2004 2

Дореволюционная татарская историография: востоковедческо-тюркологические аспекты

Дореволюционная татарская историография заключает в себе мощный исследовательско-поисковый для которого характерна ярко выраженная востоковедческая направленность, причем с неизменно сильной тюркологической, а то и с духовно ориентированной струей. В этом контексте обратимся к деятельности тех ее представителей, чье творчество наиболее тесно увязывается с научным востоковедением.

Внушительный вклад в разработку проблем, так или иначе связанных с Востоком, тюркским и мусульманским миром, Шигабуддин Марджани (1818-1889), названный Дж. Валиди «татарским Геродотом». В 1864 г. в Казани был издан его труд «Гурфат ал-хавакин ли арфати-хавакин» («Жилища ханов для познания их жизни»). К сожалению, книга вышла небольшим тиражом и в продажу не поступила, вследствие чего ускользнула от взора таких востоковедов, как В. В. Бартольд и другие. Между тем этот труд был посвящен совершенно не исследованной к тому времени проблеме — истории Средней Азии домонгольского периода. В работе выяснялся также довольно сложный и запутанный вопрос о том, какая династия из тюркских племен занимала доминирующее положение в Междуречье и управляла регионом в течение двух с лишним столетий, вплоть до появления на исторической арене Чингисхана. А до тех пор об этом периоде в истории Средней Азии имелись лишь отрывочные сведения в сочинении турецкого ученого Мунеджим-баши «Сахаиф ал-ахбар» («Страницы сообщений»), которыми пользовались европейские ученые. Работа Ш. Марджани «Гурфат ал-хавакин...» заполнила многие историографические лагуны, содержала ценные данные о династии западных уйгуров, т. е. о Караханидах и до появления трудов В. В. Бартольда] («Туркестан в эпоху монгольского нашествия», «Очерк истории Семиречья» и др.) являлась одной из лучших.

Всеобщее признание русских ученых получил труд Ш. Марджани «Гилалат аз-заман фи тарихи Булгар ва Казан» («Завеса времени, прикрывающая историю Булгара и Казани»). Оригинал и перевод этого сочинения были напечатаны в трудах IV Всероссийского археологического съезда (1878). В. В. Радлов подчеркнул важность сведений, которые удалось собрать Ш. Марджани из тронных речей правителей и из предисловий богословских книг, выпущенных в честь того или иного золотоордынского хана. Это произведение Ш. Марджани использовали И. Ф. Готвальд, Н. П. Загоскин, Н. Н. Ашмарин, М. Г. Худяков и другие ученые.

Впоследствии многие сведения из «Гилалат-аз-заман...» в дополненном и уточненном виде вошли в одно из самых крупных исторических сочинений Ш. Марджани в двух томах — «Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар» («Сведения, привлеченные для истории Казани и Булгаpa»). Написанный на основе изучения большого количества самого различного характера источников, этот труд представляет собой значительное достижение исторической науки у татар. Его автор свой долг исследователя видел в том, чтобы извлечь из произведений иноземных ученых, писателей и путешественников (большей частью восточных) всю информацию, свидетельствующую о событиях прошлого своей страны, и подвергнуть ее тщательному анализу и научному осмыслению.

Рассматривая историю своего народа как часть истории тюркской и всемирной цивилизации, Ш. Марджани не обошел стороной и сопредельные страны и народы. Это относится прежде всего к политической истории Средней Азии. Например, в «Мустафад ал-ахбар...» подробно представлены истории династий Шейбанидов, Аштарханидов, Мангытов. История Крыма, Средней Азии и других регионов рассматривается им прежде всего в контексте их взаимоотношений с Булгарским и Казанским государствами.

Самое солидное по объему и содержанию сочинение Ш. Марджани — «Вафийй-ат-аласлаф ва тахиййат ал-ахлаф» («Некрологи путешественникам, заветы потомкам»), — за исключением «Введения», осталось неизданным. Оно сохранилось в единственном списке, состоящем из шести томов. По форме «Вафиййат-ал-ас-лаф...» представляет собой летопись, а по содержанию — собрание более шести тысяч биографий выдающихся людей мусульманского мира. Материалы хронологически охватывают период с 633 по 1889 гг., т. е. от года смерти Мухаммеда до последнего года жизни самого Ш. Марджани. Географически же они касаются обширного региона: от Индии до Испании и от Йемена до Поволжья. Тома представляют собой составленный по системе некролога био-библиографический свод жизни и творчества деятелей науки и культуры мусульманского Востока, в частности, Средней Азии, Афганистана и других стран.

К историческим сочинениям Ш. Марджани востоковедческого профиля относится и его работа «Ихтисар китаб ан-Нуджм аз-захира фи ахвал Миср ва ал-Кахира» («Краткий очерк о ярких звездах Египта и Каира»), состоящая из двух томов.

Подобно знаменитым средневековым путешественникам, добывавшим истину не только в тиши своих келий, Ш. Марджани в 1880 г. предпринял путешествие в Турцию и страны арабского Востока. Он посетил Стамбул, Измир, Бейрут, Дамаск, Каир, Суэц и другие города, где встречался с крупными учеными, занимался поисково-исследовательской работой. Ризаэддин Фахреддин, который считал Ш. Марджани своим духовным наставником и учителем, в 1898 г. издал книгу об этом путешествии под названием «Рихлат ал-Марджани» («Путешествие Марджани»).

Творчество самого Р. Фахреддина (1859-1936) пронизывало востоковедческое направление с тюрко-исламским уклоном. Это — один из крупнейших представителей татарской общественной мысли конца XIX — первой трети XX вв. Как историк, пытливый исследователь и востоковед, Р. Фахреддин в первую очередь известен своим капитальным био-библиографическим трудом «Асар» («Следы»), часть которого (2 тома, 15 выпусков) была опубликована в 1900-1908 гг. В увидевших свет книгах описаны жизнь и деятельность известных ученых и государственных деятелей с булгарского периода до начала XX в. В первый том включены 666, во второй — 343 биографии. Рукописи третьего и четвертого томов находятся в различных фондах страны и ждут своей публикации и научного осмысления.

Кроме того, ученый издал еще около двух десятков книг о выдающихся деятелях Востока. Среди них наибольшей популярностью пользовались сочинения «Ибн-Рушд» («Аверроэс»), «Ибн-Гарабша», «Имам Газали... ат-Туси», «Ибн-Таймия», «Ибн-Гараби», «Приезд Ибн-Фадлана в Булгарию», «Путешествие Ибн-Баттуты в Дешт-и-Кипчак». Книги «Знаменитые женщины», «Знаменитые мужи» включили в себя сведения о наиболее выдающихся личностях, связанных с тюрко-мусульманским миром, с Востоком. География представленных имен поразительно широка.

В этом ряду своей нестандартностью выделяется книга «Исмаил саяхаты» («Путешествие Исмаила»), в которой описывается поездка жителя Сеитового посада (близ Оренбурга) Исмаила Бикмухамедова в Индию, Среднюю Азию, Ближний Восток в 1751 г., т. е. на четверть века раньше известного путешественника Филиппа Ефремова. Примечательно, что в этой работе Р. Фахреддин приводит имена и «график» путешествия девятнадцати европейских ученых, которые отправлялись в страны исламского Востока ради научных поисков, рискуя быть разоблаченными как носители иной веры.

На страницах редактируемого Р. Фахреддином журнала «Шура» («Совет») под рубрикой «Знаменитые люди и великие события» ученый поместил жизнеописания / 79 исторических деятелей, среди которых сотни ярких личностей, связанных с Востоком: Аттила, Авиценна, Ибн-Фадлан, ат-Табари, Физули, Ширази, Бируни, Якут Хамави, Ибн-Даста, Ибн-Халдун, Алишер Навои, Омар Хайям, Чингис-хан, Бату-хан, Тамерлан, Наполеон, Казем-Бек, Шейх Шамиль, Марджани, Исмаил Гаспринский и многие другие. В рамках изложения био-библиографических сведений о выдающихся личностях и описания великих событий ученый использовал журнал «Шура» для освещения истории целых государственных образований: Волжская Булгария, Золотая Орда, Казанское, Касимовское ханство с их правителями. Затем он создал отдельные труды, посвященные в том числе Булгару, Казани, Сибирскому ханству, внеся значительный вклад в научное востоковедение.

Четкие востоковедческие ориентиры были характерны для творчества современника Ш. Марджани, крупного религиозного деятеля, просветителя, ученого-историка Хусаина Амирхана (1816-1893). Его наиболее известными произведениями являются изданные в 70-80-х гг. XIX в. «Таварихе Булгария...» («История Булгара...»), «Нуджумел-таварих» («Звезды истории»), «Шаджараи галия фи баян ал-ансаб» («Великая генеалогия, описывающая знаменитые роды»). В этих книгах, изданных в Казани и С.-Петербурге, ученый на базе множества источников изложил историю Булгарского и Казанского ханств, обширные био-библиографические сведения о знаменитостях Востока, осветил историю отдельных тюркских и исламских государств. «История Булгара...» долгое время использовалась в качестве учебника в татарских медресе. Восточно-мусульманские мотивы сильно прозвучали также в работе-переводе Хусаина Амирхана «Таварихе Меккаи-Мукаррама ала фати-хиха афдал ас-салат ва акмал ат-тахийат» («История священной Мекки, да будет ее завоевателю [Мухаммеду] наилучшие благословения и наисовершеннейшие приветствия»).

Свою лепту в научное востоковедение с тюркологическими вариациями внес известный деятель джадидизма и религиозного реформаторства Хасан-Гата Габяши (1863-1936), автор книг «Шаджараи тюрк» («Тюркские роды»), «Мохтасар тарихе ка-уме тюрки» («Краткая история тюрок»), «Мофассал тарихе кауме тюрки» («Подробная история тюрок»). Предметом исследования ученого стала история тюркских народов с древнейших времен в целях изучения особенностей их этно- и культурогенеза.

В общее русло востоковедения органически вписывались труды Гайнетдина Ахмарова (1864-1911). Будучи педагогом и членом Общества археологии, истории и этнографии (ОАИЭ) при Казанском университете, он вел плодотворные исследования по истории татарского народа, Волжско-Камского края, разрабатывал проблемы этнографического, лингвистического, культурологического плана, касающиеся ряда тюркских народов региона. Целый ряд его интересных работ был опубликован в известиях ОАИЭ на русском языке. Наиболее известными сочинениями Г. Ахмарова являются «Болгар тарихы» («История Болгар») и «Казан тарихы» («История Казани»).

Примерно в том же востоковедческо-тюркологическом ключе трудился другой член ОАИЭ Хади Атласи (1876-1938). Он известен своими исследованиями по истории Сибири, Казанского ханства, отдельных их правителей. Его труды «Себер тарихы» («История Сибири»), «Казан ханлыгы» («Казанское ханство»), «Сююмбике», изданные в 1911-1914 гг., оставили заметный след в татарской дореволюционной историографии.

Несомненным вкладом в научное востоковедение стал двухтомный труд историка, теолога и публициста Мурада Рамзи (1855-1934), под названием «Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи Казан ва Булгар ва мулук ат-татар» («Собрание известий и памятников о событиях Казани, Булгара и татарских правителях») на арабском языке. Написанная на базе источников, практически не доступных многим современникам (М. Рамзи почти постоянно жил и трудился в Египте), книга ученого содержит неизвестные сюжеты по истории татарского и других тюркских народов.

Плодотворные исследования истории тюркских народов Евразии вел совсем молодой учитель медресе Ахмет-Заки Валиди (1890-1970, впоследствии Заки Валиди-Тоган). Его первый солидный труд «Тюрк ва татар тарихы» («История тюрко-татар») вышел в 1912 г. в Казани. Два его переиздания в сокращенном варианте (учебники) под названием «Кыскача рәсемле тюрк-татар тарихы» («Краткая иллюстрированная история тюрко-татар») и «Кыскача тюрк-татар тарихы» («Краткая история тюрко-татар») увидели свет в 1915 и 1917 гг. Кроме того, ученый создал работу «Башкортларның тарихы» («История башкир»), которая осталась в рукописи, и опубликовал целый ряд серьезных статей в авторитетных всероссийских научных журналах на русском языке по восточно-азиатской проблематике. Результаты своих изысканий А.-З. Валиди излагал и в татарских солидных журналах типа «Шура», «Сююмбике» и др.

Востоковедческо-тюркологические аспекты сильно проявились в дореволюционном творчестве молодого историка Газиза Губайдуллина (1887-1938). Так, его работа «Опыт о Марко Поло» (1915) представляет собой источниковедческий анализ книги известного путешественника Марко Поло (XIII в.) жившего более двадцати лет (1275-1295) у монгольского хана Хубилая. Ввиду того, что Г. Губайдуллин привлек к этой работе множество других источников, из под его пера вышло серьезное исследование не только о книге венецианца, но и по истории Монгольской империи. Такого же рода работой следует считать его сочинение «Ибн-Халдун» и «Политика Аристотеля», выполненное в 1910 г. В последующем, уже в советское время, поиски в данном направлении вылились в труды: «Древние болгары», «Происхождение татар и Золотая Орда», «Происхождение хазар», «Происхождение узбекского народа» и некоторые другие работы.

Явные востоковедческие мотивы можно обнаружить в трудах еще целой плеяды национальных общественных деятелей, теологов, педагогов, журналистов. Они не только создавали устойчивый фон для исследовательской деятельности ученых типа Марджани, Фахреддина, но в определенной степени и сами укрепляли фундамент татарской востоковедческо-тюрко-логической науки.

 Равиль Амирханов,
доктор исторических наук