2004 2

«Для разводу вновь корабельных лесов удобные места осмотреть» (Из истории охраны корабельных лесов в Казанском крае)

Издавна Казанский край славился лесами. Еще в XVII в. дипломат Адам Олеарий восхищался их богатством. «На высоком берегу от Нижнего вплоть до Казани, — записал он во время путешествия по России, — повсюду есть приятные рощицы и отдельно стоящие деревья, точно лес здесь и не прекращается»1.

Задумав создать Каспийский флот, на казанские леса, большая часть которых была корабельными, обратил внимание Петр I. По его указу в 1718 г. было организовано Казанское адмиралтейство, предназначавшееся для строительства, ремонта и длительного хранения морских и речных судов. Под Адмиралтейство отвели часть пашенной земли Успенского Зилантова монастыря и селения Бишбалта в устье реки Казанки. В качестве рабочей силы к нему приписали крестьян из окрестных селении, преимущественно татар, чувашей, марийцев2.

Управлял делами Адмиралтейства бывший казанский воевода Никита Алфёрович Кудрявцев. В Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) сохранился указ Петра I (в копии) Н. А. Кудрявцеву от 22 января 1722 г., свидетельствующий о том, что уже через несколько лет после основания, Адмиралтейство сумело наладить выпуск военных кораблей: «Господин вицегубернатор По посланным при сем чертежам заложите в Казани пятьдесят шхерботов сосновых, только штевены и кили дубовые, в том числе по большому чертежу сорок, а по меньшому десять. А деньги к строению оных шхерботов держите из тех, которые у вас сбирают с служилых татар и прочих иноверцов»3.

Второй указ Н. А. Кудрявцев получил от Петра I из Дербента 30 августа 1722 г. Этот указ касался заготовки леса для строительства кораблей: «По получении сего, велите изготовить немедленно на дело пятнадцати катов лесов, в том числе на семь дубовых. А буде траты не будет карабельным лесам, то хотя и более дубовых, нежели сосновых; препорциею те каты надлежит делать длиною во сто, шириною дватцати пяти, глубиною в интрюме девяти или десяти футов». Далее писец уточнил следующую за указом приписку, что она написана «рукою государевою»: «Сие, конечно, наскоро готовь, понеже дело великую нужду в том имеем»4.

Корабельного леса для строительства судов требовалось много. Массовые вырубки оставляли после себя пустоши. Пользуясь случаем, нередко сосновые и еловые деревья, годные для нужд кораблестроения, рубили местные обыватели. Это подрывало сырьевую базу Адмиралтейства.

Обеспечение сохранности лесов, ценных для кораблестроения, имело государственное значениеI. Крепкие породы деревьев были объявлены заповедными, их вырубать запрещалось под страхом смертной казни. Что касается Казанской губернии, то в ней действовали все узаконения об охране лесов5. 27 мая 1720 г. Сенат издал специальный указ «О вырубке лесов заповедных и прикасаемых к оным в Казанской и Астраханской, и в Уфимской провинции». К нему Петр I собственноручно приписал: «Не рубить и дале указного места, понеже не везде мочно усмотреть, того ради зайдут и в указное место»6. Наряду с запретами, предпринимались меры по лесоразведению.

Н. А. Кудрявцев добросовестно выполнял указание о сохранности лесов в Казанском крае. Об этом свидетельствует его доношение от 5 января 1729 г. в Верховный тайный совет, где он пишет о необходимости сохранения ценных пород деревьев, «дабы годные леса в конец были не выведены». К доношению была приложена карта корабельных лесов в Казанской губернии, где указаны «все леса в сих местах по вальтмейстерским описным книгам в Казанском уезде по Галицкой, Алатской, Арской, Зюрейской, Ногайской дорогах дубовые леса имеются»7.

В РГАДА хранится дело, целиком посвященное состоянию корабельных лесов в Казанском крае. Два документа, отражающие усилия властей по сохранению и размножению этих лесов, публикуются ниже с сохранением орфографии автора.

I При Петре I были предприняты первые попытки государственной охраны лесов. В 1703 г. было запрещено рубить лес толщиной в полметра в пределах 50-ти верстной прибрежной зоны больших рек и 20-ти верстной  - малых. Штраф за рубку составлял 10 руб. Для нужд населения разрешено было рубить ольху, иву и другие малоценные породы деревьев.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Адам Олеарий. Путешествие в Московию и через Московию в Персию и обратно. - СПб., 1906.-С. 361.
  2. РГАДА, ф. 16, д. 65, л. la-la об.
  3. Там же, ф. 1451. Именные указы Петра I, кн. 18, л. 87.
  4. Там же, ф. 9. Кабинет Петра I, оп.1, кн. 15, л.ПО об.
  5. См.: Пинегин М. Казань в ее прошлом и настоящем. - СПб., 1890. - С. 159-160.
  6. Полное собрание законов Российской империи. - СПб., 1830. - Т. 6. - № 3593. - С. 200-202.
  7. РГАДА, Ф- 16, д. 65, л. 292-294.

 Выписка о приисканых лесными знателями удобных к рассаживанию вновь молодых дубов и к сеянию желудков землях

1729 г.

В прошлом 1727 году ноября 20 дня присланы при указе Е[го] императорского] величества] (далее Е. и. в. - С. Д.) и Государственной Адмиралтейской коллегии в Казань лесные знатели, а имянно Мелхиер Зелгер и Яган Фалентин, которые искусство имеют вновь дубья рассаживать и желудки сеять, с которыми велено поступать по приложенном при том указе, заключенном с ними контракту и по силе данной из оной коллегии инструкции. И по силе онаго Е. и. в. указу помянутые лесные знатели для приискивания удобных земель к рассаживанию молодых дубов и к сеянию желудков посланы были по инструкциям апреля 24 числа сего 1728 года по Волге и по Каме от устья Вяцкого и по Свияге по Суре и по Алатырю реках для осмотру и описи удобных мест, где можно близ тех рек впредь завесть и вновь рассаживать дубовые деревья расстоянием от рек в гору по 5 верст. А ежели паче чаяния во оных верстах таких удобных мест не найдетца, то осмотрить до 10 верст. А буде и в 10 верстах не сыщетца, то и до 15 верст.

А в прошедших же августа 5, да сентября 24 чисел присланы Е. и. в. указы из Государственной Адмиралтейской коллегии, в которых написано велено обысканные разных помещиков для разводу вновь карабельных лесов удобные места осмотреть и описать на тех землях пашни или сенные покосы имеются ль или состоят те земли порозжи и владельцы тех земель продать оные желают ли и по какой цене каждую десятину. О том взять у них известие и при том тем же владельцом объявить, чтоб они на тех своих удобных к разводу вновь лесов землях дубовые и протчие годные леса заводили по показанию лесных знателей и по разводе содержали в добром хранении понеже, когда те леса в возрасте приспеют и на карабелное строение явятца годны. За те при рубке будет им производитца плата и, кто в оной развод вступить пожелают, о том взять сказки. И с тех осмотров и сказок, о всем о том коллегию репортовать со обстоятельством.

А июля 12 числа помянутые лесные знатели подали репорт, в котором изображено, а имянно Мелхиер Зелгера, надлежит де ему в предбудущем 1729 году, когда снег сойдет и чтоб почка в лесах не роскинулась рассаживать молодые дубы в Казанском уезде по реке Каме, по луговой стороне от татарской деревни Князмы Понеже в том месте дуб молодой имеетца и к рассадке годной и земли на 6 верст имеетца годной же. А от Камы реки 15 верст другой, Яган Фалентин, показал, что надлежит де сеять ему в нынешней предбудующей осени желудки в Свияжском уезде по реке Волге, по нагорной стороне в селе Беловолском на пахотной земле помещиков Есиповых длиною полторы версты поперек на версту. Да в Свияжском же уезде в деревне чуваской Карамышской надлежит рассаживать в предбудующем 1729 году весною на пахотной земле молодым дубом длиною оное место на 2 версты поперечь на 1 версту.

И пришедшия майя 13 дня да нуля 5-го числа оные лесные знатели подали репорты свои, что они обыскали удобные земли к рассаживанию вновь молодых дубов и к сеянию желудков при Волге, Каме, Свияге, Суре и Алатыре реках в Казанской в Нижегородской губерниях. И тех губерний: в Свияжском, Цывильском, в Чебоксарском, в Кузьмодемьянском, в Ядринском, в Курмышском, в Алаторском, в Саранском, в Пензенском и в Синбирском уездех. А в чьих дачах и в сколько, где пахотных земель, о том с тех их репортов сообщены к рассмотрению при доношениях в Государственную Адмиралтейскую коллегию точные копии июня 5 да нуля 19 чисел, с которых при сем сочинен экстракт под литерою Е.

И с теми посланными доношениями требовано от Государственной Адмиралтейской коллегии, что когда в нынешнем прошедшем лете и осени в августе или в сентябре месяцах приспеет благополучное время, на обысканных оными знателями удобных землях рассаживать молодые дубья и желудки сеять. А без повелительных из Верховнаго Тайного Совета или из Высокого Сената указов в Казанской губернии и правинциях владельцы тех земель к рассадке не дадут, что чинить и, когда у владельцев такие земли взять, почему им за десятину платить денгами.

И по силе оных указов для высылки обывателей, у которых годные земли приисканы, для взятия у них сказок посланы 3 промемории и притом реэстры приложены, где такие земли приисканы, а имянно в Казанскую и в Нижегородскую губернские канцелярии, в Свияжскую, в Синбирскую, в Пензенскую, в Алатырскую и в Арзамаскую провинции.

По которым промемориям Свияжской правинции и из Ядрина обыватели в Казань присланы. И сказки у них о том взяты, с которых в рассмотрение Государственной Адмиралтейской коллегии при доношении посланы точные копии сентября 30 числа. А в сказках их показано, что им земель своих продать неможно, для того оная земля у них пахатная и в дачах у них оной земли малое число; и от того де себе пропитание имеют и подушной оклад платят, а излишней земли нет и продать нечего. И воля де в том Е. и. в. також в разводе и хранение молодых дубов до возрасту их не вступают; понеже де за домашними нуждами и за отлучками усмотрить им того будет неможно. И буде тому не за обычайны а из протчих мест, а имянно из Казанской и из Нижегородской губерней, и из Синбирской, из Пензенской, из Алаторской, из Арзамаской також провинций обыватели и поныне для взятию сказок в Казань не присланы.

И по силе онаго репорту сентября 15 дня в Казанскую губернскую канцелярию послана промемория, в которой изображено что лесные знатели обыскали в пользу государственную сеять ныне в осени желудки в Свияжском уезде при селе Беловульском в дачах капитанов Василья, да Андрея Есиповых годные земли длиной на пол 2 версты шириною на 1 версту. И по силе присланного Е. и. в. из Государственной Адмиралтейской коллегии указу помянутые лесные знатели для сеяния желудков на помянутую дачу отправляютца и требовано, чтоб о том был им из губернии послушной указ, дабы в том никакого ни от кого препятствия им не было. И того ж сентября 23 числа из Казанской губернской канцелярии премемориею ответствовано, что, хотя де о том ведома из Государственной Адмиралтейской коллегии в Казанскую губернию в присылке указу имеется, но токмо де из Высокого Сената такого повелительного указу не получено и за неполучением онаго послушных указов об отдаче земель губернской канцелярии послано опасно, о чем де с требованием указу в Высокий Сенат от Казанской губернии доношение писано. И, хотя от оной губернской канцелярии послушного указу и не дано, им однакож оные знатели в помянутые дачи Есиповых для сеяния желудков, чтоб не упустить удобного времени, посланы с определенными при них служители и с работными служилыми иноверцы того ж сентября 18 числа.

РГАДА, ф. 16. Внутреннее управление, д. 65, л. 36-38 об.

Записка Федора Сухарева о состоянии лесов в Казанской губернии

1729 г.

Понеже в Казанской правинцыи по луговой стороне имеется река Илеть текущая усть в Волгу реку, которая расстоянием от Казани вверх Волгою рекою в сороке, пяти верстах, и по оной реке имеются леса сосновые, еловые и вязовые. И по той рекой по 1719 год от губернии Казанской, когда еще в Казани Адмиралтейства и мастеровых людей не имелось, готовились и строились в Казани в Астрахань для ходу на Каспийское море сосновые суда, бусы, тилки, эверсы и протчие. А с 1719-го году и поныне по той же реке готовятся сосновые и протчие леса в Казанское Адмиралтейство к отпуску в Астраханской порт на строение транспортных судов-гекботов и шхерботов, тако ж и на строение в Астрахани Адмиралтейства и на Седлистом острову магазинов, которых и ныне к предбудущей весне к отпуску в Астрахань готовится более 50 000 штук. И ныне ластовых судов мастер Василей Соловцев и обретающейся на Илецком стану у готовности лесов камисар Михаила Семичев репортами своими объявляют, что по оной Илете реке сосновых лесов приходит недовольство, а паче что принцыпальные кривые и другие нужнейшие деревья находятся с немалым трудом и в разном разстоянии и вывозскою уже от пристане не в ближних местах, а имянно на Волгу реку на Красноярскую пристань в 36 верстах, в Казанское адмиралтейство во 60 верстах. И впредь по оной реке готовностью годных лесов надежды не имеется, понеже что всяких чинов обыватели в тех местех сосновой лес толстой и тонкой рубят на дрова и прочие свои потребы свободно, и заказ об них от губерний не имеется. Да в Казанской губернии в Свияжской провинцыи в Кузьмодемьянском уезде по Ветлуге-реке, которая пала устьем в Волгу реку и граничат жительства по ней с Галицким уездом, так же и ниже той реки по рекам Кокшагам, впадующим в Волгу реку, имеются сосновые ж и еловые леса, годные к строению транспортных судов. А тамошние обыватели тот лес на долговые свои нужды на дрова и на строение и на протчее рубят свободно. И ежели по тем рекам сосновые леса тамошние обыватели вырубят, то уже впредь к строению транспортных судов других подобных по оным рекам сосновых лесов в Казанской губернии не находится.

Федор Сухарев. Подканцелярист Михаиле Хрусталев.

РГАДА, ф. 16. Внутреннее управление, д. 65, л. 57-58.

Светлана Долгова,
кандидат филологических наук,
начальник научно-экспозиционного отдела РГАДА