2004 1

И. Минуллин, Р. Салихов, Р. Хайрутдинов - Зарождение сберегательного дела в Казани (к 155-летию Отделения «Банк Татарстан» Сберегательного банка РФ)

История сберегательного дела в России ведет отсчет с указа императора Николая I об утверждении «Устава сберегательных касс» 30 октября 1841 г. Первые кассы возникли в 1842 г. в Санкт-Петербурге и Москве. В Казани сберегательная касса была открыта при Казанском приказе общественного призрения 7 февраля 1849 г. Газета «Казанские губернские ведомости» сообщала в этот день: «Казанский Приказ Общественного призрения объявляет, что при нем с февраля месяца настоящего года, именно по опубликовании в губернских ведомостях, будет открыта сберегательная касса на следующих основаниях высочайше утвержденного в 30 день октября 1841 г. Устава о таковых кассах:

1-е) Сберегательная касса учреждается для приема небольших сумм на сохранение с приращением процентов, для доставления чрез то недостаточным всякого звания людям средства к сбережению верным и выгодным образом малых остатков от расходов в запас на будущие надобности.

2-е) Суммы, вносимые в кассу, не подвергаются секвестру ни за казенные, ни за частные взыскания, и за целость их ответствует то Государственное кредитное Установление, при котором она учреждена, собственным своим капиталом.

3-е) Прием и возврат вкладов производится три дня в неделю, по воскресеньям, вторникам и четвергам, (исключая Пасхи, пятидесятницы, Рождества Христова, Нового года и других двунадесятых праздников, если они придутся в эти дни), от 9 часов утра до 2 часов пополудни.

4-е) Вклады принимаются от одного лица не менее 50 копеек серебром и не свыше 25 рублей серебром в один раз; вся же сумма вкладов, одному лицу принадлежащая, не должна превышать 750 руб. серебром.

5-е) В удостоверение принятой от вкладчика суммы, выдается из сберегательной кассы книжка, составленная из нескольких листов особой бумаги с внутренними знаками.

6-е) При последующих взносах вкладчик предъявляет выданную ему книжку вместе с вносимыми деньгами.

7-е) Прием денег и выдача книжки оканчивается в тот же день.

8-е) Вносимые в сберегательную кассу суммы приносят по 4% в год, начиная с 1 числа последующего за взносом месяца».

Сберегательная касса при Казанском приказе общественного призрения получила 14 порядковый номер по времени возникновения среди аналогичных заведений в масштабах всей России. Она открылась в главном здании приказа общественного призрения, где находились квартиры и служебные комнаты чиновников1.

Формально сберегательная касса начала свою работу при непременном члене надворном советнике Андрееве. Однако определяющую роль в ее становлении и развитии сыграл статский советник Михаил Григорьевич Темников (1801-?), назначенный непременным членом Казанского приказа общественного призрения 30 апреля 1849 г. Он происходил из обедневших дворян Астраханской губернии. Окончил Казанский университет, затем находился на казачьей службе в Оренбургском казачьем войске на должности экзекутора и почтмейстера воинской канцелярии. В 1825 г. М. Г. Темников ушел в отставку в звании есаула и поступил в штат Илецкого соляного правления, где прослужил до 4 октября 1827 г. С этого времени начинается многолетняя деятельность чиновника сначала на должности акцизного надзирателя в Уральской, Троицкой, Оренбургской, а затем члена Астраханской, Оренбургской таможен. Здесь М. Г. Темников проявил себя с наилучшей стороны и несколько раз удостаивался права замещать должность руководителя Оренбургской таможни. За заслуги он был Всемилостивейше пожалован бриллиантовым перстнем (10 сентября 1839 г.), а также получал другие награды.

Выйдя в отставку с таможенной службы, М. Г. Темников 20 марта 1843 г. стал чиновником для особых поручений при казанском военном губернаторе. Очевидно, что в Казани оценили незаурядные деловые и волевые качества бывшего таможенника, поручая ему очень важные направления социальной деятельности. Так, он являлся членом комитетов о пособии жителям Казани, потерпевшим от пожара 24 августа 1842 г. и 3 февраля 1844 г., «правителем дел» комитета для начертания проекта о доходах и расходах, производителем дел губернской дорожной комиссии, губернского холерного комитета, губернского комитета о земских повинностях, членом комитета по возведению зданий Духовной академии. Как уже отмечалось, 30 апреля 1849 г. М. Г. Темников стал непременным членом Казанского приказа общественного призрения. В этой должности чиновник удостаивается высоких государственных наград: ордена Св. Анны 3-й степени, ордена Св. Станислава 2-й степени, а также знака отличия «25 лет беспорочной службы». По ходатайству митрополита новгородского и Санкт-Петербургского Григория, М. Г. Темникову 9 ноября 1857 г. за участие в строительстве флигелей при Казанской духовной академии было «объявлено монаршее благоволение»2.

Под руководством талантливого, энергичного и весьма авторитетного чиновника сберегательное дело получило стремительное развитие. За первый год своего существования сберкасса Приказа оформила 137 сберкнижек и имела в обращении капитал в 8 661 рубль 60 копеек3. В конце декабря 1850 г. здесь насчитывалось уже 211 вкладов с капиталом в 15 294 рубля 84 копейки4. В этот период операции кассы обслуживали бухгалтера: титулярный советник Евгений Лукич Стройков и губернский секретарь Иван Евдокимович Шилов5.

Тенденция к дальнейшему развитию сберегательного дела прослеживалась все последующее десятилетие. По ведомостям за декабрь 1858 г. сберкасса при Приказе общественного призрения хранила 2 374 вклада с капиталом в 99 513 рублей 15,5 копеек6.

После отставки М. Г. Темникова непременным членом Казанского приказа общественного призрения 25 мая 1858 г. стал коллежский асессор Василий Порфирьевич Безобразов (1827-1870), в будущем первый управляющий Казанского отделения Государственного банка. Он родился в Казани в семье дворян, окончил в 1847 г. Казанский университет и с 1847 по 1851 г. работал бухгалтером Казанской губернской комиссии народного продовольствия. Затем с сентября 1851 по 31 января 1853 г. В. П. Безобразов занимал должность бухгалтера комитета земских повинностей. До назначения непременным членом Казанского приказа общественного призрения он совмещал должности правителя дел в комиссии народного продовольствия, комитете земских повинностей и народного здравия. Три года, с февраля 1853 по август 1856 г., В. П. Безобразов работал в комитете по обеспечению содержанием православного духовенства. Несколько месяцев в марте — мае 1858 г. он также управлял финансовыми делами канцелярии казанского губернатора7.

Безусловно, под руководством такого грамотного финансиста сберегательная касса Приказа продолжала умножать свой капитал и количество вкладчиков. Можно предположить, что как раз успехи сберкассы и стали одним из факторов назначения В. П. Безобразова на ответственную должность управляющего Казанского отделения Госбанка. На новом посту он продолжал внимательно следить за развитием сберегательного дела и, по всей видимости, сыграл большую роль в деле передачи в 1864 г. сберкассы из Городской думы в ведение Отделения Госбанка.

Отмена крепостного права, ускоренное развитие капиталистических отношений, оживление в торговле и промышленности способствовали улучшению материального положения крестьян и представителей городских сословий, занятых свободным предпринимательством, а также квалифицированных рабочих и служащих, получавших относительно высокую заработную плату. У огромного количества людей, втянутых в интенсивные производственные процессы, появилась реальная возможность не просто обеспечивать себя средствами к существованию, но и откладывать небольшие средства в качестведолгосрочных сбережений.

Перед государством в этот период четко обозначилась задача — привлечь эти деньги на нужды страны и в тоже время способствовать повышению благосостояния всех слоев населения, воспитанию чувства бережливости, заботы о завтрашнем дне, обучению рациональным способам ведения личного или семейного бюджета. Не случайно, что именно во второй половине XIX в. в период масштабных социально-экономических реформ правительство решило разработать особый устав городских сберегательных касс — финансовых учреждений, призванных аккумулировать небольшие, но массовые денежные вклады подданных Российской империи. Этот важный документ, утвержденный 16 октября 1862 г., определил целью касс «прием небольших сумм на сохранение, с приращением процентов, для доставления недостаточным всякого звания людям средств к сбережению, верным и выгодным образом, малым остатком от их расходов, в запас на будущие надобности»8.

Очевидно, что сберегательное дело уже в самом начале своего развития ориентировалось на небогатые и многочисленные социальные группы, которые в силу объективных причин оказались вне сферы деятельности коммерческих банков и иных кредитных организаций. Городские сберегательные кассы могли открываться по ходатайству городского общества или мирового съезда с разрешения губернского начальства либо при городских думах и ратушах, либо при уездных казначействах и городских общественных банках. Несмотря на то, что заведовал их делами особый совет, в который входили представители уездного казначейства, три-четыре человека по выбору городского общества, а также городской голова или предводитель уездного дворянства в качестве его председателей, кассы все же оставались под «главным ведением» Государственного банка. Свободные суммы сберегательных касс переводились в отделение Госбанка, которое покупало на них государственные 5-ти процентные банковские билеты и хранило их на особом счете сумм, принадлежащем сберкассе.

В Казани городская сберегательная касса была учреждена при Городской думе. Через несколько месяцев после утверждения устава казанский губернатор отправил казанскому городскому голове предписание от 8 января 1863 г. за № 164. В нем отмечалось: «Указом Правительствующего Сената от 8 ноября минувшего года за № 51327 (п.З) вменено в обязанность губернскому начальству немедленно по издании Устава о Городских сберегательных кассах приступить к учреждению таковых вместо касс, состоящих при Приказах общественного призрения... Казанское губернское правление, на которое возложено исполнение этого распоряжения правительства, передало это обстоятельство на обсуждение городского общества, с тем, чтобы оно представило свои по сему соображения; между тем ныне г. непременный член Приказа общественного призрения, доводя до сведения моего, что в настоящее время поступает весьма значительное число вкладов, особенно из артельных сумм, принадлежащих нижним воинским чинам разных ведомств, что по случаю перехода кассы из ведомства Приказа, поступление этих сумм составит при передаче их одну трату времени, а в настоящее время счетных чиновников Приказа, занятых расчетами по выкупным сделкам, отчетностью и проверкой вкладов для перевода оных в государственный банк, отвлекает оных от исполнения прямых обязанностей, да сверх того принимая в соображение, что и самих бланков для сберегательной кассы остается в Приказе незначительное число, просит распоряжений моих о возможности скорейшего открытия в Казани сберегательной кассы, для передачи вкладов таковой же кассы, состоящей при Приказе»9.

Далее губернатор предписывал городскому главе немедленно «озаботиться» открытием сберегательного учреждения. Однако, несмотря на все указания, процесс организации кассы шел медленно и с большим трудом. Правда, и правовых проволочек не было: уже 31 января 1863 г. городское общество составило приговор о создании при Городской думе сберегательной кассы. Затем состоялись выборы особого совета кассы. На выборах победили, набрав большее количество баллов, представители казанского купечества Гали Курбангалеевич Арсаев, Лев Никифорович Урванцов, Исмагил Мухаметович Кашаев. Кандидатами горожане избрали Абдуллу Мазитовича Арсланова, Бориса Андреевича Андреева, Ивана Астафьевича Унженина. Таким образом, среди руководителей городской кассы оказалось двое предпринимателей-мусульман.

Не будучи профессиональными финансистами, члены Городской думы очень осторожно делали первые шаги в деле становления нового городского сберегательного учреждения. К тому же и Приказ общественного призрения надолго затянул передачу документов и капиталов. Печать кассы № 14, бланки, формы и два грифа были выданы представителю Думы Семенову только 1 июля 1863 г.

Свою роль сыграла и забота о клиентах, которые в период организационного переустройства могли испытать серьезные неудобства. Государственный банк в своих специальных отношениях на имя казанского губернатора от 15 и 27 января за №№ 1222 и 1421 отмечал, что «при учреждении Городской сберегательной кассы в Казани при Градской думе, взамен существующей при Приказе общественного Призрения закрытие приема вкладов в сию последнюю должно последовать никак не прежде окончательного открытия новой кассы; с открытием же оной, прием вкладов по прежним книжкам должен прекратиться, но платежи по ним капитала и процентов должны производиться на прежних основаниях из Приказа; а для сокращения вкладов в прежней кассе предоставляется всем вкладчикам оной, как частным лицам, так и нижним воинским чинам добровольно переносить суммы, не свыше впрочем тысячи рублей, на каждое лицо из старых книжек на новые таким образом, чтобы при этом прежняя касса сделала подробные расчеты на каждой предъявляемой для перевода книжке, а новая касса принимала бы такие книжки, как наличные деньги и выдавала вкладчикам свои новые книжки на показанную по расчетам сумму, пересылая при этом незамедлительно все старые переведенные книжки в Государственный банк, который в свое время и произведет по ним расчет с Приказом общественного призрения»10.

Как правило, подобные операции затягивались на неопределенное время. Поэтому фактическое открытие Сберегательной кассы при Городской думе произошло только 3 октября 1863 г. Первый лицевой счет в этот день открыл некий Хмара Федорович Гаврилов, который внес в кассу на два месяца 14 рублей 58 копеек. Всего в этот день касса приняла 35 вкладов11.

Сберегательная касса работала два раза в неделю в течение трех часов в вечернее время и в воскресенье после обедни. Распорядок отвечал интересам рабочих и служащих, которые были свободны как раз в эти часы. Вкладчик мог внести на сберегательную книжку не менее 25 копеек и не более 50 рублей за один раз. Причем общая сумма вклада не должна была превышать 1000 рублей. Доходность средств составляла три процента годовых. Касса вела особую книгу объявлений, куда вносились данные на вкладчика (Ф.И.О., звание, место жительства, возраст, сумма вклада, дата взноса, личная подпись).

До открытия Казанского отделения Госбанка данная касса работала напрямую с казначейством и правлением Госбанка, что, конечно же, сказывалось на качестве и оперативности производимых ею операций. Вообще, опыт с созданием городских сберегательных касс в целом можно назвать неудачным, т. к. возникало существенное противоречие между ведением всех каждодневных дел непрофессионалами из числа общественников и контролем за их счетоводством, делопроизводством и капиталами квалифицированными финансистами из Госбанка. Кроме того, у населения не вызывало большого доверия учреждение, работавшее при местном органе самоуправления, который не всегда справлялся даже со своими прямыми обязанностями. Поэтому все чаще стали раздаваться предложения о создании сберегательных касс непосредственно при отделениях Государственного банка.

В результате 27 марта 1864 г. Александр II по докладу министра финансов обязал правление Госбанка сделать распоряжение «об открытии при конторах и отделениях Банка сберегательных касс, с тем, чтобы кассы сии, по примеру Санкт-Петербургской и Московской, руководствовались постановленными в Высочайше утвержденном 16 октября 1862 г. Устава о городских сберегательных кассах правилами по приему, хранению и возврату вкладов, а равно по счетоводству и отчетности». Фактически банку разрешалось как осуществлять, так и контролировать операции сберегательных касс. Однако поначалу такое предложение было встречено некоторыми руководителями отделений с определенной долей скепсиса, что было обусловлено слабостью местных структур банка и отсутствием надлежащего опыта у их работников.

В ответ на отношение правления Госбанка от 30 апреля 1864 г. № 249 Казанскому отделению, в котором указывалось, что «так как в Казани уже открыта Сберегательная касса при Думе, то Правление Государственного банка предлагает отделению доставить уведомление: не признается ли полезным, по соображениям местных условий открыть еще кассу при отделении, назначив для операций дни, в которые касса при Городской думе бывает закрыта», управляющий 24 июня 1864 г. ответил буквально Казанским отделением Госбанка полагал, что «в открытии при Отделении Сберегательной кассы ... не представляется особой надобности, так как в городе Казани уже существует таковая касса при Думе, в которую, как известно, Отделению является мало желающих внести деньги для приращения»12.

Все-таки это учреждение было организовано в составе отделения уже в том же году, после внесения изменений в Устав о городских сберегательных кассах 19 октября 1864 г. Количество вкладчиков в 1864 г., присоединенной к банку кассы составило 500 человек, значительно превысив количество клиентов молодого отделения (92 чел.). К тому же именно Отделение продолжало получать из Приказа общественного призрения оставшиеся там несколько тысяч сберегательных книжек.

К сожалению, документов о деятельности кассы в начальный период ее развития сохранилось немного. Собственного штата у нее не было и все операции проводило несколько чиновников отделения. Формально заведующим считался управляющий Казанского отделения Госбанка, контролером — помощник контролера, бухгалтером — помощник бухгалтера, кассиром — помощник кассира отделения. В 1864 г. эти должности соответственно занимали надворный советник Василий Порфирьевич Безобразов, коллежский секретарь Василий Кузьмич Паюсов, коллежский асессор Петр Федорович Попов, титулярный советник Алексей Степанович Фатьковский.

Вероятно, именно эти финансисты и занимались в отделении Государственного банка делами сберегательной кассы. Размещалась касса в одном здании с отделением. Поэтому до 1877 г. вкладчики несли свои деньги на хранение в Кремль, в здание присутственных мест, где в помещении казенной палаты и находилось Казанское отделение. После строительства собственного банковского здания на Черноозерской улице (ныне ул. Дзержинского) сберегательная касса получила отдельное помещение на первом этаже.

Государственная сберегательная касса № 14 постепенно, в течение первых двадцати лет со дня своего учреждения становилась динамичным и преуспевающим заведением. Причем, практически вплоть до начала 1890-х гг. ей приходилось бороться за каждого своего клиента, качественной и напряженной работой доказывая надежность и перспективность сберегательных операций. Дело в том, что касса, находившаяся в губернском центре, могла эффективно обеспечивать интересы лишь городского населения, да и то с большими оговорками. Жители казанских окраин, промышленных районов города ввиду своей отдаленности от делового центра и отсутствия свободного времени, также в большинстве своем не могли воспользоваться услугами кассы. Все это сказывалось на динамике денежных поступлений и ее оборотах.

Жесткая конкуренция неумолимо приводила к закрытию городских сберегательных касс, которые по своему профессиональному уровню не могли соревноваться с такими же учреждениями Госбанка. Так прекратила свои операции и касса при Казанской городской Думе. Впрочем, такая же ситуация сложилась во всех других крупных городах государства. Понимая эти проблемы, правительство в 80-е гг. предприняло ряд крайне важных мер, существенно ожививших сберегательное дело и предопределивших его развитие на годы вперед. В 1881 г. была повышена с трех до четырех процентов доходность по вкладам, что сразу же увеличило их привлекательность. Еще через три года начали открываться сберкассы при уездных и некоторых губернских казначействах и, наконец, в 1889 г. появилась возможность организовывать сберегательные кассы при почтово-телеграфных конторах.

В Казани эта мера позволила значительно расширить сеть учреждений, приписанных к Государственной кассе № 14, приблизить их к нуждам рабочего и сельского населения губернии. Уже в 1894 г. она состояла из семи почтово-телеграфных касс: Казанской № 1, Адмиралтейской № 2, Собакинской № 3, Чурилинской № 4, Карадуванской № 5, Забулачной № 6, Арской № 7. Теперь жители, проживавшие в районе этих заведений, могли оформить свои вклады и получать денежные средства, не приезжая в Центральную кассу на Черноозерской улице Казани. Все это положительно сказалось на сберегательной деятельности отделения.

Несмотря на общий банковский кризис начала 1890-х гг., на большое отставание от коммерческих банков по кредитным операциям, Отделение сумело организовать одну из лучших в России сберегательную кассу. Так, в 1894 г. ее оборот превысил 2,3 миллиона рублей, при наличии 13 216 сберкнижек. Семь почтово-телеграфных касс имели 1 196 сберкнижек при обороте в 168 тысяч. Среди 98 касс при отделениях Госбанка России Государственная сберегательная касса № 14 занимала пятое место по количеству сберкнижек (после Варшавы, Киева, Одессы, Саратова) и шестое место по обороту сумм (после Варшавы, Саратова, Твери, Тифлиса и Ярославля).

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Казанский Приказ общественного призрения был создан в губернском центре в 1815 г. на основании учреждения о губерниях 1775 г. для управления специализированными учреждениями: богадельнями, приютами, больницами, а также капиталом и собственностью системы социального обеспечения. В Казани Приказ разместился в бывшем здании Адмиралтейства на Покровской улице (ныне ул. К. Маркса, д. 17). После большого пожара 1842 г. этот дом в 1844-1846 гг. был существенно перестроен и расширен по проекту архитектора А. И. Песке (НА РТ, ф. 115, оп.1, д.631, л. 19-152). В этот период комплекс зданий Казанского Приказа занимал почти целый квартал в границах улиц Покровской, Поперечно-Казанской (ныне ул. Япеева) и Большой Казанской (ныне ул. Б. Красная).
  2. НА РТ, ф.115, оп.1, д. 1514, л.4-29.
  3. Там же, д. 1102, л.2 об.
  4. Там же, л.473-474.
  5. Там же, д.874, 1232.
  6. Там же, д. 1543, л.ЗОЗ об.-304.
  7. Там же, д.1514, л.И об.-12.
  8. Свод Узаконений и уставов кредитных.-Спб.,1873.-Т.1.-С78.
  9. НА РТ, ф.114, оп.1, д.3560, л.4 об.
  10. Там же, л.15.
  11. Там же, ф.179, оп.1, д.2, л.1.
  12. Там же, ф.123, оп.1, д.1, л.2-3.

Ильнур Миннуллин,
Радик Салихов,
Рамиль Хайрутдинов,
кандидаты исторических наук