2000 3/4

Победы и рекорды Рината Гимадеева

1. СТАРТ.

1963 год. 14 сентября. Центральный стади­он Казани. Идет чемпионат Татарстана по легкой атлетике. Готовимся к старту бега на 5 000 метров.

Знаете, кто сегодня выиграет? - вдруг спрашивает нас специалист по спортивной ходьбе Х.Ахметшин. Знатокам-зрителям заранее известно: кто есть кто. Реальные шансы на по­беду имеют два-три бегуна, поэтому вопрос Хашима показался неуместным. Мы называем несколько имен. Конечно, кто-то из них.

Вот и не угадали. И никто не угадает. А я знаю. Точно могу сказать и не ошибусь, -торжествует прорицатель. - Первым будет Ри­нат Гимадеев. Вон тот, невысокий крепыш. Ви­дите - какие мышцы, какие ноги? Будь здоров! Очень разносторонний парень. Я его еще с тех­нического училища знаю. Хоть - коньки, хоть - велосипед, даже в плавании никому не усту­пает.

Мы заинтригованы. И решаем по ходу бега следить за новичком. Для нас-то он новичок, а по университету, оказывает­ся, уже стал чемпионом.

Судья-стартер дает ко­манду: «На старт!» Бегуны выстроились в начале даль­ней от судейской «стоянки» кривой, готовые выложить на дистанции в пять тысяч метров всю свою силу и умение в борьбе за звание чемпиона Татарстана 1963 года.

- Внимание! Марш!

Смело и умело берет но­вичок. Выскользнув вперед, пару раз оторвался на пер­вой прямой от попытавших­ся перехватить у него ли­дерство. За первые двести метров поставил «свою» скорость и уверенно повел бег на оставшихся двенадца­ти кругах.

С каким азартом и наслаждением Ринат «атакует» барьер. Он весь в борьбе с высотой, со скоростью, с соперниками. Следующий - яма с водой.

Хорошо бежит Дамир Шаймарданов - другое счастливое открытие этого года. Он - бывший лыжник переехал из Агрыза в Юдино и занял­ся бегом.

Значит, сегодня будет дуэль: Шаймарданов -Гимадеев. Так и есть, лидерство за ними. Третьим держится Шабаев, тоже сильный бе­гун, но он не выходит даже на вторую пози­цию. Если лидеры измотают друг друга, он по­пытается найти свое счастье на финише, обы­грав их. Итак, тройка идет вперед и отрывает­ся. Уже догоняет и ловит «за хвост» последне­го. Вот круг бегунов на дорожке замкнулся.

Глазами слежу за тройкой лидеров. А в мыслях раскручиваются пройденные соревнова­ния, свои и чужие, победы и поражения. Ре­кордные забеги, свидетелем или участником ко­торых я был. Вспоминаются рекордсмены, ре­зультаты которых зафиксированы в таблицах рекордов Татарстана, составленных Юрием Кра­ен льниковым,

Бег на 5 000 метров. Мужчины: 15.30,0 -Минемулла Мотыгуллин («Урожай»), 1953 год; 15.01,6 - Александр Золотарев («Динамо»), 1958; 14.51,6 - Фиргать Гаязов («Буревестник»), 1962; 14.40,6 - Ринат Гимаде­ев («Буревестник»), 1964; 14.27,8 - Фиргать Гаязов («Труд»), 1965; 14.27,2 - Фиргать Гая­зов («Труд»), 1966.

Бег на 3 000 метров с препятствиями. Мужчины: 9.53,6 - Габбас Шарипов («Наука»), 1953; 9.38,4 - Равиль Бикчурин («Буревестник»), 1958; 9.13,6 - Константин Си­нев («Буревестник»), 1961; 9.12,7 - Ринат Ги­мадеев («Буревестник»), 1964; 9.10,3 - Ринат Гимадеев («Буревестник»), 1966; 8.45,4 - Нико­лай Гаврилов («Спартак»), 1971.

После седьмого круга Ринат чуть притормо­зил, чтобы в лидеры вышел Шаймарданов. Ша­баев остался на своем третьем. Ринат присмот­релся к Дамиру и снова повел. Ясно - решать будет на финише.

Метров за сорок до начала последней пря­мой Гимадеев чуть сбавляет. Шаймарданов бе­рет правее, на обход, Шабаев - еще правее. Значит, все трое начнут спринтерский финиш с одной линии. Ан нет! За двадцать метров до начала прямой преследователи зависают в пус­тоте. Лидер убежал. Первая дорожка свободна. Переходи и беги! А Гимадеев уже на четыре-пять метров впереди. Догоняй! Слишком позд­но! Разрыв сократить можно, но это уже не поможет. На финишной линии бегунов разделя­ет даже меньше одного метра. Такое и на сто­метровке бывает редко: 1. Гимадеев - 15.26,4; 2. Шаймарданов - 15.26,5; 3. Шабаев - 15.26,6.

Далее началась борьба за обладание рекор­дом: Гимадеев - Гаязов на 5 000 и Гимадеев - Синев на 3 000 метров с препятствиями. С пе­ременным успехом.

На «три с препятствиями» участников обычно бывает меньше, но класс тут повыше, без специальной подготовки не пробежишь, Ес­ли на «гладких» барьерах и перейдешь как-нибудь, то в яме с водой можешь застрять окончательно и надолго. Поэтому почти все зрители и подтягиваются к яме, чтобы посмот­реть самое интересное. Интересно и как барах­таются новички, и как умело преодолевают это коварное препятствие мастера своего дела.

Старт! Пока все равны. Первые сто метров совпадают со спринтерской, и почти такое же ускорение. Надо занять дорожку у бровки - бежать лишние метры по большой дуге кривой никому не хочется. «Бежать осталось семь кру­гов!» - сообщают судьи.

Отсюда начинается «настоящая работа». Кто есть кто - почти известно. «Темные лошадки» тут появляются редко. Пока рекорд у Синева - 9.13,5, который продержался уже три года. А до него рекорд Бикчурина - 9.38,4 с 1958 года держался тот же срок.

 

2. КРОССЫ И ЭСТАФЕТЫ.

С Ринатом мы часто встречались на кроссах и эстафетах. Наиболее популярной в Казани была «майская эстафета», проводимая газетой «Советская Татария» ежегодно 2-го мая. Седь­мой этап самый тяжелый и длинный, протя­женностью свыше шестисот метров. Стоим и ждем. Ринат представляет КГУ, я - КАИ, Чей «шестой» подойдет раньше. Со стороны «кольца» бежит университетский, а мой отстал. «Рубки» не получилось. По улице Пушкина от клуба Госторговли до угла улицы Горького ка­ждый бежал без серьезных соперников. Универ­ситет выиграл, мы проиграли: девушки подве­ли, мало было их в нашем институте, «Фактически, это был переломный момент. До этого многие годы университету не удавалось определить пединститут с его бегунами-профессионалами с факультета физвоспитания», - заметил Ханиф Муртазин, тогдашний препо­даватель-тренер КГУ.

- А Ринат на таком факультете учился? -спрашиваю я, считая, что Гимадеев учился на журналиста и поэтому мог быть более-менее связанным со спортом. Оказалось, что он за­канчивал физический.

Да, вот как спорт влияет на судьбу челове­ка! Будущий физик стал спортивным журнали­стом. Тут свою роль сыграл, видимо, и другой человек - Владимир Болдаевский. Он привлек Рината к работе в газете «Комсомолец Тата­рии». Но это было позже.

Эстафета Дня Победы. Мы стоим под Крем­лем на Булаке. Бежать надо с угла улицы Та­шаяк до Новокремлевской, далее в гору до улицы Ленина, мимо «Бегемота» до Пассажа. Приняли эстафету внизу почти одновременно. Но гора есть гора, обыграл меня Ринат.

Хотя азарта и много, но не любил я эста­феты. Тут многое зависит не от тебя. Были у меня забавные и досадные случаи. У одного и с Ринатом «на двоих».

Начали проводить эстафету 9 мая. Сначала посвятили ее Дню Победы. Потом почему-то переименовали в «эстафету на приз Мосолова» Эстафета комбинированная, сложный зачет. Соревнуются команды районов. Отвечает за ко манду секретарь райкома КПСС по идеологии Накануне старта проводит совещание наставление: каждому предъявляется серьезное требование. Мне, во-первых, где работаешь? Почему бежишь за КАИ? Давай за завод! Лад­но. Команде: наш район - Ленинский! Имя обязывает! В честь Дня Победы мы должны быть только первыми. Даже второе место нас не устраивает - решили?! Возражений - нет? И, не принимаются!

Мне дали этап бежать по Ленинской дамбе, от Гривки до ресторана «Парус», что стоял на­против цирка. Стою, жду. До меня должен бе­жать собачник со своим питомцем. А ему эста­фету дает гонщик на скутере от «Паруса» че­рез Казанку до дамбы - Гривки.

Надо же! Заглох мотор одного из скутеров. Оказался - наш. Мои соперники убежали. Вот и мой предшественник появился и бежит с эс­тафетной палочкой ко мне. Собака повернула домой в Ленинский район. Кинолог заметался, куда бежать? Я подбежал, вырвал палочку и в одиночку помчался к «Парусу». Там девушки-санитарки со своим «раненым» на носилках чуть не плачут, налетели на меня: «Где пле­тешься? Тут наш «солдат» уже умирает». Да, не нравился мне этот командный ажиотаж. Вся та же эстафета, только другие годы и название - приз Мосолова!

Первый этап: старт на площади Свободы. Бежать по Большой Красной до угла Льва Тол­стого и вниз, далее по тропинке вдоль ограды парка им.Горького до конца улицы Подлужной. Дистанция около трех километров. Ринат ока­зался сильнее, выиграл. Он первый, я второй. Пробегаем финишную линию, Судья-счетчик со­общает: седьмой! восьмой! Подбегаем, спрашива­ем: «Кто же до нас прибежал?» - «Вон они: шестеро первых. Идите, не мешайте работать. Остальных принимать надо», - прогоняет нас старший судья на финише.

Состав команды десять человек. В зачет идут шесть лучших. Выходит у этой команды абсолютная победа! Ребята молодые незнакомые. Что нам оставалось делать? Посмотрели друг на друга, Ринат улыбнулся, махнул рукой.

Такое же случилось еще раз на осеннем профсоюзно-комсомольском кроссе. Победители поедут в Нальчик - на финал России...

Бежали от лесной поляны около поселка Левченко до озера Глубокого, там по горам и обратно. Когда приближались к финишу, виде­ли: впереди по просеке бежала группа. Думаем, мало ли кто. Тут много бывает тренирующих­ся. Оказалось, это лыжники, стартовавшие вме­сте с нами. Спрашиваем: «Где же вы нас обошли? Мы убежали от вас. Вы отстали. И вдруг на финише оказались впереди нас?» От­вет: «Вы неправильно побежали. Мы вслед кричали вам. А вы, даже не оглянулись». -«Да, что ребята, - возражаем, - мы же бежали «по флажкам» - по разметке. Да уж, если на то пошло, то и вы должны были бежать «неправильно», но за нами. Было бы, по край­ней мере, порядочно, Тут же не стадион-метры, больше или меньше, значения не имеют. Это же - кросс». Но «друзья» разводят только руками.  «Мало ли куда вы забредете! Все по правилам. Нарушений нет».

Опять понимаем друг друга, Улыбка Рината успокаивает обоих, Едем домой, Что нам дока­зывать!

У «победителей» дальше пошло все не так просто. Засекли их в облсовпрофе. Решили провести повторный забег. Между сильнейши­ми. Ринат отказался, не побежал. «Что время терять. Я и так не поеду. Работы много», объяснил он мне. Я решил бежать, Хотя тоже не собирался ехать, но хотел выяснить, как ребята нас обогнали.

Дистанция длиной те же восемь километ­ров, но проложена по другим дорогам, тропин­кам. «Смотри, опять не заблудись, нас винить будешь!» - предупредили меня «первачи» того, первого забега. - «Не заблужусь. Этот лес я не хуже вас знаю», - благодарю их за заботу. Ну-ну, посмотрим!

Побежали. «Надо быть «начеку», - думаю, сильно открываться нельзя». «До Глубокого убежал метров на сто-сто пятьдесят. У дач пи­сателей поднялись в гору, Бегу по ложбинке, флажки кончились! - куда же дальше? Огля­нулся. Вниз спускался овражек - вижу из него только голову моего преследователя. От моего следа уже метров на двадцать ниже, влево за­бежал. Сам оказывается с меня глаз не спуска­ет. Видит, я остановился и увидел его - кри­чит: «Сюда, вниз!» И побежал дальше к озеру. Пришлось вернуться и догонять. После не­скольких подъемов, спусков уже на обратном пути, флажки «загнали» на вершину дальнего берега озера и... опять, тупик! Смотрю мой «друг» не стал на гору подниматься, а шпарит по тропинке вдоль озера - и там флажки.

Решил больше не рисковать. Вышли на по­следнюю просеку, ведущую к финишу. Я убе­дился, что развешанные по веткам красные флажки ведут до самого судейского столика, оставил «первача» на полсотни метров. Вот и такие бывали курьезы! Хоть смейся, хоть плачь!

 

3. «ТРОЙКА ЗАПАСНЫХ».

1968 год. В Ульяновске идут зональные со­ревнования Поволжья по легкой атлетике. В первый день бегут Радик Фаррахов - на 1 500, я на 10 000, Ринат Гимадеев - на 3 000 метров с препятствиями. Расписание составлено так, что при желании мы трое можем бежать через день на 5 000 метров.

Фаррахов свою «полуторку» отработал очень неплохо. Старший тренер команды Николай Митянин остался доволен. Видимо, он на такой результат и не рассчитывал. Ожидал худшего. Дело в том, что Николай Павлович на эти со­ревнования готовил других бегунов. Но перед самым отъездом их не оказалось на месте.

Радик переболел желтухой и теперь с большим трудом восстанавливал былую спор­тивную форму. О своих лучших результатах на 800 и на 1 500 метров, которые были рекор­дами Татарстана, он пока еще не мог и меч­тать, Тренер знал это и перед стартом Радика был сильно озабочен. Теперь, похоже, он не­много успокоился.

Были неясности и с Ринатом, рекордсменом на 5 000 и 3 000 метров с препятствиями. В последнее время он уже отошел от соревнова­ний. Трудно было ему сочетать жесткие трени­ровки со своей основной работой.

А со мной получилось совсем «пропащее» дело. Когда перед отъездом начал проходить медосмотр, врачи напрочь отказали мне дать визу на участие: «Гипоксия миокарда! Предын­фарктное состояние!» - расшифровали они элек­трокардиограмму. Впору лечь срочно в больни­цу. О беге и говорить нельзя. Покой! На две недели.

Ладно, на «пятерке» Ринат может выру­чить, «Десятку» кто побежит? Некому. Явная «баранка» - зачета нет. Как сам чувствуешь? -размышляя, спросил второй тренер команды Ханиф Муртазин.

Вроде, и неплохо, - отвечаю. - Только во рту сохнет. Но больным себя не чувствую.

Поедем, - решает Ханиф Мубаракзянович. - До старта еще два дня, По дороге на парохо­де отдохнешь. В Ульяновске еще раз пройдем медосморт и решим окончательно. Все! Поеха­ли.

На другой день приехали в Ульяновск. Тут еще жарче. Стадион - ниже уровня улицы. Ни с какой стороны не продувается. Будет пекло. Радику еще ничего. Хотя он и бежал раньше меня, но за четыре минуты, что необходимо, чтобы преодолеть 1 500 метров, особо не пере­греешься. Мне же бежать полчаса. Да еще с «гаком». «Гак» может быть от полутора до пя­ти минут, смотря как сложится бег.

Побежали. Надо начать осторожно. Если будет все нормально, «поработаю» на второй половине дистанции. Прошли «пятерку». У мо­их болельщиков, уже закончивших соревнова­ния в своих видах друзей и тренеров, появился голос: «Хорошо, хорошо! Держись!» С каждым кругом они кричат бодрее. Все, финиш. Время - 31.47,5. Личный рекорд. Вот больной! В чем ошиблись наши врачи?

Теперь дело за Ринатом. Традиционно, «стипель-чез» завершает программу первого дня.

- Давай, Ринатик! Пока у нас все идет нормально. И за тебя я спокоен. Ну, иди! -напутствует Митянин Гимадеева. Он знает его лучшие дни. Знает, что сегодня, после переры­ва, ему будет тяжело. Но уверен, что Ринат не подведет.

Теперь все болеем за Рината, Начал он не спеша. И жара немного спала. Теперь набирает скорость. На препятствия уже не наступает. Пролетает их барьерным шагом, как в свои лучшие времена. И на яме с водой не задер­живается: сильно отталкивается от бревна-препятствия, взлетает и приземляется на даль­ний край «озера» на привычную ногу, другую держит «всухе». Семь с половиной круга прой­дены на одном дыхании. Нет, не потерял еще Ринат мастерства! Устал, но доволен. Чувству­ется, бежал с удовольствием. И тренеры до­вольны. Николай Павлович тихо ухмыляется, но особой радости не показывает. Скрывает. Знает, что ликовать еще рано. Еще раз смотрит на свой секундомер, ставит его «на нуль» и серьезным голосом: «Ну, мужики, на сегодня хватит. Спасибо. Пошли отдыхать. Еще рабо­тать два дня».

Наступил третий день. Завершающий. Фар­рахов, первым из нас заканчивает свое «дело». 800 метров прокатил почти, как прежде. Дово­лен. Набирает форму.

Теперь нам с Ринатом бежать вместе. На 5 000 метров дублируем друг друга. В зачет идет один результат. Второй будет лишь запас­ной, для себя, для души. Прикидываю: у Рината личный рекорд почти на минуту лучше моего. Он, даже в плохой форме, «принесет» мне на пятерке разрыв около двухсот метров. Так стоит ли мне сегодня бежать? Нет-нет да и закрадывается сомнение. Вдруг, на самом де­ле, у меня с сердцем не все в порядке. Хоро­шо, десятку выдержал, но на пятерке скорость гораздо выше. Тут, не шутки - бег «наизнанку».

Николай Павлович, стоит ли мне бежать в хвосте, когда известно, что Ринат будет поч­ти на круг впереди меня?

Милый мой! Ринат уже не тот, что был прежде. Спасибо ему, что на «тройке» не под­вел. А теперь его можно вот так сложить -показывает ладонями «ракушку» - и отправить домой. Сойти он не сойдет, не тот человек. Бег его будет очень тяжелый. Он позавчера выжал из себя все. Результата от него уже не жди. Вот тебе задача, не проиграй ивановским и горьковчанам. Ты их знаешь. Мы идем пока шестыми. Впритык. Проиграешь им, хотя бы одному, мы будем седьмыми. Наша команда в финал России не пройдет. Остальным, кому угодно, можешь проиграть. Но этих - держи. О Ринате не думай. Он наш. Не твоя забота как он будет бежать. Может, он вначале и хорошо продержится, но в конце устанет.

Итак, старт! Начали. Все идет как задума­но. Круг за кругом. Для контроля Радик сле­дит по секундомеру и подсказывает время по кругам. Провала нет. Двенадцать с половиной кругов - как по ниточке. Коля Карпов ни разу не сбился. Намеченные мне тренером противни­ки давно отстали.

Финиш. Фаррахов показывает мне секундо­мер: 15.03,8. Опять личный рекорд. В офици­альном протоколе время даже лучше. По ходу бега результат на 3 000 метров - 8.58,3. Митянин оказался прав: Ринат проиграл мне около двухсот метров - полкруга. Его время - 15.39. Думаю, все-таки, если бы он был настроен тренером на другой, необходимый, результат, то выполнил бы. Другое дело чего бы это ему стоило? Возможно, и этот, и тот бег на 3 000 с препятствиями, ему здоровья не принесли. Тем более, что после этого соревнования он опять перешел на режим свертывания нагрузок. Ну, что поделаешь? Безотказный и самоотверженный человек. Нужно?! Гимадеев может по­казывать чудеса.

После «пятерки» индивидуальные виды за­кончились. Начались эстафеты. Тут неожидан­ностей не произошло. Наши все четыре коман­ды - 4x100 и 4x400, мужчины и женщины вы­ступили в пределах расчетов тренеров.

На итоговом совещании Митянин сказал, что мы удержались в командной «шестерке», Будем участвовать в финале. Особо нас выру­чил Ринат Гимадеев. Оказалось, что мы счита­ли его результат только на 3 000 метров с препятствиями. А разрешалось на одного чело­века два вида. Таким образом, и его бег на 5 000 метров вошел в командный зачет дополни­тельно. В итоге мы перешли на пятое место. Спасибо, не подвел Ринат.

Последнее слово за руководителем делега­ции, представителем Татоблсовпрофа Дамиром Шарафутдиновым. После краткой общей удовле­творительной оценки, он особо похвалил наше «трио».

12 июля 1969 года. В Казань приехала ко­манда профсоюзов Японии. Будет матчевая встреча по легкой атлетике: Япония - Москва -Татарстан. Может быть, кто-то знал заранее, готовился к этой встрече. Для нас же, группы марафонцев Казанской школы высшего спор­тивного мастерства, она оказалась совершенно неожиданной. В спортлагере школы на Голубом Заливе мы готовились к марафону. Тут еще пришло приглашение из Альметьевска на спор­тивный праздник нефтяников. Отказать неудоб­но. Шесть человек - лучших бегунов отправили туда.

Остальных обязали срочно прибыть в Ка­зань. Не для участия в беге, а для судейства: знаешь - не знаешь, суди! Все было организо­вано в пожарном порядке. Нам поручили су­действо в метании молота. До того на стадионе и круга для метания не было. Отменить бы, да нельзя. Из Японии приехали Цубурая-сан, тре­тий призер Токийской Олимпиады 1964 года. Из Москвы - Трибунский, богатырь не из по­следних. Гости оказались непривередливыми. Круг, который залили в срочном порядке, был, конечно, далек от идеала, но сносный. Да и судьи не подвели. Во всяком случае нам ника­ких упреков не высказали.

Отработали мы свое судейство на песке и скорее внутрь стадиона, смотреть, что происхо­дит на беговой дорожке. А там конфуз.

Бег на 5 000 метров. Японец и москвич готовы к старту. Хозяева забыли своего бегуна-стайера. Некому бежать. Никто не разминался. На старте только двое - гости. Что делать? Об­ращаются к нам: «Бегите, что вам стоит про­бежать пять километров. Вы же бегаете, вон, аж - сорок два!»

Здравствуйте, так взял да и побежал. Мы же совершенно не готовы. Даже одежды спор­тивной с собой не имеем.

Ну, как-нибудь. Сейчас мы вам форму достанем.

Нет, уж. Так не бывает. Мы хоть и ма­рафонцы, но быть посмешищем, не хотим.

От нас отстали. Ищут дальше - кого же?

Не стерпел Ринат Гимадеев. Он давно уже не выступал. После соревнований в Ульяновске работал в. газете журналистом, вел спорт. Ри­нат был мастером на все руки: велосипед, коньки, бег во всем многообразии, разве что кроме марафона. Журналистом стал универ­сальным. Кроме того, оказался блестящим ра­диокомментатором.

Вот и сейчас ведет репортаж, любо-дорого! Вперемежку со своим японским коллегой. Все успевают, все разъясняют: по-японски и по-русски. Если нужно, Ринат может прекрасно и по-татарски, который японец пока не понимает. Вот и тут он не успел понять. Вроде, он рус­ский язык неплохо знает. А, что сказал Гимадеев-сану казанский представитель, он не по­нял.

Пока, суть да дело, коллега исчез с репор­терского места и уже оказался на беговой до­рожке. Готовится к старту.

-Че-то та-ко-йо?... - произнес гость от удив­ления русские слова на японский лад.

Старт! Побежали. Наконец-то японский комментатор понял в чем дело. Быстро разъяс­нил своим землякам, что происходит на до­рожке: Гимадеев-сан, Гимадеев-сан. Гости тут же оценили по достоинству поступок Рината и первыми наградили его аплодисментами, Задол­го до финиша. Теперь они уже и не знают за кого «болеть»: то ли за своего японского, то ли за полюбившегося им местного комментато­ра.

На дорожке трое. Не бег, а игра. Игра в «кошки-мышки». На двенадцати с половиной кругах кто кого переиграет. Тут время не име­ет значения. Важно место. В таких случаях тактика одна - кто лучше «сработает» на фи­нише. Ринат - очень опытный бегун. Прекрасно чувствует не только бег, но и соперников. Он не мог не заметить, что соперники не очень страшны. Немного сыроваты. Особенно москвич. И на самом деле, на пятом-шестом круге тот начал отставать. Теперь будет легче, Один на один. Лидирует гость. Он невозмутим. А может быть, он с виду только - «сыроват». Наверняка японцы первого попавшего, каким сегодня ока­зался сам Ринат, не привезли.

Нельзя сегодня Ринату ошибиться. Сегодня он и размяться не успел. Ему бы лишь про­держаться 4 900 метров, до последней. А там, на финише, чья возьмет. И так можно. Все че­стно. Так в беге с Владимиром Куцем англича­нин Гордон Пири и венгр Шандор Ихарош, каждый в свое время, и мировые рекорды ус­танавливали. Сейчас эти двое прекрасно пони­мают друг друга. И зрители давно поняли их тактику. Переживают. Все чувствуют, какая идет внутренняя напряженная борьба. Кто дрогнет? Кто первым ошибется? Или победи­тель определится в «открытом бою», на фини­ше грудь в грудь? Да. Так и решился этот бег - драма двух актеров. Бег выиграл Ринат.

Через полчаса Гимадеев-сан уже сидел ря­дом со своим коллегой. Вел репортаж. Продол­жал свою прерванную работу.

И еще несколько слов о репортере, спор­тивном журналисте Р.Гимадееве. Его перу при­надлежат сборник рассказов «Спортивный Та­тарстан» и очерк «Путь к цели».

Читаю и перечитываю «Путь к цели» и еще, и еще раз переживаю описанные там со­бытия. Знакомые люди. Захватывающие чувст­ва! Факты удивительно точны и изящно описа­ны. Ринат не только знал предмет и своего ге­роя, но и, зачастую, сам бывал прямым участ­ником описываемых событий. А то специально выходил на дорожку стадиона или лесную тро­пу, чтобы бежать рядом с героем рассказа, дышать с ним одним воздухом, беседовать «на ходу». Репортажи шли «с беговой дорожки».

 

4. ФИНИШ.

Весенний  день, под вечер.  Погуляв

немного в Ленинском садике, решил зайти к Ринату: как он там? Давно не виделись. На порядочное время я потерял его из виду. Гово­рят, ушел в обком, направили на учебу в Высшую партшколу, ворочает большими дела­ми.

А тут началась «борьба за трезвость». Меня тоже подключили. «Избрали» даже в Республи­канский совет. Сидят «большие» люди: глав­врачи, сам министр здравоохранения, замы ос­тальных, причастных к «борьбе», министров, Герои Труда от рабочих, нефтяников, предста­вители сел. Многие уже давно знают друг дру­га, участвовали во многих парадных Советах, комиссиях, заседаниях, совещаниях. В общем, штатная элита поднята на очередное мероприя­тие, куда был вкраплен и я как новый обра­зец, спортсмен-трезвенник. Насколько «образ­цовый» - не скажу, но трезвенником и неку­рящим   был всю жизнь   на самом деле. Думаю и уверен, таким же был и Ринат, которо­го в эту компанию впрягли рабочей лошадкой. Взвалили работу - будь здоров! Новое дело -Гимадеев, выручай!?

Ну, ладно. Всю работу не переделаешь. Давай, будем говорить о спорте. Рассказывай как ты? Все бегаешь? Как чувствуешь? Здоро­вье? - забросил Ринат меня вопросами. Замет­но, истосковался человек по живой работе - за­сушили его «трезвенники».

Продолжаю, - говорю, - понемногу бегать, Не для соревнований на результат, а так, для себя, для здоровья. Мы уже обречены теперь бегать. Иначе плохо. Дня два-три не побегаешь, начинает сердце ныть, просит бега. Час-полтора побегаю и снова человек. И сердце, не болит. И по печени приятная теплота разливается. Кто бросил бегать все жалуются на плохое самочув­ствие. Говорят начну, снова начну. Но начина­ют немногие. А то начинают да снова бросают. Это еще хуже. Лучше не дергать организм. Го­да через полтора-два, вроде, успокаивается. А еще дальше как бывает, не знаю.

Ринат слушает внимательно, «профессио­нально», я бы сказал. Работа журналиста и партийного работника выучили умению выслу­шивать и понимать собеседника. И тут он подытоживает мою мысль:

- Да, все верно. Потому и ударило мне в сердце.

Как?..

- Говорят, инфаркт. Вот, как сегодня, заси­делся часов до восьми. Поднимаюсь, чтобы до­мой идти, ноги не держат. То ли устал, то ли что серьезное. Днем был один тяжелый разго­вор. Немного расстроился. Короче говоря, полу­чилась история - признали инфаркт и лечили соответственно. Выписали на работу недавно. Теперь начал понемногу бегать. Давай посовету­емся, как восстанавливаться.

Говорили долго. Обо всем. Опять вернулись к бегу. На ближайшие месяцы составили даже небольшой график тренировок для восстановле­ния.

Увы, летом появился некролог. Газета «Социалистик Татарстан». 12 июня, 1988 года.

 

ГЫЙМАДИЕВ РЕНАТ ГАНИЕВИЧ

Озакка сузылмаган аерудан соћ 51 иче яшендђ Бљтенсоюз аеклык љчен кљреш ирекле ќђмгыятенећ Татарстан Республика советы председателе урынбасары, 1968 елдан КПСС члены Ренат Ганиевич Гыймадиев вафат булды. Р.Г.Гыймадиев 1938 елныћ 19 апрелендђ Казан шђџђрендђ туа. Хезмђт эшчђнлеген 1958 елда 12 нче техник училищены тђмамлагач, слесарь-ќыючы булып башлый, аннары шул ук учи­лищеда производствога љйрђтњ мастеры була.

1961 елдан 1966 елга кадђр Р.Г.Гыймадиев Казан дђњлђт университетында укый. Аны тђмамлагач, «Комсомолец Татарии» республика газетасында бњлек мљдире булып эшли.

1971 елда Р.Г.Гыймадиев Ленинград Югары партия мђктђбенђ укырга ќибђрелђ. 1973 елдан партия Татарстан љлкђ комитеты аппаратында эшли. 1981 елда ќђмгыятьнећ республика сове­ты урынбасары булып сайлана, ул тарих фђннђре кандидаты.

Р.Г.Гыймадиев иптђшлђрендђ лаеклы хљрмђт џђм абруй казанды. Ватан алдындагы хезмђтлђре љчен ул хљкњмђт бњлђклђренђ лаек булды.

Ренат Ганиевич Гыймадиевныћ якты истђлеге књћеллђребездђ мђћге сакланыр.

Бер тљркем иптђшлђре.

Камиль Мухтаров,
мастер спорта международного класса.