2004 2

Пишущая машинка «Яналиф» и ее создатели

В годы первых советских пятилеток газеты писали, что в стране создаются все условия для привлечения рабочих к такой работе, где они смогут проявить свои таланты. Это вполне можно отнести и к нашему земляку, потомственному рабочему, Георгию Александровичу Елизарову.

Г. А. Елизаров — выходец из рабоче-крестьянской семьи г. Свияжска. Имея за плечами начальную школу и ремесленное училище, он от слесаря мастерской вырос до директора знаменитого на всю страну Казанского завода пишущих машин («Пишмаш»).

Вся трудовая жизнь Георгия Александровича связана с созданием и производством отечественных пишущих машинок «Яналиф», «Яналиф-2» и пяти модификаций «Прогресса». Несколько поколений рабочих завода «Пишмаш» называют их «детищем Георгия Елизарова».

После Гражданской войны и службы в РККА (1919-1923 гг.) Г. А. Елизаров осел в Казани, стал работать в мастерской по ремонту бытовых приборов слесарем-механиком. Мастерская, организованная в ноябре 1924 г., относилась к деткомиссии ЦИК ТАССР, а затем Татполиграфу ТатЦИКа. Для руководства ею был приглашен из Москвы Аскар Шейх-Али (1885-1968), известный инженер-конструктор, занимавшийся к тому времени уже несколько лет модернизацией арабского алфавита и внедрением арабской графики в делопроизводство, в издание газет и журналов. Будучи твердым сторонником арабской графики, А. Шейх-Али позднее, в 1927 г., подписал письмо 82-х татарских интеллигентов И. Сталину и III-му пленуму Татарского обкома ВКП(б), считая неправильными решения о форсировании перевода языков народов мусульманских регионов на латиницу. Руководство страны придерживалось мнения, что яналиф («новый алфавит») станет «одним из главных направлений развития культуры народов», а арабская графика была объявлена «реакционной» помехой на пути культурной революции. Это привело к тому, что 6 мая 1931 г. А. Шейх-Али был арестован, провел в лагерях ГУЛАГа и ссылке много лет, и в Казань уже не вернулся.

Первые шаги по налаживанию работы мастерской начались в марте 1925 г. Ядро механиков-слесарей составили Г. А. Елизаров, И. Лисенков, М. Николаев, С. И. Святоносцев, Г. М. Щеглов, М. И. Тихонов и др. Всего 13 человек.

Мастерская Татполиграфа бралась за любую работу: ремонтировали пишущие машинки, велосипеды, даже автомобили, позднее стали собирать арифмометры. Георгий Елизаров досконально изучил устройство разных заграничных модификаций пишущих машинок — американский «Ремингтон» мог разобрать и собрать без особого труда, знал назначение каждой планочки и пружинки. Безусловно, он был душой коллектива, а также ищущим изобретателем, талант которого особенно проявился, когда была поставлена задача модернизации иностранных машинок типа «Ремингтон», «Ройал», «Континенталь» на арабский шрифт.

Учитывая своеобразность письма и арабский шрифт, пришлось «шевелить коллективными мозгами», чтобы заставить каретку тянуть в обратную сторону и получать равномерное расположение знаков. Эта задача и была решена коллективом мастерской Аскара Шейх-Али. Всего было выпущено 40 модернизированных машин, получивших высокую оценку экспертов. Мастерская, располагавшаяся в доме № 9 на ул. Чернышевского, занимала три небольшие комнаты. Условия для работы были самые минимальные: почти у входа стоял маленький фрикционный пресс, в полутемной комнате — механическое отделение, где стояло два токарных станочка, один сверлильный и переносный горн с ножным поддувалом. Вдоль стены стояли верстак и фрезерный станок. Кроме того, постоянно не хватало материалов и инструментов.

Как-то в беседе в обеденный перерыв обсуждался вопрос о работе и дальнейших планах. Елизаров высказал мысль о том, что хорошо бы изготовить самим целиком машину на латинице. Идея понравилась, и всем коллективом незамедлительно приступили к «конструированию» машины. Это было в марте 1929 г.

В процессе изготовления новой машины коллективно создавали технологию. Руководство поручили Елизарову как наиболее опытному специалисту, знающему машины разных систем. Работа кипела с утра до поздней ночи. Елизаров с Тихоновым составляли первые эскизы и чертежи. Все — храповички, гребенки, пружинки — конструировали, изготовляли своими руками. Настойчивым трудом и энергией коллектив добился в ноябре 1929 г. выпуска первой советской пишущей машины оригинальной конструкции, названной создателями «Яналиф».

Изделие талантливых казанских конструкторов и механиков-самоучек было признано правительством страны исключительно важным для народного хозяйства. 31 декабря 1929 г. «Вечерняя Москва» сообщала, что в Казани изготовлена пишущая машинка советской конструкции.

2 ноября 1932 г. «Правда» писала: «В 1930 году мастерская по ремонту пишущих машин в Казани изготовила первые новые 19 машинок советского производства. Их авторы — механики-коммунисты Елизаров и Тихонов...» Наркомат тяжелой промышленности республики и бюро рационализаторов и изобретателей завода «Пишмаш» направили письмо в бюро новизны комитета по изобретательству при Совете труда и обороны с ходатайством о выдаче Елизарову и Тихонову авторских свидетельств как действительным авторам машинки системы «Яналиф». Машинку отправили в Москву, в институт техники управления. Было получено заключение: «Конструкция хорошая, по своим технико-экономическим и эксплуатационным данным значительно лучше многих иностранных изделий».

23 июля 1930 г. ВЦИК и СНХ РСФСР решили: «В целях дальнейшего усиления социалистического строительства ТАССР, при рассмотрении уточненного плана, включить строительство фабрики пишущих машинок на 1930/31 год». Фабрика заработала 1 января 1931 г. в здании бывшей первой электростанции города на площади Свободы (теперь на этом месте стоит здание Госсовета РТ). Здание постройки середины XIX в. стало символом технического прогресса в первой половине XX столетия.

Заводу было присвоено имя Агамалы-оглы, председателя ЦИК Азербайджана, возглавлявшего главный комитет по «Яналифу». В 1931 г., в первый год существования нового завода, было выпущено 139 машинок, в 1932 г. — 1000, в 1933 г. — 1 300 при 195 работающих. В 1936 г. завод выпустил уже 4 500 машинок. Г. А. Елизаров работал в 1930-1933 гг. начальником сборочного цеха. Газета «Красная Татария» от 20 ноября 1932 г. писала: «Новая «Модель-Б» машины «Яналиф» с усовершенствованным механизмом вновь разработана выдвиженцем тов. Елизаровым». В письме в Комитет по изобретательству при СТО от 8 октября 1933 г. говорится: «Всего машин конструкции Елизарова и Тихонова нами выпущено 2 500 шт., и выпуск продолжается, все механизмы работают безукоризненно».

Г. А. Елизаров как лучший ударник «Пишмаша» был включен в состав делегации для поездки в Москву с рапортом председателю ВЦИК М. И. Калинину о достижениях T АССР к 12-ой годовщине республики. По его инициативе в 1934 г. был организован экспериментальный цех, где под руководством Г. А. Елизарова разрабатывались новые модели пишущих машин. Все они после прохождения экспертизы были приняты к массовому производству.

С годами рос авторитет завода и его главного конструктора Г. А. Елизарова. Совнарком СССР в 1936 г. командировал его на полгода в США для изучения технологии изготовления и производства пишущих машин на заводах Г. Форда. Это был редчайший случай тех лет. «Форд», «Ундервуд», «Мерседес», «Ройал», «Корона» — вот список фирм, в которых Елизаров учился. Он побывал в Чикаго, Детройте, Нью-Йорке, Вашингтоне и других городах США. Георгий Александрович исписал несколько блокнотов и на Родину привез несколько больших чемоданов с образцами деталей, инструментов, описанием технологий и документами.

Осенью 1937 г. Елизаров стал директором завода «Пишмаш». Из рук М. И. Калинина он получил орден «Знак Почета». Возглавляемый им завод стал предприятием союзного значения, выпускавшим в год до шести тысяч машин на языках многих народов СССР. В годы Великой Отечественной войны производство на заводе было свернуто, станки передали оборонным заводам. Вместе с рабочими завода ушел на фронт и директор.

После возвращения в 1944 г. Г. А. Елизаров вновь принял завод, занялся его комплектацией и подбором квалифицированных кадров. В первые послевоенные годы пришлось все производство начинать с нуля. И в этих условиях Г. А. Елизаров сумел собрать новый творческий конструкторский отдел, сам возглавил экспериментальный цех и в конце 1946 г. дал стране новую машинку «Прогресс», прославившуюся на весь Советский Союз. Конструкторы ухитрились сделать клавиатуру, позволявшую печатать материалы на русском и татарском языках. Всего было выпущено пять моделей «Прогресса».

Г. А. Елизаров ушел с поста директора по состоянию здоровья в 1946 г., но продолжал работать начальником ОТК завода «Пишмаш» до ухода на пенсию в 1965 г. Умер Георгий Александрович Елизаров 26 августа 1979 г.

Сегодня уже почти никто не пользуется пишущими машинками. В ходу современные компьютеры и копировальные аппараты. Но у них были механические предшественники, созданные трудом и талантом людей, подобных Г. А. Елизорову, напоминанием чего и служит данная публикация.

Борис Милицын,
 краевед, ветеран Института органической
 и физической химии РАН