2004 2

Исследование длиною в жизнь

Осмысление, изучение национальной истории, получившее «второе дыха­ние» в 90-е гг. прошлого столетия, успешно продолжается. Подтверждением этого является вышедшая в 2003 г. в изда­тельстве «Магариф» книга А. X. Махмутовой «Лишь тебе, народ, служенье!»

Музыкальность названия, своеобразие художественного решения оформления, хорошее полиграфическое исполнение и даже формат и объем публикации, вызы­вают желание взять ее в руки и полистать, узнать о чем в ней повествуется. На ти­тульном листе подзаголовок уточняет наз­вание книги — «История татарского прос­ветительства в судьбах династии Нигма­туллиных-Буби» — и квалифицирует из­дание как научно-популярное. Но более уг­лубленное знакомство убеждает читателя в том, что перед ним солидный научный труд.

Необходимо отметить, что объект и предмет своих научных поисков кандидат исторических наук, доцент кафедры исто­рии татарского народа КГУ, специалист по истории России последней трети XIX — начала XX вв. А. X. Махмутова знает все­сторонне. Тема, которой посвящена кни­га, является составной частью, одним из сюжетов проблемы ее кандидатской дис­сертации «Борьба за женское образование у татар (90-е гг. XIX в. - 1917 г.)» (Казань, 1970, 1971) и монографии «Становление светского образования у татар» (Казань, 1982). Однако донести до общественнос­ти результаты изысканий в цельном и не­урезанном виде своевременно исследова­телю не удалось. Слишком велика оказа­лась сила инерции. Незаслуженные обви­нения джадидистов, в том числе и Нигматуллиных, в «панисламизме» до револю­ции и в «пантюркизме» в советское время, несмотря на полную их реабилитацию еще в начале 1960-х гг., продолжали вы­зывать настороженность, неприятие и не­оправданно тормозили исследовательскую мысль. С другой стороны, в минувшие 1970-80-е гг. А. X. Махмутова, возможно, и не взялась бы за написание специально­го труда об отдельно взятой семье, а ис­ключенные из ее работ разделы о Буби вряд ли были столь глубокими и прочувст­вованными, как сегодня. У автора появи­лась возможность «переболеть» пробле­мой и на качественно более совершенном уровне «погрузиться» в тему. Были пред­приняты новые архивные поиски, выявле­ние неизвестных свидетельств и переос­мысление источниковых материалов полу­чило логическое завершение.

Достоинство и научная ценность кни­ги определяются тем, что это первое в оте­чественной историографии специальное исследование, посвященное истории от­дельно взятой семьи просветителей Нигматуллиных-Буби, роль и место предста­вителей которой в истории татарского на­рода трудно переоценить. Это — научная повесть о формировании и развитии ре­форматорского просветительского движе­ния в татарском обществе, его своеобра­зии, преподнесенная через призму истории рода Буби. Лейтмотивом повествования является мысль о трудностях претворения реформаторско-просветительских идей в жизнь татарского общества исследуемого периода, в практику обучения и воспита­ния подрастающего поколения.

Бесспорной заслугой исследователя является освещение истории отдельно взя­той семьи в широком историческом кон­тексте, позволяющем представить истоки и сущность мировоззрения всей прогрес­сивно мыслящей части татарского общест­ва.

В первой главе А. X. Махмутова на­поминает о недопустимости имеющего место игнорирования истории деятельнос­ти просветителей, воспитавших джадидистов, и показывает преемственность поко­лений реформаторов, воздает должное по­колению дедов и отцов своих главных ге­роев — Губайдуллы, Габдуллы и Мухли-сы Буби.

Последующие три главы сочинения дают читателю возможность оценить масштабы деятельности семьи Буби. Вос­созданная автором картина превращения Нигматуллиными небольшой деревни Иж-Бобья в центр татаро-мусульманского просвещения поистине поразительна. Предпринятое в книге сравнение учебных программ медресе кадимистского и джадидистского толков, методов и процесса обучения дают представление о произве­денных братьями переменах.

Губайдулла и Габдулла Буби были убежденными сторонниками необходи­мости образования девушек, будущих ма­терей-воспитательниц. В открытой ими шестиклассной женской школе начала пре­подавать и их сестра Мухлиса. Требова­ниями времени было продиктовано также учреждение братьями Буби одноклассной русско-татарской школы и летних трехме­сячных курсов. Последующую деятель­ность Нигматуллиных-Буби А. X. Махму­това рассматривает с разной степенью пол­ноты в зависимости от наличия в ее рас­поряжении необходимого источникового материала, доведя повествование до кон­ца 1930-х гг.

Историческую правдивость повество­вания, аргументированность заключений и выводов предопределила широта источниковой основы на русском и татарском языках. Комплекс выявленных и проана­лизированных А. X. Махмутовой источни­ковых материалов включает в себя руко­писное и опубликованное наследие Габ­дуллы Буби, материалы особых совещаний по мусульманскому вопросу, функциони­ровавших при МВД, отчеты о посещении медресе чиновниками местной админист­рации, донесения сотрудников жандарм­ского управления и полиции, следствен­ные акты по делу «О панисламистской пропаганде», материалы периодической печати и прочие свидетельства.

Большинство татарских текстов напи­сано арабской графикой, а присутствие в них вышедших из употребления понятий и терминов потребовали от автора специ­альных навыков чтения и проведения тру­доемкой работы по переводу и интерпре­тации источников. Восприятие извлечений из текстов источников облегчено благода­ря приложению специального глоссария.

Мы надеемся, что широкая обществен­ность по достоинству оценит исследова­ние А. X. Махмутовой. В работе присутст­вуют все компоненты, определяющие ее самостоятельный научный характер, а обоснованная художественность подачи материала, отказ от сухого академизма де­лают ее особенно интересной для читате­ля.

 

Дина Мустафина,

кандидат исторических наук