2000 3/4

Временное правителство 1917 г. глазами советских людей 20-х.

В Российском государственном историческом архиве хранится около 80 записок с вопросами, поданных А.С.ЗарудномуI во время его публичных лекций о Временном правительстве, прочитанных в Москве, Казани, Томске, Киеве с 20 сентября 1924 по 23 ноября 1925 года. Эти документы дают частичное представление о том, какой образ Временного правительства был сформирован в общественном сознании советских людей к середине 20-х годов, и отчасти отражают положение советской исторической литературы тех лет.

Весьма затруднительно охарактеризовать возрастной, социальный, профессиональный состав авторов записок. Большинство записок не подписано или подписано неразборчиво. Мы можем высказывать предположения, опираясь лишь на лингвистический и содержательный анализ записок. Примерно треть из них написана с грубыми грамматическими и орфографическими ошибками, без соблюдения правил пунктуации, с искажениями известных фамилий, нелитературным, разговорным языком, иногда нарочито грубым, оскорбительным тоном, с обращением на "ты". Не исключено, что их авторами были люди, получившие лишь начальное или незаконченное среднее образование, неквалифицированные рабочие, выходцы крестьян, красноармейцы.

Остальные записки, вероятно, принадлежат учащимся, людям, со средним или даже высшим образованием. Ряд из них (не более десятка) написаны не только абсолютно грамотно, но и с использованием специфических оборотов, выражений, терминов, дающих основание предполагать принадлежность авторов к интеллигенции. Шесть записок (написаны одним или двумя авторами) содержат элементы старой орфографии, что указывает на более старший возраст их авторов в сравнении с молодым большинством слушателей.

Дважды был задан вопрос о причинах и политической целесообразности чтения лекций по истории Временного правительства. Немало поступило вопросов об отношении к текущей политике (1924-1925 гг. - время острой внутрипартийной борьбы, одним из проявлений которой стала интерпретация событии 1917 г. в знаменитом предисловии к третьему тому собрания сочинении Л.Д.Троцкого "1917 год" - "Уроки Октября"). У оратора интересуются мнением по поводу характеристики Октября Троцким, по поводу дискуссии о троцкизме. Очень живой интерес у аудитории вызывает упоминание Зарудного об оборонческой позиции в 1917 году многих видных большевиков, в том числе занимающих сейчас высокие посты: бдительные слушатели требуют назвать фамилии. Ряд слушателей, воспринимавших историю исключительно как "политику, опрокинутую в "прошлое", "экзаменовали" лектора на предмет современной политграмоты. Вопросы как будто списаны из учебников по истории партии: "Скажите отношение пролетариата к меньшевикам", "Скажите взаимоотношение классов в россии до воины 1914 и после войны 1917", "Укажите на двойственность буржуазии и Временного правительства"II.

По той же причине крайней политизированности общественного сознания 20-х значительная часть вопросов касается личности самого Зарудного. Один слушатель даже прислал целую анкету - где Вы были до Октября, после Октября, в последнее время. Классовому сознанию крайне важно было идентифицировать человека по привычной шкале критериев "враг-союзник", а личность Зарудного, естественно, вызывала недоумение, не вписывалась в штампы - с одной стороны, бывший министр Временного правительства, враг ("не являетес ли вы еще остатком гниющего труппа Временного правительства мне кажится что да!", "сколько тобой осуждено рабочих за июльские дни" и "ты тот пли нет Зарудный который совместно с Керенским наполнили тюрьмы рабочими, солдатами, матросами и открывал дело на большевисти такое-же, как дело Бейлиса"). С другой стороны, если враг, то почему не арестован!? Большинство слушателей, похоже, идентифицировало личность Зарудного с "раскаявшемся врагом". Отсюда прозрачные вопросы о партии, в которой он теперь состоит (в 1924 г. партия большевиков фактически была уже единственной в стране), и прямо бесхитростные: состоит ли он в партии большевиков.

Что касается более конкретных вопросов о членах Временного правительства, его политике, то большинство слушателей интересовалось личностью А.Ф.Керенского, которая во многом олицетворяла для них Временное правительство (видимо, Зарудный и сам много внимания уделял во время лекций именно Керенскому). По крайней мере, 20 записок содержали вопросы непосредственно о Керенском: где он теперь, сколько ему лет, каково его положение в среде эмигрантов и почему он не возвращается (боится, из-за самолюбия, не понимает происходящего), презирал ли он лидеров большевиков. Были и более серьезные вопросы о политике Керенского. Так, авторы записок хотели узнать мнение лектора о том, насколько самостоятельную политику (от своей партии социалистов-революционеров) проводил Керенский, а также действовал ли он единолично за спиной министров. Ряд вопросов был задан по аспектам политики: почему Керенский не заключил мир, вернувшись с фронта, почему он колебался, соглашаясь продолжать войну - не думал ли он о сепаратном мире, и даже - не было ли у него германофильских симпатий!
Правда ли, что Керенский пытался объявить помещичью землю народной собственностью. Спрашивали Зарудного и о взгляде Керенского на взаимоотношения государства и церкви, об отношении к методам провокации в работе полиции, о роли Керенского в корниловской истории, о том, ценил ли Керенский "национальный принцип в государственной жизни" так же, как политический и социально-экономический. В Киеве поступила весьма неожиданная записка в защиту Керенского. Ее автор упрекал Зарудного в излишнем "шаржировании Керенского", отмечал сложность задачи, выпавшей на долю главы Временного правительства, что "Керенский очень много сделал для народа до революции и после нее". Уже через несколько лет такая характеристика Керенского станет невозможной. Исчезнут со страниц книг и учебников имена многих министров Временного правительства, которые в 1924-1925 годах фигурировали по разу в вопросах слушателей (П.Н.Переверзев, Н.В.Некрасов, В.Н.Чернов).

Вслед за Керенским по степени "популярности" у аудитории шла личность Милюкова. Это имя называлось в пяти записках, причем, не только в связи с проводившейся Милюковым в бытность министром иностранных дел внешней политикой. Его упоминали и как творца "новой тактики" (авторы повторяли тезис Зарудного о том, что Милюков теперь мог бы быть полезен Советской власти).

Помимо политических вопросов и линий, непосредственно связанных с той или иной яркой личностью в правительстве, слушателей интересовали и вопросы общей политики Временного правительства. Речь шла, например, об отношении Временного правительства к массовым самосудам, о том, были ли случаи расстрелов рабочих во время существования Временного правительства, о причинах оттягивания созыва Учредительного собрания, вопросы о взаимоотношениях Совета и правительства. Были и серьезные вопросы, как бы мы сейчас сказали, об альтернативах развития, - почему не удержалось Временное правительство, "удержалось бы Временное правительство если бы был заключен мир…".

Интересно, что в этом живом потоке вопросов порой прорывались вопросы, ставшие уже к середине 20-х "запретными" (они, правда, не всегда имели отношение к истории Временного правительства): о судьбе советской власти — "Как вы думаете, скоро ли падет Сов.-власт" (этот вопрос вполне мог быть задан в провокационных целях), об отношении Временного правительства к легенде о большевиках — германских шпионах и даже — сколько именно денег сулило Временное правительство за поимку Ленина, о судьбе царя и его семьи — с весьма разными оттенками отношения и осведомленности.

Как видим, обрывки представлений о Временном правительстве, воссоздаваемые по запискам слушателей середины 20-х годов, были все весьма пестрыми и разнообразными. Несмотря на политизированность мышления и преобладание классовых штампов в оценке общей политики советскими людьми 20-х, безвестные слушатели Зарудного были знакомы с некоторыми моментами политики и истории Временного правительства и революции 1917 года, выходящие за рамки создававшейся уже в середине 20-х официальной истории. Они высказывали в ряде случаев собственное, порой неожиданное, мнение, не боясь затрагивать темы, которые очень скоро станут опасными. В значительной степени суждения, мнения и вопросы, высказанные в записках, отражали (хоть и ограниченный) плюрализм взглядов на события 1917 года, во многом обусловленный "мемуарным дождем" 20-х, немаловажной частью которого стали и переиздававшиеся тогда в Советской России в сокращенном и урезанном виде мемуары эмигрантов.


I Александр Сергеевич Зарудный (1863-1934) - юрист, принадлежал к партии народных социалистов, в марте-июне 1917 г. - товарищ министра юстиции, с 24 июля по 1 сентября 1917 г. - министр юстиции Временного правительства. В апреле 1918 г. вышел из партии народных социалистов, работал в советских учреждениях. Умер в Ленинграде.
II Здесь и далее сохранены пунктуация и орфография авторов записок.

Статья подготовлена при поддержке Института «Открытое общество».


Записки, поданные А.С.Зарудному на лекциях о Временном правительстве, прочитанных им в Казани 2 октября 1924 г.,
Томске 28 ноября 1924 г.

"Тов. Докладчик 1) скажите как относилось временное провительство к тактике большевиков о зафате власти 2) почему временное провительство не пользовалось авторитетов среди рабочих масс" (Л. 13).
"Тов. Докладчик, Почему вы все время говорите только об Херенского и самого не говорите осталных министоров и партии которы больше интересоет" [подпись неразборчива] (Л. 15).
"Т. Докладчик! Каким образом считали Вы для себя возможным и в дальнейшем пребывать в Правительстве возглавляемом Керенским, которому дается Вами подобная характеристика - карьериста-честолюбца" [подпись неразборчива] (Л. 16).
"Тов. Докладчик 1) каким же образом вы попали во временное провительство, кагда не принадлежали [зачеркнуто: к партии] ни к какой партии" [подпись неразборчива] (Л. 18).
"Тов. лектор где сейчас находится Керинский?" (Л. 19).
"Александр Сергеевич были-ли растрелы временным правительством рабочие во время его существования?" (Л. 20).
"Скажите где сейчас находится Н.Д.Соколов?" (Л. 21).
"Интересно, сколько же лет Керенскому?" (Л. 22).
"Почему Керенский, возвратясь с фронта, не поднял вопрос в министерстве о заключении мира?" (Л. 23).
"Тов. Доклачик! Кто с большевиков был оборончем вовремя войны? Кто такой сейчас большим человеком, которы ранше был оборончем" (Л. 24).
"Кем было дано распоряжение об аресте тов. Троцкого и каково ваше участие в этом факте" (Л. 26).
"Керенский действовал ли во всем по своему личному почину, или, -подчиняясь партийной дисц. партии с.-ров? Словом, все это - его грехи или его партии в целом? И считался ли он с парт. линией?" (Л. 27).
"Как вы думаете скоро ли падет Сов-власт" (Л. 29).
"Чем вызвано чтение вами лекций, желанием ли заработать, желанием ли осветить февральские события, и какую пользу могут принести ваши лекции" (Л. 28).
"Т.Доклачик Скажите, кто был из сторонников большивиков защитникам оборонщества. Это прошу укозать фомилию" [подпись неразборчива] (Л. 30).
"1) Повторите пожалуйста, из зачего поднялась война? и скажите конкретней. 2) Где сейчас находится Николай Александрович, убит он или нет. 3) Что значит оборончество, кая их цель" (Л. 31).
"Если Милюков находил нужным продолжать войну в целях [зачеркнуто: интересах] защиты русского народа от национального угнетения, то зачем он требовал Константинополь и проливы" [подпись неразборчива] (Л. 32).
"Какую роль играет сейчас Керенский среди русской эммиграции?" (Л. 33).
"Товарищ лектор почему по вашему не удержалось временное правительство? И какие основные притчины этому" (Л. 34).
"Что Керенский думал в то время к 2му съезду советам, проходившему вто время" (Л. 35).
"Тов. лектор Скажите геде тогда был Плиханов и какую сторону защещал" (Л. 36).
"Уважаемый лектор? Разрешите спросить В/1 почему Вы останавливаясь на частностях не даете конкретной характеристики платформы Временного Правит. Почему я зачем она была такой кому это было нужно. Или это ясно. Тогда где необходимость их оправдания" (Л. 37).
"Каким образом Совет рабочих и солдатских депутатов диктовал временному провительству и исполняла ли последние его дерективы" [подпись неразборчива] (Л. 38).
"Какое принимали участие в июльские дни? Если да, то именно" [подпись неразборчива] (Л. 39).
"1. Удержалось бы Временное правительство Если бы был заключен мир. 2. Вашо отношение к Большевикам, как человеку стоящего во власти. Не являетес-ли вы еще остатком гниющего труппа Временного правительства мне кажится что да!" [подпись неразборчива] (Лл. 40, 40 об.).
"Т.Доклачик не слыхали-ли вы, что Керенски не пытался-ли объявить полнной собственности помещей земли, народа и скожи это откровенно. Посколько вы блиский его товарищч" [подпись неразборчива] (Л. 41).
"Тов. докладчик скажите сколько временное правительство сулило денег тому, кто найдет Ленина и предстовит в руки Керенского" (Л. 42).
"Тов. Зарудный! Состояли-ли Вы в политической партии и в какой именно - к февралю 1917 года. 28/XI-24 г." (Л. 43).
"От какой партии вы входили в министерство Керенского, и стоите ли вы сейчас на платформе, хотя бы советской власти" (Л. 44).
"Докладчику. Вы член партии и какой" [подпись неразборчива] (Л. 45).
"1. Куда девали Николая II-го. 2. Какие главные ошибки вы видали во время революции у С.Д.-большевиков. 3. Оправдываете ли-вы свое прибывание в коолиции" (Л. 46).
"Как Вы будучи беспарт. прошли в состав буржуазного пр-ва. И считали-ли Вы необходимым защищать буржуазные интересы - или вошли в пр-во просто по недоразумению" [подпись неразборчива] (Л. 47).
"Тов. Доклачик Когда в государственной дюме голосовали за войну, вы голосовали за кридит Это есть исторического материалы Мюликого правда ли?" [подпись неразборчива] (Л. 48).
"Считаете ли вы правильной характеристику октября сделанную т. Троцким в его "Уроках Октября"?" (Л. 49).
"Вы сказали, что С.Р.Д. действовал - с формальной стороны, к Временному провительству Мне это не понятно" (Л. 50).
"Сколько тобой осуждено рабочих за июльские дни" [подпись неразорчива] (Л. 51).
"Какую роль играл во времен. правительстве министр путей сообщений Некрасов. Этот вопрос интересует Томск, так/как он бывший депутат думы из Томска" (Л. 52).
"Ваше отношение по поводу дискуссии? Мнение о троцкизме?" (Л. 53).
"Гуманитарность... Гуманитарность... Значит долой диктатуру пролетариата! Не так-ли?" (Л. 54).
"Интересно, что вы преследуйте вашими лекциями" (Л. 55).
"Какую роль играл во временном правительстве мин-р юстиции Перевервзьев и где он теперь?" (Л. 56).
"Скажите пожалуйста призирал ли Керенский вто время Зиновьева и Бухарина да и вообще всех видных большевиков" (Л. 57).
"Вопрос 1) Ты говоришь, что ты беспартийный был, а как [зачеркнуто: когда] попал в временное правительство? 2) Ты тот или нет Зарудный который совместно с керенским наполнили тюрьмы рабочими, солдатами, матросами и открывал дело на большевисти такое-же, как дело Бейлиса (Десять дней которые потресли весь мир" Джон. Рид)" (Л. 58).
"Вы были во Франции Будьте добры познакомте с положением рабочих во Франции" (Л. 59).
"Скажите, лектор вностоящее время Вы являетесь членом РКП или нет" (Л. 60).
"Тов. докладчик! Скажите, пожалуйста, Вы состоите сейчас в какой-нибудь партии и как посланы сюда. Петров Б." (Л. 61).
"Скажи был-ли ты арестован по возвращении в Петроград после Октябрьских событий" (Л. 62).
"Каково Ваше политическое credo в настоящее время?" (Л. 63).
"Вы говорили, что никто как большевики не учитывал насущного момента но несмотря на это видных большевиков в то время держали в тюрьме. Не считаете ли Вы что это было сделано [зачеркнуто неразборчиво] в угоду буржуазии" (Лл. 64, 64 об.).
"Уважаемый т. Зарудный! Корнилов был (если хотите) крайне левым из крайне правых (или несознательных). Но все таки правым. Скажите, какие принципиальные соображения Вы приведете в его защиту (и в защиту ему подобных). Нет смысла защищать credo Корнилова и credo любого члена Временного Правит. тем более не подводя под эту защиту никакой научно-экономического (а следовательно и политического) фундамента" (Лл. 65, 65 об.).
"Казань. 3.XI.1924. Роль и личность Винавера в революции?" (Л. 66).
"Вопрос. Скажите сколько Керенский принес рабочим и крестьянам пользы в дни 18 июля?" [подпись неразборчива] (Л. 67).
"1) Чем была вызвана нерешительность Керенского когда он отвечал французскому представителю о согласии продолжать войну? а) мысль-ли о сепаратном мире? или в) неуверенность ли в своих силах?" (Л. 68).
"Скажите где в настоящее время Керенский?" [подпись неразборчива] (Л. 69).
РГИА. Ф.857. Оп.1. Д.48.

Вступительную статью и документы к публикации
подготовила кандидат исторических наук
Светлана Малышева