2004 2

Достоин звания Героя (Из истории первого перехода подводной лодки под командованием И.М. Зайдулина по Северному морскому пути)

В августе-октябре 1940 г. экипаж подводной лодки «Щ-423» под командованием капитана 3-го ранга Измаила Матигулловича ЗайдулинаI впервые в истории совершил плавание за одну навигацию по Северному морскому пути с запада на восток. Долгие годы об этом выдающемся достижении советских подводников упоминалось лишь в специальных изданиях. Пришло время сказать о нем в полный голос.

Интенсивно изучать и осваивать Северный морской путь Россия начала после русско-японской войны. Снаряжался ряд экспедиций по нему и к Северному полюсу, большинство которых окончились неудачами. Дальнейшее освоение Северного морского пути прервала Первая мировая война и последовавшие за ней события.

В 30-е гг. СССР вновь начинает осваивать Арктику. Организуются экспедиции Папанина, Шмидта и других полярников. Свои усилия предпринимали военные моряки. В 1936 г. за одну навигацию были проведены по Северному морскому пути эскадренные миноносцы «Сталин» (бывший «Самсон») и «Войков». 192 участника полярного рейса получили государственные награды.

Вслед за надводными кораблями, впервые Советское правительство запланировало перевод Северным морским путем подводной лодки. Выбор пал на подводную лодку «Щ-423». 23 мая 1940 г. нарком Военно-морского флота подписал приказ № 00120 о переводе в навигацию 1940 г. этой лодки из Мурманска во Владивосток Северным морским путем. 25 мая «Щ-423» перешла из пункта своего базирования в Полярном к заводу «Севморпуть» в Мурманске, где в обстановке строгой секретности ее стали готовить к трансполярному переходу. Корпус «Щ-423» начали обшивать толстой противоледовой деревянно-металлической «шубой».

14 июня 1940 г. приказом № 00145 наркома Военно-морского флота создается Экспедиция особого назначения — 10 (ЭОН-10) для перехода подводной лодки «Щ-423» по Севморпути. Этим же приказом на период подготовки самого перехода командиром «Щ-423» назначается капитан 3-го ранга Измаил Матигуллович Зайдулин.

Это был опытный подводник. Во второй половине 20-х гг. после окончания военно-морского училища, он служил на торпедных катерах Черноморского флота штурманом подводной лодки, в 30-е гг. — командиром подводной лодки типа «М» («Малютка»), затем подлодки «Щ-123» на Тихоокеанском флоте. Экипаж «Щуки» был в числе передовых. Зайдулин гордился им и называл его «командой дружбы народов». «У нас на корабле, — говорил он, — представлены многие национальности: русские, украинцы, белорусы, евреи.,, И сам я татарин. Но все идет у нас, как в единой семье. Неспроста у нас многие остаются на сверхсрочную службу»1.

В 1936 г. перед подводной лодкой Зайдулина была поставлена задача подготовить и провести поход по проверке автономности корабля. Официально установленная норма автономного плавания для подводных лодок типа «Щ», исходящая из проектных данных, составляла 20 суток. Столько времени запасы продовольствия, пресной воды и топлива позволяли подводной лодке полноценно выполнять боевые задачи. Выйдя из Владивостока весной, подлодка И. Зайдулина вернулась на базу только осенью. 75 суток автономного плавания при установленной норме 20 суток — этот результат экипажа Зайдулина никто больше не смог не только превзойти, но даже повторить. Член Военного совета армейский комиссар 2-го ранга Г. С. Окунев в статье «Мы из Владивостока», опубликованной в «Правде», писал: «Море требует бесстрашия и мужества, а подводникам эти качества требуются вдвойне... Зайдулин в три раза перевыполнил нормативы автономного плавания...» Постановлением ЦИК СССР от 26 июля 1936 г. «за отличную работу и выдающиеся достижения в боевой подготовке» командир И. М. Зайдулин и военком В. П. Ясыров были награждены орденом Красной Звезды, а все остальные члены команды — орденом Знак Почета.

На примере «Щуки» И. Зайдулина стало ясно, что наши подводные лодки способны решать задачи на значительном удалении от баз, причем во льдах. Зарождался опыт, примененный затем в трансарктическом переходе в годы войны. Конечно, эксперименты Зайдулина требовали риска и мужества.

Надо полагать, было еще одно обстоятельство назначения И. Зайдулина командиром «Щ-423», предназначенной для выполнения рискованного и трудного задания. Это — его «вредительское» прошлое.

После рекордного автономного плавания в 1938 г. И. Зайдулина вместе с другими командирами 5-й морской бригады в условиях разжигаемой борьбы с «врагами народа» обвинили в измене Родине, шпионаже, вредительстве, диверсиях, терроризме и контрреволюционном заговоре. Одним из «аргументов» стало резкое превышение норм автономного плавания.

Сфабрикованность дела была настолько очевидна, что даже военный трибунал флота отвел выдвинутые следствием обвинения. Было признано, что обвиняемые допустили только служебную халатность.

После освобождения из-под ареста Измаила Матигулловича в октябре 1939 г. назначают исполняющим дела командира подводной лодки «Д-2» Северного флота. Через семь с небольшим месяцев его утвердили в этой должности. За короткий срок И. Зайдулин завоевал авторитет грамотного, решительного и смелого командира. Но о деле 1938 г. никто не забыл. И в случае неудачи или аварии, можно было вспомнить прошлые обвинения.

Как бы то ни было, 15 июня 1940 г. И. Зайдулин принял под свое командование подводную лодку «Щ-423». Личный состав под его руководством занимался переборкой механизмов, получением текущего и зимовочного запасов, их погрузкой на сопровождающий транспорт «А. Серов».

22 июля И. Зайдулин вывел «Щ-423» на ходовые испытания после обшивки корпуса противоледовой «шубой» и установки специальных «ледовых» кормовых горизонтальных рулей. Подводная лодка погружалась на глубину 45 метров. К 25 июля подлодка была окончательно готова к переходу. Причем результаты испытаний подтвердили ее готовность к ведению, в случае необходимости, боевых действий.

И вот наступило 5 августа 1940 г. Проводить корабль прибыли бывший командующий Северным флотом В. Дрозд и вновь назначенный на этот пост А. Головко. В 13 час. 15 мин. «Щ-423» отошла от пирса г. Полярного. Ледовый поход начался.

Баренцево море встретило подводников неприветливо — штормило, временами подлодка попадала в полосы густого тумана. Сложная обстановка сразу же потребовала от экипажа максимума внимания и собранности. Этот отрезок пути подводная лодка следовала одна, без сопровождения обеспечивающих кораблей.

«Щ-423» пошла через пролив Маточкин Шар, где встретилась с ледоколом «Ленин» и транспортом «А. Серов», также входящими в состав ЭОН-10. На судах имелось 250 тонн различных грузов, топлива и продовольствия для экспедиции.

В Карском море подводники получили ледовое крещение. 12 августа ледовая обстановка усложнилась до 8-9 баллов. Приходилось даже приостанавливать движение. В этих условиях И. Зайдулин сутками не уходил с мостика подводной лодки, открытого для арктического, обжигающего лицо ветра. Надо было внимательно следить за маневрами ледокола, не допустить опасного сближения с ним, вписаться в его кильватерный след, уклоняться от льдин, внезапно появляющихся из-под кормы ледокола, чтобы они не попали под винты субмарины.

17 августа, сначала по чистой воде самостоятельно, а от острова Тыртова через пролив Вилькицкого под проводкой ледоколов, «Щ-423» вышла в море Лаптевых. На этом участке пути толщина льда достигала трех-четырех метров. При сжатиях ледяные глыбы наползали на корпус подлодки, все свободные от вахты моряки расчищали узкую обледеневшую палубу. Низкая температура воздуха и забортной воды, вызывали в отсеках обильное отпотевание, походившее на мелкий дождь2. Условия жизни на подводной лодке резко ухудшились. Однако моряки нашли выход: с ледореза «Ф. Литке» подали по шлангу пар для отопления и просушили все отсеки.

В суровой ледовой обстановке моря Лаптевых, «А. Серов» потерял еще две лопасти гребного винта. Пришлось в бухте Тикси перегружать имущество экспедиции на теплоход «Волга». 31 августа рейс был продолжен.

Остались позади Новосибирские острова, и «Щ-423» вышла в Восточно-Сибирское море. После Медвежьих островов тяжелый многолетний лед становился все плотнее. Пришлось воспользоваться и помощью ледокола «Адмирал Лазарев». Особенно трудная ситуация сложилась между мысом Шелагским и мысом Биллингса. На некоторых участках ледоколы проводили подлодку и «Волгу» на коротком буксире поодиночке. Но и эти препятствия были преодолены, и через пролив Лонга «Щ-423» вышла в Чукотское море. Вскоре караван ЭОН-10 достиг Берингова пролива. Личный состав «Щ-423» построился на палубе, прозвучали выстрелы из пушек — салют в честь покорения Арктики.

За мысом Дежнева И. Зайдулину и экипажу «Щ-423» вновь пришлось держать серьезный экзамен морской выучки: корабль застиг сильнейший шторм. Крен доходил до 46 градусов, порой волна полностью накрывала рубку, но и экипаж, и техника испытание выдержали. 9 сентября ЭОН-10 прибыла в бухту Провидения, закончив переход Северным морским путем.

После захода в Петропавловск-Камчатский и короткого отдыха «Щ-423» в составе отряда подводных лодок через 1 -й Курильский пролив вошла в Охотское море. Вскоре подводников радушно встретили в Советской Гавани.

Преодолен последний участок пути, и 17 октября 1940 г. в 7 час. 59 мин. «Щ-423» подошла к пирсу подводных лодок Тихоокеанского флота во Владивостоке. Задание Родины было выполнено с честью. За кормой «Щ-423», ведомой И. Зайдулиным, остались восемь морей и два океана, 7 227 миль, из которых 1,2 мили пройдены в надводном положении. Командование Тихоокеанского флота поздравило экипаж с завершением этого исторического плавания.

Народный комиссар ВМФ объявил всему экипажу «Щ-423» благодарность и наградил участников похода знаком «Отличник РК ВМФ». На плавбазе «Саратов» состоялся вечер, посвященный этому героическому переходу. 7 ноября 1940 г. И. Зайдулину присвоили звание капитана 2-го ранга. Подводная лодка «Щ-423» после докового осмотра, смены винтов и снятия ледовой защиты уже через три недели вышла в море на боевую подготовку. В 1942 г. ее переименовали в «Щ-139».

После перехода И. Зайдулина назначили уполномоченным постоянной приемной комиссии при НК ВМФ. На этой должности ему пришлось принимать от судостроительной промышленности и испытывать на новые корабли и подводные лодки.

В октябре 1941 г. капитана 2-го ранга И. Зайдулина назначают на действующий Черноморский флот сначала командиром оперативной части 2-й бригады подводных лодок, а затем старшим морским начальником в г. Геленджик. В июле 1942 г., в самые тяжелые месяцы обороны Севастополя и Керченского полуострова, И. Зайдулин становится командиром охраны водного района Керченской военно-морской базы.

В декабре 1942 г. И. Зайдулин уже на Северном флоте. Его назначают начальником штаба учебного дивизиона подводных лодок. Он учит командиров максимально использовать боевые возможности отечественных подводных лодок в сложных условиях Заполярья. Старшим другом и наставником считал И. Зайдулина известный подводник Герой Советского Союза И. Фисанович.

В мае 1943 г. И. Зайдулин направлен в распоряжение Военного Совета Балтийского флота. Вскоре его назначили начальником 1 -го дивизиона подготовки подводных лодок отдела подводного плавания. Но психологические перегрузки привели к срыву. За допущенную провинность И. Зайдулин был разжалован в рядовые и направлен в штрафной взвод сроком на три месяца.

28 мая 1944 г. И. Зайдулина восстановили в прежнем воинском звании и назначили командиром 12-го дивизиона сторожевых катеров истребительного отряда охраны водного района Балтийского флота. Во время десантной операции в Выборгском заливе отряд прикрытия под его командованием потопил три корабля противника при весьма ограниченных собственных силах. Сам Зайдулин в этой боевой операции показал себя как опытный и отважный морской офицер...

22 августа 1944 г. славный сын татарского народа погиб как настоящий моряк, в море, при авианалете. 18 сентября И. Зайдулин был «исключен из списков офицерского состава ВМФ, как погибший в борьбе немецкими захватчиками».

Посмертно Родина наградила И. Зайдулина орденом Отечественной войны I степени. 15 октября посмертно ему было присвоено воинское звание капитана 1-го ранга.

В огненные годы Великой Отечественной войны отдали свои жизни многие товарищи И. Зайдулина, с которыми он совершил героический переход по Севмор-пути в 1940 г. Смертью храбрых на Черноморском флоте погиб капитан-лейтенант А. Быстров — дублер командира «Щ-423». На Северном флоте погиб вместе со своим экипажем командир Краснознаменной гвардейской подводной лодки «Д-3» капитан 3-го ранга М. Бибеев — слушатель Военно-морской академии, стажировавшийся на «Щ-423» в арктическом переходе.

Минули годы. По пути, проложенному «Щ-423», прошли целые караваны подводных лодок послевоенной постройки. В 1956 г., в прямом смысле повторив путь отца, Северным морским путем на одной из подводных лодок прошел курсант выпускного курса Высшего военно-морского училища подводного плавания Джемал Измаилович Зайдулин. С появлением атомных подводных лодок в 60-е гг. советские подводники покорили Северный полюс и стали осуществлять трансарктические переходы в подводном положении. Их подвиги стали возможны благодаря мужеству и героизму тех, кто были первыми. К числу таких первопроходцев по праву можно отнести и экипаж подводной лодки «Щ-423» с командиром И. Зайдулиным, первым из подводников покорившим Арктику и открывшим Северный морской путь для подводного флота России.

В связи с приближающимся 65-летием героического перехода «Щ-423» следовало бы увековечить память о героях-подводниках. Их имена должны быть вписаны в многотомную «Историю открытия и освоения Северного морского пути». Подвиг экипажа «Щ-423», как и моряков других военных кораблей, прошедших первыми Севморпуть, целесообразно отразить в экспонатах Музея Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге. На наш взгляд, высшей исторической справедливости отвечало бы награждение И. Зайдулина Золотой Звездой Героя Российской Федерации (посмертно), а членов экипажа «Щ-423» и других участников перехода государственными наградами.

I Зайдулин И. М. родился 2 августа 1905 г. в многодетной татарской семье Зайдулиных, проживавших в г. Батуми, где его отец, выходец из Казанской губернии, остался после прохождения военной службы.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Матвеев А. Династия Зайдулиных // Боевая вахта. - 1972. - 30 июля.
  2. Донесение командира ПЛ «Щ-423» (см.: РГА ВМФ, д. 26, л. 207).

Шамиль Ахметшин,
постоянный представитель Республики Татарстан в Санкт-Петербурге и Ленинградской области,
кандидат военных наук,
полковник запаса
Шамиль Насеров,
главный специалист Постоянного представительства Республики Татарстан в Санкт-Петербурге,
капитан 2-го ранга запаса