2004 1

Историк и время

Михаил Ксаверьевич Корбут — один из самых известных историков нашей республики 20-х — 30-х гг. XX в. О нем и его творчестве написано достаточно много, но на многие вопросы еще не даны ответы. Скажем, кем он был, или какова его действительная роль в развитии исторической науки в регионе. Этот перечень легко можно было продолжить.

Жизнь и начало творческой деятельности М. К. Корбута пришлись на переломный момент в истории России. Тогда резко изменилось отношение к науке и ее представителями. Старое безжалостно выкорчевывалось, естественное развитие было прервано. Молодые исследователи начинали с «белого листа», отрицая деятельность предшественников, наклеивая на них различного рода идеологические ярлыки. В научный оборот вводилось множество ранее не исследованных документов, история заполнялась новыми героями, в корне изменились приоритеты.

Естественно, было необходимо найти неординарных людей, способных создать иную историю, переосмыслить прошлое. К этому поколению принадлежал М. К. Корбут. Он родился 16 августа 1899 г. в Казани в семье профессора музыки. В 1918 г. Корбут окончил 1 -ю Казанскую мужскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Казанского университета. В октябре следующего года перешел на факультет общественных наук (правовое отделение) и закончил он его в 1922 г.

Еще в гимназии М. К. Корбут успел получить глубокое образование, овладел немецким, французским и латинским языками. Труднее ответить на вопрос об уровне университетских знаний, тем более на правовом факультете, еще и в годы гражданской войны. Вместе с тем склонность к изучению серьезных научных тем была замечена у студента Корбута достаточно рано. Его публикация в сборнике «К знанию» (Казань, 1921) под названием «Производительные силы и их роль в обществе», выполненная под руководством В. В. Адоратского, привлекла внимание.

Потребность в профессионально подготовленных кадрах, искренне воспринявших марксистскую теорию и обладающих несомненным талантом историка-исследователя, была велика.

В ноябре 1922 г. М. К. Корбут был зачислен научным сотрудником (профессорским стипендиатом) по кафедре диалектического материализма и политэкономии в Восточно-педагогический институт. Там он специализировался по праву и государству и начал работать под руководством профессоров В. Т. Дитякина и Д. Н. Формаковского.

Еще на студенческой скамье М. К. Корбут был редактором и автором предисловия к одному из первых изданий Татиспарта — брошюре А. Бочкова «Три года Советской власти в Казани (Хроника событий). 25 октября 1917-1920 годы».

В это бурное время активные и идеологически верные люди делали стремительную карьеру. Сейчас трудно, а скорее всего, невозможно ответить на вопрос, насколько М. К. Корбут был искренен в своих работах. Моментально в очень юном возрасте стал из учеников мастером, миновав необходимые для роста историка этапы. Он был, несомненно, талантлив и столь же компромиссен. Он прекрасно находил новые темы и наполнял их документами, но и совершенно спокойно убирал тех, кто не подходил под выбранную им концепцию. В 1919 г. Корбут вступил в члены ВКП(б).

Его энергия удивляет. М. К. Корбут с самого начала своей творческой деятельности совмещает науку с административной работой. В 1919 г. советом Казанского университета он был избран членом бюро по организации рабфака, затем членом президиума и секретарем рабфака университета. С 1921 по 6 сентября 1926 г. был его заведующим. М. К. Корбут был председателем областного студенческого бюро, председателем Татарского архивного управления, редактором и членом редколлегии многих казанских периодических изданий (в том числе членом редколлегии «Ученых записок Казанского государственного университета»), с апреля 1926 г. — заместителем председателя Общества археологии и этнографии при Казанском университете и с декабря 1929 г. — членом совета Общества мариведения при Восточном педагогическом университете. С 1920 по 1924 г. М. К. Корбут участвовал в работе всех съездов советов Татарской республики и двух всесоюзных съездов научных работников. При этом с 1926 по 1928 г. он работал на должности ректора Казанского института сельского хозяйства и лесоводства, а с января 1930 г. — заместителем директора Татарского научно-исследовательского института.

Активная общественная работа и преподавательская деятельность не мешала М. К. Корбуту заниматься научной работой. При этом его интересовала вся революционная борьба начала XX в. в России, как ее теоретические основы, так и практика. В начале 1924 г. в трех номерах «Спутника коммуниста» (М., № 26,28,29) он писал на тему «Тактика Ленина в годы революции и реакции».

В это же время Корбут занимался изучением рабочего законодательства III Государственной думы. Летом 1925 г. основные тезисы были опубликованы в «Ученых записках Казанского государственного университета» (т.11, 1925 г.). В декабре 1925 г. — феврале 1926 г. в журналах «Красная летопись» и «Пролетарская революция» появились его публикации на тему «Страховая компания 1912-1914 годов». Кроме того, за 1925-1926 гг. он напечатал статьи о первом проекте издания татарской газеты в Казани, учете опыта работы Департамента полиции во время революции 1905 г., татарских рабочих во Франции и т. д.

Одним из первых историков революционного движения в Поволжье он занялся изучением рабочего класса, в том числе деятельности татарского пролетариата. Интересовало исследователя начало революционной деятельности В. И. Ленина. Он использовал в своих работах различные материалы. И еще в 1922 г. А. И. Елизарова указала в журнале «Пути революции» (№ 2,1922 г.) на использование непроверенных сведений, почерпнутых из работ Г. Зиновьева и Л. Каменева.

Изучая научное наследие Корбута, можно придти к ряду выводов. С одной стороны, это был, безусловно, талантливый и чрезвычайно работоспособный историк, введший в научный оборот ранее не использовавшиеся источники. С другой стороны, он писал на явно заданные темы, отбрасывая предшественников и их труды, раздавая ярлыки и отбирая факты по своему усмотрению. Это видно и в его первых работах, и в его главном труде — истории Казанского университета.

Правление Казанского университета поручило ему написать историю университета. Автор не мог не задаться вопросом о том, что было главным делом научного и учебного заведения за 125 лет существования. Просветительство, научные открытия мирового уровня, подготовка высококвалифицированных кадров? Он нашел свой ответ: участие преподавателей и студентов в революционном движении.

Как ни старался М. К. Корбут, как не восхвалял все, что происходило, но репрессии его не миновали. В декабре 1927 г. он был исключен из рядов ВКП(б) «за участие в троцкистской организации».

В феврале 1928 г. ЦКК ВКП(б) после письма секретаря Татарского обкома M. М. Хатаевича оставляет его в партии и объявляет выговор за фракционность. Судьба ученого была практически решена. Он пытался продолжать работать. Но то встречался с подозрительными людьми, то приносил статью в журнал редактору, за которым следили, то не с тем человеком сидел рядом в библиотеке и т. д. В 1933 г. его исключили из партии и отправили на три года в ссылку в Казахстан. В 1936 г. срок был увеличен на пять лет.

В декабре 1936 г. его этапировали в Казань и привлекли в качестве обвиняемого по делу В. Н. Слепкова.

Из материалов архивов следует, что М. К. Корбуту практически ничего конкретного не предъявляли. Однако 1 августа 1937 г. он был приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. В 1956 г. дело было прекращено за отсутствием состава преступления. В 1989 г. М. К. Корбут был восстановлен в рядах партии.

Обычная судьба, обычная трагедия российского ученого первой трети XX в. Но М. К. Корбут был первым учеником, он был лучшим, делавшим больше всех. Можно только гадать, насколько он верил в то, что писал, ведь он не мог не понимать, что история не терпит такого отношения.

Александр Литвин,
доктор исторических наук