2004 2

Календари булгар и татар

Булгаро-татарский календарь имеет многовековую историю, на протяжении которой он претерпел ряд существенных изменений.

Начнем с календаря, которым пользовались в Волжской Булгарии в период ее становления, т. е. в VIII-IX вв. нашей эры. Мы не располагаем прямыми сведениями на этот счет, но можем судить о нем по некоторым косвенным данным.

И. Бюри, исследовавший «Именник» князей дунайских болгар (VIII в. н. э.), утверждает, что булгары, переселившиеся к берегам Дуная (VII в. н. э.) «стали придерживаться шестидесятилетнего лунного цикла. Каждый лунный год состоял из 12 лунных месяцев и содержал 354 или 355 дней»1. В. Н. Златарский, продолжая расшифровку терминов «Именника», находит, что его первая часть от Авитохла до предводителя дунайских булгар Аспаруха оперирует не с лунными, а с солнечными годами, имея исходным пунктом византийскую эру от Рождества Христова. Вторая же часть «Именника» дает не солнечные, а лунные годы; новая эра с Аспаруха начинается по истечении 680 лунного года или 660 солнечного года от Рождества Христова2. Исходя из этих данных, можно предположить, что и в Волжской Булгарии первоначально бытовал лунно-солнечный календарь. В IX в. вместе с распространением арабской письменности и ислама, к булгарам стали проникать системы летосчисления лунной (арабской) и солнечной (персидской) хиджры. Особенно широкое распространение эти календари получили в XI-XIII вв.

Первый назывался «камәрия» или «һижри елы» со счетом дней в году согласно религиозным обрядам ислама. Второй — «шәмсия» («кояш елы»), употреблялся он в мирских делах.

Лунный календарь в простонародье назывался по-разному — «гарәп елы» (арабский год), «ай елы» (лунный год), «һижри елы» (год хиджры), «камәрия елы» (лунный год). Продолжительность лунного года по этому календарю составляет примерно 354 суток. За отправную дату,с которой началось лунное летосчисление (камәрия елы), было принято 16 июля 622 г. юлианского календаря, т. е. год бегства (хиджри) Мухаммеда из Мекки в Медину.

За начальную дату солнечный хиджры («шэмсия елы») также взят 622 г., однако здесь дальнейший подсчет времени ведется по солнечному календарю. При этом первым днем первого месяца первого года было не 16 июля, как было принято в лунной хиджре, а 21 марта, т. е. день весеннего равноденствия, ибо для сельскохозяйственных работ удобен именно такой порядок. Продолжительность солнечного года по этому календарю составляет примерно 365 суток и 6 часов, т. е. простой год имел 365 суток, високосный — 366.

Ш. Марджани писал, что в среде российских мусульман солнечные годы исчислялись по трем системам: первая называется «фарси», ей пользовались жители Булгарии; вторая солнечная система называлась «румской», ей пользовались христиане; третья система называлась «хамаль»I , ей пользовались мусульмане, живущие в городах3. Отсюда всем мусульманам предписывается, и они обязаны соблюдать ее, систему «хамаль», ибо молитва, прием пищи происходят по этой системе. О том, что городские мусульмане-татары пользовались системой «хамаль», т. е. солнечной хиджрой, писал К. Насыри4.

Среди татар христианскую эру называли «румия елы» (византийский год), «мәсихи елы», «христиан елы» (христианский год), «миляди елы» (год от рождества) и «урыс елы» (русский год). Начало византийского года («румия елы») считали с первого дня января месяца. Начиная со времени царствования Петра I в письменных документах при сношениях по вопросам о различных делах управления применяли календарь «румия». Однако календарная система, которая была введена в России Петром I, закрепилась у татар лишь во второй половине XIX столетия.

В народном быту с давних времен широко применялся лунно-солнечный календарь. Сущность этого календаря, как и любого лунно-солнечного календаря, состоит в том, что он должен быть согласован и со сменой лунных фаз, и с началом солнечного (астрономического) года, т. е. с равноденствием. Иначе говоря, первое число каждого месяца, как и начало суток, должно совпадать с новолунием, или с первым появлением лунного диска на западе, а начало календарного года — с одним из равноденствий.

Наблюдая за небесным сводом, легко можно обнаружить определенные закономерности и обратить внимание на то, что лунный диск изменяет свою внешнюю форму (периодически переходя от новолуния к первой четверти, к полнолунию, затем к последней четверти и вновь к новолунию). Период чередования лунных фаз равен приблизительно 29,5 суток. Так лунный месяц с древних времен играл роль более крупной единицы измерения времени, чем сутки. Понятие же года распадалось на отдельные сезоны, связанные с лунным месяцемII.

Двенадцать лунных месяцев, начало которых определялось по фазам Луны попеременно в 29 и 30 суток составляли лунный год, включающий 354 суток. Определенное число таких лунных годов и образует так называемый лунно-годовой период.

В арабском календаре лунной хиджры тридцатилетний лунный цикл состоял из 19 обычных лет по 354 суток и 11 високосных лет по 355 суток (354 х 19 + 355 х 11 = 10 631). Для того чтобы фазы луны приходились на одни и те же числа календарного месяца, лунный год периодически необходимо было удлинять, вводить дополнительные (лунно-високосные) годы в 355 суток; они приходились на 2, 5, 7, 10, 13, 16, 18, 21, 24, 26 и 29-й годы каждого цикла.

До наших дней сохранилось множество булгаро-татарских эпиграфических памятников XIII-XIV вв., на которых хронологическая запись годов произведена не только по лунной хиджре5. В татарских актах счет лет ведется тоже по хиджре (например, татарские земельные письма XV в., ярлык казанского хана Сахиб-Гирея (1523), завещание Галикая-Аталыка и др.)6. Кроме того, в художественных, публицистических и исторических произведениях этого периода счет лет велся также в основном по хиджре.

Как известно, в календаре лунной хиджры нет соответствия между календарными месяцами и временами года, от которых зависели полевые работы и связанные с ними праздники. Начало года хиджры все время «блуждает» по неделям и месяцам солнечного года, так как он расходится с солнечным на 11 суток (в високосные годы — даже на 12 суток). Для того, чтобы привести лунный год в некоторое соответствие с солнечным годом, был введен так называемый «вставной» (тринадцатый) месяц. Такая система произвольных вставок практиковалась с древнейших времен.

Еще доисламские арабы стали учитывать разницу между лунным годом и солнечным, прибавлять к лунному году тринадцатый месяц всякий раз, когда такая разница составляла полный месяц. Деление года на 13 месяцев отмечено русскими путешественниками XVII-XVIII вв. у многих тюркских народов, включая и народы Сибири (сагайцы, алтайцы, черневые татары, чулымские татары и др.)7.

В наше время факт применения лунно-солнечного календаря у татар можно установить только из воспоминаний стариков. Многие старики помнят о лунно-солнечном календаре с 13-м вставным месяцем. О том, как производить эти произвольные вставки, было известно еще с древнейших времен: «Если в первый день нисана (апреля) Луна в соединении с Плеядами — год простой; если на третий день нисана Луна в соединении с Плеядами — год полный (13 месячный)»8. Такой счет лет преимущественно был распространен среди крещеных татар и других народов, живших в Казанской губернии. Например, в древнем чувашском календаре вставлялся дополнительный тринадцатый месяц9. А. А. Фукс, вспоминая о своей поездке к чувашам, писала: «Новый год начинают чуваши с наступлением зимы, и разделяют на 13 месяцев, неделя у них имеет также 7 дней, но место воскресенья занимает у них пятница»10.

В конце XIX столетия в быт татар проник христианский солнечный календарь («румия елы»), введенный в России еще Петром I, и как общегосударственный прочно утвердился уже после Октябрьской революции.

Для более точного перевода дат по хиджре на европейское летосчисление и наоборот, т. е. для установления не только года, но и месяца и числа, пользовались особыми таблицами. Такого рода таблицы были изданы впервые в Казани в начале XX столетия Н. Ф. Катановым11.

 I  Хамаль - арабское название главной звезды созвездия Овна, обозначал первый месяц солнечного календаря.

II На многих тюркских языках, в том числе и на татарском, названия Луны и месяца совпадают (древнебулгарское "айых", татарское - "ай").  

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

  1. О летосчислении древних болгар // Известия Общества археологии, истории и этнографии при императорском Казанском университете (ИОАИЭ). Казань, 1911. - Т. XXVII. - Вып. 6.
  2. Златарский В. Н. Болгарское летосчисление // Известия отделения русского языка и словесности императорской Академии наук. - СПб., 1912. - Т. XVII. - Кн. 2.
  3. Мәрҗани Ш. Мөстәфад-әл-әхбар фи әхвале Казан вә Болгар. Казан, 1897-1900.
  4. Насыри К. Ләһҗәи татари. - Казан, 1895-1896. - 185 б.
  5. Юсупов Г. В. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику. - М.-Л., 1960.
  6. См.: Ардашев Н. Н. Татарские земельные письма XV в. и спорное дело XVIII в. о ясашных землях. - М., 1908.; Вестник научного Общества татароведения. - Казань, 1925. - № 2. - С. 31.
  7. См.: Катанов Н. Ф. Сагайские названия 13 месяцев // ИОАИЭ. - Казань, 1897. - Т. XIV. - Вып. 2. - С. 236-237; Дульзон А. П. Система счета времени у чулымских татар // Краткие сообщения Института этнографии. - Х.-М, 1950. - С. 60.
  8. Идельсон Н. История календаря. - Л., 1925. - С. 120.
  9. Романов Р. Р. Чувашский народный календарь // Ученые записки Чувашского научно-исследовательского института. - Чебоксары, 1962. - Вып. XXI. - С. 238.
  10. Поездка из Казани в Чебоксары Александры Фукс. - Казань, 1834. - С. 106-107.
  11. Катанов Н. Ф. Восточная хронология // Известия Северо-Восточного археологического и этнографического института в гор. Казани. - Казань, 1920. - Т. I. - С. 133-239.

Валентин Беркутов,
доктор педагогических наук