2000 3/4

«...Татаро-башкирский пролетариат еще не созрел достаточно в политическом отношении»

В публикуемой ниже документальной под­борке представлен материал, посвященный уча­стию петербургских татар в Октябрьской рево­люции и Гражданской войне. Документы были обнаружены в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга. По всей вероятности, автором этой информационной сводки был Рахимов За­риф Арифуллович, ответственный секретарь та­таро-башкирской секции Петрогубкома РКП(б).

Несомненная ценность этого документа за­ключается в том, что он знакомит нас с рядом малоизвестных фактов, например, освещает дея­тельность Союза мусульманской молодежи.

Однако следует отметить, что события ос­вещаются с точки зрения партийного функцио­нера, и поэтому в определенной степени носят субъективный характер.

 

Информационная сводка о национально-освободительном революционном движении среди татаро-башкир Петроградской губернии

Не ранее января 1922 г.

Национальное движение

Комиссия по сбору материалов по революционному движению среди та­таро-башкир считает необходимым предварительно остановиться на сле­дующем: еще задолго до Февральской революции, когда Петербург пред­ставлял собой центр интеллектуальной России с его государственными, общественно-политическими учреждениями, можно было отметить роль его среди татаро-башкирского населения, постоянного и временного, как среди учащейся молодежи, так и среди мелкобуржуазных слоев его. Самый факт нахождения Государственной думы в Петербурге, существование мусуль­манской фракции в период с 1907 г. по 1917 г., безусловно, сыграли круп­ную роль в смысле подготовки к крупным революционным вспышкам. С 1912 г. мусульманская фракция начинает собирать вокруг себя наиболее гибкие, активные части татаро-башкирского населения, и эти уже части, главным образом из учащегося студенчества, с другими частями активной татарской интеллигенции создают так называемый городской студенческий кружок, насчитывавший в начале своего образования более 30 членов. Спустя месяц кружок сразу увеличивается до 200 человек, куда входят главным образом студенты.

С момента своего появления кружок берет на себя ряд задач, значитель­но отличающихся от всех бывших до сих пор работ. Так, кружок выделяет из своей среды бюро и президиум, каковой уже приступает к систематиче­ской работе по целому ряду вопросов: по политическим, экономическим, культурным и т.д. - подготавливает материалы к общим собраниям, кото­рые большей частью происходили или у Захида Шамиля, или у Максудова Амина и которые всегда имели осторожный характер, будучи обставлены в секретном виде. Иногда собрания происходили и в помещении Мусульман­ского благотворительного общества, но, будучи раскрытыми и предупреж­денными, впоследствии переносятся только к Максудову и Шамилю, реже бывали у Джантурина1.

Первоначальная работа кружка вращалась вокруг вопросов, определенно связанных с националистическим течением, а именно с изучением татар­ской истории и культуры, а также быта, нравов и существующих разных течений по национальному же вопросу.

Затем кружок постепенно берет в свои руки всю культурно-просветительную работу в Петербурге и окрестностях. С этого момента уже заметно, как татары постепенно подпадают под влияние кружка, который с этой целью читает по вечерам лекции для взрослых, делегирует своих членов в школы и для работы среди взрослого населения. В турецкую вой­ну2 [кружок] выступает с протестом против зверств турок и балканских союзников одновременно, протестует против травли со стороны печати (суворовской). Отряд из пяти лиц на средства того кружка посылается не­легально в Турцию в распоряжение турецкого Красного Полумесяца. Часть отряда, будучи накрытой, арестовывается в Киеве, часть же уезжает. Киев­ская организация, подобно петроградской, одновременно выступает в печа­ти с протестом против запрещения посылки отрядов и взывает вместе с петроградской к общественному мнению. С этого периода, то есть с 1913 г., кружок выделяет из своей среды ряд отделов по индивидуальному влече­нию групп. И тогда уже выделяется работа по женскому вопросу. Органи­зуется бюро с Максудовой Махфузой, Якубовской Салимой и Кулахметовой Фатымой, которые впервые берутся открыто выступать в печати по целому ряду небольших вопросов. Для этой цели Исхаковым Гаязом3 была предос­тавлена специальная страница в своей газете "Иль". Эта страница носила исключительно автономный характер. Бюро вело ее совершенно самостоя­тельно без всякого давления. Результатом этого явилось то, что эта стра­ница должна была вести всю борьбу со всей остальной мусульманской пе­чатью. Все статьи отражали социальное положение женщины и носили оп­ределенно революционный характер в смысле открытой борьбы своей - при известной всем тогда невыгодной женщине обстановке. Петроградки тогда впервые требовали себе равноправия и, ясно, должны были принять на се­бя нападки со всех сторон Внутренней России, которая не могла [простить] такой дерзкой выходки "обрусевших" татарок, как их называли с пеной у рта верные хранители ислама.

Таким образом, когда группы вели определенную работу по культурно-просветительной части, по изучению национальных вопросов, следили за пульсом общественного движения и по целому ряду наболевших вопросов вели кампанию в печати и в обществе, и когда постепенно под их влияние подпало не только петербургское население, но и мусульманская фракция, которая периодически устраивала совещания с некоторыми из группы и кружка, например, с Мамлеевым, Максудовым, Якубовским и другими, которые были как бы делегированы во фракцию, когда чутко стали при­слушиваться к мнению и голосу кружка Исхаковы, Бигиевы, Цаликовы и фракция - в самом кружке начинается постепенное, твердое распыление: отдельные члены стараются сообразно своим индивидуальным направлени­ям выделять своих приверженцев и определенно начинают создавать из­вестные ячейки. Кружок тогда превращается буквально в большой дискус­сионный зал, где каждый нащупывает свой путь и идет по пути, который ему кажется наиболее правильным.

Весь кружок одновременно представлял большую школу, где каждый, находясь со своими противниками, воспитывал в себе известную идею, мысль, волю, смелость и товарищескую дисциплину. Так, в одном и том же кружке обсуждаемый вопрос нередко освещался с точки зрения нацио­нальной и точки зрения меньшевиков и коммунистов.

Уже к моменту Февральской революции определенно можно было на­блюдать, как стали выявляться те или иные группы, и лишь быстрое тече­ние времени, требующее работников на местах, замедляло ход оформления указанных группировок. Но, тем не менее, результаты пятилетней работы сказались довольно быстро: Ахмед Цаликов5 с меньшевистской идеологией вполне успел себя выявить; братья Шурнеты-Алкины6 оказались более правыми; Тукумбетовы - националисты; Курбангалеевы, Мамлеевы с их идеологией, склонной к национальной государственной и поддержанной Шарафом7, - вполне каждая группа себя выявила, и лишь впоследствии некоторые резко изменили свое направление; так, Вахитов Мулланур8 и Гисмати Габдулла9 примкнули к коммунистическому крылу, Цаликов - к гр[уппе] интернационалистов, Мамлеевы, Тукумбетовы - к национальному движению и т.д. Для означенных групп были предоставлены "Известия мусульманской фракции "Иль" и т.д.

С победой Февральской революции, когда работники разъехались по местам, в Петрограде берут верх шуриютыI, организуются Мусульманское шуро ПВО и батальоны. Начинают отправку в Казань мусульманских час­тей и ходатайства о формировании таковых. После Октябрьской революции в декабре 1917 г. созывается съезд, и учреждается "Петроградский отдел национального управления мусульман Внутренней России и Сибири". (Материалы и протоколы по распоряжению тов.Вахитова М. после ликви­дации Военного шуро были целиком переданы Центральному комиссариату по делам мусульман).

I Шуриюты - сторонники создания органов мусульманского самоуправления в России (шуро).

 

Красная Армия

В начале июня 1918 г. в Петрограде организовался при Мусульманском отделе Петроградского областного отдела Комиссариата по делам нацио­нальностей Мусульманский военный отдел. Он был создан по инициативе Центрального мусульманского комиссариата в Москве. Целью этого отдела было укомплектование Красной Армии татаро-башкирским пролетариатом, проживающим в Петроградской губернии. Но отдел не мог поставить свою работу на должную высоту. Причиной этому являлось то обстоятельство, что организаторы, т.е. руководители военного дела, агитации и пропаган­ды, не будучи специалистами ни того ни другого, ни в коем случае не мог­ли принести существенной пользы делу создания Красной Армии, несмотря на все свое старание. Не менее еще важной причиной, почему отделом бы­ло так мало сделано, а вернее, ничего не было сделано в этой области, для которой он был создан, послужило то, что руководители данного отдела были тогда исключительно кавказцы, которые благодаря незнанию языка и быта татаро-башкир не могли подойти к ним вплотную. Нужны были ра­ботники из татаро-башкир, а их-то и не было. Вот почему отдел не имел никакого успеха в смысле привлечения татаро-башкирского пролетариата в ряды Красной Армии. Спустя недели три после организации отдела запи­салось всего в ряды Красной Армии около 40 человек. Затем благодаря ге­роическому участию некоторых питерских рабочих, которые на своем род­ном языке стали разъяснять значение создания Красной Армии, отдел стал понемногу оживляться. Записавшиеся товарищи группами отправлялись в распоряжение центра - к товарищу М.Вахитову.

Шуриюты - сторонники создания органов мусульманского самоуправления в России (шуро).

Малоуспешность записи в Красную Армию объясняется тем, что петро­градские рабочие-мусульмане в то время сами еще недостаточно были ор­ганизованы для того, чтобы взять в свои руки все дела и стать во главе му­сульманских учреждений.

Ясно было, что татаро-башкирский пролетариат еще не созрел достаточ­но в политическом отношении. Мусульмане, работая на разных фабриках, заводах и предприятиях по нескольку человек, были отделены друг от дру­га, и притом до Октябрьского переворота многие рабочие состояли на воен­ной службе, вследствие чего они не могли организоваться, и только Ок­тябрьский переворот дал им эту возможность, после чего они и принялись за политическую работу.

Все эти рабочие были более или менее подготовлены к этой работе, но зато остальная часть, как-то: дворники, чернорабочие и официанты - не только сами не годились для такой работы, но и среди них было весьма и весьма трудно проводить идеи коммунизма, а также убедить их в необхо­димости записываться в Красную Армию, так как они стояли ближе к буржуазии, привыкнув перед последней гнуть свою спину. Кроме того, все они находились под влиянием своего духовенства, агитировавшего против Советской власти и говорившего о невозможности [ее] существования и о скором падении последней.

Далее, работа Мусульманского военного отдела в течение трех-четырех месяцев его существования тормозилась еще тем, что в 1918 г. жизнь в Петрограде была настолько тяжела, что многие из татаро-башкир стали эвакуироваться кто куда попало, лишь бы добыть себе кусок хлеба, спасти себя от голодной смерти, и в Петрограде к концу 1918 г. остался незначи­тельный процент. Остались только старики да спекулянты, рабочих же ос­талось всего лишь около 200 человек.

В конце сентября 1918 г. по постановлению питерских рабочих ввиду малочисленности в то время в Петрограде татаро-башкирского пролетариа­та был ликвидирован военный отдел, как недостигающий своей цели и вместе с тем требующий громадных расходов.

 

Коммунистическое движение

Коммунистическое движение среди татаро-башкирского пролетариата началось в начале августа 1918 г. 10 августа того же года питерские рабо­чие татаро-башкиры, глубоко сознавая важность, значение и необходи­мость сохранения рабоче-крестьянской революции, на первом же заседании решили открыть борьбу против угнетателей - мусульманской буржуазии, которая еще укрывалась в то время в темных уголках Севера и занималась контрреволюционной панисламистской агитацией. Тогда передовые рабо­чие татаро-башкиры в числе 40-50 человек на первом историческом заседа­нии постановили обратиться с широким воззванием ко всем сознательным товарищам рабочим и работницам татаро-башкирам с призывом объеди­ниться вокруг партии коммунистов (большевиков), в которой единственное спасение рабочих и крестьян без различия какой бы то ни было нацио­нальности. На том же заседании вошло 18 человек в партию коммунистов и 12 человек записалось кандидатами и сочувствующими.

8 сентября 1918 г. окончательно организовался партийный орган под названием "Северо-областная организация коммунистов-мусульман". Со дня возникновения организации она сразу приступила к реорганизации Петроградского мусульманского комиссариата, отстранив от работы в нем преступные элементы, занимавшие ответственные посты, и назначив вме­сто них исключительно рабочих-коммунистов. Сейчас же была закрыта газета "Хуррият" (Свобода), вместо которой стал издаваться "Кызыл Ши­маль" (Красный Север) - орган мусульманского комиссариата.

После окончательной реорганизации Петроградского мусульманского комиссариата организация командировала своих работников в разные уголки Севера, как-то: Архангельск, Петрозаводск, Вологду, Званку, на Мурманскую ж[елезную] д[орогу] и [в] Кронштадт, где еще сотни, тысячи татаро-башкирского пролетариата стонали под национальным гнетом му­сульманской буржуазии. Командированные в указанные места ликвидиро­вали мусульманские национальные учреждения, создав вместо них новые советские органы и коммунистические ячейки. Уже в начале 1919 г. по всей северной области зарегистрировано было 120 человек коммунистов и более 40 человек кандидатов вместе с сочувствующими.

Начало революционного движения среди татаро-башкир в самом Петро­граде было ознаменовано походом против существовавшего тогда в Петро­граде Мусульманского социалистического комитета, именем которого при­крывались панисламисты, шовинисты и вся мусульманская буржуазия, которые всячески отравляли мусульманский пролетариат распространени­ем среди них контрреволюционных идей и подготовкой их к активному выступлению против Советской власти. При этом организация принялась за уничтожение всех существовавших тогда национально-буржуазных уч­реждений и религиозно-фанатических школ. Все замыслы и учреждения мусульманской буржуазии были ликвидированы окончательно. Вместо них были организованы советские органы и школы.

Для более широкой агитационной работы и для снабжения мусульман­ских народностей литературой была национализирована при содействии мусульманского комиссариата буржуазная восточная типография т[оварищест]ва "Аманэтр", переименованная затем в типографию "Эшче" (Рабочий) коммунистов-мусульман северной области, где издавались до 1921 г. все периодические и непериодические издания как петроградской организации, так и центра (Центральное бюро народов Востока при ЦК РКП).

В январе 1919 г. организация принялась за издание газеты "Коммунизм байраге" (Знамя коммунизма). орган[а] коммунистов-мусульман северной области, но за неимением средств было выпущено всего 3 номера. Кроме газет, издавались и распространялись еще политическо-агитационные брошюры и воззвания.

В связи с возникновением Гражданской войны на Востоке с Колчаком, Деникиным и чехословаками все коммунисты петроградской организации были мобилизованы на фронт. Были оставлены лишь два-три работника, как незаменимые по своим специальностям для партийной и советской ра­боты, которым все время приходилось вести работу в весьма тяжелых ус­ловиях.

После майской мобилизации коммунистов-тат[аро]-башкир [в] 1919 г. в июле был мобилизован остаток коммунистов, направленных затем в распо­ряжение Петрокоммуны для агитационной работы в продовольственном от­ряде среди татаро-башкир Уфимской губернии. Тогда в петроградской ор­ганизации остался лишь один работник для партийно-советских работ и для издательства (тогда еще в Петрограде исполнялись крупные заказы центра).

В период с начала 1920 г. до начала 1922 г. работа велась главным об­разом среди красноармейцев-мусульман, прибывших с восточных фронтов на защиту Петрограда от белогвардейцев. В то время в Петрограде был громадный наплыв красноармейцев-татаро-башкир, а с прибытием башкир­ской дивизии число их доходило до 23 тысяч человек.

Все силы, какие только имелись в распоряжении татаро-башкирской секции, целиком были переданы в распоряжение воинских частей для ра­боты среди красноармейцев-татаро-башкир. Работа в частях заключалась первым делом в проведении митингов, устройстве концертов и спектаклей на родном языке и выпусков воззваний и газет. Так, для башкирской ди­визии тогда продавались "Салават", для других частей "Кызыл Шималь" (Красный Север) и "Кызыл як" (КрасноармеецII) и распространялся ряд агитационно-политических брошюр, как на башкирском, так и на татар­ском языке.

Вскоре после этого работа в самой секции пришла в упадок, так как по­сле победы нашей армии на Петроградском фронте воинские части, и в том числе башкирская дивизия были переброшены на другие фронты, и вместе с вышеупомянутыми частями были увезены наши партийные и культурно-просветительные работники. Таким образом, татаро-башкирская секция, оставшись без работников, не была в состоянии возобновить работу, как партийную, так и культурно-просветительную.

После демобилизации некоторых годов секции в начале 1921 г. удалось привлечь нескольких товарищей, и работа стала понемногу оживляться.

II Перевод и название газеты не совпадают. Вероятно, автор документа имел в виду газету "Кызыл батыр" (Красноармеец),  издававшуюся в 1920 г. в г.Стерлитамак Уфимской губернии.

 

Движение молодежи

Революционное движение среди молодежи татаро-башкир началось лишь в начале 1921 г. В связи с голодом 1918-1920 гг. из Петрограда мно­гие уехали в более хлебные губернии, но, после того как бедствие постигло и те места, начался обратный приток в Петроград молодых сил, которые и примкнули к революционному движению. Они принялись сразу же за ор­ганизацию "Союза молодежи", в который вступило сразу же более 40 чело­век. Союз принял активное участие в создании различных кружков, как-то: драматического, политического, музыкального, занялся устройством среди молодежи митингов, собеседованием и распространением воззваний. Драматический кружок составился почти исключительно из молодежи, ко­торая в Мусульманском рабочем клубе имени товарища Вахитова все время устраивала спектакли и концерты.

"Союз молодежи татаро-башкир" в конце 1921 г. стал приходить в упа­док. Причиной этому послужило, с одной стороны, то, что союз не имел достаточных средств для существования, а с другой стороны, на него силь­но повлияла новая экономическая политика.

Дело в том, что родители большинства членов "Союза молодежи татаро-башкир" - мелкие торговцы, которые занялись сами торговлей и привлек­ли к ней и своих детей. Таким образом, "Союз молодежи татаро-башкир" в конце 1921 г. совершенно стал распадаться и вынужден был временно пре­кратить свою работу, пока не соберутся из татаро-башкирского пролетариа­та новые свежие силы, истинно преданные душою и телом коммунистиче­ским идеям.

 

Работа среди женщин

Работа среди женщин татаро-башкир[ок] в Петроградской губернии ши­роко не проводилась, с одной стороны, потому, что работниц, работающих на предприятиях, заводах и фабриках, вовсе не было, а с другой стороны, до 1921 г. мусульманок вообще в Петрограде было незначительное количе­ство.

Перевод и название газеты не совпадают. Вероятно, автор документа имел в виду газету "Кызыл батыр" (Красноармеец), издавав­шуюся в 1920 г. в г.Стерлитамак Уфимской губернии.

Среди живущих в Петрограде мусульманок не представлялось возмож­ным начать работу по той причине, что они были заняты домашним хозяй­ством или же торговлей, а благодаря своей отсталости в культурном отно­шении никак не хотели принять участие в общем деле.

Сознательные мусульманки, а их имеется незначительная часть, приня­ли горячее участие в деле строительства Советской России. Их участие вы­разилось в создании школ и интернатов, и за неимением достаточных сил они занимали по нескольку должностей в разных советских учреждениях.

По прибытии беженцев из голодающих губерний Поволжья в 1921 г. работа среди женщин увеличилась. Нужно было заняться распределением прибывших женщин на различные долж[ности], и среди них стала вестись агитационно-пропагандистская работа, проводились собрания, собеседова­ния, лекции и т.д.

 

Культурно-просветительная работа

В сентябре месяце 1918 г. организовался Мусульманский подотдел Пет­роградского отдела народного образования. Организаторами данного подот­дела явились тт.Гисмати Абдулла, Максудова Махфуза и Максудов Керим. Подотдел принялся первым долгом за организацию трудовых школ, и ка­ковых было организовано 2 интерната и четыре школы; из последних: две в Петрограде, одна в Кронштадте и одна в Лигове Б[алтийской] ж[елезной] д[ороги]. Через некоторое же время в Петрограде был организован мусуль­манский рабочий клуб "Северная коммуна" (в начале 1920 г. клуб был пе­реименован в "[Клуб] имени т.Вахитова Мулланура"), и также при клубе была создана большая библиотека на родном (татарском. - С.Д.) и русском языках.

После окончательной организации вышеуказанных школ и клуба вся мусульманская интеллигенция (как из прежних работников мусульман­ских национальных культурно-просветительных кружков, так и других со­словий), была привлечена к этой работе. Все призванные к культурно-просветительной работе откликнулись на этот призыв и стали работать в контакте с коммунистической партией. После усиленной революционной работы вышеуказанных тт.[А.]Гисмати, М.Максудовой и [К.]Максудова от­дел принялся за распределение по культурно-просветительным учреждени­ям работников, возлагая на них определенные задачи. В то же время на­чался и прием в школы детей. Детей было принято более 120 человек, с которыми и начались занятия по советской программе вместо прежней буржуазной, вся цель которой заключалась в насаждении в душах детей религиозно-фантастических взглядов и в превращении в конченом итоге детей в верных слуг буржуазии.

Затем отдел начал вести работу против неграмотности, для чего был ор­ганизован ряд школ, куда привлекалось неграмотное татаро-башкирское население. В этих школах устраивались лекции, собеседования и чтения по вопросам о важнейших событиях и т.д.

В начале 1919 г. одна из руководителей Мусульманского отдела ОтнаробаIII тов.Максудова Махфуза скончалась от сыпного тифа, что принесло гро­мадный ущерб начатой работе (в области культпросвет[ительской] работы).

Память о безвременно погибшем товарище Мухфузе Максудовой нико­гда не умрет, ибо она, не зная устали, всецело отдавшись своему делу, до конца своей жизни боролась с темнотой и невежеством, насаждая в му­сульманском пролетариате здравые понятия, которые должны привести человечество к светлому будущему, и именно к Коммунистическому Ин­тернационалу.

В конце 1921 г. работа значительно усилилась в связи с прибытием де­тей из голодных губерний. Имеющихся школ и интернатов оказалось не­достаточно, пришлось открывать еще столько же школ и интернатов, где и были размещены более 800 человек детей.

Но все это еще только начало, в дальнейшем отделу предстоит еще мно­го работы, и много еще нужно приложить трудов не только в борьбе с тем­нотой и невежеством, но и вообще в деле строительства республики. [...]

ЦГА ИПД С.-Петербурга. Ф.16. Оп.11. Д.11443.

III Отдел народного образования. 

Примечания

1. Джантурин Салимгарай Саитханович (1864-1920) - общественно-политический деятель, фи­лолог.

2. Первая балканская война 1912-13 гг.

3. Исхаки Гаяз (Исхаков Мухаметгаяз Гилязетдинович, 1878-1954) - татарский писатель, обще­ственно-политический деятель.

4. Имеется в виду Бигиев Муса Яруллович (1875-1949) - татарский общественный деятель, фи­лософ, богослов, публицист.

5. Цаликов (Салихов) Ахмед Тимбулатович (1882-1928) - деятель общественного и националь­но-освободительного движения.

6. Имеются в виду братья Алкины. Алкин Ильяс Саитгараевич (1985-1937) - общественно-политический деятель, педагог и публицист. Алкин Джихангир Саитгараевич (1897-1919) - об­щественно-политический деятель.

7. Шараф Галимджан Шарафутдинович (1885-1942) - общественно-политический деятель, язы­ковед, писатель.

8. Вахитов Мулланур Мулладжанович (1885-1918) - участник национально-освободительного движения, военный и государственный деятель, журналист.

9. Гисмати Габдулла Тухфатуллович (1883-1938) - общественный деятель и журналист.

 

Документы к публикации подготовил

Сергей Дмитриев