2004 1

Из истории библиотеки Национального архива Республики Татарстан

Научно-справочная библиотека На­ционального архива Республики Татарстан является одной из немно­гих хранилищ г. Казани, в котором сосре­доточен богатый комплекс литературы справочного и законодательного характе­ра дореволюционного периода. Это — «Полное собрание законов Российской империи» (все три собрания) с 1649 по 1913 г.; «Собрание узаконений и распоря­жений правительствующего сената» с 1863 по 1917 г.; Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. Кроме того имеются изданные до революции «Полное собрание русских летописей», «История государства Российского» Н. М. Карамзина, книги по истории религий, литература на восточных языках, богатый фонд газет и журналов, из­дававшихся до 1917 г. Эти и другие изда­ния, составляющие основу фонда дорево­люционного периода, попали в библиоте­ку НА РТ в том числе и из библиотеки Ка­занской духовной академии (КДА). Они оказывают неоценимую помощь исследо­вателям и сотрудникам архива.

Библиотека КДА стала формировать­ся сразу после ее повторного открытия в 1842 г. В НА РТ имеются документы, со­держащие обширную переписку правления академии с Синодом, Духовно-учебным управлением, Казанской духовной семина­рией по поводу приобретения книг1. Ре­зультатом стало поступление в библиоте­ку КДА в 1844-1845 гг. дублетных изда­ний из Петербургской, Московской, Киев­ской академий, Тверской семинарии2. Это были богословские сочинения и учебники. Некоторые книги покупались на распрода­жах, у частных лиц. После начала выхода «Православного собеседника» у КДА по­явилась возможность обменивать его на другие журналы.

В 1853 г. КДА получила ценную кол­лекцию книг «западных средневековых и польских писателей» на латинском языке из Императорской публичной библиотеки3.

После открытия миссионерских курсов стали приобретаться книги на арабском, турецком и персидском языках. Так, в 1854 г. Н. И. Ильминский приобрел 109 наименований книг на восточных языках для противомусульманского отделения4.

Для изучения истории раскола приоб­ретались рукописные и старопечатные кни­ги. Раскольнический отдел был одним из самых богатых отделов библиотеки5.

Большую роль в пополнении фондов библиотеки академии играли пожертвова­ния частных лиц. Среди них казанские и другие архипастыри, ректоры академии, Н. И. Ильминский, Г. С. Саблуков, В. И. Григорович и другие профессора и преподаватели КДА.

Особое место занимала библиотека Соловецкого монастыря, которая поступи­ла в академию 11 января 1855 г. по распо­ряжению Синода. Это были в основном рукописи XVI-XVIII вв. Половину из них составляли богослужебные книги, были списки житий святых, Минеи, Прологи, разные повести, сказания6. Передача соло­вецкой библиотеки оказало огромное вли­яние на научную жизнь академии.

В целом в дореволюционный период сформировалась уникальная, богатейшая библиотека гуманитарного направления. Она насчитывала 50 тысяч названий 120 тысяч томов литературы разнообразного содержания по следующим отделам: философско-богословский, исторический, лите­ратурный, юридический, филологический, педагогический. Здесь были издания не только на русском, но и на западноевро­пейских и восточных языках7.

Дальнейшую судьбу библиотеки Ка­занской духовной академии можно просле­дить по документам НА РТ. В архивном фонде Главного архивного управления имеется «Журнал» собрания Совета КДА от 23 мая (5 июня) 1919 г., в котором гово­рится о передаче библиотеки КДА в веде­ние и распоряжение уполномоченного Главного управления архивным делом по Казанской губернии профессора И. А. Стратонова. В то время это было «средством защиты библиотеки от рекви­зиции и расхищения»8. Временно заведу­ющий библиотекой КДА профессор И. М. Покровский сообщил, что финансо­вое положение библиотеки будет обеспе­чено Архивным управлением, но пользо­вание библиотекой для профессоров и сту­дентов останется на прежних основаниях.

В 1924 г. возник вопрос о передаче библиотеки бывшей академии в ведение Академического центра при Татнарком-просе9.

Управление Татцентрархива пыталось всячески противостоять делению академи­ческой библиотеки или изъятию из нее ка­ких-то отделов и передачи их каким-либо учреждениям10. Центральный архив РСФСР письмом от 15 мая 1925 г. Также просил Татцентрархив воздержаться от передачи Татнаркомпросу библиотеки Ка­занской духовной академии11.

Но все усилия оказались напрасны. Имеется выписка из протокола № 23 засе­дания президиума Академцентра Татнар-компроса: «Удовлетворить просьбу Татар­ского коммунистического] университета относительно передачи книг, указанных в списке»12. Чуть позже был поднят вопрос о библиотеке Соловецкого монастыря.

Татоблотдел ОГПУ в 1926 г. получил запрос ОГПУ о передаче архива Соловец­кого монастыря в Управление Соловецких лагерей особого назначения.

В фонде Главного архивного управле­ния имеется акт от 13 января 1927 г. о пе­редаче управляющим Центрархивом ТССР М. И. Борисовым заместителю заведующе­го Центрархивом РСФСР В. В. Адоратско­му рукописной библиотеки Соловецкого монастыря в 25 ящиках для перевозки в Москву в Центрархив РСФСР13.

Завершающим судьбу бывшей библио­теки КДА можно считать следующий до­кумент. Это протокол совещания по воп­росу распределения библиотеки бывшей КДА от 17 сентября 1927 г.14

На совещании присутствовали пред­ставители Восточного педагогического института, Татарского коммунистическо­го университета, Центрархива, Централь­ной восточной библиотеки, Татарского пе­дагогического техникума. Было решено признать целесообразным распределение библиотеки бывшей КДА между органи­зациями и учреждениями, передать всю литературу восточного характера и часть краеведческого материала Дому Татарской культуры; остальную часть последнего, а также педагогическую, лингвистическую и некоторые отделы церковной истории — Восточному педагогическому институту; исторические, географические, экономи­ческие, политические отделы, студенчес­кую библиотеку, журналы — Татарскому коммунистическому университету; шкаф с рукописями — Центрархиву; научные и «нацменовские» отделы восточной библио­теки — Дому культуры и ВПИ; педагоги­ческий отдел передать — ВПИ; бурятские книги отправить в Бурятскую республику; остатки перераспределения сдать в Цент­рархив.

Рукописи, попавшие в НА РТ по это­му документу, впоследствии вошли в опи­си №№ 5, 6, 7 фонда Казанской духовной академии. Они являются одними из самых ранних источников для изучения духовной литературы, культуры разных народов, палеографии, литературы на восточных языках.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 .НАРТ, ф.10, оп.1,д.66, 72.

2. Знаменский П. История Казанской духовной академии.-Казань,1892.-Вып.2.-С504.

3. Тамже.-С510.

4. Там же.-С508.

5. Там же.-С.509.

6. Там же.-С.529.

7. НА РТ, ф.Р-7, оп.1, д.93, л.8 об.

8. Там же, д.7, л.1 об.

9. Там же, д.93, л.16.
10 Там же, л.7-9.

11. Там же, л. 11.

12. Там же, л. 13.

13. Там же, л. 15.

14. Там же, л.25-26.

 

Копия журнала собрания Совета Казанской духовной академии

23 мая 1919 г.

Присутствовали: под председательством ректора Академии епископа Анатолия, И[с­полняющий] об[язанности] помощника ректора проф[ессор] П. П. Пономарев.

Ординарные и экстраординарные профессоры: Ф. А. Курганов, П. А. Юнгеров, В. И. Несмелов, В. А. Нарбеков, И. М. Покровский, М. А. Машанов, прот[оирей] Н. П. Ви­ноградов, прот[оирей] А. И. Дружинин, В. И. Протопопов, П. Д. Лапин, Е. Я. Полянский, В. А. Никольский, И. Ф. Григорьев, М. Н. Васильевский и Н. Д. Терентьев.

Исправляющие должность доцентов: А. П. Касторский, А. Г. Пушников, иером[онах] Варсонофий и свящ[еник] А. В. Лебедев.

Не присутствовали: по нахождению в Москве на Миссионерском Совете - архим[анд­рит] Гурий, по домашним обстоятельствам - В. А. Керенский, Н. Ф. Катанов, архим[анд­рит] Афанасий, М. Г. Иванов, в отпуске - К. Г. Григорьев, по безвестному отсутствию в Казани: Л. И. Писарев, прот[оирей] Н. Н. Писарев, прот[оирей] Ф. П. Успенский, M. H. Ер­шов, П. И. Верещацкий, И. И. Сатрапинский, иером[онах] Анфилохий, иером[онах] Иона, Я. В. Васильев и В. В. Суханов.

СЛУШАЛИ: доклад преосвященного ректора, епископа Анатолия: в Академию посту­пила по разным причинам доселе не оглашавшаяся следующая бумага:

Свидетельство из Главного управления архивным делом уполномоченного по Казанс­кой губ[ернии] от 24 февр[аля] 1919 г. за № 12. Сим свидетельствую, что мною получено от Главного управления архивным делом удостоверение в том, что собрания книг, руко­писей и архивных материалов библиотеки Духовной академии, как необходимые для ра­боты по архивному делу, никакой реквизиции не подлежат и находятся в ведении и распо­ряжении уполномоченного названного управления.

Справка. Заслушав это сообщение, Совет вошел в детальное обсуждение создавше­гося положения библиотеки академии, переданной «в ведение и распоряжение» уполно­моченного Архивным делом проф[ессора] И. А. Стратонова. Видя в этом естественное при нынешних обстоятельствах средство защиты библиотеки от реквизиции и расхище­ния и в известной членам Совета благорасположенности, как к Академии и ее научным интересам, так и к науке, и библиотеке, и ее духовным сокровищам, проф[ессора] И. А. Стратонова, находя себе гарантию и надежду на неприкосновенность библиотеки, Совет Академии признал факт совершившимся и постановил донести о сем до сведения Высшей церковной власти. Но при этом, естественно, у членов Совета и Правления воз­ник вопрос о дальнейшем юридическом, моральном и финансовом отношении Академии к библиотеке. Имеют ли отселе право свободного, на прежних основаниях доступа в нее профессора и студенты академии и возможность не только заниматься в ней, но и брать книги и рукописи на дом для занятий, и следует ли считать служащих в ней библиотекаря Троицкого, временно завед[ующего] ею проф[ессора] И. М. Покровского, его помощника иером[онаха] Варсонофия, служителя Бычкова состоящими на академической службе, а равно и вообще остается ли библиотека в какой-либо хозяйственной зависимости от Ака­демии или она стала совершенно «чужой» для последней.

Присутствовавшие на Совете проф[ессор] Покровский и иером[онах] Варсонофий дали следующий ответ. Что касается юридического положения библиотеки, то она отселе за­висит от Архивного управления и будет всецело последним защищаться от чьих бы то ни было посягательств на ее сохранность и целость. Пользование библиотекой для профес­соров и студентов остается вполне на прежних основаниях, как в библиотеке, так и в квартирах. Интересы профессоров и студентов будут по-прежнему удовлетворяться слу­жащими в библиотеке с полною готовностью. Что касается экономической зависимости служащих в библиотеке, то проф[ессор] И. М. Покровский заявил, что он отказывается от какого-либо вознаграждения за свою службу в библиотеке от Академии и согласен и прежде полученное передать больному библиотекарю Троицкому. Иером[онах] Варсонофий зая­вил, что юридическое отношение его к Академии прекратилось, но моральная связь оста­ется в прежней силе и побудит с готовностью служить родной Академии и ее интересам. Служитель Бычков еще ранее, согласно заявлению проф[ессора] И. М. Покровского, рас­считан уже Правлением и состоит на жаловании у Архивного управления. Трудный воп­рос о положении больного и отсутствующего в Казани штатного библиотекаря Ф. И. Тро­ицкого постановили передать на детальное рассмотрение правления. О финансовом по­ложении библиотеки проф[ессор] И. М. Покровский сообщил, что оно отселе будет впол­не обеспечено Архивным управлением и не будет нуждаться в субсидии от Академии и Высшей церковной власти. Трудный и больной для Казани вопрос о топливе уже решен для библиотеки на будущий учебный год в благоприятном смысле, и средства на это отпущены и получены от Главного управления.

 

ПОСТАНОВИЛИ: 1) Сообщить Высшей церковной власти о переходе библиотеки в ведение и распоряжения уполномоченного Управления архивным делом, 2) выясненное юридическое положение библиотеки и ее отношение к Академии принять к сведению, 3) финансовые вопросы в библиотеке и ее служащих передать в Правление Академии для соответственного обсуждения и предварительного заключения с тем, чтобы сооб­щить о последующем Совету для окончательного решения и 4) просить служащих в биб­лиотеке проф[ессора] И. М. Покровского и иером[онаха] Варсонофия блюсти интересы родной Академии.

 

Подлинный подписали: ректор Академии, епископ Анатолий, и[сполняющий] об[язан­ности] проректора проф[ессор] П. Понамарев, проф[ессор] В. Несмелов, проф[ессор] В. Нарбеков, проф[ессор] И. Покровский, проф[ессор] Ф. Курганов, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор], протоирей Н. Виноградов, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор] М. Васильевс­кий, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор] Е. Полянский, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор] М. Машанов, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор] В. Протопопов, э[кстра]о[рдинарный] проф[­ессор], прот[оирей] А. Дружинин, э[кстра]о[рдинарный] проф[ессор] Н. Терентьев, э[кст­ра]о[рдинарный] проф[ессор] П. Ляпин, доц[ент] А. Касторский, и[сполняющий] д[олжность] [доцента] Варсонофий, и[сполняющий] д[олжность] доцента, священник А. Лебедев, А. Лушников, и[сполняющий] д[олжность] секретаря, проф[ессор] П. Юнгеров.

С подлинным верно:

Секретарь Татцентрархива (подпись)

 

НА РТ, ф.Р-7, оп.1, д.7, л. 1-2.

 

Акт
№2145 13 января 1927 г.

г. Казань

13 января 1927 года я, нижеподписавшийся управляющий Центральным архивом ТССР М. И. Борисов, сдал нижеподписавшемуся заместителю заведующего Центрархивом РСФСР В. В. Адоратскому для перевозки в г. Москву в Центрархив РСФСР хранившуюся в ТЦАрхиве в секции Культуры и быта рукописную библиотеку Соловецкого монастыря, упакованную в 25 ящиков за №№ 1-25.

Сдал управляющий ТЦАрхива Борисов (подпись)

Принял зам. зав. Центрархива РСФСР Адоратский (подпись)
Печать

 

НА РТ, ф.Р-7, оп.1, д.200, л. 15.

 

Из копии протокола совещания по вопросу распределения библиотеки бывшей Казанской духовной академии от 17 сентября 1927 г.

Присутствовали: Мухитдинов, Надеев, Фазлуллин и представители от ВПИ -Г. Ф. Липсцер, от ТКУ - Рахматуллин, от Центрархива - Сибирцева, от Центр[альной] Вост[очной] библ[иотеки] - Тагирова, от Татпедтехн[икума] - Рафиков и от комиссии А. Фирсов и М. Цинегин.

Председатель - Мухитдинов.
Секретарь - Фазлуллин.

 

СЛУШАЛИ:

1. Предложение т. Мухитдинова об использовании библ[иотеки] б[ывшей] Каз[анской] дух[овной] ак[адемии] и о целесообразности распределения ее между заинтересованны­ми организациями и учрежд[ениями], а именно: между ВПИ, ТКУ, Дом[ом] тат[арской] куль­туры, Вост[очной] библ[иотекой] и Центрархивом. [...]

 

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Распределение библ[иотеки] б[ывшей] Каз[анской] дух[овной] академии между орга­низациями и учреждениями признать целесообразным и распределить ее следующим образом:

а) Всю литературу восточн[ого] хар[актера], часть краеведческ[ого] материала, а так­же часть монгол[ьской] литер[атуры] передать Дому тат[арской] культуры.

б) Остальную часть краеведческ[ого] материала и монгольской литерат[уры], а также педагогич[ескую] и лингвистич[ескую] литер[атуру], как древн[юю], так и новую, материа­лы нацменовского характера и некоторые отделы церковной истории передать ВПИ.

в) Отделы исторические, географические (как эконом[ический], так и политич[еский]) и философский, а также студенческую библиотеку и журналы общего характера передать ТКУ с выдачей дубликатов философской литерат[уры] и студенч[еской] библ[иотеки] ВПИ.

г) Бурятские книги отправить в Бурреспублику.

д) Перераспределенный остаток сдать в Центрархив.

е) Шкаф с рукописями передать отделению Центрархива при ДК.

ж) Из Вост[очной] библ[иотеки] научные и нацменовские отделы изъять, первые пере­дать Дому культуры, вторые - ВПИ.

з) Педагогический отдел / б. б. попечителя округа, библиотеку музея передать ВПИ, последний войдет в соглашение с Татпедобществом и выделит ему надлежащую часть. Рукописи, находящ[иеся] в библиотеке музея, передать ДК.

и) Для технического выполнения всего этого организовать Комиссию в составе пред­ставителей, участвующих на данном совещании с приглашением к ним тт. Бикбулатова и X. Галли.

Для работы Комиссии назначить двухнедельный срок. [...]

Председатель
Представители

Секретарь Фазлуллин

 

НА РТ, ф.Р-7, оп.1, д.93, л.25-26.

 

Ляля Хасаншина,

сотрудник НА РТ