2004 1

Скальпель был их оружием, а операционная– полем боя

«Мы будем бороться за каждую человеческую жизнь на фронте и в тылу, весь свой опыт и знания отдадим спасению жизни раненых бойцов, делу скорейшего восстановления их здоровья и боеспособности...». Священной клятвой всех медицинских работников стали әти слова, прозвучавшие на митинге в Колонном Доме Союзов в дни героическои обороны Москвы осенью 1941 г. Скальпель был их оружием, а полем боя — операционная госпиталя на долгие военные годы.

Уже на десятый день войны в госпитали Казани и других городов республики стали поступать раненые. К началу декабря 1941 г. было принято более 37 тысяч раненых и больных бойцов. В этот период уже действовали 50 госпиталей, в их числе 42 эвакогоспиталя в Казани, остальные — в Арске, Агрызе, Кукморе, Бугульме, Зеленодольске и других населенных пунктах1.

Должности главных хирургов объединений эвакогоспиталей заняли профессора В. А. Гусынин, Л. И. Шулутко, Ю. А. Ратнер. На должности ведущих хирургов были вьщвинуты лучшие врачи — Ш. X. Байбекова, А. М. Колгатина, Н. П. Медведев, Л. С. Любимова, Л. Н. Ефремов и др.

В 1941 г. в Казанском медицинском институте, возглавляемом заслуженным врачом ТАССР С. В. Курашовым, состоялось три выпуска врачей, из них два досрочных.

В стенах научных лабораторий разрабатывались такие важные темы, как лечение при ожоговой болезни, методы наложения шва при ранении в живот, методы лечения при легочных нагноениях. Были предложены ампулы для переливания, хранения и транспортировки крови и другие разработки.

Тысячи бойцов проходили через наши эвакогоспитали. Эффективность лечения, несмотря на все трудности времени, была очень высокой. Так, за годы войны курс лечения прошли 334 тысячи раненых и больных, причем 61,8 процентов, т. е. 207 тысяч человек, вернулись в строй, а 20 процентов, т. е. 67 тысяч, были возвращены к трудовой деятельности. Такая статистика говорит о том, что стараниями эвакогоспиталей нашей республики было укомплектовано в общей сложности свыше 20 дивизий для фронта2.

По архивным документам фондов Татарского обкома КПСС, Казанского горкома, райкомов КПСС, первичных партийных организаций эвакогоспиталей, политотдела Татарского областного военного комиссариата г. Казани можно проследить работу эвакогоспиталей республики в 1941-1945 гг. по разным направлениям: о принятиии раненых с военно-санитарных поездов, о дополнительном развертываии звакогоспиталей по ТАССР, об оснащении эвакогоспиталей санитарно-хозяйственным имуществом, медицинским инвентарем, аппаратурой и инструментарием, о заготовках консервированной крови, о трудообучении раненых, об изготовлении протезов для инвалидов, о шефской и партийно-политической работе в госпиталях, о питании раненых в эвакогоспиталях, о работе республиканского комитетапомощи раненым и т.д.

Работа, проводимая в ЦГА ИПД РТ в связи с приближающимся 60-летием Победы, позволила не только выявить для предстоящей выставки большое количество документов о работе эвакогоспиталлей, но и пополнить фонды архива отдельными документами личного происхождения за 1941-1945 гг. Среди них справки о ранениях, письма от раненых бойцов, фотографии и другие документы бывшего военного врача 1035го артполка 57й гвардейской дивизий Р. С. Радунской и медсестры эвакогоспиталя Р. 3. Зариповой.

Почти всю войну прослужила Роза Зариповна Зарипова на фронтах Великой Отечественной войны медицинской сестрой. На своих руках она, семнадцатилетняя, выносила раненых солдат с поля боя и спасала их от гибели. Госпиталь развернули в Полтаве. Роза была распределена в самое тяжелое отделение госпиталя — лечения газовой гангрены, наиболее опасной по тем временам болезни, называемой в народе «антонов огонь». Работали в отделении втроем: врач, помощник и медсестра. «Бывало, на ногах проводили сутки напролет, оперируя одного и переливая кровь другому одновременно, — вспоминает Роза Зариповна. — Оперировать приходилось нередко при свечах, в полутьме. Правда, кровь привозили только «универсальную», исключительно первой группы, которая подходила всем. К сожалению, не все пациенты выживали, многие погибали в страшных муках. Тяжело было видеть страдания людей и понимать, что помочь солдату можно, только ампутировав зараженный участок». Госпиталь постоянно передвигался с места на место, следуя за фронтом. Под конец войны он оказался в расположении 1–го Украинского фронта, с которым прошел территорию Карпат, Северной Буковины, Чехословакии.

После войны Роза Зариповна вернулась на родину, окончила Казанский медицинский институт. Почти 60 лет хранила она фронтовые фотографии и открытки с теплыми словами благодарности от раненых бойцов.

«Милая сестренка Роза! Пусть эта открыточка напоминает о днях Отечественной войны и о горячих чувствах к тебе раненого капитана Петрова, который, уезжая от вас в тыл, увез с собой самые хорошие чувства и воспоминания о ласковой сестренке Розе. 15 марта 1945 г.».

Теперь эти документы займут достойное место в фондах ЦГА ИПД РТ. Публикуемые же фотографии раненых бойцов, находившихся на излечении в казанских госпиталях, не нуждаются в комментариях. Хочется только добавить — дай Бог, чтобы были клиники, а не госпитали, чтобы пациентами были больные, а не раненые.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. История Татарстана.-Казань,2001-С.443.
  2. Там же.

Любовь Хузеева,
заместитель директора ЦГА ИПД РТ