV веках Хаджитархан был крупным узлом транзитной торговли на пути восток-запад. Через него проходило около шести крупных торговых магистралей. Прежде всего, осмотрим правобережные магистрали, подходившие к Хаджитархану.
Первая магистраль, так называемая Старая большая татарско-крымская дорога, тянувшаяся от Хаджитархана в западном направлении через современные села Курочкино и Басы до озера Ашкуль, отсюда дорога сворачивала на северо-запад и шла до манычьских лиманов. Далее она вела прямо на север вдоль правого берега Маныча до впадения ее в Дон. Эта же дорога позднее служила для связи Крымского и Астраханского ханств, от чего и получила название второй магистрали. Заслуживающей нашего внимания является Большая кизлярская дорога, как она называется сейчас. Кизлярская дорога шла через села Балы и Елабужское до Кизляра, где был расположен Золотоордынский город Тюмень (разрушенный в XVI в.), и далее на Дербент, в Закавказье.
Третья магистраль, получившая название Елабужская дорога (от села Елабужское), частично повторяет Большую кизлярскую дорогу. Она шла от Хаджитархана до села Елабужское, далее сворачивала с юга на запад и шла вдоль р. Кумы до впадения в нее р. Буйволы - место развалин древних Маджар.
Четвертая магистраль связывала Хаджитархан с северными правобережными городами Золотой Орды, от Хаджитархана на север вдоль Волги до городища Бельджамен. Этими дорогами ограничивается число больших дорог в пределах правобережной связи Хаджитархана с Кавказом, Крымом и Русью. В пределах левобережья больших золотоордынских дорог немного. Прежде всего важно отметить, что все товары перевозились из Хаджитархана на караванах через Междуречье или на судах в Красноярское городище Астраханской области, которое расположено напротив Хаджитархана на левом берегу дельты Волги. Из Красноярского городища уходило две основных магистрали. Первая магистраль, уходившая от Красноярского городища до р.Урал, далее к Сарайчуку и Хорезму, называется Большая хорезмийская дорога. Она была хорошо обставлена караван-сараями, располагавшимися через каждые 25-30 км. Вторая магистраль, которая сейчас называется Большая оренбургская дорога, шла от Красноярского городища вдоль водного пути на север, из Таны в Хорезм через Хаджитархан и Сарайчук. Этим заканчивается описание основных дорог, прохо­дивших через Хаджитархан.
Из Таны в Хорезм через Хаджитархан и Сарайчук - так описываются транзитные пункты Улусса Джучи в девятимесячном маршруте из Приазовья в Китай флорентийцем Ф.Б.Пиголотти4. Использование отдельных участков данного маршрута зафиксировано в сочинении арабского путешественника Ибн Батута5. Упоминание этих магистралей мы находим и в заметках западноевропейских миссионеров Д.Мариньоли и Пасхалиса6. Локальные участки дороги, соединяющей Сарай и Хаджитархан с Сарайчуком и Хорезмом функционировали на протяжении XV-XVII веков и позже. Позднее использование этих трасс и дало им современные названия7.
Вместе с тем, следует признать, что описанный Ф.Б.Пеголотти торговый маршрут среди самих итальянцев не имел широкого практического применения. В полной мере ими использовались лишь начальные пункты этой дороги, которые в указанный период становятся местами сосредоточения купцов из стран Ближнего Востока, Ирана, Египта, Средней Азии и Индии. Так, рассказывая об Астрахани (Ginthercan) XV века, И.Барбаро отмечает, что в этот город до его разрушения Тимуром направлялись «все специи и шелк», которые затем доставлялись в Тану8. Подобные высказывания характерны и для других итальянских авторов XV столетия9.
Что же следует понимать под «специями» (le specie) средневековых западноевропейских источников? Ф.Б.Пеголотти приводит в своем трактате перечень товаров, продаваемых в Тане, среди которых названы золото, железо, медь, олово, жемчуг, янтарь, шелк, парча, хлопок, полотно, холсты, кожи, каракуль, воск, мед, пшеница, рожь, рыба, икра, сало, сыр, масло, перец, имбирь, шафран, мускатный орех, сандаловое дерево, меха соболя, горностая, белки, куницы, ласки, лисы, рыси и др.10 Даже поверхностное ознакомление с приведенным ассортиментом позволяет выделить перечень товаров восточного происхождения (жемчуг, шелк, хлопок, пряности), имеющих отношение к западному экспорту (ткани, металлы, вина, янтарь), а также местные, ограниченные хлебом, продуктами животноводства, рыбой и пушниной. Последняя категория, относящаяся по классификации флорентийского финансиста к «крупным специям» (spezierie grosse), составляла значительную часть товарного вывоза иноземными купцами непосредственно из городов Золотой Орды.
Хаджитархан и некоторые другие нижневолжские и приазовские городские центры поставляли рыбу, особенно ценимые осетровые породы, составлявшие важную статью в отправках константинопольских и итальянских негоциантов11. Характерно, что осада Каффы ханом Джанибеком в 1344-1345 годах и последующая итальянская блокада северо-причерноморских портов, оказали заметное влияние на изменение конъюнктуры рыночных цен в Византийской империи, где, прежде всего, стал ощущаться недостаток в зерне и рыбе12.
В торговле нижневолжских центров с русскими княжествами, наряду с традиционными для Золотой Орды продуктами животноводства, фигурируют соляные поставки. Г. Рубрук свидетельствует о значительных доходах, получаемых Бату и Сартаком вследствие контроля за соляными разработками13, а И. Барбаро отмечает ежегодные отправки русских купцов в Астрахань за солью.
Основной статьей торговли городского населения Золотой Орды с Индией, по свидетельству с Ибн Батуты, являлись «кыпчакские лошади», стоимость которых на индийских рынках возрастала по сравнению с первоначальной почти в 30 раз. О широких торговых связях Улуса Джучи с Делийским султаном в первой половине XIV века свидетельствуют также находки на золотоордынских поселениях золотых монет династии Таглакидов (1320-1414 гг.). Для нумизматического комплекса городища Шареный Бугор также известны прецеденты находок индийских золотых динаров.
Доставка восточных товаров в Хаджитархан обеспечивалась по двум направлениям: по южному – из Закавказья и восточному – из Хорезма. Так, например, столь высоко ценимый в Западной Европе шелк производился и в самом Хорезме, где местные сорта были известны итальянским купцам под характерными названиями «carustisna» и «organinum». Вместе с тем, хорезмский шелк значительно уступал китайскому в дешевизне, а иранскому - в качестве, что делало сорта из Гиляна и Китая более предпочтительными.
Основной период расцвета торговой системы Золотой Орды приходится на правление хана Узбека, Он, приняв ислам, сделал ставку на купеческий капитал и начал опираться на городское население поволжских городов. Инерция былого величия помогла энергичным правителям Узбеку и Джанибеку некоторое время поддерживать порядок, но в 1357 году Джанибек погиб от руки собственного сына Бердибека и началась «Великая замятия», чехарда возводимых и тут же убиваемых ханов14. С этим временем связано большое количество находимых на территории Хаджитархана монет чеканки Узбека.
Экономическое процветание городских центров Золотой Орды было недолгим. К середине XIV века сложившаяся система трансазиатской торговли обнаруживает первые кризисные симптомы, обусловленные изменением внутриполитического положения в ряде государств, ранее являвшихся торговыми партнерами Золотой Орды. Во второй половине XIV столетия отмечается экономический спад и для собственно городских центров Поволжья, во многом ориентированных на внешние рынки сбыта и выполнявших посреднические функции в транзитной торговле между Азией и Европой. В новых условиях города степной части Золотой Орды становятся экономически изолированными не только от иноземных государств, но и по отношению друг к другу, образуя при этом локальные варианты хозяйствования и денежного обращения. Отражением данной ситуации является организация владетелем Хаджитархана в 1374 году собственного монетного производства, призванного обеспечить внутреннюю стабилизацию мелкой розничной торговли.
Вместе с тем и во время внутриполитической децентрализации Золотой Орды в 60-70-е годы XIV века Хаджитархан оставался сравнительно жизнеспособной в хозяйственном отношении единицей.
Хаджитархан способствует укреплению во­круг себя системы различных мелких городов и поселений, которые вошли в его политико-экономический округ. Одним из мощных городов, находившихся в округе, мы считаем Красноярское городище, расположенное у с. Красный Яр Астраханской области. Оно развивается благодаря торговле с Сараем, Сарайчуком и другими золотоордынскими городами, расположенными на левом берегу Волги. Сюда доставляются многочисленные товары из Хаджитархана и других городов правобережья. Развитие многочисленных городов округи Хаджитархана, расположенных в дельте Волги, обусловило его становление как крупного торгового центра до конца XIV века. Этим объясняется тот факт, что Хаджитархан в указанный период нередко оказывался объектом ожесточенной борьбы между собственно золотоордынскими группировками аристократии (борьба Черкесбека с Мамаем и Урус-ханом), и отдельными иноземными авантюристами (поход новгородских ушкуйников Прокопа, пиратская экспедиция Л.Тираго).
И все же, на фоне общего упадка городской культуры, вызванного процессами переорганизации социально-экономической структуры населения Золотой Орды в сторону увеличения кочевого сектора, Хаджитархан уже не мог как прежде занимать одно из лидирующих мест в системе международной трансазиатской коммерции. «Теперь это почти разрушенный городишко, но в прошлом это был большой и знаменитый город», - подобные характеристики стано­вятся вполне характерными для западноевропейских известий об Астрахани XV столетия15.

I Итиль – Волга.

Примечания:
1. Халиков А.Х. Монголы, татары и Золотая Орда и Булгария. - Казань, 1994. - С. 45.
2. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. - Т. 1.-Спб., 1884. - С. 301.
3. Гмелин С. Путешествие по России. Ч. II. - Спб., 1777. – С. 64; Бартольд В.В. Место Прикаспийской области в истории мусульманского мира. - Пб., 1925. - С. 44.
4.   Pegolotti F.B. La pratica della mercatura / Ed. A.Evans.-Cambridge
/Massachusetts/: The mediev. Acad. of America, 1936.-P.21.
5. The Travels of Ibn Battuta A.D. 1325-1354 / Ed. H.Gibb. - Vol. 11. - Cambridge University Press, 1962. - P. 470-497; Vol. III. - 1971. - P. 539 ff.
6. После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в стран трех Индий / Пер., введ., прим. Я.М.Света. - М.: Наука, 1968. – С. 197; Cathay abd the way thither / Iransl. and. esd. by H.Gule. - Vol. I. - London, 1866. - P. 231-234.
7. См.: Заходер Б.Н. Ширазский купец на Поволжье в 1438 г. / К вопросу о русских экономических связях с Сибирью, Средней Азией и Передним Востоком // Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. II. - М.: Наука, 1967. - С. 166; Английские путешественники о Московском государстве в XVI в. / Пер. Ю.В.Готье.-Л.: Печатный двор, 1938. - С. 189; Татищев В.Н. История Российская. Т. 6. - М.-Л.: Наука, 1966. - С. 267.
8. Барбаро и Контарини о России: к истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. статья, пер., комм. Е.Ч.Скржинской. - Л.: Наука, 1971. – С. 157.
9. Там же. - С. 220; Карпов С.П. Документы по истории венецианской фактории Тана во второй половине XIV в. // Причерноморье в средние века. - М.: Изд-во МГУ, 1991.- С. 210; Аннинский С.А. Рассуждение о делах Московии Франческо Тьеполо // Исторический архив. - Т. III. - 1940. - С. 331.
10. Pegolotti F.B. La pratica. - P. 24.
11. Там же. - P. 24, 102; Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука / Ред., вступ. статья, прим. Н.П.Шастиной. - М.: Изд-во геогр. лит-ры, 1957. – С. 88; Барбаро и Контарини... - С. 144; Иоганн Шильтбергер. Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год / Пер. Ф.К.Бруна / Ред. З.М.Буниятов. - Баку: Элм, 1984. - С. 44.
12. Heyd W.Geschichte des Levantehandels im mittelalter. Bd.II.-Hildesheim - Zurich - New-Jork, 1984. - S. 190.
13. Путешествия... - С. 90.
14. Гумилев Л.Н. Поиски вымышленного царства. - М.: Наука, 1970. - С. 402.
15. Варваровский Ю.Е. Сборник тезисов региональной научной конференции «Проблемы взаимодействия национальных культур» (Межэтнические общения в полиэтническом регионе). - Ч. 2. - Астрахань, 1995.

Ришат Гузейров,
аспирант КГУ