2000 3/4

Страницы истории татарстанской прессы

К 80-летию выхода первого номера журнала"Коммунист Татарии" - "Татарстан коммунисты"

Спустя полгода после подписания Декрета об образовании ТАССР, 1 декабря 1920 года, вышел в свет журнал "Вестник областкома РКП ТССР", явившийся родоначальником ново­го в республике теоретического и политического издания. Он прошел большой путь становления и творческого роста. Судьба его сложилась до­вольно необычно.

По первоначальному замыслу издателя, журнал должен был давать партийным работ­никам на местах руководящие установки, быть для них справочником.

Однако уже в начале следующего года на­правление работы журнала было уточнено, "Журнал, - отмечалось в постановлении бюро обкома РКП(б) от 23 января 1921 года, - дол-ЖЉН объединить в себе как итоги проделанной уже парторганизацией ТАССР работы, так и разработку новых методов партстроительства, агитации и пропаганды, уделяя время от вре­мени место профессиональному и советскому строительству. Журнал должен выходить два раза в месяц"1.

Организатором журнала был первый секре­тарь обкома партии А.П.Таняев. Как он сам признался в беседе во время пребывания в 1970 году в Казани, ввиду отсутствия подготов­ленных кадров, ему пришлось взвалить на себя заботы по его редактированию.

В 1921 году вышло всего пять номеров "Вестника"2.

После небольшого перерыва, с 6 сентября того же года, журнал издавался как двухне­дельный орган обкома РКП(б), выходивший дважды в месяц уже под названием "Спутник агитатора". Но и его жизнь оказалась корот­кой. После выпуска четырех номеров в ноябре 1921 года он получает новое название -"Коммунистический путь" и выходит как пе­чатный орган обкома РКП(б) и Главполитпрос-вета Татреспублики. Ему повезло больше, чем предшественникам: издание продержалось более трех лет. За это время было выпущено 26 но­меров.

В январе 1925 года журнал опять был пре­образован в двухнедельное издание "Путь Иль­ича", однако ненадолго.

Но ощущалась необходимость партийного печатного органа. В марте 1926 года, как пре­емник своих однотипных предшественников, из­дававшихся обкомом, появился ежемесячный теоретический и политический орган обкома ВКП(б) - журнал "Спутник партийного активи­ста". Примерно за два года увидели свет 10 номеров.

Все эти журналы издавались на русском языке. Но была большая потребность в печат­ном органе на татарском языке. Поэтому па­раллельно с указанным "Спутником" в 1926 же году появился ежемесячный журнал обкома партии на национальном языке. Назывался он "Джитакче" ("Руководитель"). Его задача за­ключалась в оказании теоретической и практи­ческой помощи руководителям парторганизаций на местах. Он выходил до 1932 года (78 номе­ров) и в том же году был переименован в "Татарстан большевигы". Издание его продол­жалось вплоть до начала Великой Отечествен­ной войны (139 номеров).

Не были забыты и русские читатели. С 1935 года выходит журнал "Большевик Тата­рии" на русском языке. В мае 1938 года он был закрыт (вышло 36 номеров).

В предвоенный период в разные годы ре­дакторами журнала были упоминавшийся уже А.П.Таняев, Г.Г.Мансуров, М.К.Корбут, М.М.Ха-таевич, З.Гимранов, Б.А.Абдуллин, В.А.Баскин, Л.Пинхасик, С.А.Мухаметов.

В 1977 году, готовясь к докладу на собра­нии общественности Казани по случаю награж­дения журнала "Коммунист Татарии" -"Татарстан коммунисты" орденом Дружбы наро­дов мы просмотрели все номера вышеназванных изданий, хранящиеся в научной библиотеке им.Н.И.Лобачевского. Этот экскурс показал, что партийными журналистами в довоенный период была создана своего рода летопись истории Та­тарстана тех лет. Восстановление народного хо­зяйства, осуществление нэпа, борьба с негра­мотностью, свершения первых пятилеток, заро­ждение и развитие соцсоревнования, работа парторганизаций на промышленных предпри­ятиях, партячеек на селе, национальная поли­тика партии и т.д. - такова событийная канва публиковавшихся материалов.

Большое внимание уделялось становлению и развитию новой культуры. На страницах жур­нала выступали видные деятели литературы: А.Горький, В.Маяковский, М.Ольшанский, И.Бабель, А.Жаров, Н.Тихонов, В.Инбер, М.Кольцов.

Менялись названия журнала, но постоянной оставалась его идейно-теоретическая направлен­ность.

Приостановленное в годы Великой Отечест­венной войны издание теоретического и поли­тического журнала обкома было возобновлено в 1958 году под названием "Коммунист Татарии" - "Татарстан коммунисты".

В ноябре 1957 года было получено соответ­ствующее постановление ЦК. Главным редакто­ром был назначен Ш.Х.Хамматов. Времени на раскачку не было: обком поставил сверхжест­кую задачу - уже в январе-феврале 1958 года выпустить первый номер журнала на русском и татарском языках.

С тех пор и до конца 1990 года, когда на обложке печаталось это название и сохранялся статус теоретического и политического журнала вышло 386 номеров. Тираж его на русском и татарском языках был почти равный и состав­лял более 30 тысяч экземпляров, достигая в отдельные годы 35-37 тысяч.

В 1991 году он сменил название и выходил уже как общественно-политический и теорети­ческий журнал "Татарстан" на двух языках, а с мая 1998 года - общественно-политический и литературно-художественный ежемесячный жур­нал на татарском языке.

Мне хотелось подробнее рассказать о жур­нале "Коммунист Татарии" - "Татарстан комму­нисты", являющемся преемником "Вестника" и его последователей. Он был единственным изда­вавшимся в автономной республике теоретиче­ским и политическим партийным журналом.

Мое намерение рассказать то, что запомни­лось, именно об этом журнале, думаю, вполне оправдано. Ведь возобновление его издания круто изменило все мои жизненные планы. Во­лей судеб более двадцати лет жизни я отдал этому журналу. Из них почти 18 являлся его главным редактором.

Подобрался высококвалифицированный твор­ческий коллектив редакции. Им накоплен не­малый опыт внутриредакционной организации труда, работы с авторами, освещения актуаль­ных проблем. Потому представляется целесооб­разным мысленным взором окинуть прошлую деятельность журнала, отметить положительное и наши упущения. И мне, проработавшему там столь долгое время, может быть, легче чем ко­му-либо, «изнутри» взглянуть на все это сей­час, по прошествии стольких лет...

***

Статус теоретического и политического журнала обязывал ко многому. Собственно, им и определялись основные приоритеты в дея­тельности редакции. Разумеется, на страницах журнала важное место занимали публикации, посвященные марксистско-ленинской теории.

В разное время определенным импульсом в освещении теоретических вопросов служили для нас решения очередных съездов партии, плену­мов ЦК, обсуждение и принятие новой Консти­туции, празднования 60-летия Октября, 100-ле­тия и 110-летия со дня рождения В.И.Ленина, 50-летия и 60-летия образования ТАССР и т.п.

Со временем главенствующее место в идей­но-теоретических изысканиях ученых-общество­ведов заняла формула "развитой социализм", затем - "ускорение социально-экономического развития страны". Это нашло отражение в по­ступающих в редакцию статьях. Конечно, в них были ссылки на труды классиков марксиз­ма-ленинизма, партийные документы.

Материалы, которые пестрели подобными ссылками, цитатами, в ту пору печатались поч­ти во всех центральных и республиканских га­зетах и журналах, местной печати, звучали по радио и на телевидении. Иного, как говорится, не было дано. Средства массовой информации и пропаганды были и остаются мощным инстру­ментом идеологического, политического воздей­ствия. Власть без идеологий становится безвла­стной. А в советский период духовной основой общества был провозглашен марксизм-ленинизм, Наш журнал, как и другие СМИ, отражал это состояние общества, общественных наук, прес­сы.

Что говорить о том времени!? Мало что в принципе изменилось и сейчас, когда, по ут­верждению тех же СМИ, настала пора свободы слова, печати, демократии!

Все достижения реформаторов, демократов свелись в устной и печатной пропаганде к ис­ключению слов и фраз, связанных с сочетанием «марксизм, советская, социалистическая». А ес­ли иногда они и проскальзывают, то не иначе как в качестве страшилок.

Место агитпропа ЦК заняли олигархи, при­бравшие к своим рукам значительную часть пе­чати и особенно электронные СМИ; но вследст­вие такой «рокировки» сила влияния СМИ на людей не убавилась. Приглядишься вниматель­нее и заметишь, что человек, порой не отдавая себе отчета, судит о тех или иных глобальных явлениях, жизненных фактах на основе оценок, подкидываемых ему СМИ. И щедро оплачивае­мые толстосумами эдакие «маститые акулы пеpa», в угоду своим хозяевам с помощью СМИ "промывают мозги" миллионам людей, раболеп­но восхваляя все и вся западное, навязывая чужие россиянам образ жизни, представления, идеи взгляды, стиль поведения...

Но вернемся к нашему журналу.

К освещению вопросов теории, как и раз­личных сторон социально-экономической, поли­тической, духовной жизни республики, редкол­легия подходила, придерживаясь принципов системности, комплексности, последовательно­сти. Такой подход закладывался уже в наших перспективных планах.

Рассматривались сущность и пути реализа­ции экономической стратегии, социальной, на­циональной политики КПСС. В публикациях анализировались роль науки в современном об­ществе, проблема "коллектив и общество"; ос­вещались вопросы нравственности, культуры, быта, идейно-политического, правового, патрио­тического, интернационального воспитания и т.д.

В статьях мы стремились избегать абст­рактного теоретизирования. Публикации допол­нялись материалами специалистов народного хозяйства, хозяйственных руководителей, пар­тийных советских, профсоюзных деятелей по вопросам интенсификации производства, ускоре­ния научно-технического прогресса, укрепления режима экономии, совершенствования управле­ния, развития активности трудовых коллекти­вов.

И, конечно, в соответствии с профилем журнала были статьи о совершенствовании пар­тийно-массовой работы. Все вместе взятое, по нашему мнению, должно было дать читателю довольно полное и разностороннее представление о проблемах, о жизни республики. На чита­тельских конференциях такой подход получал полное одобрение.

Постоянно анализировались состояние, на­зревшие проблемы развития ведущих в респуб­лике отраслей промышленности: нефтяной, неф­техимической, энергетики, машиностроения, за­рождавшегося тогда автомобилестроения. Про­иллюстрирую этот тезис на примере строитель­ства автогиганта на Каме.

С октября 1970 года журнал постоянно держал его в центре внимания. Появилась спе­циальная рубрика - "КамАЗ - всенародная стройка", позже еще одна - "КамАЗ: проблемы, свершения, люди". Это позволяло нам система­тически и всесторонне освещать становление КамАЗа - одной из главных тогда забот обла­стной парторганизации, да и республики в це­лом.

Сложился наш авторский актив на самой стройке в Набережных Челнах. Мы поддержи­вали с ним постоянный контакт. Часто кто-либо из сотрудников редакции выезжал туда для связи, организации материалов с мест.

Так, в начале стройки журнал разъяснял значение сооружения комплекса заводов по производству большегрузов для страны, а также нашей республики, стремился по-своему содей­ствовать формированию коллектива строителей.

Позже больше стало публикаций о рождав­шемся там передовом опыте, ценных инициати­вах строителей, рассказов об организаторской и воспитательной деятельности партийных и дру­гих общественных организаций, а также о раз­вернувшемся соцсоревновании за успешное за­вершение работ по вводу первой, а затем и второй очередей КамАЗа.

Позже тематика наших публикаций расши­рилась. В них уже больше говорилось об орга­низации труда на автозаводе, о будущем самого города Набережные Челны, ее архитектурном облике; поднималась также проблема создания там пригородной сельскохозяйственной зоны.

Одним из направлений публикаций по ка­мазовской тематике был показ многоплановой работы парторганизаций. И, разумеется, не только и не столько потому, что "Коммунист Татарии" - "Татарстан коммунисты" был пар­тийным журналом, а потому, что от боевитости парторганизаций, их умения руководить людьми на самом деле во многом зависело успешное выполнение стоявших перед многотысячным коллективом задач.

Авторами статей были партийные и хозяй­ственные руководители стройки и молодого предприятия, секретари первичных парторганизаций, руководители бригад, участков, рядовые коммунисты.

Среди моих бумаг о журнале сохранилась копия справки, которую в свое время запраши­вал обком о публикациях в журнале по КамА­Зу. Из нее видно, что за период с мая 1976 года по июль 1978 года мы напечатали у себя 93 таких материала.

Разумеется, в центре нашего внимания бы­ли дела и заботы сельские, реализация аграр­ной политики партии, обнародованная в 1982 году "Продовольственная программа". Только за 1982-1984 годы в журнале опубликовано 65 ма­териалов по этой тематике. В них ученые, спе­циалисты-аграрники, практики рассматривали такие коренные вопросы, как интенсификация сельхозпроизводства, перевод его на современ­ную индустриальную базу, повышение эффек­тивности, специализация и концентрация про­изводства, агропромышленная интеграция, пере­ход к коллективному подряду, повышение каче­ства продукции. Иначе говоря, освещали мно­гие аспекты работы, которые привели бы к ус­пешной реализации продовольственной програм­мы.

Но, к сожалению, им не суждено было в полной мере воплотиться в жизнь. Вследствие непоследовательности политического руководства страны или каких-то иных причин эта про­грамма стала быстро забываться, и не принесла того эффекта, которого народ с такой надеждой ожидал. Кстати, нечто подобное произошло и с призывами, лозунгами о «совершенствовании социализма», «перестройке». Люди в начале восприняли их бурно восторженно и верили в осуществление давних своих чаяний о переме­нах. Наши ученые приносили нам статьи, в которых пытались разъяснять различные сторо­ны этих проблем. А мы охотно печатали такие материалы, тоже надеясь на реальные положи­тельные результаты... Однако никто не мог то­гда допустить мысль о лицемерии М.С.Горба­чева, его окружения и последователей. Они на словах говорили о перестройке, лучшей жизни, а на уме-то у них было иное - развалить СССР. Теперь все осознали их хитросплетения, их обман и на собственной шкуре познали все «прелести» так называемых реформ. Такой ко­варной и жестокой оказалась действитель­ность...

Учитывая многонациональный состав насе­ления республики, опираясь на традиции, опыт предыдущих лет, коллектив редакции, редкол­легия придавали огромное значение интерна­циональному воспитанию, исходя из органиче­ской взаимосвязи патриотизма и интернациона­лизма.

Перспективный план был сориентирован на разработку таких аспектов проблемы, как со­стояние, тенденции межнациональных отноше­ний, национально-государственное устройство страны в союзной и автономной формах, сущ­ность патриотического и интернационального сознания, экономические, социальные, полити­ческие, духовные основы развития и сближения наций и народностей, интернационализации об­щественной жизни. Эти положения раскрыва­лись и на примере нашей республики, впечат­ляющие достижения которой являлись резуль­татом самоотверженного труда татарстанцев и всесторонней помощи братских народов страны. Постоянно публиковались материалы о боевых, революционных и трудовых традициях народа, людях труда. В публикациях показывалось как процесс взаимодействия национального и интер­национального в сфере культуры проявляется в широких культурных связях, регулярном твор­ческом общении деятелей нашей культуры с коллегами в Казахстане, Узбекистане, Азербай­джане, Киргизии, в соседних Башкирии, Чува­шии, Марийской, Мордовской, Удмуртской рес­публиках. Серия статей была написана для на­шего журнала самими деятелями литературы и искусства. Публиковались статьи руководителей творческих союзов - И. Гази, З.Нури, Г.Ахунова, народного художника СССР Х.Якупова, художника А.Тумашева, композито­ров Н.Жиганова, М.Яруллина, председателя правления Татарского отделения ВТО Р.Зиган-шиной, писателей Ч.Айтматова, Р.Мустафина и других. Запечатленный в произведениях литера­туры и искусства образ социально активной личности, служил ярким примером выполнения патриотического и интернационального долга.

Лейтмотивом многих материалов была идея развития национальных языков, в частности, татарского. Развивался тезис о том, что разви­тие национального языка важно не только для обеспечения равноправия наций. С его судьбами неразрывно связаны перспективы и пути разви­тия национальной культуры.

В ряде статей прослеживался процесс обо­гащения и интернационализации общественно-политической терминологии на современном этапе, рассматривались проблемы развития род­ных языков в условиях национально-русского двуязычия.

Круг проблем, которыми занимался журнал был широк и многообразен.

В заключение следует сказать еще об одном направлении работы журнала - о партийном строительстве. Стержнем статей здесь было рас­крытие роли партии в жизни общества и госу­дарства, норм и принципов партийной жизни, методов и способов работы в массах, показ опыта руководства хозяйственным и культур­ным строительством, государственными и обще­ственными организациями, формирования обще­ственного мнения.

В этом сравнительно беглом экскурсе по страницам журнала "Коммунист Татарии" -"Татарстан коммунисты" за период моего ре­дакторства я смог лишь вкратце очертить ос­новные направления его работы, попытался как-то передать дух, характер публикаций. По прошествии ряда лет отчетливее замечаешь, что на них лежит печать того времени, его своеоб­разие, характерные черты. Но ведь и не могло быть иначе.

Какова была жизнь со всеми ее зигзагами, пристрастиями, достижениями и издержками, таковой она и отражалась на страницах журна­ла. Все это уже теперь стало историей, кото­рую все же надо знать, изучать.

Но, пренебрегая этой очевидной истиной, в последние два-три года отдельные недоброжела­тели журнала, коим не дают покоя лавры так называемых демократов, намереваясь в своих корыстных целях умалить значение этого изда­ния, стали всячески третировать. Кто-то через печать стал вбивать в головы читателей ложное представление о его "предельной заидеологизи-рованности", почему-то относя идеологию лишь к временам минувшим. Другой авторитетный деятель культуры, ничтоже сумнящеся, по ра­дио глаголил, мол, "Коммунист Татарии" -"Татарстан коммунисты" тем лишь и занимал­ся, что перепечатывал передовицы из газеты "Правда". Но пусть это останется на их совес­ти...

Подобные инсинуации лишь убеждают в том, что надо дать объективное представление о журнале "Коммунист Татарии" - "Татарстан коммунисты", чтобы по справедливости оценить его. Ведь это - неотъемлемая часть нашей на­циональной культуры, страница в развитии татарстанской прессы.

А что касается нас, коллектива редакции, членов редколлегии, то в меру своих сил и возможностей, тогда мы честно и добросовестно трудились, выполняли свой долг. Что получа­лось, удавалось, а что нет, что делалось пра­вильно, в чем мы ошибались - рассудит вре­мя...


***

Вся работа редколлегии, подготовка статей и материалов, их публикация велись по пла­нам. Как правило, мы составляли годовые пер­спективные планы. В 1981 году, в порядке эксперимента, мы разработали перспективный план на пять лет вперед, указав в нем ключе­вые проблемы (некоторые с конкретизацией по темам), которые надо разрабатывать в журнале.

Но все же в основном работали по годовым с разбивкой на полугодия планам. Разработка его начиналась с того, что отделы редакции представляли предложения по своим разделам. Привлекали к этому на общественных началах активных авторов. В одно время каждый отдел создавал свой общественный совет, куда входи­ли известные ученые по данной специальности, практические работники. И надо сказать, неко­торые советы действовали продолжительное время и довольно плодотворно (особенно отли­чались советы при отделах экономическом, фи­лософии и научного коммунизма).

Уже на этой стадии подключались к работе над планом и члены редколлегии.

Выработанный таким путем начальный ва­риант общередакционного плана мы размножали и направляли заведующим кафедрами общест­венных и ряда специальных кафедр вузов, ру­ководителям крупных предприятий, НИИ (по предварительной договоренности), а также в от­дельные горкомы и райкомы партии.

И надо отметить, что все, к кому мы об­ращались, откликались письменно или звонили главному редактору, зав. отделами. Кое-где наш проект обсуждали на заседаниях кафедр. По­ступали предложения об авторах, новых темах. Мы с благодарностью принимали предложения, товарищескую критику и вносили определенные коррективы в проект нашего плана.

На основе такой апробации и предваритель­ной проработки рождался первый вариант пер­спективного плана, который в сводном виде об­суждала редколлегия.

Затем разбивали его по полугодиям и вно­сили на утверждение бюро обкома. На заседа­нии большей частью не было серьезных заме­чаний, планы утверждались.

Кроме того, в традиции редакции была разработка на основе годовых и полугодовых планов специальных тематических планов пуб­ликаций, посвященных выдающимся событиям в истории страны и республики, приходившим­ся на текущий год. Тематические номера ста­новились предметом заботы всех отделов редак­ции. Каждый из них в соответствии с профи­лем искал свои подходы к раскрытию общего замысла.

На памяти тематические номера к 100-летию и к 110-летию со дня рождения В.И.Ленина, к 50-летию и 60-летию образова­ния Татарской АССР.

Богатым на исторического значения события в республике оказался год 81-й. В тот год бы­ло завершено строительство второй очереди Ка­мАЗа. Этому событию в третьем номере посвя­тили тематическую подборку из тринадцати ма­териалов. Это было своеобразным итогом пуб­ликаций за ряд предыдущих лет. Но и после этого мы не прекратили печатать статьи о камском автогиганте.

В октябре того же года в республике про­изошло другое знаменательное событие всесоюз­ного масштаба. 22 октября были извлечены по­следние тонны нефти в счет 2 млрд. тонн, до­бытых с начала промышленной разработки нефтеносных недр Татарии.

Как и в других подобных случаях, мы с первых номеров года стали печатать в журнале отдельные материалы о развитии и проблемах нефтяной промышленности. В девятом номере за 1981 год была специальная подборка статей, сопровождаемая иллюстрациями о славных де­лах нефтяников. Но не только победные реля­ции были здесь. В материалах речь шла о на­сущных проблемах отрасли, об укреплении свя­зи производства с наукой, внедрении достиже­ний технического прогресса, о социальных про­блемах. Естественно, много места было отдано рассказам о передовиках. Выступали со статья­ми не только руководители высшего звена, но и многие бригадиры, монтажники. Обращала на себя внимание статья, рассказывающая о том, как в татарской литературе отражается образ нашего нефтяника. Завершалась подборка ре­цензий на книгу "Нефтяники Татарии в борьбе за эффективность и качество", выпущенную в 1981 году московским издательством "Недра".

Вкратце расскажу еще об одном тематиче­ском номере.

В год 40-летия Победы в Великой Отечест­венной войне в соответствии с перспективным планом уже в первом номере того года мы на­печатали воспоминание писателя-фронтовика С.Хакима. Всего увидело свет более 20 мате­риалов. По традиции пятый (майский) номер вышел тематическим, вместившим 12 статей. Заглавная рубрика называлась "Бессмертен под­виг народный". В материалах раскрывался вклад СССР в победу, рассматривались уроки второй мировой войны, рассказывалось о помо­щи науки фронту, о дружбе народов, обеспе­чившей нашу победу. С фронтовыми воспоми­наниями в юбилейном году выступили татар­ские прозаики Атилла Расих, Риза Ишмурат, Гариф Галеев. Заключали номер материалы о хранящихся в Госархиве реликвиях боевого времени, историческое исследование о парторга­низации республики в годы войны, а также хроника военных лет.


***

Первостепенную роль в разработке и реали­зации планов играли редакционная коллегия, отделы редакции. Это сейчас распространенным становится то, что редколлегии почти целиком состоят из журналистов редакции. А в нашем журнале сложилась тогда иная традиция.

Редколлегия в разное время состояла из 12-16 человек. Во главе был главный редактор. На этой должности после возобновления изда­ния работали Ш.Х.Хамматов (1957-1960), М.М.Мусин (1960-1962, 1965-1969), З.И.Гиль-манов (1962-1965), Ш.М.Валеев (1969-1987), А.И.Афанасьев (1987-1990), Д.Р.Шарафутдинов (1990-1991), Р.А.Мустафин (1991-1998), с 1998 года - Р.А.Фаттахов.

В бытность мою главным редактором жур­нала две пятых членов редколлегии составляли ученые (историки, экономисты, философы, ис­кусствоведы), столько же - журналисты редак­ции (главный редактор, его заместитель, ответ­ственный секретарь, 2-3 заведующих отделами) и еще одна пятая часть - это обычно три заве­дующих отраслевыми отделами обкома.

Заседания редколлегии проводились регу­лярно, раз в месяц, по графику. По обыкнове­нию за 5-10 дней до этого каждому члену ред­коллегии рассылали материалы, выносимые на обсуждение. Набиралось обычно 8-10 рукописей. Конечно, это было трудоемкое дело: ознако­миться с таким количеством статей, сформули­ровать свое мнение, конкретные предложения и участвовать на самом заседании. Притом это была общественная нагрузка.

Обсуждение статьи происходило в присутст­вии самого автора. Здесь открыто, гласно обме­нивались мнениями, соображениями по поводу рукописи, корректно высказывали товарищеские пожелания, советы. Автор на равных участво­вал в обсуждении, мог согласиться или возра­зить кому-то. В отдельных случаях разгорались жаркие научные диспуты. Все шло на пользу автору и редакции. В основном авторы были довольны такими обсуждениями, не высказыва­ли никаких обид.

Объяснение тому я усматривал в следую­щих обстоятельствах. В то время в Казани от­сутствовали еще научные центры, где можно было бы апробировать будущую публикацию, свои идеи по будущей диссертации. Журнал являлся своеобразным экспертным центром, особенно для молодых ученых, где они могли получить добрый совет и практическую помощь. Появление журнала открыло перед желающими возможность обнародовать свои идеи, результа­ты научных изысканий.

Отмечу, что в редколлегию с самого начала входили самые маститые в то время, автори­тетные ученые. Среди них был Мансур Ибраги­мович Абдрахманов (1958-1972)3, доктор фило­софских наук, автор первого на татарском язы­ке учебника по диалектике. Бывший фронто­вик, очень общительный, доброжелательный че­ловек, эрудит, был признанным авторитетом в научных кругах. Также широко был известен своей научной деятельностью, многочисленными публикациями доктор исторических наук Иван Михайлович Ионенко (1958-1974). Во многом схожий с ними третий старожил редколлегии -Андрей Перфирьевич Харитонов (1958-1974), зав. кафедрой политэкономии КГУ, автор ряда монографий, многих статей в республиканской печати по проблемам экономики республики. У него, как, впрочем, и у Абдрахманова и Ио­ненко, было своеобразное поле притяжения, ко­торое собирало вокруг него соискателей, аспи­рантов, начинающих авторов, которым он охот­но помогал. Да и во время обсуждения на ред­коллегии представленных ими материалов они жадно ловили каждое их слово, замечание, ка­ждый совет и были благодарны им. Нередко после очередного обсуждения статьи можно бы­ло услышать: "Зайдите ко мне на кафедру, там еще подробнее побеседуем о Вашей статье", -это автора в соответствии с его специальностью приглашал один из них.

Со временем происходило постепенное об­новление редколлегии. В ее составе весь период моего редакторства работали доктора экономических наук Ф.Г.Газизуллин (с 1973 г.), В.Ф.Семенов (с 1975 г.), доктора философских наук В.А.Кузин (с 1973 г.), М.Х.Фарукшин (с 1983 г.), Я.Г.Абдуллин (с 1983 г.), доктор ис­торических наук Я.Ш.Шарапов (с 1975 года), искусствовед А.Г.Ахмадуллин (с 1975 г.).

Менялись члены редколлегии, но традиции сохранялись и приумножались. Как и прежде, они оказывали молодым ученым, проходившим через нашу редколлегию, помощь в выработке умения научно грамотно формулировать свои мысли, композиционно выстраивать статью.

С каждым новым пополнением состава ред­коллегии обогащался опыт ее работы, Именно на ее заседаниях коллективно формировались критерии, требования к научному уровню пуб­ликуемых нами статей.

Нередко ученые - члены редколлегии выез­жали в города и районы республики, посещали трудовые коллективы и там устраивали встречи с читателями.


***

Не оставался без изменений и творческий потенциал авторского актива. В целом журнал сыграл определенную положительную роль в формировании научных кадров республики. Многие из соискателей до защиты своих кан­дидатских, докторских диссертаций публиковали в журнале одну-две, а то более статей по теме своей научной работы. На этот счет можно бы привести множество примеров. Сошлюсь лишь на один из них.

Наш активный автор М.Б.Садыков в конце 70-х годов опубликовал в журнале более десяти статей по исследуемой им философской пробле­ме. Позднее факт публикации и использования в учебном процессе в системе повышения ква­лификации кадров республики послужил одной из надежных опор при защите им в 1979 году докторской диссертации.

Журналисты редакции по долгу службы оказывали авторам немалую помощь в литера­турном и научном редактировании материалов. Результатом становились научные публикации, значимость которых никто не ставил под со­мнение.

Спустя некоторое время после возобновле­ния издания мы явственно стали ощущать на­пор со стороны авторов, увеличились предложе­ния сотрудничать с нами. Вследствие этого расширялся круг авторов, разнообразнее стала тематика статей.

Невозможно перечислить всех авторов. На­зову лишь наиболее активных из них, многие годы сотрудничавших с журналом. Это •-Л.А.Апполонов, Р.Г.Балтанов, И.А.Бахтин, В.И.Болынов, У.Б.Белялов, Ю.М.Воронин, Ф.Г.Газизуллин, М.И.Галимов, Н.В.Григорьев, В.В.Евстратов, Б.Л.Железнов, В.В.Ивашкевич, В.А.Кузин, М.И.Куркин, Г.К.Конык, А.Л.Лит-вин, Н.П.Муньков, М.М.Мусин, М.К.Мухаря-мов, Г.С.Назаров, Р.И.Нафигов, О.В.Несмелов, М.А.Нугаев, Р.А.Нугаев, А.А.Родыгин, Г.С.Са-бирзянов, Б.Ф.Султанбеков, И.Р.Тагиров, Х.Х.Хасанов, К.Ф.Фасеев, Д.И.Фельдман, И.С.Шевцов.

Конечно, в журнале выступали и секретари обкома, горкомов и райкомов партии, "первичен", работники государственных, проф­союзных органов, деятели культуры, рядовые труженики.

Журналистика, в том числе партийная - дело живое. Ей также присущи кризисные яв­ления, противоречия. Так, нам в одно время пришлось столкнуться с мнением, будто увлека­емся печатанием теоретических статей ученых в ущерб освещению практики. В то же время ученым казалось, что им не предоставляют дос­таточной журнальной площади. Надо было прояснить  обстановку.

К концу 1985 года накопилось немало про­блем, связанных с необходимостью повышения качества публикаций, большего тематического разнообразия материалов. Да и авторы, особен­но ученые, стали к тому времени проявлять некоторую пассивность.

Мы решили провести расширенную редкол­легию с приглашением заведующих кафедрами вузов, активных авторов, заинтересованных в улучшении работы редакции. Заседание состоя­лось в последних числах ноября 1985 года.

Готовились мы к нему тщательно. Незадол­го до этого провели партийное собрание. Продумывая свое выступление перед редколлегией, получилась следующая картина (ничего под-я проанализировал авторский состав по вышедшим в 1985 году 11 номерам журнала. Исправлять, дополнять не стал и привожу ее такой, какой обнародовал на редколлегии).

 

Характер материалов

Общее

кол-во

материалов

авторов

объем

 

 

 

 

человек

%% от общего числа авторов

количество

журнальных

страниц

%% от общего

количества

журнальных

страниц

Официальные материалы, доклады, информационные со­общения и т.п.

18

 

 

77

7,3

Передовые, редакционные ста­тьи

И

12

6,0

87

8.3

Статьи руководящих работни­ков ОК КПСС

14

15

7,8

101

9,6

Статьи руководящих совет­ских и др. республиканских учреждений

11

12

6,0

72

6,9

Статьи, интервью секретарей ГК, РК КПСС

12

12

6,0

76

7,3

Секретари первичных партор­ганизаций

15

17

8,9

52

5,0

Статьи специалистов народно­го хозяйства

7

8

4,0

34

3.4

Статьи ученых

70

88

45,6

442

42,3

Статьи, воспоминания и т.д. деятелей культуры

6

7

3,0

35

3,4

Профактив

2

2

1,0

12

Статьи, очерки, зарисовки ра­бочих, колхозников, врачей, учителей

4

4

2,0

5

0,46

Выступления журналистов

16

16

8.2

59

5,6

Всего

186

193

 

1056

 

 

Данные таблицы в основном объективно от­ражали фактическое положение в журнале. Ра­зумеется, в отдельные годы могли быть незна­чительные колебания в ту или иную сторону, но это принципиально не меняло общую ситуа­цию.

Журнал соответствовал своему назначению как теоретического и политического журнала обкома КПСС. Это подтверждалось и пропор­циональным раскладом авторских сил (ученые, партийные и советские работники, специалисты народного хозяйства, деятели культуры, журна­листы).

Раз речь зашла об авторах, то надо сказать и о поступавших в редакцию письмах и пред­ложениях читателей, работе редакции с ними. Было их не столь много, как, например, в республиканских ежедневных газетах. Согласно данным справки, которую мы представляли в обком партии в конце 1982 года, за период с 1980 по октябрь 1982 года в редакцию посту­пило 252 письма и жалобы. Наибольшая их часть (207) - это письма-корреспонденции, в которых сообщалось о производственных делах коллектива, об опыте организаторской, воспита­тельной работы.

Редакция стремилась использовать такого рода письма в различных формах. Некоторые из них с помощью сотрудников того или иного отдела редакции доводились до самостоятельной публикации, пусть небольшой по объему. Часть включалась в обзоры писем или использовалась в передовых, редакционных статьях.

Среди поступивших в редакцию в тот пери­од писем 19 оказались посвящены актуальной тогда проблеме совершенствования хозяйствен­ного механизма. Мы решили сгруппировать их и провести "круглые столы" с приглашением наших корреспондентов. В итоге появились два довольно крупных материала "Хозяйственный механизм и трудовой коллектив" (№3, 1980) и "Хозяйственный механизм и руководитель» (№5, 1981). Письма семи работников профте­хобразования были положены в основу редак­ционной статьи под названием "Рабочей смене -прочные знания" (№5, 1980).

Что же касается писем с различными просьбами и жалобами на действия тех или иных руководителей организаций, учреждений, то мы (в редакции не было структуры для са­мостоятельной их проверки) большей частью прибегали к помощи горкомов и райкомов пар­тии, компетентных советских органов. По на­шей просьбе они проверяли эти жалобы и о результатах рассмотрения и принятых мерах сообщали редакции и автору письма.

Некоторая часть писем содержала предло­жения по улучшению работы редакции, активи­зации освещения тех или иных проблем. К ним по содержанию примыкали выступления, критические замечания читателей, которые они высказывали на читательских конференциях. Такие встречи мы проводили ежегодно в 7-8 городах и районах и в ряде трудовых коллек­тивов. Об этих встречах, с указанием содержа­ния выступлений печатали информации в жур­нале и принимали меры, чтобы устранить от­меченные недостатки.

Но вернемся к рассказу о заседании расши­ренной редколлегии, состоявшейся в конце но­ября 1985 года. Ознакомление присутствовав­ших с приведенными данными сразу сняло множество вопросов относительно авторского со­става. И разговор сосредоточился на делах ре­дакционных. Заседание прошло живо; активно и заинтересованно участвовали в обсуждении многие из его участников. Было высказано большое количество конкретных предложений по повышению качества, научного уровня пуб­ликаций, практической значимости материалов. Общее неприятие вызвали наукообразие, нази­дательность, декларативность, безадресность ря­да опубликованных статей.

Присутствовавшие были единодушны в том, что и редакция, и авторы в большом долгу пе­ред читателями и сообща должны преодолеть имеющиеся недостатки. Предлагали и перечень актуальных тем, которые должны получить ос­вещение в ближайшее время, и новые подходи к их разработке, и меры по расширению ав­торского актива.

Обобщив все высказанные соображения, мы прикинули план первоочередных действий по перестройке работы журнала.


***

Престиж печатного органа в огромной сте­пени зависит от коллектива редакции, от ква­лификации, профессионализма журналистов. Существенным фактором являются и взаимоот­ношения внутри отделов и других подразделе­ний редакции, типографии, вообще межлично­стные отношения сотрудников.

Когда меня назначили главным редактором, в редакции вакантных должностей не было. Но коллектив по своему творческому потенциалу был неровный. Четыре-пять опытных, подготов­ленных журналистов в основном "везли" редак­ционный воз.

Понял я, что сразу изменить положение нельзя, да и с людьми надо считаться. Решил - придется выпускать журнал с теми кадрами, которые достались в "наследство".

Но несколько лет кадровый вопрос постоян­но волновал меня, редколлегию и весь коллек­тив.

Постепенно у нас вырабатывались свои под­ходы в этом деле.

Жизнь есть жизнь, и время от времени ос­вобождались в редакции те или иные должно­сти. Когда появлялась вакансия, придирчиво обсуждали в коллективе, на редколлегии воз­можные кандидатуры.

А желающих прийти к нам, испробовать свои силы всегда хватало, было из кого выби­рать. Если попадание оказывалось верным, че­ловек оставался надолго. Например, после окончания КГПИ в редакцию пришел В.И.Пискарев. От нас он уходил в армию, к нам же вернулся после окончания службы. На­чав литсотрудником, вырос до заместителя главного редактора, работая в редакции, стал кандидатом исторических наук.

Моей правой рукой в подборе кадров был ответственный секретарь Ю.Н.Любимов. Он пришел в редакцию до меня, уже опытным журналистом, Многие годы проработал собкором центральных газет, сам много писал, помогал молодым сотрудникам.

С его помощью и при участии других ра­ботников редакции заприметили активного ав­тора из Нижнекамска Р.И.Гурьянову. Мнения всех сходились на том, что она нам подходит. Б общем перетянули ее литсотрудником. Вскоре она стала заведующим отделом, и трудилась в редакции более 20 лет.

Также при непосредственном участии самих членов коллектива формировался цех техниче­ских работников. Техреды Л.С.Ахметова, К.А.Миннуллина и бывшие машинистки, став­шие уже операторами компьютерного набора, Ф.Х.Хайруллина, Л.Ш.Аюпова, надолго закре­пились в редакции и добросовестно проработали по двадцать и более лет,

Другим нашим принципом в кадровых де­лах было продвижение по служебной лестнице членов нашего коллектива. Из своих был вы­двинут заместителем главного редактора Б.Н.Попов, ныне покойный. В должности за­местителя   его   сменили   Ю.Г.Ватлин,   затем В.И.Пискарев. Литсотрудники, набрав опыта, становились заведующими отделами (С.А.Ларио­нов, И.З.Бадретдинов, Ю.П.Порошина). Так продвижения по службе были и среди техниче­ского персонала редакции (А.Ш.Юнусова, К.А.Минуллина).

Так, с течением времени сложился друж­ный, стабильный коллектив высококвалифици­рованных журналистов-энтузиастов.

Из 13 творческих работников редакции в 1986 году все имели высшее образование, в том числе четверо - университетское журналистское, один окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС, двое - Высшую партийную школу. Замечу также, что четверо членов кол­лектива имели ученые степени - два кандидата исторических наук, два - экономических.

Было достигнуто неплохое сочетание опыт­ных кадров с молодыми, что способствовало их росту, закреплению и вместе с тем стабилиза­ции состава редакции. 11 творческих работни­ков имели стаж работы в печати свыше 10 лет (притом восемь человек - в нашем журнале), а два человека - от трех до пяти лет.

На каждого творческого работника ложи­лась серьезная нагрузка. Как-то мы прикиды­вали, и выходило, что он за месяц должен был представить в секретариат более 20 страниц на­учно и литературно отредактированного мате­риала. Ведь по графику очередной номер жур­нала должен был лечь на стол подписчика до 20 числа текущего месяца. И с этим, в основ­ном, справлялись.

Следует отметить, что в том была и боль­шая заслуга тогдашнего директора ГЖИ обкома В.А.Гаврилова. Среди главных его забот было повышение качества печатной продукции, стро­гое соблюдение установленных сроков выпуска газет и журналов.

В редакции царила деловая творческая ат­мосфера, сложилось товарищеское отношение между сотрудниками, Все важнейшие проблемы жизни коллектива, сотрудников (распределение выделяемого нам жилья, определение победите­ля соревнования, подбор кадров и т.п.) реша­лись сообща, с учетом мнения каждого члена коллектива.

Во время пребывания Чингиза Айтматова в Казани. 13 сентября 1972 г.

Говоря о коллективе редакции, надо отме­тить, что много сил, знаний, энергии отдали журналу Г.Е.Беляев и С.Х.Хафизов, ныне по­койные. Хафизов был авторитетным переводчи­ком на татарский язык. К нему обращались в затруднительных случаях журналисты из дру­гих изданий, Таткнигоиздата. В ряду ветеранов журнала следует назвать В.В.Королеву, В.К.Степанова, В.Н.Русакова, К.Т.Гиззатова, М.З.Халитова, А.С.Малова, А.Х.Гарифуллина, Е.Я.Тихонова, И.Ш.Хабибуллина. Кто-то из них продолжает трудиться в печати, кто - на за­служенном отдыхе, кто - ушел в мир иной. Но заметный их вклад в наш журнал бесспорен.


***

Раз я пишу о том времени, когда партия была руководящей и направляющей силой, а мы трудились в партийном журнале, нельзя обойти молчанием партийное руководство.

Непосредственно курировал нас сектор печа­ти обкома партии. Там в то время работали профессионалы, с пониманием относившиеся к труду журналистов - М.Г.Музафаров, И.К.Хайруллин, Р.Г.Гимадеев, Р.К.Закиев. Они уделяли много внимания учебе, повышению квалифика­ции журналистов.

Совместно с Союзом журналистов Татарии сектор печати организовывал различные курсы, стажировки как в Казани, так и в редакциях газет других городов. Систематическими были встречи журналистов с республиканскими руко­водящими работниками. В конференц-зале Дома прессы не реже одного раза в месяц, выступал кто-либо из высшего руководства Татарии (в том числе первые секретари обкома Ф.А.Табеев, Р.М.Мусин, Г.И.Усманов, председатель прези­диума Верховного Совета С.Г.Батыев) с анали­зом хозяйственно-экономической и политической ситуации в республике, стране и в мире. По актуальным проблемам науки перед нами вы­ступали ведущие ученые Казани и Москвы.

Одно время в секторе печати проводили дни редактора. Не для "накачки" и нравоучений, а для делового разговора, обмена мнениями по общим для всех редакций наболевшим вопро­сам.

В ЦК КПСС отношение к нам было сдер­жанно-снисходительным. Так, по крайней мере, казалось мне. Может быть, потому, что журна­лов наподобие нашего, теоретического и поли­тического, ни один обком (из двадцати автоно­мий в бывшем Союзе) не имел. Чувствовалось какое-то желание отделить нас от союзно-республиканских журналов, у которых, кстати, кроме Украины, Белоруссии и Эстонии, тиражи были вдвое-втрое ниже, чем у нас, да и в большинстве они выходили лишь на нацио­нальном языке.

Порою такое отношение принимало формы демаршей. Одна из них - попытка прикрыть наш журнал под видом объединения его с журналом "Совет ђдђбияты". Однако - номер тогда не прошел.

В конце 1972 года агитпроп ЦК предпри­нял еще одну атаку на журнал, когда готови­лось постановление ЦК об унификации объе­мов, гонорарных фондов, штатов редакций пар­тийных журналов. Но в проекте, как мне уда­лось узнать, "Коммунист Татарии" упоминался лишь в сноске и то петитом.

Это очень озадачило меня. Я был тогда как раз в Москве на организованных ЦК месячных курсах редакторов и попросился на прием к инструктору, курировавшему наши журналы, был и у зав. сектором по журналам Н.Б.Биккенина, добиваясь объективного и спра­ведливого решения вопроса о нашем журнале.

По возвращении домой я доложил первому секретарю о беседах, которые состоялись у ме­ня в отделе пропаганды ЦК по поводу журна­ла. Он одобрил действия, обещал подключиться и поддержать.

К лету следующего года поступило поста­новление ЦК КПСС, где "Коммунист Татарии" -"Татарстан коммунисты" значился в ряду жур­налов союзных республик.5 С января 1974 года объем его стал таким же, как и у других пар­тийных журналов союзных республик, шесть печатных листов, то же произошло со штатами, фондом гонорара.

Впрочем, после этого и отношение к жур­налу со стороны агитпропа, его инструкторов стало более лояльным.

Взаимоотношения между журналом и обко­мом тоже нельзя было назвать идиллическими. Дистанция соблюдалась неукоснительно. Кон­троль - строгий, если запрет, то беспрекословный. Вот, например, такой случай, уже из так называемых перестроечных времен. На бюро обкома, одно за другим, стали рассматриваться персональные дела первых секретарей горкомов и райкомов КПСС. Кто-то дом строил за счет государства, кто-то "химичил" с автомашинами, кто-то на колхозные деньги жену прокатил по "Европам" и т.п. Однако в печать эти дела не пускали: зачем, дескать, марать партию?

Я с такой постановкой вопроса попытался не согласиться: решил готовить материалы к публикации. Реакция секретаря по идеологии была категорически отрицательной. Пробовал переубедить - эффект нулевой. Попытался дей­ствовать иначе: заручился поддержкой председателя парткомиссии Г.З.Сафина. Вместе пред­приняли повторный заход к секретарю. Ответ был резкий: только попробуйте, завтра же вы­летите оба. В том, что так оно и могло слу­читься, сомневаться не приходилось.

Это лишь один пример, а сколько их было за время редакторства?!

Вот так приходилось трудиться.

Но коллектив никогда не покидало стрем­ление к постоянному поиску новых тем, новых подходов к разработке проблем, форм подачи материалов. Правда, в пределах возможного в тех конкретных условиях. Делали мы это ради истины, как ее понимали, ради читателей, ради журнала...

 

Примечания

1. ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.1. Д.91. Л.24.

2. Здесь и ниже данные о количестве номеров журнала приведены по сб. "Методические указа­ния к курсам "История татарской журналистики", "История партийно-советской печати". Со­ставитель к.и.н. А.К.Айнутдинов.-Казань,1979.-С.4-7.

3. Здесь и ниже указаны даты работы в составе редколлегии журнала.

4. ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.7. Д.1499. Л.126-129, 146-148.

 

Шаукат Валеев,

заслуженный работник культуры РСФСР, кандидат экономических наук