2004 2

Татарские мечети Казанского уезда середины XVIII в.

В Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), среди документов 1742 г., хранится «Экстракт в Правительствующий сенат ис Казанской губернии о татарских мечетях». В нем приведены данные о 418 разрушенных мечетях в селениях Казанского уезда и Татарской слободы Казани. Итоговые данные свидетельствуют о том, что полностью было разрушено в Казанском уезде по Галицкой дороге — 17 мечетей, по Алатской дороге — 91; по Зюрейской дороге — 96; по Ногайской и Арской дорогам — 83 и 127 соответственно1.
Этот уникальный документ представляет значительный интерес при изучении истории татарского народа, взаимоотношений ислама и православия в России. Он содержит новые данные о числе дворов и мечетей в деревнях, уточняет время их постройки и разрушения, географию размещения деревень по пяти дорогам Казанского уезда, межэтнические контакты, позволяет определить степень христианизации нерусского населения.
Несколько слов нужно сказать о причинах массового разрушения татарских мечетей. Известно, что мечети в Среднем Поволжье появились одновременно с распространением ислама. Ибн-Фадлан в 922 г. обнаружил в г. Булгар мечети и медресе при них. Ситуация с мечетями коренным образом изменилась после покорения Казанского ханства Русским государством в 1552 г. Уже тогда началось разрушение мечетей и строительство вместо них православных храмов. В 1593 г. было принято новое решение о разрушении мечетей. Несмотря на действия властей, мусульмане старались строить мечети в каждом селении.
11 сентября 1740 г. императрица Анна Иоанновна подписала именной указ о массовой христианизации иноверческих народов России. Организация крещения была поручена Новокрещенской конторе во главе с архимандритом Свияжского Богородицкого монастыря Димитрием Сеченовым, впоследствии видным российским религиозным деятелем; Миссионеры действовали весьма активно. За 1741 г. и январь 1742 г. было крещено 9 159 человек: мусульман — 143 человека, мордвы — 3 808, черемис — 3 785, вотяков — 806, чуваш — 617, а к концу 1742 гг. эта цифра составила 17 362 человека2.
Среди крещеных татар было немного (0,015 % от общего числа крещеных). Причину этого известный историк русской церкви И. К. Смолич объяснял так: «Традиционная религия и историческое прошлое давали татарам особенную силу для сопротивления христианству и русификации, поэтому православная миссия в Поволжье всегда направлена на просвещение татар и на борьбу с исламом, который воспитывал и поддерживал в татарах чувство самостоятельности и сплоченности»3.
Именно нежелание татар принимать православие, а также противодействие процессу христианизации со стороны мусульманского духовенства, привели к принятию решения о разрушении мечетей. Кроме того, мечети рассматривались как опорные пункты антирусской агитации, центры сепаратизма4.
В своем обращении в Синод 16 ноября 1741 г. руководитель Новокрещенской конторы архимандрит Д. Сеченов подчеркивал, что именно мечети являются основным препятствием для распространения христианства среди мусульман5. Он предложил «новопостроенные в Татарской слободе и в Казанской и прочих губерниях магометанские мечети сломать все без остатка, ибо от таковых магометанского закона абызов в проповеди слова Божия и в призывании ко святому крещению иноверцев находится великий соблазн и препятственное помешательство»6.
Синод не сразу поддержал предложения Д. Сеченова. Поэтому 11 марта 1742 г. архимандрит повторно обратился к святейшим лицам и снова выразил обеспокоенность тем, что новокрещеные и некрещеные иноверцы живут вместе, и в этих селениях имеются и церкви, и мечети. Особенно его беспокоил тот факт, что «магометанского закона абызы» чуваш в свой закон «превратили» и в тех чувашских и татарских деревнях построили много мечетей, «от чего в проповеди и в крещении иноверцев великий есть соблазн и помешательство»7. По этой записке Д. Сеченова 10 мая 1742 г. Синод принял кардинальное решение: «имеющиеся в Казанской и протчих губерниях татарские мечети, которые построены после запретительных о том нестроении указов, где б оныя не были, все сломать без всякого отлагательства и впредь строить не допущать и позволения в том не давать». Особое внимание уделялось разрушению пяти мечетей в Казани и «в чувашах, которые богомерзкий махометанский закон приняли». Следует подчеркнуть, что именно данный указ Синода, а не решение Сената от 19 ноября 1742 г., на которое обычно ссылаются исследователи, стал основным руководством к действию во всех регионах России. После него процесс приобрел массовый характер. В Татарскую слободу Казани для выполнения указа Синода был послан прапорщик Иван Посысалыциков8.
За полтора года из 536 мечетей Казанской губернии было разрушено 41819; в Сибирской губернии, в Тобольске, Таре и уездах эта цифра составила 98 из 133; в Астраханской губернии — 29 из 4010.
Православные миссионеры хорошо понимали, что сила ислама в Поволжье и Сибири заключалась не только в том, что татары были последовательными правоверными мусульманами, но и в том, что вся повседневная жизнь татарского населения регулировалась законами шариата, а местное духовенство пользовалось большим авторитетом. Ахун, мулла, абыз были не просто духовными лицами, но и судьями, учителями, и, нередко, врачевателями11. Кроме того, православная церковь видела в исламе соперника, составлявшего ему серьезную конкуренцию в вопросе духовного влияния на языческие народы.
Почти сразу же после начала разрушения мечетей мусульмане стали обращаться с челобитными о восстановлении старых или строительстве новых культовых сооружений. Первым обратился в Сенат один из самых авторитетных жителей Татарской слободы Казани Сафер Умеров, еще в 1735 г. принимавший участие со стороны царских властей в переговорах с восставшими башкирами12. Он просил, чтобы Высочайшим указом «повелено было по нашему масульманскому закону для моления и в приводе к присяге [...] сломанные в Казанской Татарской слободе четыре мечети по прежнему построить»13. Однако в условиях принятия кардинальных мер по христианизации татар-мусульман это прошение сыграло негативную роль, подтолкнув Сенат к утверждению 19 декабря 1742 г. нового указа о разрушении татарских мечетей.
5 февраля 1743 г. прошение о строительстве новых мечетей подали 17 башкирских и мещеряцких старшин четырех дорог Уфимского уезда. Сенат в просьбе отказал, воспользовавшись указом 11 февраля 1736 г., последовавшего после крестьянских волнений 1735 г., и повелел впредь в «башкирах мечетей и школ без указов не строить». Вице-губернатор Оренбургской губернии Аксаков выразил мнение, что разрушение мечетей могло бы вызвать новые волнения среди башкир. Учитывая данное обстоятельство, 1 марта 1744 г. Сенат нашел возможным оставить татарские мечети в Уфимской провинции в башкирских жилищах, как построенные до указа 11 февраля 1736 г. Синод 12 марта 1744 г. согласился с Сенатом, но высказался против постройки новых мечетей14.
В том же году последовала новая просьба служилых и ясачных татар Казанской губернии (Казанского уезда пяти дорог сотника д. Туби Баки Исмаилова, Свияжского уезда д. Большие Ширданы Айтугана Ураскиева, Симбирского уезда д. Мочалы Мамедали Мухаметева, Пензенского уезда д. Нижний Елзан служилого татарина Давида Кудашева) мечети не ломать, а сломанные восстановить15. На эту просьбу последовал указ, «те татарские мечети, которые и поныне не сломаны, те мечети все сломать и вновь построить не давать, а иноверцев переселить в другие деревни»16. Тем не менее, все же было разрешено строительство двух мечетей в Татарской слободе Казани.
В губерниях строительство новых культовых зданий вместо разрушенных было ограничено — не более одной на 200-300 дворов17. Подобное ограничение и нормы фактически лишали татар возможности иметь мечети в каждой деревне, так как численность татарских деревень в большинстве своем не превышала 100 дворов. К примеру, самыми многолюдными деревнями Казанского уезда были Большие Ковали, Каргузи, Большое Серде, Большой Менгер, Ашит, Казанбаш, в каждой из которых количество дворов не превышало 10018. Что касается оставшихся мечетей, то Новокрещенская контора предложила «несломанным мечетям положить по описи в повсягодный денежный оброк, каковых собирать с татар подворно и по исчеслению душ на новокрещенские нужнейшие расходы»19.
Опасаясь всплеска недовольства мусульманского населения, Сенат 23 марта 1744 г. все же нашел возможным приостановить слом мечетей в Казанской, Астраханской, Сибирской и Воронежской губерниях20. Но к этому времени основная часть мечетей уже была разрушена.
Татары, часто даже вопреки запретам, повсеместно возводили новые мечети. Так, были построены мечети в д. Елтан Старошешминского заказа Ногайской дороги, д. Агрызан Сарапульского заказа, д. Ясачные Каюки, Большой Шантале и Нижней Ясачной Шантале Новоспасского заказа Казанской епархии. Для этого им пришлось пойдти на небольшую хитрость — возводить мечети без привлекающих внимание минаретов. Они получили название «пятивременных», то есть молитвенных домов, где по мусульманскому обычаю пять раз в день совершался намаз. Именно такие мечети описывал И. Г. Георги: «Молебные храмины в деревнях походят на самые худые хижины, у которых вместо башни сделаны перилы и с сего места скликает пономарь мирян на молитву»21.

 ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. РГАДА, ф. 248, оп. 16, д. 803, л. 52-154 об.
  2. Православный собеседник. - 1858. - Ч. III. - С. 248-249.
  3. Смолич И. К. История Русской церкви. 1700 - 1917. - М, 1997. - Ч. 2. - С. 212.
  4. Климович Л. И. Ислам в царской России. Очерки. - М., 1936. - С. 12.
  5. РГАДА, Ф- 248, оп. 16, д. 803, л. 52.
  6. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). - Сер. П. - СПб., 1899. - Т. 1. - С. 111-112.
  7. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего синода. -Пг., 1914.-Т. 50. С. 725.
  8. РГАДА, ф. 248, оп. 14, д. 803, л. 53.
  9. Речь идет о 418 разрушенных мечетях именно в Казанском уезде, Казанской губернии (см.: Износков И. Об образовании инородцев и о миссии в Казанской епархии (Исторический очерк). -М., 1909.-С. 9).
  10. ПСЗ. - Сер. П. - СПб., 1912. - Т. 4. - С. 231.
  11. Лепехин И. И. Дневные записки доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства. - СПб., 1795. - Ч. 1. С. 101, 179.
  12. Материалы по истории Башкортостана. - Уфа, 2002. - Т. 6. - С. 64.
  13. РГАДА, ф. 248, оп. 14, д. 803, л. 23.
  14. Описание документов и дел. - Т. 22. - С. 813.
  15. РГАДА, ф. 248, on. 126, д. 803, л. 21-21 об.
  16. Описание документов и дел. - Т. 22. - С. 814.
  17. ПСЗ. - Сер. П. - СПб., 1907. - Т. 2. - С. 144, 149-155.
  18. РГАДА, ф. 248, оп. 126, д. 803, л. 53-154.
  19. Описание документов и дел. - Т. 22. - С. 424.
  20. Там же.-С. 814.
  21. Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. - СПб., 1799. - 4.2.-С. 25.

1742 г., марта 11. - Из представления архимандрита Димитрия Сеченовапо новокрещенским делам.

 [...] В Казанской и других губерниях имеются новокрешенные и некрещенные иноверцы в общежительстве, и в одних жительствах построены и церкви Божия и мечети, и что ж в той Казанской губернии махометанскаго закона абызы из подданнаго Ея Императорскаго Величества чувашскаго народа, мужскаго и женскаго пола людей, целыми деревнями довольное число в свой закон превратили, и в тех чувашских и в своих татарских деревнях настроили вновь мечетей многое число, от чего-де в проповеди и в крещении иноверцев великий есть соблазн и помешательсов; почему Св[ятейший] синод того же мая 10 дня определено: татарские мечети, которыя построены после запретительных о том нестроении указов, где-б оныя ни были, все сломать без всякого отлагательства, и впредь строить не допущать и позволении в том не давать; а кем и когда показанные чуваши в махометанский закон превращены, от Казанской губернской канцелярии, обще с тою персоною, кто для переселения иноверцев, жительствующих с новокрещенными в одних деревнях на другие места от Правительствующаго сената определен будет, изследовать накрепко, (и) с тем, кто в оном превращении виновен явится, учинить по указам, без всякого упущения, а дабы и впредь подобного тому от них, махометан, и протчих иноверцев не могло произойти, Ея Императорскаго Величества указами во всю Россию подтвердить, положа на преступников, как превратителей в свой закон, так послушающих и приемлющих оной, наижесточайшую градскую казнь, а тем, кои махометанский закон уже приняли, ежели они, по призыванию и увещанию проповедников слова Божия, добровольно крещение не воспримут, учинить штраф, или излишнее, против других, в податях и в протчем наложение, по разсмотрению Правительствующаго сената, о чем в оной июня 5 числа и сообщено.

Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего синода. -Пг., 1914.-Т. 50 -С. 725-726.

 

1742 г., сентября. - Челобитная выборного от служилых татар Казанской
Татарской слободы Сафера Умерова от имени жителей Татарской
слободы с просьбой о разрешении строительства мечетей
 в Татарской слободе.

 Всепресветлейшая державнеишая Великая государыня императрица Елисавета Петровна самодержица Всероссийская, государыня всемилостивейшая
Бьет челом Казанской Татарской слободы служилые татаря выборной Сафер Умеров с товарыщи. А о чем, тому следуют пункты.

1.

Из давных лет у прадедов и дедов и у отцов наших имелися в Казанской Татарской слободе и поныне у нас имелись же по нашему масулманскому закону для моления построенные четыре мечети.

2.

А в нынешнем 1742-м году в майе месяце по представлению Свияжского архимандрита Димитрея прислан из Святейшаго правительствующаго синода в Казанскую губернскую канцелярию указ, по которому велено имеющияся в Казанской и в других губерниях татарские мечети, где бы оные ни были, все сломать. В котором указе упомянуто, что по представлению архимандрита Димитрия о имеющихся общежителствующих новокрещеных и некрещеных, которые живут в одних деревнях - у новокрещеных Божия церкви, а у татар мечети - и те бы мечети сломать. А о имеющихся в Казанской Татарской слободе мечетях, как в представлении оного архимандрита Димитрия, так и в указе, особливо не упомянуто. Да и новокрещеных у нас в Татарской слободе и церквей Божиих не имеется. А оная Татарская слобода от руских людей имеется особливо.

3.

И по вышеписанному указу от Казанской губернской канцелярии имеющияся у нас в Казанской Татарской слободе построенные четыре мечети все сломаны и от неимения тех мечетей по нашему закону в молитве возимели мы немалую законную себе нужду.
И дабы высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было по нашему масулманскому закону для моления и в приводе к присяге вышепомянутые сломанные в Казанской Татарской слободе четыре мечети по прежнему построить. Чтобы от неимения мечетей во исправлении по нашему закону же молитв не возыметь нам всеконечно и законной нужды. И о том в Казанскую губернскую канцелярию послать Вашего императорского величества указ.
Всемилостивейшая государыня, просим Вашего императорского величества о сем прошении решение учинить.
1742 году сентября - дня.
К поданию надлежит в Правителствующии сенат. Прошение писал бывшей в дворцовой канцелярии подканцелярист Никита Данилов.

РГАДА, ф. 248, оп. 126, д. 803, л. 22-23.

 В начале акта имеется помета XVIII в.: октября 21 записав росписать с прежним чилобитным и с ведением Синодским о непринудительном прошении. По листам дана скрепа — приписка на татарском языке: выборной Сђфђр Гомђр углы њзем љчен вђ џђм йулдашларым љчен кулым куйдым.

 1742 г., ноября 19. - Сенатский указ «О недопущении в Казанской
губернии строить мечети, и о разведывании губернаторам и воеводам
о обращенных в магометанский закон новокрещенных людей».

Правительствующий сенат приказали:

1) все имеющияся в Казанской губернии новопостроенныя за запретительными указами мечети, по силе Святейшаго синода определения и посланнаго в Казанскую губернскую канцелярию указа, а наипаче в таких местах, где восприявшие веру греческаго исповедания жительства имеют, сломать и впредь строить отнюдь не допущать, и того Казанской, Сибирской, Астраханской и Воронежской губерниях накрепко предостерегать; ежели же где оные татара жительство свое имеют в отдалении от новокрещенных жительств, и особливыми от них селами и деревнями состоят, а в них мечети есть же, оные описав, сколько где ныне таковых есть, а когда построены и в скольком одна от другой мечти разстоянии, и при скольких дворах, и должно ль им впредь быть, или кои разломать, или без разломки для неминуемой жителей татарских законной нужды оставить надлежит: о том о всем тем губернским канцеляриям с епархиальными архиереи согласиться, и на мере постановя, в Правительствующий сенат донести, и ожидать конфирмации.

2) О превращенных в магометанский закон, по силе губернаторской инструкции 19 пункта, губернаторам и тех губерний провинциальным и городовым воеводам всем удобовозможными способами разведать, а кто явиться, сыскивать накрепко, кем из какой веры или народа к магометанскому закону навращены и в вере их утверждены, и по следствию на кого покажут и сыщется про то допряма, чинить с таковым, как вышеозначенным пунктом повелено, а чувашам и другим всякого звания нации превращенным, ежели они по призыванию к добровольному увещанию креститься не пожелают, чинить штраф по указам же; однако притом всемерно наблюдать, и по поданным доношениям в следствие то вступать разве, дав достаточно и по явным доказательствам, дабы напраснаго нималейшаго претерпения никто не понес.

Полное собрание законов Российской империи. - СПб., 1830 - Т. 11. - С. 721-722.

1744 г., марта 12. — Указ «О разрешении сохранить у уфимских башкир
 мечети, построенные до 1736 года и о недозволении строить вновь».

 По указу Ея Императорскаго Величества, Святейший правительствующий синод, по ведению Правительствующаго сената, коим объявлено, присланными де к Уфимским духовным делам и в Уфимскую провинциальную канцелярию из Казанской духовной консистории промемориями требуется, чтоб имеющиеся Уфимской провинции татарские мечети, по силе указа, по силе объявленных в тех промемориях указов освидетельствовав, описать и вновь строить не давать, а понеже де по именному блаженнуя памяти государыни императрицы Анны Иоанновны указу, данному февраля 11-го дня 736-го года генералу и кавалеру господину Румянцеву, да статскому советнику Кириллову между прочим по 14-му пункту велено в башкирах мечетей и школ без указов вновь не строить, а чтобде старыя изпразднить, того не изображено, да и по определению Правительствующаго сената 742 года ноября 2-го дня велено на новопостроенныя за запретительными указами мечети по силе Святейшаго синода определения, а наипаче в таких местах, где восприявшие веру греческаго исповедания жительство имеют, сломать и впредь строить не допускать, а ежели где оные татары имеют в отдалении от новокрещенских жительств и особливыми от них селами и деревнями состоят, а в них мечети есть, но и о таких Казанской, Астраханской и Воронежской губерний губернским канцеляриям, согласясь с епархиальными архиереями и на мере поставя, донести в Правительствующий сенат и ожидать конфирмации, а в башкирских же жилищах, как известно, новокрещенных никто жительства не имеет и они же состоят под особливыми указами, того де ради по указу Ея Императорскаго Величества Правительствующий сенат приказали: имеющиеся ныне в той Уфимской провинции в башкирских жилищах татарския мечети впредь до указу оставить, дабы те башкирцы, как бригадир Аксаков представляет, не поставили себе в тягость и от того не воспоследовало б какого помешательства, а впредь без особливых из Сената указов таких мечетей не строить. Приказали: о вышеписанных Уфимской провинции в башкирских жилищах мечетях, кои у них построены до вышеозначеннаго февраля 11-го дня 1736-го года указа для вышепоказанных важных резонов оставить быть так, как означенным Правительствующаго сената ведением показано, о нестроении оным впредь мечетей також и школ чинить, как вышеявленным блаженныя памяти Государыни императрицы Анны Иоанновны Февраля 11-го 1736-го года указом повелено, между же татарами, тамо, где оные жительство свое имеютво отдалении от новокрещенских жительств и особливыми от них селами и деревнями состоят, о описи и свидетельстве мечетей и что должно ль им быть впредь, или кои разломать и каких ради винословий, Епархиальным архиереям и губернаторам поступать, ка прежде посланнымик ним о том из Святейшаго правительствующаго синода и правительствующаго сената указами повелено ж, и ожидать конфирмации, что же во определении Правительствующаго сената показано, дабы впредь без особливых из сената указов мечетей не строить; и на оное Правителствующему сенату объвить, что по рассуждению Святейшаго синода строить вновь мечетей никому просителям, по силе прежних указов, не следует дозволять, разве вместе самых обветшалых по освидетельствовании от духовной власти, чтоподлинно ль обветшали и по сломании тех обветшалых мечетей на том же месте, где была прежняя, и то в одних точию таких местах, где татары жительство имеют конечно в отдалении от новокрещенных жительств и особливыми от них селами и деревнями состоят, а епархиальным архиереям, что не имеет ли в противность оному от губернаторов и воевод и от самих татар где чиниться, наблюдать всемерно с подобаюею ревностию и о том в командах своих духовным, где кому надлежит, и что бы крепкое и незабвенное в том смотрение имели; а в противных случаях им, Преосвященным, обстоятельно и неотлагаемыми временами доносили, указами подтверждать на крепко ж и по сему к Преосвященным Казанскому, Астраханскому, Сибирскому, Нижегородскому, Вятскому и Воронежскому архиереям послать указы; а Правительствующему сенату сообщить ведение.
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. - Сер. II: 1744-1745 гг. - СПб., 1907. - Т. II. - С. 564-566.

 1752 г., августа 7. — Указ «О сломании самовольно казанскими татарами
построенных мечетей».

 По указу Ея Императорскаго Величества, Святейший правительствующий синод, слушав преосвященнаго Луки, епископа Казанского и Свияжскаго, апреля от 24, здесь же полученнаго майя 20 числа настоящего 1752 года, доношения, по представлениям к его преосвященству от заказчиков о строящихся и некиих уже построенных тамошними татарами, за запретительными указы, в Казанском уезде деревянных мечетях, как в том доношении пространно показано, а именно:
Первое, в Старошешминском заказе, по Ногайской дороге, в деревне Алкиной, в которой де тоя деревни служилые татары: абыз Аимей Борисов, выборной Макай Мамаев, староста Алей Чапкунов и рядовые осматривавшему пригорода Старошешминска управляющему воеводскую должность комиссару Ивану Еремееву сказкою показали, что де прежде построенная у них мечеть в 744 году, по указу из Казанской губернской канцелярии, сломана и впредь строить им не велено, а как де, по усмотрению их, в окольных деревнях строятся вновь мечети, а именно в деревне Елтань и в других, то де с того и они застроили тое мечеть;
Втрое, в Сарапульском заказе от старорусского села Данилова, в пятнадцети верстах, между новокрещенскими деревнями версты по две и по три, в татарской деревне Агрызал I;
Третие, в Новоспасском заказе в татарских деревнях, в коих старорусских и новокрещен не малое число дворов имеется, а именно: в деревне Ясачных Каюках, состоящей от старорусского села Актаю в полуторе версте, в деревне служилой Большой Шантале, да в деревне Нижней Новоясашной Шантале, и того в пяти местах, и о вышеписанных де о всех мечетях о наикрепчайшем изследовании и о истреблении их и о учинении с винными за таковое дерзновение по указам в Казанскую губернскую канцелярию писано промемориями: о первых, что по Нагайской дороге 1750 года сентября 20, а о Сарапульской при-помянув при том и о тех первых 1751 годов сентября же 10, а о третьих, что в Новоспасском заказе сего 1752 года февраля 13 числе, точию де что учинено, в Духовную его преосвященства консисторию из той Губернской канцелярии известия не прислано, почему де видно, что те татары, не имея себе в том никаковаго воспрещения, и страха, и достойнаго, за таковыя противныя их указом продерзости, истязания, отваживаются так дерзновенно и безстрашно, без всякой опасности, не точию в одних своих татарских деревнях в отдаленности, но уже и между старорусскими жилищами те свои богомерзкие нечестивыя мечети вновь умножать, отчего де тем, вблизости живущим, новокрещенным в содержании христианскаго благочестия происходить могут самые соблазнительные случаи, которые де их, татар, дерзновенные и указом противные поступки, ежели с ними не поступлено будет по указом и от вышних команд крепкого подтверждения и запрещения не воспоследует, то де таковаго их в построении оных вновь мечетей своевольства истребить отнюдь будет не можно; а канцелярии Святейшаго правительствующаго синода по справке: в прошлом 7101 году в посланной блаженныя памяти Государя Царя и Вели-каго Князя Феодора Иоанновича, всея России, в Казань к воеводам грамоте (с каковыя Святешему правительствующему синоду из Казанской губернской канцелярии в 1742 года августа 2 дня прислана при доношении точная копия, между протчаго, написано: по отписке бываго тогда преосвященнаго Ермогена, митрополита Казанскаго, что татары в Казани в слободе начали ставить многия свои татарские мечети, которых де там по то время от казанского взятья не ставлено, и что де о небытии тем в Казани мечетям и указы отца Его Царскаго Величества, блаженныя ж памяти, Государя и Великаго Князя Иоанна Васильевича, всея России, и его Государя Царя и Великаго Князя Феодора Иоанновича в Казани же есть, и чтоб они, воеводы, получа тое Его Государеву граммоту, оныя мечети велели посметати, и впредь татарам мечетей однолично ставить не велели, но конечно те мечети извели; да в прошлом же 1743 году сентября 28 дня имянным Ея Император-скаго Величества указом, между протчаго, 3 пунктом повелено: иноверцев из тех деревень, в коих явиться новокрещенных две, а оных иноверцов одна часть, переселять в другие места; приказали: Правительствующему сенату сообщить ведение, и требовать, дабы соблаговолено было вышеозначенныя, за запретительными указы, в Казанском уезде, в пяти местах, мечети, в силу вышепомянутых прежних высокомонарших указов, немедленно, сломать, истребить, и впредь таковых к построению в неподлежащих, как в том же определении изображено, местах, для вышепоказанных резонов, отнюдь не допускать; а тем оныя мечети, в противность тех указов, строить допущено, и построены, о том, наикрепчайшеизследовав, с виновными, кто в том явится, поступать по указом, без упущения; тако ж живущих во означенных деревнях между старорусскими и новокрещен татар, по сим вышепомяноннаго 1743 году сентября 28 дня Ея Императорскаго Величества имянного указу, преселить на жительство в такие деревни, в коих старорусских и новокрещен не имеется, чтоб им тех своих нечестивых мечетей вновь умножать ни малейшаго способа не было, и от того бы новокрещенам в содержании христианскаго благочестия соблазна и развращения не происходило; и о том из Правительствующаго сената в Казанскую губернскую канцелярию и к находящемуся для означенного переселения колежскому советнику Вечеслову подтвердить Ея Императорскаго Величества указами, и Святейший правительствующий синод уведомить, о чем ныне, для ведома, к преосвященному Луке, епископу Казанскому, послать указ.
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. - Серия III: 1746-1752 гг. - СПб., 1912. - Т. III. - С. 490-491.

I Так в тексте. Вероятно, следует: Агрызах.

Публикацию подготовили
Файзулхак Ислаев,
кандидат исторических наук,
Рашит Галлямов,
кандидат исторических наук