2004 1

Еще раз о «ДЖУМДЖУМА СУЛТАН» Хусама Катиба

Бытующее до сих пор в определенных научных кругах мнение о том, будто тюркская версия «Джумджума султан» («Царь-череп») Хусама Катиба, относящаяся к XIV в., является переделкой персидской поэмы «Джумджума-наме» («Повествование о Джумджума») Фарид ад-Дина 'Аттара (XII), в свете дополнительных материалов, пожалуй, теряет свою состоятельность. Можно согласиться лишь с тем, что в тексте двух этих сочинений имеется много общего, так как они созданы на один и тот же сюжет. Однако имеющееся в произведении поволжского автора периода Золотой Орды подробное описание событий в аде, связанные с наказанием там грешников по степени содеянного ими в этом мяре, как известно, в персидской литературной обработке легенд отсутствует1.

Эта важная, по нашему убеждению, центральная составляющая, эмоционально-психологически воздействующая на читателя часть произведения, не нашла своего отражения и в арабской прозаической версии о Джумджума литератора середины XIV в. Шихаб ад-Дина ал-Абшихи, включенного в его антологию под названием «Китаб ал-мустатраф фи кулл фанн ал-мустазраф» («Книга о интересном в каждом виде изяществ»)2. При этом заметим, что составитель критического текста тюркской версии профессор X. У. Усманов допускает, правда с болыпой осторожностью, вероятность возможного ознакомления в свое время Хусама Катиба с сочинением ал-Абшихи3.

Как не удивительно, моменты әти опущены даже в позднейшей версии «Джумджума» татарского поэта XIX в. М. Юмачикова, текст которой изобилует элементами казахского языка4.

Далее отметим, что эпизоды из ада все же присугствуют в другом, также арабском прозаическом произведении, более древнем чем ал-Абшихи, «Хикайат-у Джумджума» («Рассказ о Джумджума») книге «Зухрат ар-рийад ва нузхат ал-кулуб ал-мирад» («Красота садов и утешение страдающих сердец»), автором которой является писатель начала XII в. Сулейман ибн Дауд ас-Саксини, выходец из г. Саксин поволжской Булгарии5. Для ясного представления интересующих нас моментов из этого письменного памятника древности считаем необходимым привести ту сравнительно небольшую часть текста полностью: «И они повели меня, пока не запустили в первую дверь ада. А огонь там не такой, как в этом мире, он жарче в тысячу раз. Я увидел дерево, осыпавшиеся плоды которого были подобны головам шайтанов. С него падали огненные камни, словно гора, там были люди, над которыми стояли ангелы и били их огненными палицами, заставляя есть это. Они сказали: «О несчастный, это заккум, а это — те, что несправедливо поедали имущество сирот». Затем меня завели во второй огонь, а там — бездонный колодец, в нем—люди, мясо на теле которых изрезано, а кожа содрана. Они сказали: «Это замхарир, в который бросают прелюбодеев». Затем меня завели в третий [огонь], где я увидел людей, висящих на серном камне. Затем меня завели в четвертый [огонь], в котором [также были] люди. Они сказали: «Это люди, взимавшие и выплачивающие проценты». Затем меня завели в пятый [огонь], затем в шестой, где были скорпионы и змеи, длина каждого скорпиона — тысяча локтей, а ширина — пятьсот, и все они меня покусали. Затем меня завели в седьмой [огонь], называемый хавийа, и вдруг я оказался у замка, в котором тысяча домов из огня, в каждом доме тысяча обиталищ, в каждом обиталище тысяча огненных сундуков, в каждом сундуке тысяча видов страданий...»6.

В рассматриваемый нами вопрос может внести некоторую ясность одно из произведений агиографической литературы «Ахвали кийамат» («События судного дня»), по определению турецкого ученого Джема Дилчина, анатолийского поэта XIII в. Шеййада 'Исы7. Хотя нам уже известны сочинения религиозно-дидактического содержания о кончине мира8, однако этот письменный памятник представляет интерес еще и тем, что именно в тексте его имеется описание эпизодов наказаний грешников в аду, схожие с версией Хусама Катиба.

Приведем соответствующие части обоих произведений. У Хусама Катиба9

Ol cehennem tamuydu ey olu

Bir kavın kördim biçin yüzlik kamry

Anlar irmiş dünyada nefs-i kerem

Hem yitniş irmişler anlar köb haram

Yine bir kavın anlar katında idi

Başı tüben azakı üstün idi

Anlar irmiş kim hunin köteıiib

Yürür irdi her biri men men tiyüb

ir kişıge biı/ hüner köb degül

ille meğer miıjide mergiib degül

Yine kördün bir kavın lıinzlr kibi

Her birinüfj bolnuş karnı tay kibi

Dünyada irmiş anlar il ara

Kayda balsa böhtân belelerni sala

Yine bir tâ [fe kördim kim tanır

Közlen yok kayda batsa tik tanır

Anlar irmiş ıtnutub özlerini

Özgenin 'aybine salmış közlerini

Yine kördim bir kavm ben tili yok

Hem takı bir kavın azakı eli yok

Tilsiz anlar hâkimler imiş burun

Igri htıkın birle tntınışlar urun

Elsiz ayaksız anlar imiş

Kim anlardın kunşıları rencimiş

Yine bir ta'fe kördim anda ben

Kim yüriirler hâlleri ya via к vaman

Tillen öz eıpesindin çıkub

Kan birle irin tınmas akub

Anlar irmiş öz akvülin buzııb

Tavrı tılin igri sözlerge lüzııb

Yürüyürler irmiş anlar halk ara

Kimsege bolsa fitnelerinden sala

Hem takı bir tâ 'fe kördim anda ben

Kını özüınni tutmadım hiç sanda men

Zebcinîlar alttın akça sızyınıb

Ne köz katur ne yüz katur kızdırub

Gani irmiş cihanda anlar üküş

Sanı yok yığmışlar altım küınüş

Ne mutu Hak birdi tıb hiliir irmiş

Ne bolmışsa barın özi yiyür imiş

Hiç çıkarmas mâllarindin iilüş

Kör neçük boldı alır anda iş

Bin hüner bolsa irge köb degül

Çün bölül bolsa anda hob degül

İr eğer bolsa sehî hem kerem

Aybi yokdıır öz günâhın bile hem

Yine bir tüıiik halayık bar idi

Kim yimekleri tamâm nâr idi

Anlar irmiş dünyâda andak temim

Rıha yiyübler imiş hem mâl yetim

Yine bir tâ 'fe kördim köz bile

Kim sıfat kılmaya bolmas söz bile

Hem takı bir kavm azak üzre turur

Bir zeınan tınımız klıç birle ıınır

Başlarını tenlerinden ayrur

Yine Hak kudretindin baş yine kelür

Anlar irmiş kim bular yolda turur

Baş kisib kan tökmiş bayilar tunır

Yine bir kavın saçındın ashıb

Yüzlerige otdiıı ğollar salnub

Anlar irmiş kim nece yıl yaşab

Saklamamış tuz ikmek hakin aşab

Saçındın asılmak ana cezâ-dur

Otdin ğollar yüzlerige sezâ-dur

Bir 'acâyib körditn anda yine ben

Kim bana keldi ol barçadan yaman

Barca mestur idi anlar yalanyac

Ne eninde ton var ne başında tâc

Her birinin 'avretündin kan akar

Barca tamuy halâyik ana bakar

Tenlehindin yitmiş elvan şiş çıkub

Tınmaz irdi kan birle irin akub

Her kayası irmişler bir iklim iyesi

Almamışlar hiç miskin köıjlin

Ne bir kesek boz birınemişler ölükke kefn

Âhiretde lâ-cenn an tik ceza

Tabdi irse hem cezdâr hem seza

(В том аду, о Великий,

Видел одну толпу — все обезъяноликие,

Они те, которые в этом мире [были] жадными,

Поедали много недозволенного.

Еще одну толпу видел возле них:

Были они головой вниз, ногами — вверх.

Они те, которые задрав нос

Ходили, говоря: «Я! Я!»

Для мужмины и тысячи ремесел мало,

Однако и вся тысяча не является вожделенноп.

Еще видел одну толпу, подобных свиньям,

У каждого из них живот как гора.

В этом мире они среди народа

Где бы ни были, распространяли клевету и бедствия.

Еще видел одну толпу стоящих:

Нет у них глаз, куда бы они не направлятсь, им

придется остановиться.

Они те, которые забывая о себе,

Видели недостатки [только] у других.

Еще видел одну толпу: нет языков [у них].

И еще [видел] одну толпу — без ног и рук.

Те, которые без языков, они раиыие были властелинами,

Проявляли несправедливость [пользуясь] своими ноложениями.

Те, которые без рук и ног —

Несправедливо обижали своих соседеп.

Еще видел я одну толпу там,

Что находилнсь в весьма плохом состоянии:

Языки у них повисли на плечах,

[С них] постояино течет кровь с гноем.

Они те, которые, нарушив мораль,

Правдивый язык настроив на несправедливость

Ходили среди народа,

Причиняя кому-нибудь бедствия.

Еще видел я одну толпу там,

(Я никогда не вел себя как они).

Служители ада, расплавив золотые люнеты,

Обливают [их] — нет у них и глаз, нет и лиц.

Это те, которые в этом мире были очень богатыми,

Накоплениого ими золоту и серебру не было счета.

Не сочли это за дар Всевышнего,

Как будто все это накоплено ими самими.

Из своего богатства никогда не выделяли часть [закят],

Глянь, как сложились в конце их дела.

Если мужчина будет великодушным и щедрым,

Нет вины у него, [если] осозиает свои грехи.

Были еще своеобразные люди,

Те, чье питание состояло из огня.

В этом мире им было присуще такое качество:

Жили за счет процеитов и имущества сирот.

Еще видел одну толпу свошш глазами,

Описание их не поддается словам.

Еще одна толпа стояла на ногах,

Не переставая ударяли по ним мечом

Отсекая головы от тели.

По воле Всевышнего снова вырастали головы.

Они те, которые выходили на дороги,

Грабители, отсекая головы, проливали кровь.

Еще одна толпа: повешены за волосы,

Наложены [на] их лица огненные цепи.

Они те, которые прожив столько лет,

Прн питании забыли долг перед хчебом и солью.

Вешание их ш волосы — наказание им,

Огненные цепи на лицах — наказание им.

Еще видел я одну диковинку там,

Мие ана показалась страшнее всего [увиденного]:

Все они голые, построены [в ряд],

На них нет одежд, на голове — венца.

Из срама у каждого кровь течет,

Обитатели ада все на них смотрят.

На их семьдесят различных опухолей,

[С них] постоянно течет кровь с гноем.

Каждый их них был царем одноп части света,

Одевались в различные одежды и питались ралли чными явствами.

[Однако они] не утешали душы обездоленных,

Не давали [даже] куска материи для савана покойнику.

На том свете, без сомнения, [им] такое наказание,

И это наказание уместио и заслуженно.

У Шеййада 'Исы10:

Kopısardur bir bölük işit nice

Tağlara manend karınları yüce

Tolu ilan ola karınlan içi

Ol yılanlardan bağırsaklar içi

Gör katırlar gibi 'akrebler buşa

Gele karınları içinde cüşa

Bunlar oldur kim zekât virmez id

Hiç âhiret korkusun aymaz idi

Uralar topuz bulara od tözi

Diyeler zebânllar hâze' l-cezâ

Kopa ikinci bölüğün göreler

Ağız içinden aka kan irnler

Bunu içinden dökile yürekler

Dahi pannaksuz olisar elleri

Bunlar onlardur ki bâzür üstine

And içerlerdi aldamağun kasdma

Asa koya dillerinden bunları

Göyüne kapkara ola tenleri

Işit üçinci bölügini 'amî

Kim bular gözsüz kopısarlar kamı

Dahi boğazlarının) iiıjükleri

Olmaya hem halkımın süıjükleri

Yalan tanukları virenlerdür bular

Zebaniler rüh diyüp sürür kovar

Kopa dördinci işitgil bunları

Olmaya ağızları hem dilleri

Duta bunlar suretini yılan

Zehr-i katille dökeler revan

Zehr-ı katille yakalar tenleri

Karıştı gâh gele vü gide canlan

Bunlar oldur toğrı tanukhk içün

Vanıban virmezler idi Tangrıçün

Hak işini bâtıl eylerdi bular

İy gafiller işidüıj hakdıır bular

Zebânîlar ura bunlara topuz

Di yürün diye tamuya kamuıjuz

Kopa beşinci bölügini eşit

Leş gibi murdar yiyeler becit

İt ölüsi gibi koka tenleri

'Azâb ile mecruh ola canları

Bunlar oldur kim halâyıkdan tühân

Zina iderdi Hakk 'a karşıt 'ayan

Tangn 'dan korkup utanmazlar idi

Peşimân olup tevbe kılmazlar idi

Yüzleri üstüne çeke bunları

Tamu mâlikini çağıra al bunları

Aluıjuz beni ki bu pelîdleri

İciriin bunlara kaynar ziftlen

Kopa altına işit gel bunları

Olmaya ayakları vü hem elleri

Enselerinden olısar yüzleri

Çeşme gibi kan dökiser gözleri

Bunlar oldur kendü koıjşularına

Kim zinâlık satar idi evine

Bunları dahi işidüıj iy dede

Kara katran ile bulan kaynada

İşit imdi yidi bölügin yire

Gözleri gök ola yüzleri ola kara

Çıka bir arştın uzana dilleri

Da/u yirde şiirine karınları ine dudakları karnı üstüne .

Bunlar oldur kim Hak 'a itmez sena

Öküz boynuzı gibi ola dişleri

Çalğtı calrnağidi dağım işleri

Cemâ ati bunlar idi hâmiri'uj

Böyle haber virdi ol peyğam-bemıj

Dutalar sakallarından bunları

Tamu içinde yakısar bunları

Sekizinci bölügıni dinlegil

Od yağa ağızlarından anlağıl

Toltı karınları içi od ola

Bu kez işit kim bunlar kimler ola

Bunlar oldur ki yetim/er mâlını

Yirler idi imdi görsün hâlini

Tamu içinde bunları basalar

Ol cehennem kapusına asalar

Tamuda bunlar kal işarlar ebed

Halâs olmağa bulara yokdur ıneded

Kopa tokuzına bölükden figân

Bunlar oldur ki yok yire dökdi kan

Bunlar anlardur dögerdi yohsuh

Zebaniler ura bunlara s

Ol zalimler kendü bağırsakların

Çeke çeke yeyiserlerdür yarın

Dürlü 'azâblar bulara olısar

Veylüıj içinde anlar kalısar.

(Послушай [о том], как встает одна толпа:

Животы у них подобны горам — большие.

Внутри их животы полны змеями,

От тех змей горит печень.

Глянь, бушуют скорпионы подобно мулам,

Ки шат в их животах.

Это те, которые не давали закят,

Никак не понимали предупреждений о страшном в том мире.

Ударяют по ним огненными палицами

Служшпели ада, окрикивая: «Это — наказание!»

Встает вторая толпа, видят:

Изо рта текут кровь и гноп.

Сердца у них выходят через нос,

Вдобавок и без пальцев их руки.

Это те, которые покшшсь

Обманывать [народ] на базарах.

[Всевышний] этих повесит за языки.

От страха тела их становятся черными.

Послуишй о третьей пошлой толпе:

Которые встают все без глаз.

Вдобавок в горле у них отсутствуют дыхательные пунш,

И у них отсутствуют кости.

Это те, которые давали ложное свидетельство,

Служители ада гоняют их, окрикшшя «Духи!»

Встает четеертая [толпа], послушай-ка о них:

У них нет [пи] ртов и [ни] языков.

Эти находятся в облике змеи,

[Их] опрыскивают смертельным ядом.

Смертельным ядом обжигают их тела,

Их душы то выходят, то возвращаются.

Это те, которые во имя Тенгри

Не давали справедливого свидепгельства.

Эй беспечные! Послушайте, все это правда.

Служители ада ударяют по иим палицами

Говоря: «Идите все в ад!»

Встает пятая толпа, послуишй:

Подобно падалыцикам жадно едят падаль.

Их тела воняют как собачьи трупы,

В мучениях ранятся их души.

Это те, которые втайне от народа

Пошло прелюбодействовали, не внимая Всевышнему.

Не стыдилисъ и не убоялись Тенгри,

Не беспокоилисъ и не раскаивалисъ.

[Всевышний] бросает их лицами вниз,

Окликает служителеп ада: «Уведите их!

Уведите этих ноганых,

Напоите их кипящей смолой!»

Встает шестая [толпа], послушай-ка о них:

У них нет [ни] ног и [ни] рук.

Их лица начинаются с плеч,

Из глаз кровь течет как [вода] из родника.

Это те, которые своих соседей

Несправедливо обижали.

О отец, послушайте о них еще:

[Всевышний] кипятит их в черной смоле.

Послушай теперь о седьмой толпе:

Их глаза зеленые, лица черные.

Высунуты их языки длиной в один аршин,

Еще их животы волочатся по земле.

Это те, которые не восхваляли Всевышнего.

Бычыш рогам подобны их зубы,

Они постоянно занимались игрой на музыкальных инструментах.

Это были пристрастившиеся к вину [люди],

О них так сообщил [еще] пророк.Хватают их за бороды,

И сжигают их в аду.

Послушай о восьмой толпе:

Внемли, ию рта их извергается пламя.

Их животы полны огнем.

Послушай, кто это, кто они такие будут.

Это те, которые имущества сирот

Поедали, теперь [пусть] увидят свое состояние.

Этих раздавят в аду,

Повесят [их] на крыше того [же] ада.

Әти одтаются в аду навечно,

И никто не полюжет им освободиться.

Подтшается вопль из девятой толны,

Это те, которые ни за что проливали кровь.

Это те, которые обижали бедных,

Служители ада ударяют по иим цепялш.

Притеснители те, вырывая свою печень,

Поедали ее половину.

Рашшные мучения предстоят им,

Они останутся [навечно] в страдании).

Помимо выше рассмотренного, имеется еще один схожий интересный момент в двух произведениях. До сих пор было известно, что в версиях о «Джумджума» только в сочинении Хусама Катиба имеется упоминание элегического характера о давно ушедших исторических личностях и коранических персонажах, которые прославились своими добрыми делами или неблаговидными деяниями. Оно, как показывает наше исследование, присутствует и в «Ахвали кийамат» Шеййада `Исы.

Так, у поволжского поэта читаем:

Kanı munça bit) nebiler şahlar

Ol bina kılyan olar malılar

Kanı evvel Adam ıı Nüh Halil

Bakı kalmas akıbet illâ celll

Kanı Safüân kanı CemşTd kaharmân

Kam Husrev şir u Zu-1 -Karneyın 'Âd

Kanı ol Dakyânüs Şeddâd la İn

Kanı ol Nemriid ıı Feridun gözitt

Kanı ol Nüşîrvön Asfandiyâr

Ya hüd ol kanı bunca şehriyen

(Где те, тысячн пророков, шахов,

Луноподобные, построившие дворцы.

Где те, из которых первый Адам11? Нух12, Халиль13 [где]?

Не останутся навечно, хоть и великие.

Где Сафуан14? Где Джемшид15 богатырь?

Где Хосров16 лев, Зулъкарнейн17,

Где тот Дакйанус19, Шеддад20 проклятфый?

Где тот Немруд21, Феридун22 избранный?

Где тот Нуширван23 , Асфандийар24 ?

Или где те, сколько пребывише властелины?

Обратимся к творчеству анатолийского автора:

Kanı anlar kimdür eyde mülk benütn

Şimdi ıııahv oldi be-külli iş benüm

Kanı bağ u bağçe çün da 'vâ kılan

Bunları kıldııın fenci ben câvidân

Kanı Fir'avn u Neınrüd u Şeddâd 'Âd

Kanı Ahdüdya ni Tâkyânüs Mercıd

Kimler idi mülküm üzre da 'vâ-dâr

Bunları itdüm heba ben pây-dür

(Где они, из которых кто-то говорил: «Мир - мой!?»

Теперь [они] уничтожены, всеми делами ведаю Я!

Где те, которые претендовали на «сад и цветник»?25

Их уничтожил Я — вечный!

Где Фира 'ун26, Немруд, Шеддад, 'Ад?

Где Ахдуд, то есть Такйанус Мерад?

Кию претендовал на мое владение,

Их превратил в пылинку Я — вечный!)

Итак, в обоих текстах описание толп грешников, наказываемых в аду, и упоминание о великих личностях почти соответствуют. Более того, сочинения эти написаны одним и тем же метром рамал-и мусад-дас-и махзуф (фа'илатун фа'илатун фа'илун) системы стихосложения 'аруза27. А что касается имеющихся в них некоторых своеобразных особенностей, то они, естественно, вызваны индивидуальным подходом к своему творчеству каждого автора в отдельности.

Это небольшое наблюдение над двумя тюркоязычными текстами позволяет нам еще раз убедиться в том, что версия Хусама Катиба не есть переделка персидской поэмы «Джумджума-наме» ' Аттара. И оно поможет раскрыть новые аспекты данного письменного литературного памятника средневековья в ходе дальнейших исследований.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Абилов Ш. Ш. Хөсам Кятибнең «Җөмҗөмә солтан» дастаны / Татар әдәбияты тарихы. Алты томда.-Казан: Татар. кит. нәшр., 1984.-Т.-1.-Б.231-246; Амирханов Р. М. Татарская социально-философская мысль Средневековья (XIII - середина XVI вв.) В 2 кн.-Казань,1993.-Кн.2.-С.20-22; Әхмәтҗанов М. «Җөмҗөмә дастаны» тәрҗемәсе / Әдәби мирас. Өченче китап.-Казан: Татар. кит. нәшр., 1996.-Б.41-42; Борынгы төрки һәм татар әдәбиятының чыганаклары / Төзүчесе Хатип Госман.-Казан: Казан ун-ты нәшр.,1981.-Б.154-170; Булгаков Р. М. Описание восточных рукопи-сей Института истории, языка и литературы.-Уфа: Гыйлем,2002.-Ч. 1. Тюркские рукописи.-Вып.1.: Произведения XII - начала XVIII в.-С.72-76; Бухарова Ф. Т. XIV йөз төрки шигъриятендә Ир-егетлек идеалы: «021700 - Филология» белгечлеге буенча 1-5 нче курс студентлары өчен фәнни-методик материаллар.-Стәрлетамак: Стәрлетамак дәүләт пед. ин-ты,2002.-Б.58-67; Дмитриева Л. В. Описание тюркских рукописей Института востоковедения.-М.: Наука,1980. III. Поэзия и' комментарий к поэтическим сочинениям, поэтика.-С32; Дмитриева Л. В. Исторические и поэти-ческие тюркоязычные рукописи и их творцы (по материалам собрания Института востоковеде-; ния Академии наук СССР) // Советская тюркология.-1982.-№ 5.-С.З; Изелбаев М. Кәтиб. «Жөмжөмә солтан» / Баиҗорт әзәбиәте. Алты томда.-Өфе: Башкорт, кит. нәшр.,1990.-Т.1.-Б. 198- ] 208; Исламов Р. Ф. Алтын Урда һәм мәмлүкләр Мисыры: язма мирас, мәдәни багланышлар,-1 Казан: Матбугат йорты, 1998.-Б.66-73; Исламов Р. Письменный памятник татарской литературы! XIV в. «Джумджума султан»: Катановские чтения // Сб. статей.-Казань: Мастер Лайн, 1998.-С. 145-150; Исламов Р. Ф. Письменные памятники периода Золотой Орды // Народы России и Татарста- \ на: возрождение и развитие: Материалы междунар. науч.-практич. конф., Альметьевск, 19-21 апр. 2000.-В 2-х ч.-Альметьевск: Наза,2000.-Ч.1.-С136; Исламов Р. Списки некоторых тюркских литературных памятников средневековья из древлехранилищ г. Казани // Гасырлар авазы-Эхо веков.-2003.-№ 1/2.-С.311-314; Исламова А. Урта гасыр язма истәлеге // Мәгариф.-1996.-№ 3.-Б.21-22; Исламова А. «Җөмҗөмә солтан» дастанының лексик үзенчәлекләре // Мәгариф.-1997.-№ 4.-Б.19; Исламова А. «Җөмҗөмә солтан» дастанының морфологик үзенчәлекләре // Мәгариф. -1998.-№ 4.-Б.26-27; Исламова А. И. Исследование языка тюрко-татарского памятника XIV века «Дастан-и Джумджума султан» Хисама Кятиба: Автореф. дис... канд. филол. наук.-Ка-зань,1998.-СЛ8; Кандалый Г. Шигырьләр һәм поэмалар / Җыентыкны төзүче, текст һәм фәнни аппаратны хәзерләүче, кереш сүз авторы тарих фәннәре докторы Миркасыйм Госманов.-Казан: Татар. кит. нәшр.,1988.-Б.21; Курбатов X. Р. Иске татар поэзиясендә тел, стиль, метрика һәм строфика.-Казан: Татар. кит. нәшр.,1984.-Б.52, 61-71; Кятиб Хөсам. Җөмҗөмә солтан: Мәдрәсә шәкертләре өчен татар әдәбияты тарихыннан кулланма әсбап / Текстны басмага әзерләүче Р. Ф. Иеламов.-Казан: Иман,2000.-85 б.; Мәрданов Р. Рухи җәүһәрләр эзеннән // Ватаным Татарстан.-1993.-12 март; Миннегулов X. Ю. Татарская литература и Восточная классика Вопросы взаимосвязей и поэтика.-Изд-во Казан.ун-та, 1993.-С.158-162; Миннегулов X., Садретдинов Ш. Урта гасыр һәм XIX йөз татар әдәбияты: Урта мәктәп һәм гимназияләрнең 9 нчы сыйныфы, урта махсус уку йортлары, педагогия училищелары, колледж һәм лицей укучылары өчен дәреслек.-Казан: Мәгариф, 1994.-Б.74-75; Миңнегулов X. Алтын Урда әдәбияты // Татарстан.-1992.-№ 7-8.-Б.63-70; Нуриева Ф. Ш. Сюжет об ожившем черепе в произведениях писателей Поволжья ХIII-ХIV вв. // Общественное развитие и гуманитарные науки: Материалы итог. конф. Татар. гос. гум. ин-та за 1998 г.-Казань: Изд-во Татар. гос. гум. ин-та, 1999.-С.61-64; Собрание восточ-ных рукописей Академии наук Узбекской ССР.-Ташкент: Наука, 1964.-Т.УП.-С. 105; Татар әдәбияты тарихына материаллар: Татар әдәбияты тарихыннан студентларның практик дәресләре өчен уку материаллары / Төзүчесе Хатип Госман.-Казан, 1970.-68 б.; Татар поэзиясе антологиясе.-2 кит-та.-Казан: Татар кит. нәшр., 1992.-2 кит.-Б.85-89; Фәтхи А. Мирас хатирәләре эзләп. Сергач-ка экспедиция // Социалистик Татарстан.-1965.-24 сентябрь; Хөсәйенов Г. Боронго кулъязма-дастан // Совет Башкортостаны.-1981.-13 июнь; Хисам Кятиб. Дастаны Җөмҗөмә / Текстны Ш. Абилов хәзерләде / Борынгы татар әдәбияты.-Казан: Татар. кит. нәшр.,1963.-5.208-218; Хисамов Н. ХIII-ХIV гасырларда Идел буе төрки поэзиясе // Казан утлары.-1987.-№ 4.-Б. 177-128; Хисамов Н. Ш. Поэты XIV века Кутб, Хорезми, Хусам Кятиб, Саиф Сараи и социально-философская проблематика их творчества / Средневековая татарская литература.-Казань: Фән, 1999.-С.82-85; В1осһеt E. Catalogue de la Collection de Manuscrits Orientaux Arabes, Persans et Turcs.-Paris: Ernest Lerux, Editeur,1900.-R143; Blochet E. Catalogue des Manuscrits Turcs de la Bibliotheeque Nationale de Paris.-Paris: Bibliotheeque Nationale, MDCCCCXXXII.-T.Ier.-P.114; Eckmann J. Die Kiptschakische literatur. I. Die literatur von Chwarezm und der Golderen Horde / Philologiae Turcicae Fundamenta.-Wiesbaden: Aquis Mattiacis Apud Franciscum Steiner,1965.-Tomum secundum.-P.292-293; Хикайәт Җөмҗөмә солтан фи нөбүвәт Илйас галәйһес-сәлам. Бу китаб басма улынмышдыр университетнең табыгханәсендә әүвәл кәррә Фәтхулла Хәмидулла углы Амәшевнең хөрәҗәте илән 1289 нчы сәнәдә.-16 б. (на арабской графике).

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Жуковский В. Легенда об Иисусе и черепе в персидском стихотворном сказе Аттара // Записки восточного отделения Императорского русского археологического общества. 1892.-СПб., 1893.- Т.УШ.-СЛ.
  2. Татар әдәбияты тарихына материаллар...-Б.5-7.
  3. Указ. соч.-С7.
  4. Кыйсса-и Җөмҗөмә. Казанда Домбровский матбагасында басма улынмышдыр Хөсәенев вәрсәләренең хөрәҗәте илән 1910 нче елда.-Б.2-11. (на арабской графике).
  5. Шарафутдинов Д. Рукопись из древнего Саксина // Гасырлар авазы-Эхо веков.-2003.-№ 1/2.- С. 19-25.
  6. Указ. СОЧ.-С.23-25.
  7. Dilcin С. XIII. Yüzyıl metinlerinden yeni bir yapıt: Ahval-i kıyamet // Ömer Asım Aksoy Armağanı.-Ankara: Ankara Üniversitesi basımevi, 1978.-S.49-85..
  8. См. введение кн.: Ахырзаман китабы / Текстны басмага әзерләүче һәм кереш сүз авторы Р. Ф. Исламов.-Казан:Иман,2000.-206.
  9. Примеры взяты из кн.: Хикайәт Җөмҗөмә солтан фи нөбүвөт Илйас галәйһес-сәлам. Ошбу китаб Казан университете табыгханәсендә басма улынмышдыр Казан мещаны Фәтхулла җәмәгате Хөсниҗамал Бикбау кызының хөрәҗәте [илән] 1881 нче елда.-16 б. (на арабской графике).
  10. Примеры взяты из публикации Дж. Дилчина.
  11. Сотворенный Аллахом первый человек на земле. Поэтому его называют и Абу-л-Башаром «Отцом человечества».
  12. Один из почитаемых пророков в исламе. Его имя упоминается в связи с Всемирным потопом.
  13. Эпитет пророка Ибрагима.
  14. Один из приближенных пророка Мухаммеда.
  15. Один из главных и древних образов в иранской мифологии. По поверьям персов, он первый царь, который обучал людей искусству, ремеслу и знанию. Период его правления называется «золотым веком». Впоследствии он потребовал от народа поклониться ему и был убит Заххаком. В литературе он символизирует сильного, но потерявшего власть правителя.
  16. Хосров Парвиз, из династии сасанидов, правил Ираном в 591-328 гг. до н.э.
  17. Арабизированное произношение имени известного древнегреческого государственного деятеля и полководца Александра Македонского (336-323 гг. до н.э.).
  18. По Корану название народа, уничтоженного за их грехи Аллахом.
  19. Диоклетиан Гай Аврелий Валерий (между 243-313) правил Римской империей в 284-305 гг. Один из правителей, добровольно оставивших свою власть.
  20. Правитель-тиран, живший в Южной Аравии. Он приказал построить сад Ирем и дворцы, лучше чем рай. За это высокомерие он был уничтожен Аллахом.
  21. Царь древнего Бабила, попытавшийся сжечь пророка Ибрагима в огне.
  22. Один из героев из персидского «Шах-наме», избавлявшего Иран от тирании Заххака.
  23. Хосров I Нуширван, из данастии сасанидов, правил Ираном в 531-579 гг. В литературе он символизирует идеального правителя.
  24. Один из героев из персидского «Шах-наме».
  25. Имеется ввиду Шеддад.
  26. Коранический персонаж, имя царя Египта Фараона.
  27. Курбатов X. Р. Указ. соч.-С.61-62; Dilcin C. Указ. соч.-С.50.

Рамил Исламов,
доктор филологических наук